Судебная экспертиза как форма применения специальных знаний

25.07.2018 Выкл. Автор admin

Судебная экспертиза — основная процессуальная форма использования специальных знаний в судопроизводстве

Основной формой использования специальных знаний в судопро­изводстве является судебная экспертиза Ее сущность состоит в анали­зе по заданию следователя, дознавателя, суда, лица или органа, осуще­ствляющего производство по делу об административном правонару­шении, сведущим лицом — экспертом предоставляемых в его распо­ряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказа­тельств), а также различных документов с целью установления факти­ческих данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое служит одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами.

Понятие экспертиза (от лат. ехреПт — знающий по опыту, опытный; испытанный, изведанный) применяется в науке и прак­тике для обозначения исследований, требующих использования профессиональных знаний. Результаты экспертизы получаются опытным путем с помощью специального инструментария — Экс­пертных методик.

Экспертизы производятся практически во всех сферах человече­ской деятельности. Это могут быть так называемые государственные экспертизы, выполняемые органами исполнительной власти и други­ми государственными органами (Как межведомственные, так и внут­риведомственные экспертизы). Так, государственную экологическую экспертизу осуществляют в отношении проектов, реализация которых может привести к негативным последствиям для окружающей среды.

Термин «государственная экспертиза» употребляется и в ином зна­чении. Так называют учреждения и организации, проводящие специ­альные исследования в той или иной области по заданиям государст­венных органов. Так, организация «Государственная экспертиза про­ектов МЧС России» выполняет государственные экспертизы, чтобы выявить, насколько соответствуют нормам, стандартам и правилам предполагаемые проекты и решения по объектам производственного и социального назначения, могут ли они оказаться источниками чрез­вычайных ситуаций или отрицательно повлиять на обеспечение защи­ты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также в ка­кой мере соблюдаются при проектировании этих объектов нормы и правила инженерно-технических мероприятий гражданской обороны.

Экспертизы производятся и в рамках различных министерств и служб, которые разрабатывают соответствующие рекомендации. Для проведения военно-врачебной экспертизы создаются военно­врачебные и врачебно-летные комиссии. Экспертизы качества и безопасности товаров (работ, услуг), а также по фактам нарушения прав потребителей обеспечивают государственную и общественную защиту прав и интересов потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни и здо­ровья, на получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах).

Судебная экспертиза — это отличная от других специфическая разновидность экспертиз, обладающих особым статусом. Сходство ее с экспертизами в других сферах человеческой деятельности за­ключается в том, что она по сути является исследованием, осно­ванным на использовании специальных знаний. Однако далеко не любое исследование может называться судебной экспертизой, по­скольку эти экспертизы выполняются в ходе судебного исследова­ния по уголовным и гражданским делам, делам по административ­ным правонарушениям. Кроме того, судебные экспертизы произво­дятся при рассмотрении дел в Конституционном Суде РФ.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по уго­ловным и гражданским делам, делам об административных право­нарушениях определяются УПК, ГПК, АПК, КоАП, а также Феде­ральным законом «О государственной судебно-экспертной деятель­ности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г., № 73—ФЗ. Эти нормативные акты устанавливают права и обязанности лиц, при­нимавших участие в производстве судебной экспертизы, их право­отношения, содержание составляемых при этом основных процес­суальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы.

Таким образом, судебную экспертизу от экспертиз, осуществ­ляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают сле­дующие признаки:

• подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с соблюдением специального правового регламента, опреде­ляющего (наряду с соответствующей процедурой) права и обя­занности эксперта, субъекта, назначившего экспертизу, участ­ников уголовного, гражданского, арбитражного процесса, про­изводства по делу об административном правонарушении;

• проведение исследования, основанного на использовании спе­циальных знаний в различных областях науки, техники, искус­ства или ремесла;

• дача заключения, имеющего статус источника доказательств. Судебная экспертиза — не единственная форма применения

специальных знаний в судопроизводстве. В ст. 188 ГПК, ст. 58, 168 УПК и ст. ,25.5 КоАП предусмотрена возможность привлечения к производству следственных и судебных действий специалиста, где он использует свои специальные знания и навыки для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, оказывает помощь в постановке вопросов эксперту (ст. 58 УПК), а также дает разъяснения в виде показаний или заключения сторонам и суду по вопросам, входя­щим в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК, 188 ГПК).

Сведения о фактах, установленных специалистом, фиксируются в протоколе следственного или судебного действия, протоколе об адми­нистративном правонарушении, которые наряду с заключением и по­казаниями специалиста являются доказательствами. Участие специа­листа в следственных и судебных действиях является процессуальной формой применения специальных познаний. Случаи обязательного его участия указаны в законе: участие педагога в допросе (опросе в КоАП) свидетеля в возрасте до 14 лет (ст. 179 ГПК, ст. 178 УПК, п. 4 ст. 25.6 КоАП), а по усмотрению следователя и при допросе свидетелей в воз­расте от 14 до 16 лет (ст. 191 УПК); участие судебного медика, а при невозможности его участия — иного специалиста в наружном осмотре трупа (ст. 178 УПК); участие врача в освидетельствовании в необходи­мых случаях (п. 4 ст. 179, п. 2 ст. 290 УПК).

Хотя АПК не содержит норм, описывающих участие специали­ста в рассмотрении дел, но косвенные указания на возможность та­кого участия в них имеются. Речь может идти прежде всего о при­менении технических средств и специальных знаний при производ­стве осмотров и исследовании письменных и вещественных доказа­тельств по месту их нахождения (ст. 78, 79), представлении доказа­тельств (ст. 64, 65).

Дача специалистами консультаций адвокатам возможна и в не­процессуальной форме, поскольку согласно п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлекать на договорной основе спе­циалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юри­дической помощи.

Следователь или судья, обладая специальными знаниями и со­ответствующими научно-техническими средствами, при производ­стве следственных действий могут обойтись и без помощи специа­листа. В то же время судебная экспертиза назначается независимо от того, обладают ли следователь, судья, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, специальными зна­ниями, поскольку фактические данные, полученные путем эксперт­ного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессу­альном документе, кроме заключения эксперта.

Формы применения специальных знаний в производстве по делам об административных правонарушениях

(Кузякин Ю. П.) («Административное право и процесс», 2005, N 4) Текст документа

ФОРМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Кузякин Ю. П., доцент кафедры административного и финансового права Московского государственного индустриального университета, кандидат юридических наук.

Для соблюдения требований законодательства при использовании специальных знаний необходимо выработать представления о формах специальных знаний. Правильное преставление о формах использования специальных знаний дает возможность применять их в соответствии с требованиями законодательства, с учетом научных рекомендаций и передового опыта. Различия между научным и судебным исследованиями определяют специфику, которую приобретают специальные знания при их использовании в судопроизводстве. В конечном счете эта специфика определяется: правовым статусом субъекта, применяющего специальные знания; характером объектов, исследуемых с использованием специальных знаний, и задачами исследования, а также формой применения специальных знаний в судебном исследовании, при рассмотрении дела об административном правонарушении. Существующие классификации форм использования специальных знаний строятся в зависимости от признаков, используемых в качестве оснований для деления. Например, В. М. Шиканов, подробно рассмотревший формы применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве, выделяет восемь таких форм: 1) непосредственное применение специальных знаний следователем, прокурором, судом, т. е. субъектами процессуальной деятельности, на которых возложена обязанность по собиранию и оценке судебных доказательств; 2) использование специальных знаний сведущих лиц без привлечения их к участию в следственных действиях (консультации, получение различного рода справок по специальным вопросам); 3) использование результатов несудебных (ведомственных, административных) расследований, а также результатов исследований отдельных объектов, проводившихся в процессе указанных расследований и при иных условиях (например, результаты патолого-анатомического исследования трупа); 4) использование специальных знаний сведущих лиц, призванных к выполнению процессуальных функций специалиста; 5) использование специальных знаний сведущих лиц, призванных к выполнению процессуальных функций судебного эксперта; 6) использование специальных знаний переводчиков, и в том числе сурдопереводчиков; 7) назначение ревизий в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством; 8) производство по заданию следователя или суда технических и иных обследований . ——————————— Шиканов В. И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978; Шиканов В. И. Проблемы использования специальных познаний и научно-технических новшеств в уголовном судопроизводстве. Дис. … докт. юрид. наук. Иркутск, 1980.

Мы разделяем точку зрения В. К. Лисиченко, В. В. Циркаля и В. Н. Махова, утверждающих, что в классификации В. И. Шиканова допускается смешение процессуальных форм использования специальных знаний и иных данных, полученных непроцессуальным путем, например использование специальных знаний при производстве судебной экспертизы и использование результатов технических и иных обследований . Многие авторы классифицируют специальные знания по субъектам их применения или выделяют две, три и более формы использования специальных знаний, вообще основываясь только на решаемых с их применением задачах . ——————————— Лисиченко В. К., Циркаль В. В. Формы использования специальных познаний и виды участия специалистов на предварительном следствии // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью. Свердловск, 1983; Махов В. Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М.: Изд. РУДН, 2000. Ищенко П. П. Специалист в следственных действиях. М.: Юрид. лит., 1990; Хрусталев В. Н., Трубицын Р. Ю. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях. СПб.: ПИТЕР, 2003.

Из всего многообразия классификаций форм использования специальных знаний наиболее обоснованной и удобной с точки зрения практического применения представляется классификация, разделяемая в настоящее время многими учеными. В соответствии с ней выделяются две формы использования специальных знаний: процессуальная и непроцессуальная, которые, в свою очередь, подразделяются на ряд видов . ——————————— Бишманов Б. М. Эксперт и специалист в уголовном судопроизводстве. М.: МПСИ, 2003; Зинин А. М. Криминалист в следственных действиях. М.: Право и закон, 2004; Россинская Е. Р. Формы применения специальных знаний при расследовании преступлений по новому УПК // Криминалистические средства и методы выявления и предупреждения преступлений. М.: МГЮА, 2003; Россинская Е. Р. Использование специальных знаний в гражданском и арбитражном процессе — реалии и предложения // Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения. М.: МГЮА, 2004.

Другие публикации:  Отдельная лицензия на пиво

Процессуальная форма использования специальных знаний предполагает, что они применяются в порядке, определенном процессуальным законодательством, а их результаты реализации имеют доказательственное значение и могут быть положены в основание приговора, решения суда, постановления по делу об административном правонарушении. Результаты непроцессуального использования специальных знаний приобретают доказательственное значение только после осуществления определенных процессуальных процедур. Результаты непроцессуального использования специальных знаний широко применяются в уголовном процессе как ориентирующая информация при розыске скрывшегося преступника, установлении способа совершения и сокрытия преступления, выявлении признаков готовящегося или совершенного преступного акта, а в гражданском и арбитражном процессе используются для решения вопроса о целесообразности подачи искового заявления в суд и др. При производстве по делам об административных правонарушениях также возможны эти две формы использования специальных знаний. Поэтому мы никак не можем согласиться с мнением М. А. Вербицкой и Е. В. Русскевича, которые утверждают, что в производстве по делам об административных правонарушениях существуют три формы использования специальных знаний: экспертиза, участие специалиста и опрос сведущего свидетеля . Во-первых, экспертиза и участие специалиста относятся к одной форме — процессуальной, представляя собой два ее вида. Что касается опроса сведущего свидетеля, то неясно, кто такой сведущий свидетель, поскольку такой процессуальной фигуры в КоАП РФ не предусмотрено. Логичнее уже было бы говорить о непроцессуальной форме использования специальных знаний сведущего должностного лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. ——————————— Вербицкая М. А., Русскевич Е. В. Участие специалиста как одна из форм использования специальных знаний в производстве по делам об административных правонарушениях // Труды юридического факультета СевКавГТУ. Вып. 2. Ставрополь, 2004.

Специальные знания и навыки могут использоваться для установления факта административного правонарушения, при составлении протокола об административном правонарушении, при осуществлении мер обеспечения производства по делу, для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, исследования оценки и использования последних. Анализ практики выявления административных правонарушений и производства по делам данной категории, а также процессуальных положений КоАП РФ позволяет предложить следующую классификацию направлений использования специальных знаний в административно-юрисдикционном процессе. К процессуальной форме относятся следующие виды использования специальных знаний: использование собственных специальных знаний должностными лицами, наделенными правом в соответствии с главой 27 КоАП РФ применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; использование собственных специальных знаний судьями, членами коллегиальных органов и должностными лицами, рассматривающими дела об административных правонарушениях в соответствии с процессуальными положениями КоАП РФ; использование собственных специальных знаний прокурором при его участии в рассмотрении дела об административном правонарушении, а также в случае опротестования им постановления об административном правонарушении (ст. 25.11, 29.7, 30.10, 30.11 КоАП РФ); использование специальных знаний специалистами в соответствии со ст. 25.8 КоАП РФ, обладающими знаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств . Заметим, что в качестве специалистов могут выступать переводчик (в том числе владеющий навыками сурдоперевода), если лицо, участвующее в производстве по делу об административном правонарушении, не владеет языком, на котором ведется производство по делу (ст. 24.2, 25.10 КоАП РФ); педагог и психолог при опросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего 14 лет (ст. 25.6 КоАП РФ); ——————————— Отметим, что в КоАП РФ применяется термин «специальные познания».

использование специальных знаний экспертом в соответствии со ст. 25.9 и 26.4 КоАП РФ, производящим судебную экспертизу. К непроцессуальной форме относятся следующие виды использования специальных знаний: использование собственных специальных знаний должностными лицами, в процессе осуществления своих полномочий выявляющими административные правонарушения, но не наделенными правом в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации составлять протоколы об административных правонарушениях; использование специальных знаний должностными лицами в процессе осуществления своих полномочий, выявляющими административные правонарушения и наделенными правом в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации составлять протоколы об административных правонарушениях; использование собственных специальных знаний лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; потерпевшим; законными представителями физического и юридического лица; защитником и представителем; справочно-консультационная помощь сведущих лиц, обладающих специальными знаниями , оказываемая лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; потерпевшему; законным представителям физического и юридического лица; защитникам и представителям ; ——————————— По сути дела, термины «специалист» и «сведущее лицо» являются синонимами. Однако в литературе в подобных случаях принято использовать термин «сведущее лицо» вместо термина «специалист», чтобы подчеркнуть непроцессуальный статус этого лица, обладающего специальными знаниями. Защитник или представитель вправе на основании п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» привлекать на договорной основе сведущих лиц для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

использование специальных знаний врачом при осуществлении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 27.12 КоАП РФ); использование специальных знаний уполномоченных на то лиц для формирования и ведения информационных фондов, содержащих сведения, необходимые для осуществления административной юрисдикции, а также обращения к этим фондам. Как видно из данной классификации, целый ряд весьма информативных методов, реализуемых путем использования специальных знаний, осуществляется в непроцессуальных формах. Поэтому доказательственную информацию, выявленную путем использования специальных знаний, далеко не всегда удается зафиксировать в установленном процессуальном порядке, и она безвозвратно утрачивается. Данная проблема может быть разрешена путем расширения круга подлежащих процессуальной регламентации действий должностных лиц, применяющих специальные знания. Изложенная позиция уже частично нашла свое решение в Кодексе РФ об административных правонарушениях, где законодатель по сравнению с ранее действовавшим КоАП РСФСР (ст. 252) значительно усилил процессуальную регламентацию использования специальных знаний при производстве судебных экспертиз (ст. 25.9, 26.4 КоАП РФ) и ввел новую фигуру специалиста, использующую специальные знания в процессуальной форме. Появление специалиста как участника производства по делам об административных правонарушениях обусловило возникновение нового вида процессуальной формы использования специальных знаний. Основным видом процессуальной формы использования специальных знаний в судопроизводстве служит судебная экспертиза. Ее сущность состоит в анализе по заданию следователя, дознавателя, суда, органа или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, сведущим лицом — экспертом — предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое служит одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами . ——————————— Зинин А. М., Майлис Н. П. Судебная экспертиза. М.: Право и закон, 2002.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по делам об административных правонарушениях определяются Кодексом РФ об административных правонарушениях, а также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Эти нормативные акты устанавливают права и обязанности лиц, принимавших участие в производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы. Таким образом, судебную экспертизу от экспертиз, осуществляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают следующие признаки: подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с соблюдением специального правового регламента, определяющего (наряду с соответствующей процедурой) права и обязанности эксперта, субъекта, назначившего экспертизу, участников уголовного, гражданского, арбитражного процесса, производства по делу об административном правонарушении; проведение исследования, основанного на использовании специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла; дача заключения, являющегося источником доказательств. Основными задачами, разрешаемыми экспертизами по делам об административных правонарушениях, являются: идентификация объектов (людей, животных, растений, предметов); диагностика механизма события (времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ними, природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не поддающихся непосредственному восприятию, и т. д.); экспертная профилактика — деятельность по выявлению обстоятельств, способствующих совершению административных правонарушений, и разработке мер по их устранению. Идентификационные задачи направлены на отождествление объекта по его отображениям (в частном случае — следам). При решении идентификационных задач в объектах идентифицируемом (отождествляемом) и идентифицирующем (с помощью которого производится отождествление) выявляются общие (групповые) и частные признаки, производится их сопоставление и на основе совпадения совокупности частных признаков устанавливается индивидуально-конкретное тождество. Если для индивидуализации частных признаков оказывается недостаточно, то решение идентификационной задачи завершается отнесением объекта к группе однородных с ним объектов — установлением групповой принадлежности объекта . ——————————— Зинин А. М., Майлис Н. П. Научные и правовые основы судебной экспертизы. М.: МА МВД РФ, 2001.

Идентификационные задачи формулируются в виде вопросов о тождестве конкретных объектов (например, для установления, одной ли и той же печатью выполнены оттиски на двух различных документах ), о принадлежности объектов к одному роду, виду, группе, об установлении единого источника происхождения объектов, о принадлежности объекта к единому целому, единой массе (например, для установления принадлежности к единому источнику происхождения радиоактивных веществ ); об изготовлении (выполнении) нескольких объектов одним и тем же лицом . ——————————— Допустим, при производстве по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.23 КоАП РФ. В процессе производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 9.6 КоАП РФ. Например, при производстве по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.8, 20.10 КоАП РФ.

Однако идентификационные задачи составляют лишь небольшую часть экспертных задач и довольно редко ставятся перед экспертами при назначении экспертиз по делам об административных правонарушениях. Существует множество экспертных задач, для решения которых нет необходимости в проведении идентификационных исследований. В юридической литературе представлен широкий диапазон мнений о возможности классификации этого множества задач. Одни авторы относят их к категории диагностических, другие подразделяют эти задачи на диагностические, классификационные и ситуационные. Мы присоединяемся к точке зрения Ю. Г. Корухова, Е. Р. Россинской, В. А. Снеткова, полагающих, что диагностические задачи состоят в выявлении механизма события, времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ними, природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не поддающихся непосредственному восприятию, и т. д. . Например, рассматривая нарушение правил охраны атмосферного воздуха (ст. 8.21 КоАП РФ), государственный инспектор по охране природы назначил судебную экологическую экспертизу для решения диагностических задач, связанных с установлением механизма попадания вредных веществ в атмосферный воздух. Или другой пример: рассматривая дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.14 КоАП РФ, судья назначил судебную экспертизу алкогольных напитков и спиртосодержащих жидкостей для установления состава и технологии изготовления алкогольной продукции, ее соответствия требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам. ——————————— Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 1998; Снетков В. А. Криминалистическая диагностика в деятельности экспертно-криминалистических подразделений МВД России по применению экспертно-криминалистических методов и средств. М.: ЭКЦ МВД России, 1998. Россинская Е. Р. Некоторые актуальные проблемы криминалистической диагностики // Информационный бюллетень. N 23. По материалам «Криминалистических чтений». М.: Академия управления МВД РФ, 2005.

Другие публикации:  Статья 157 ук комментарий

Мы не разделяем критического отношения к возможности распространения на все экспертные исследования, не связанные с решением идентификационных экспертных задач, понятия «диагностические», которое постоянно высказывает в своих работах Ю. К. Орлов , и полагаем, что все рассматриваемые Ю. К. Орловым экспертные задачи по своей сути являются диагностическими. Частным случаем диагностических задач, по нашему мнению, являются классификационные задачи. Эти задачи направлены на установление соответствия объекта определенным, заранее заданным характеристикам и отнесение его на этом основании к определенному классу. Примером может служить судебно-баллистическая экспертиза, назначаемая судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.9 КоАП РФ, разрешающая задачу об отнесении устройства, установленного на гражданском или служебном оружии, к приспособлению для бесшумной стрельбы или прицелу (прицельного комплекса) ночного видения. ——————————— Орлов Ю. К. Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Вып. 1, 2. М.: МГЮА, 2004.

Не следует смешивать диагностические классификационные задачи и идентификационные задачи, при решении которых устанавливается групповая принадлежность объекта. Диагностические экспертные задачи по степени сложности подразделяют на простые диагностические задачи, включающие диагностирование свойств и состояния объекта непосредственно. К ним относятся: исследование свойств объекта, его соответствие определенным (заданным, установленным стандартом) характеристикам; определение фактического состояния объекта, наличия или отсутствия каких-либо отклонений от его нормального состояния; установление первоначального состояния объекта; определение причин и условий изменения свойств (состояния) объекта. Вторая группа простых диагностических задач — это диагностические исследования свойств и состояния объекта по его отображению: определение степени информативности следа; установление свойств и состояния объекта в момент возникновения отображения; определение причины изменения свойств или состояния объекта. Сложные (составные) диагностические задачи — это исследование механизмов, событий, процессов и действий по результатам (объектам, отображениям). К ним относятся: определение механизма события, процесса, действия: определение возможности судить о механизме и обстоятельствах события по его результатам (последствиям, отображениям), отдельных этапов (стадий, фрагментов) события; установление механизма события в его динамике; установление возможности (невозможности) совершения определенных действий при определенных условиях; установление соответствия (несоответствия) действий специальным правилам; определение условий (обстановки); времени (периода) или хронологической последовательности действия (события); определение места действия (его локализация, границы), позиции участников; определение иных условий; определение причинно-следственных связей между действиями и наступившими последствиями . ——————————— Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: НОРМА, 2005.

Например, при рассмотрении судьей административного правонарушения, предусмотренного ст. 11.22 КоАП РФ, по делу о нарушении землепользователем правил охраны автомобильных дорог или дорожных сооружений для установления факта нарушения этих правил была назначена судебная автодорожная экспертиза. Объект экспертного исследования представляет собой материальный объект, содержащий информацию, необходимую для решения экспертной задачи. Это вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Исследования проводятся также в отношении живых лиц. Как отмечает Е. В. Додин, в производстве по делам об административных правонарушениях материальные объекты наиболее часто являются вещественными доказательствами в следующих случаях. 1. При несоответствии этих объектов требованиям стандартов, нормативов и других технических норм. Например, доказательством для принятия постановления органами государственного архитектурно-строительного контроля о приостановлении изготовления строительных конструкций, деталей, санитарно-технических изделий и оборудования являются предметы материального мира, не соответствующие требованиям технических условий и ГОСТов на их изготовление. Несоответствие материальных объектов требованиям административно-технических норм может происходить по двум причинам. Во-первых, это несоответствие возникает непосредственно при изготовлении изделия с отступлением от требований стандартов. Во-вторых, оно происходит вследствие их изменения по сравнению с прежним состоянием, в силу износа физического и морального, а также неправильной эксплуатации человеком. 2. При наличии на материальных объектах изменений, связанных с устанавливаемым фактом. В частности, срубленные (подрубленные) деревья являются вещественным доказательством по делам, связанным с нарушениями правил охраны окружающей среды; добытая охотничья продукция — вещественным доказательством по делам о браконьерстве; автомобиль со следами столкновения — вещественным доказательством по делам о нарушении правил безопасности и эксплуатации транспортных средств. 3. При запрещении административно-правовыми нормами создания или использования данных объектов, например, в случае установки на автотранспортных средствах устройств для подачи специальных световых и звуковых сигналов без соответствующего разрешения. Другим примером будет использование в качестве вещественного доказательства по делу о хранении наркотических веществ в небольших размерах самого наркотического вещества. 4. При обнаружении материальных объектов их в определенном месте или в определенное время, если эти обстоятельства имеют значение для дела. Например, огнестрельное охотничье оружие, обнаруженное у гражданина, находящегося в заповеднике, является вещественным доказательством, поскольку нахождение в этих местах с оружием приравнивается к охоте . ——————————— Додин Е. В. Доказательства в административном процессе. М.: Юридическая литература, 1973.

Исходя из их процессуального значения объекты судебной экспертизы по делам об административных правонарушениях делят на: объекты — вещественные доказательства; объекты-образцы; объекты-пробы; материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы.

Заключение эксперта

Понятие судебной экспертизы как формы использования специальных знаний

Одним из средств доказывания, предусмотренных п. 1 ст. 55 ГПК, является заключение эксперта, которое представляет собой результат исследования, проведенного лицом, обладающим специальными знаниями, с целью получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Процессуальное законодательство, допуская возможность применения специальных знаний с целью разрешения некоторых вопросов, возникающих в ходе рассмотрения конкретных дел, не раскрывает этого понятия.

В юридической литературе нет единой трактовки понятия «специальные знания». Длительное время в юридической доктрине господствовало мнение, в соответствии с которым специальные знания в первую очередь следует отграничивать от знаний, относящихся к области права, которыми обладают судьи и должны их применять в процессе разрешения конкретных дел. Из этого положения вытекает общепризнанный запрет назначения в гражданском и арбитражном процессах экспертизы для разрешения правовых вопросов, в том числе касающихся содержания и порядка применения норм иностранного права, поскольку эксперт привлекается судом для установления конкретных фактов, а не решения вопросов права. Причем такая позиция относительно сущности специальных знаний, основываясь на нормах действующего процессуального законодательства, сохраняет свое главенствующее положение и в современной процессуальной литературе [1] , а также поддерживается судебной практикой.

Между тем все активнее высказывается противоположная точка зрения, суть которой состоит в том, что в настоящее время к числу специальных знаний следует относить и знания, носящие правовой характер, связанные с положениями той или иной отрасли права и выходящие за пределы профессиональной подготовки судей, что влечет за собой возможность использования этих специальных знаний в форме консультации специалиста по правовым вопросам, которыми не владеют судьи, либо даже в форме проведения правовой экспертизы [2] .

Изменение взглядов на содержание понятия «специальные знания» связано с активным проникновением права в общественную жизнь, которое наблюдается в последние годы: изменение экономической жизни общества вызвало рост числа общественных отношений, требующих правового регулирования, что, в свою очередь, породило огромное количество нормативных актов, особенно подзаконных, ориентироваться в которых трудно даже профессиональным юристам.

Стимулом к пересмотру понятия «специальные знания» и отнесению к их числу правовых знаний послужило закрепление, во-первых, в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» нормы о вызове эксперта для дачи заключения по вопросам, касающимся рассматриваемого дела (ст. 63), т.е. по вопросам, носящим правовой характер, а во-вторых, в новой редакции АПК положения, в соответствии с которым для установления содержания норм иностранного права возможно привлечение экспертов (ч. 2 ст. 14 АПК).

Допуская в целом возможность использования в качестве специальных знаний правовых знаний, современные процессуалисты по-разному определяют пределы их использования, критерии, отграничивающие специальные знания такого рода от знаний права, которыми должны обладать судьи, и формы их использования в процессе рассмотрения конкретных дел.

Если, например, Π. М. Филиппов и А. А. Мохов считают вопрос о назначении экспертизы по правовым вопросам дискуссионным, в отличие от дачи консультации специалиста по указанным вопросам, которая является вполне допустимым процессуальным действием [3] , то И. Н. Лукьянова считает возможным использование специальных знаний в обеих формах с целью разрешения правовых вопросов, одновременно формулируя критерий, позволяющий отграничить экспертизу по правовым вопросам от заключения специалиста по аналогичным вопросам: специалист не должен решать вопрос о применимости конкретной нормы права к рассматриваемому делу или о том, каким образом эта норма должна применяться в конкретном случае [4] .

E. Р. Российская обращает внимание на возникшую в практике рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях потребность в проведении правовых экспертиз, которая в настоящее время реализуется путем приобщения консультации специалиста по правовым вопросам к материалам дела в качестве письменных доказательств либо путем воспроизведения содержащихся в ней сведений в каких-либо процессуальных документах, и в связи с этим на необходимость законодательного закрепления проведения таких экспертиз. При этом к категории специальных юридических знаний она предлагает относить те вопросы в рамках каждой отрасли права, которые не относятся к числу общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто используемых ими знаний. Более того, E. Р. Российская предлагает в каждой из отраслей права условно очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто востребуемых ими знаний и специальных знаний [5] .

Анализируя указанную выше позицию современных процессуалистов, следует поставить под сомнение возможность предлагаемого ими свободного расширения понятия «специальные знания» за счет включения в него знаний, относящихся к различным отраслям права. Признание за правовыми знаниями характера специальных и, следовательно, возможность назначения экспертизы или привлечения специалиста для решения правовых вопросов требует четкого законодательного разграничения вопросов, решение которых должно относиться к компетенции судей как специалистов, знающих и умеющих применять нормы всех отраслей права, и вопросов правового характера, для разрешения которых знания судей недостаточны и потому необходимы более глубокие знания специалистов более узкого профиля в области той или иной отрасли права. Если же четко не обозначить эту границу и предоставить судьям возможность по собственному усмотрению решать вопрос о необходимости привлечения специалиста для решения правовых вопросов, дело может дойти до того, что будут назначаться экспертизы или получаться консультации специалистов по любым сколько-нибудь сложным вопросам применения норм права (прежде всего материального, не только иностранного, но и российского), кроме тех норм, которые зафиксированы в кодифицированных нормативных актах.

Другие публикации:  Уголовный кодекс незаконное предпринимательство

Кроме того, предоставление возможности назначения экспертизы по правовым вопросам и, как следствие, получение соответствующего самостоятельного доказательства – заключения эксперта, которое согласно действующему гражданскому процессуальному законодательству не имеет преимущества перед другими доказательствами и оценивается судом исходя из принципа свободной оценки доказательств, требует разработки методики оценки такого заключения эксперта судом, которая, очевидно, будет отличаться от оценки «традиционного» заключения эксперта, полученного в результате проведения исследования на основе специальных знаний из различных областей науки, кроме юриспруденции. Такое отличие будет заключаться, вероятнее всего, в оценки достоверности заключения эксперта, которая вызовет большие сложности у судей, учитывая то обстоятельство, что экспертиза по правовым вопросам потому ими и была назначена, что сами они не могут решить вопрос, касающийся содержания и применения к конкретному случаю определенных норм права, и, следовательно, для них будет весьма затруднительно проанализировать правильность проведенного экспертом исследования по данному вопросу.

Одного указания на неправовой характер специальных знаний явно недостаточно для того, чтобы правильно определить содержание этого понятия. Специальные знания экспертов и специалистов должны обладать еще рядом важных признаков, позволяющих выделить их среди всей совокупности знаний, накопленных в обществе на определенном этапе его развития.

Анализ и обобщение предлагаемых в процессуальной литературе определений понятия «специальные знания» позволяет сформулировать такое определение этого понятия, в котором, не претендуя на его бесспорную истинность и конечность, можно было бы максимально учесть все достоинства и недостатки предложенных ранее разработок в этом направлении: специальные знания – это совокупность теоретических знаний и практических навыков конкретных лиц в какой-либо области науки, техники, искусства, ремесла, выходящих за пределы правовых знаний, которыми должны оперировать судьи, приобретенных ими в результате получения специального образования и накопления опыта работы в соответствующей области науки, техники, искусства, ремесла и в связи с этим позволяющих им разрешать некоторые вопросы, возникающие в ходе рассмотрения конкретного дела, которые не могут быть разрешены другими участниками процесса.

Возникающая в процессе рассмотрения и разрешения гражданских дел потребность в привлечении для разрешения некоторых вопросов специальных знаний сведущих лиц может быть реализована несколькими способами:

  • 1) использование технической помощи специалиста в ходе осмотра письменного или вещественного доказательства (ст. 181, 183, 188 ГПК), а также в процессе отбора образцов для проведения экспертного исследования;
  • 2) получение консультаций специалиста по вопросам, разрешение которых необходимо для полного и всестороннего исследования доказательств, требует применения специальных знаний сведущих лиц, однако не связано с необходимостью проведения специального исследования (речь идет, в частности, о вопросах, связанных с установлением возможности проведения экспертного исследования, или о консультации специалиста, направленной на обеспечение правильного формулирования задания эксперту, правильной подготовки материалов для проведения экспертного исследования);
  • 3) проведение экспертизы с целью установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора;
  • 4) проведение и представление в суд результатов несудебных экспертиз, т.е. экспертиз, проведенных до начала судебного разбирательства либо в его процессе, но не на основании определения суда, а по ходатайству лиц, участвующих в деле, или их представителей;
  • 5) составление рецензии на заключение эксперта, подготовленное в результате проведения судебной экспертизы.

Наиболее часто используемой формой применения специальных знаний является судебная экспертиза.

Раскрытие понятия «судебная экспертиза» предполагает необходимость выявления существенных признаков, отличающих судебную экспертизу, с одной стороны, от несудебных экспертиз, а с другой – от остальных форм использования специальных знаний в гражданском процессе.

Длительное время в процессуальной литературе не было единого мнения по вопросу о признаках судебной экспертизы: разные авторы выделяли различный «набор» таких признаков, перечисляя их в различной последовательности, что было связано с отсутствием в процессуальном законодательстве легального определения судебной экспертизы, несмотря на довольно подробное регулирование института судебной экспертизы [6] .

В настоящее время на законодательном уровне сформулировано определение понятия «судебная экспертиза». В ст. 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ΦЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» судебная экспертиза определяется как «процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей. в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу».

Исходя из данного определения, авторы комментария к указанному Закону выделяют существенные признаки, характеризующие судебную экспертизу:

  • – судебная экспертиза является процессуальным действием и осуществляется в соответствующей процессуальной форме;
  • – использование при ее проведении специальных знаний;
  • – проведение исследования;
  • – целью экспертизы является установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу;
  • – оформление хода исследований и результатов экспертизы особым процессуальным документом – заключением эксперта [7] .

Таким образом, наличие легального определения судебной экспертизы снимает существовавшие до последнего времени в науке гражданского процессуального права разногласия относительно характера признаков, составляющих содержание понятия «судебная экспертиза».

В то же время необходимо обратить внимание на имеющуюся в рассматриваемом определении неточность: здесь в качестве цели проведения судебной экспертизы называется «установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу». Однако установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, согласно нормам гражданского процессуального права, является задачей суда. Заключение эксперта, составленное по результатам проведенного экспертного исследования, как и любое другое доказательство по делу, содержит только сведения (информацию) о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, а не сами факты (ч. 1 ст. 55 ГПК). Следовательно, задача судебной экспертизы состоит не в установлении фактов (их устанавливает суд), а в получении новых сведений об интересующих суд обстоятельствах.

Отличие судебной экспертизы от использования специальных знаний в форме консультации специалиста или в форме оказания им суду технической помощи состоит в том, что гражданское процессуальное законодательство ставит перед специалистом и экспертом разные задачи, для реализации которых они выполняют неодинаковые функции, что, в свою очередь, влечет за собой неодинаковые результаты их деятельности.

Задача эксперта состоит в получении новых, ранее неизвестных суду либо известных, но требующих дополнительного подтверждения сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, в результате исследования уже имеющихся в распоряжении суда доказательств; специалист же призван оказывать суду помощь в осуществлении конкретного процессуального действия, а также предоставлять информацию справочного характера, для чего нет необходимости в проведении специального исследования.

Если эксперт реализует указанную выше задачу, осуществляя на основе своих специальных знаний исследование предоставленных в его распоряжение материалов путем применения специально разработанных методик, то специалист никакого исследования не проводит и предоставляет суду интересующую его информацию, руководствуясь исключительно своими знаниями и опытом работы в какой-либо области науки, техники, искусства или ремесла.

Сам ход и результаты проведенного экспертом исследования отражаются в специальном документе – заключении эксперта, которое в соответствии со ст. 55 ГПК является самостоятельным доказательством по гражданским делам. Результаты деятельности специалиста могут закрепляться по-разному в зависимости от характера этих результатов, но в любом случае они не оформляются в виде документа, являющегося самостоятельным доказательством, поскольку перечень средств доказывания сформулирован в ст. 55 ГПК исчерпывающим образом и не предусматривает в качестве такового заключение или справку специалиста. Если специалист оказывал суду помощь в осуществлении какого-либо процессуального действия либо давал пояснения или консультацию в устной форме, результаты его деятельности фиксируются в протоколе судебного заседания, если же консультация была дана специалистом в письменной форме, она оглашается в судебном заседании и приобщается к материалам дела (ч. 3 ст. 188 ГПК), но не в качестве доказательства.

Еще одной формой использования специальных знаний в гражданском процессе, которую не следует отождествлять как с судебной экспертизой, так и с формами участия специалиста в процессе рассмотрения гражданских дел, является проведение и получение результатов несудебной экспертизы.

Несудебная экспертиза, так же как и судебная, представляет собой исследование, проводимое лицом, обладающим специальными знаниями, с целью получения новых сведений о фактах.

Отличие несудебной экспертизы от судебной состоит в том, что она проводится до возникновения процесса или вне его, не на основании определения суда, а по инициативе лиц, участвующих в деле, или их представителей либо по инициативе лиц, имеющих в соответствии с законодательством право на назначение ведомственной экспертизы (в качестве примера такой ведомственной экспертизы можно назвать медико-социальную экспертизу).

Любому заключению эксперта, подготовленному в результате проведения несудебной экспертизы, будь то экспертиза, проведенная по инициативе участвующих в деле лиц и их представителей, или ведомственная экспертиза, не следует придавать статуса доказательства по гражданскому делу, поскольку его получение не урегулировано нормами гражданского процессуального права (закрепление в нормах процессуального права единых правил назначения и проведения ведомственных экспертиз представляется затруднительным в силу их многообразия), в то время как соблюдение установленного процессуальным законодательством порядка получения доказательства является необходимым элементом любого судебного доказательства. Заявление лица, участвующего в деле, или его представителя о наличии у него такого заключения эксперта может служить лишь поводом для рассмотрения судом вопроса о необходимости назначения судебной экспертизы (первичной или повторной) для разрешения тех же вопросов, на которые были получены ответы при проведении несудебной экспертизы, если, конечно, есть необходимость в применении специальных знаний в форме проведения судебной экспертизы с целью получения сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

  • [1] См., например: Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. М. С. Шакарян. М., 2003. С. 191.
  • [2] См., например: Филиппов Π. М., Мохов А. А. Использование специальных знаний в судопроизводстве России. Волгоград, 2003. С. 27–35.
  • [3] Там же. С. 29.
  • [4]Лукьянова И. Н. Экспертиза в арбитражном процессе // Защита прав граждан и юридических лиц в российском и зарубежном праве (проблемы теории и практики). М., 2002. С. 131.
  • [5] Подробнее об этом см.: Российская E. Р., Галяшина Е. И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Теория и практика, типичные вопросы и нестандартные ситуации. М., 2011.
  • [6]Сахнова Т. В. Судебная экспертиза. М., 2000. С. 23.
  • [7] Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» / под общ. ред. В. И. Илюхина, Г. Н. Колбая. М., 2002. С. 39–40.