Адвокат нина савиных

10.03.2018 Выкл. Автор admin

Адвокат Савиных Нина Юрьевна

Статус: Исключен;

Реестровый номер: 54/557;

Номер удостоверения: ;

Государство: Российская Федерация;

Федеральный округ: Сибирский федеральный округ;

Субъект Российской Федерации: Новосибирская область;

Адвокатская палата: Адвокатская палата Новосибирской области.

График приема и список адвокатов участвующих в деятельности госсистемы БЮП

В городах Кургане и Шадринске созданы Центры адвокатской помощи, в которых опытными адвокатами бесплатно проводится первичный приём и оказывается помощь в выборе адвоката с учётом характера проблемы обратившегося.

Центр адвокатской помощи в г. Кургане находится по адресу: ул. Кирова, 60; приём осуществляется с понедельника по пятницу с 10 до 17 часов, в субботу с 10 до 14 часов, воскресенье — выходной; телефон 42-22-28.

Центр адвокатской помощи в г. Шадринске находится по адресу: ул. Свердлова, 55; приём осуществляется ежедневно, кроме субботы и воскресенья, с 9 до 17 часов; телефон (835253)-3-21-05

Кроме того, список адвокатов оказывающих бесплатную юридическую помощь в Курганской области, размещён на сайте Адвокатской палаты (www.apko45.ru).

СПИСОК

адвокатов Адвокатской палаты Курганской области,

участвующих в деятельности государственной системы бесплатной юридической помощи

на территории Курганской области

Суд по делу о звезде подошёл к финалу

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Прокурор потребовал посадить на три года троих из четырех бейсджамперов, задержанных в прошлом августе возле сталинской высотки в Москве, звезду на которой украинский руфер Гриша Мустанг покрасил в цвета флага Украины. Приговор огласят 8 сентября.

Выступая в ходе прений в понедельник в Таганском районном суде Москвы, прокурор потребовал дать по три года колонии парашютистам-бейсджамперам Александру Погребову, Алексею Широкожухову и Евгении Коротковой, а также руферу Владимиру Подрезову, помогавшему Мустангу. Лишь парашютистке Анне Лепёхиной, которая беременна и вот-вот родит, гособвинитель предложил назначить те же три года, но условно.

Молодых россиян, которые, судя по их собственным словам, показаниям знакомых и косвенным признакам вроде содержания страничек в соцсетях, совершенно аполитичны, обвиняют в том, что они соучаствовали в акции украинца Мустанга 20 августа прошлого года — покраске верхней части огромной жёлтой звезды в синий цвет и вывешивании на ней украинского флага — «по мотивам политической ненависти» и с целью «дестабилизировать социальную обстановку» в Москве.

Сами обвиняемые и их адвокаты попросили полностью их оправдать.

Четверо бейсджамперов объясняли и доказывали по ходу процесса в Таганском суде, что прыгнули с высотки на Котельнической в то самое утро, когда на неё залезли Мустанг с Подрезовым, совершенно случайно — вообще-то они собирались прыгать с другого высокого объекта, но не смогли туда проникнуть. Подрезов же не отрицает, что помогал украинцу, но говорит, что не знал о его планах насчёт покраски и флага.

Следствие как пособники «хунты»

«Мы являемся патриотами России, мы никогда ни в чем плохом замечены не были. Следствие [. ] обвиняет нас в том, чего мы не совершали», — сказал в последнем слове Александр Погребов. — «Как такое возможно в правовом государстве? Я гражданин России, я ни в чем не виновен, а меня держат год под следствием, когда всем всё очевидно?»

Адвокат Подрезова Нина Савиных, однако, заявила, что для неё очевидно другое: приговор будет обвинительным.

«В нашем процессе всё предопределено», — заявила Савиных, напомнив, что оправдательные приговоры в России составляют лишь доли процента от общего числа судебных решений, и что суд почти всегда принимает сторону следствия и прокуратуры.

При этом обвинительный приговор не обязательно означает реального заключения. Статьи, вменяемые подсудимым, предполагают широкий диапазон санкций, включая штраф и обязательные работы.

Остальные адвокаты, обращаясь к судье Марине Орловой, выразили надежду на оправдательный вердикт.

«Я надеюсь, что вы своим приговором дадите по рукам тем недобросовестным следователям, которые из каких-то шкурных, корыстных интересов. На мой взгляд, они подыгрывают украинской сумасшедшей пропаганде хунты, которая любой плевок в сторону России раздувает до невероятных размеров. Именно следствие пошло на поводу у хунты», — заявил адвокат Евгении Коротковой Валерий Лавров, который в беседах с журналистами по ходу процесса выразил, как и Погребов, согласие с официальной позицией Москвы по Украине.

Валерий Лавров в своём выступлении в прениях пространно и издевательски разобрал пышные формулировки обвинительного заключения.

Осквернение по-братски

«Следователь максимально насытил обвинительное заключение политической демагогией и трескотнёй [. ] Вот недавно Владимир Владимирович Путин был в Крыму и там сказал, что, на его взгляд, русский и украинский народ — это один народ. Я с ним полностью согласен, меня с детства учили, что это братский народ, что это наши братья. Ответьте мне: как флаг наших братьев, Украины, может «осквернять» здание в Москве?!» — восклицал Лавров.

«У меня такое впечатление, что следствие само разжигает ненависть. Может, вам стоит в совещательной комнате обдумать вопрос, а нет ли в действиях следствия 282-й (статьи УК — bbcrussian.com), разжигания ненависти к Украине», — предложил Лавров судье. Присутствующие, нарушая порядок, засмеялись.

«Осознавая при этом наличие напряженных межправительственных отношений между Российской Федерацией и Украиной, связанных с развивающимся на территории Украины политическим кризисом, преследуя цель вызвать широкий негативный общественный резонанс, дестабилизировать социальную обстановку в столице Российской Федерации городе Москве в преддверии государственного праздника — Дня Государственного Флага Российской Федерации, а также оскорбить чувства граждан путем осквернения высотного здания, расположенного по адресу: город Москва, Котельническая набережная, дом 1/15, являющийся объектом исторического и культурного наследия, олицетворяющим величие Российской Федерации», — таковы, согласно зачитанному в понедельник прокурором обвинительному заключению, были мотивы Мустанга (настоящее имя — Павел Ушивец) и бейсджамперов.

Адвокаты всех пяти подсудимых в ходе прений ещё раз заявили, что следствие никак не доказало наличия ни хоть какой-нибудь связи между Мустангом и бейсджамперами, ни описанного в обвинительном заключении далеко идущего замысла, по крайней мере, у последних.

Признание в оговоре

У следствия и прокуратуры, напоминали адвокаты, есть только показания Подрезова и ещё одного руфера Кирилла Ишутина, причём Подрезов в суде признался, что оговорил парашютистов под диктовку следователя.

При этом их всех задержали в августе, сразу или вскоре после акции Мустанга, а о том, что Мустанг будто бы говорил об участии в акции бейсджамперов, Подрезов и Ишутин, по версии следствия, вспомнили только в ноябре.

Адвокаты напоминали и о том, что парашютисты, якобы преследовавшие цель «вызвать широкий негативный общественный резонанс», прыгнули безлюдным ранним утром во внутренний двор высотки. Кроме того, на видеозаписях с нашлемных камер бейсджамперов, которые следствие приобщило к делу как свидетельство намерений рассказать об акции в СМИ, нет ни звезды, ни разговоров о ней.

В отличие от Мустанга, который немедленно уехал с места события и через несколько часов улетел в Киев, бейсджамперы долго и спокойно стояли, беседовали и фотографировались у высотки, где их и застал наряд полиции. Затем, напомнили адвокаты, оперативники, три раза осмотрев машину Коротковой и ничего не найдя, на четвёртый, приведя понятых и журналистов, подбросили в багажник пакет с двумя баллонами краски. Только не того цвета: не синего, а зелёного.

Всё это не помешало прокурору в понедельник, не отрываясь ни на миг от бумажки, объявить, что «у обвинения нет оснований сомневаться в верности квалификации действий обвиняемых», потому что она «получила подтверждение в ходе судебного разбирательства».

Приговор — через неделю

Судья Марина Орлова назначила оглашение приговора на 8 сентября.

Четверо бейсджамперов (любителей прыжков с парашютом с небоскребов и тому подобных высоких мест) были задержаны возле сталинской высотки на Котельнической набережной в восьмом часу утра 20 августа прошлого года, через несколько часов после того, как Гриша Мустанг завершил свою акцию.

Александр Погребов, Алексей Широкожухов, Евгения Короткова и Анна Лепёшкина утверждают, что прыгнули с высотки совершенно независимо от Мустанга и не знали о его акции.

Мустанг, узнав о задержании парашютистов и о том, что те обвиняются в покраске звезды, опубликовал фото- и видеоподтверждения, что он провел акцию в одиночку. Позже в интервью Би-би-си он сказал, что и сейчас сделал бы то же самое, «но так, чтобы никого не посадили».

Пятый подсудимый, руфер Владимир Подрезов, обвиняется в том, что непосредственно помогал Мустангу в восхождении на шпиль.

Поначалу четверых бейсджамперов обвинили в том, что это они покрасили верх желтой звезды в синий цвет и водрузили на ней украинский флаг. Затем обвинение переформулировали: теперь, по версии властей, они безлюдным августовским утром прыгнули с высотки, чтобы привлечь внимание к акции Мустанга.

Согласно тексту обвинительного заключения, покраска верхней части желтой звезды в синий цвет и водружение на ней флага Украины «формирует мнение о доминирующем положении Украины в политических отношениях с Российской Федерацией».

Экономика: «Стройинтеркомплекс» скорее жив.

Поделись с друзьями:

Общественный Совет омбудсмена Титова выступил в защиту интересов собственницы Елены Афанасьевой.

Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», сопредседателем которого является Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, рассмотрел обращение Елены Афанасьевой, учредителя ООО «Стройинтеркомплекс» и соучредителя УСК «Труд».

Адвокат Елены Афанасьевой Нина Савиных рассказала, что с использованием административного ресурса, а также незаконного уголовного преследования группой рейдеров было захвачено ООО «Стройинтеркомплекс», ранее принадлежавшее заявителю. В июле 2012 г. Афанасьева Е.Н. была приговорена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 8,6 годам лишения свободы (признана виновной в хищении 862 076 291, 58 руб.).
Экспертное заключение по обращению озвучил эксперт Виктор Наумов – адвокат Адвокатской палаты Московской области, член Гильдии российских адвокатов. Выводы экспертизы в основном подтвердили позицию заявителя в части наличия в деле признаков рейдерства. Эксперт обратил внимание присутствующих на то, что имущество заявителя перешло к третьим лицам по заведомо неправосудному решению суда. При рассмотрении судом уголовных дел также были допущены серьезные нарушения процессуального законодательства. По итогам обсуждения Общественный совет ЦОП БПК принял решение о наличии в материалах обращения признаков нарушения действующего законодательства и решил направить письмо в Верховный Суд РФ с просьбой осуществить особый контроль за соблюдением процессуального законодательства при рассмотрении надзорной жалобы заявителя и обратить особое внимание на ее аргументы, а также направить письмо в Следственный Комитет при Прокуратуре РФ с просьбой провести проверку факта вынесения заведомо неправосудного судебного решения и, в случае подтверждения указанного факта, привлечь к ответственности лицо, совершившее данное деяние.

Другие публикации:  Договор залога исключительных прав

«Высотное дело»: прения

Говорит подсудимый Погребов: «На всем протяжении дела нас пытались заставить оговорить. Следователь себя считает безнаказанным и говорит в присутствии адвоката, что дело политическое и не сможешь ты оправдания добиться. Если получается, что следователь вел параллельно дело Ишутина, то о каком правосудии может вообще идти речь?»

«Мы являемся патриотами России, мы никогда ни в каких плохих деяниях не были замечены. Следствие пыталось нас втоптать в грязь и обвинить нас в том, что мы не совершали», — Погребов говорит очень эмоционально, размахивая руками.

«Путались в показаниях лишь два свидетеля — это Ишутин, который не мог ничего ответить, и следователь. Как такое возможно что следователя вызывают в суд, а он говорит, что ничего не знает и до последнего пытается отрицать очевидные вещи, которые есть в материалах дела? Вопрос к прокуратуре, чтобы заинтересовалась этим человеком. А вместо этого еще и повысили».

«Ни там не получается, ни тут не получается. Если задача сверху поставлена, то надо посадить, посчитало следствие. Есть заказ, политический заказ», — говорит адвокат Лукманова.

«В России нет правосудия. В России принято, что если ты подсудимый, ты должен не только признаться, а плакать, просить прощения, ты должен дать тебя разорвать на части и стать ничем. Человек может рассчитывать на прощение, только уничтожив свою личность».

Теперь адвокат Ольга Лукманова — защитник Александра Погребова. Она тоже читает с листа, рассказывает о произошедшем на высотке с самого начала: «Имело место административное правонарушение, об этом много раз говорилось».

«Наши подзащитные не знали ни о какой акции и не были знакомы ни с Подрезовым, ни с Ушивцом, ни с Ишутиным. Сам Ушивец ждал официального запроса со стороны правоохранительных органов и был готов дать показания, но под разными предлогами суд отказывал, так как это разрушило бы дело и не был бы исполнен политический заказ».

Широкожухов поддерживает просьбу об оправдании. «Там невозможно наблюдать за обстановкой, потому что там карниз и парапет, и в принципе ничего вообще не видно. Как разжечь ненависть прыжком можно — я не понимаю. Проводятся фестивали по прыжкам, и никто не начинает ведь ненавидеть из-за этого».

Адвокат Алексея Широкожухова Сидорин выступил с очень короткой речью, прочитав ее по бумажке. Просит оправдать своего подзащитного.

«Такой у нас прекрасный Ишутин, патриот просто родины, — говорит Савиных. — Я не хочу, чтобы он сидел, я адвокат и это моя стезя. Но в силу того, что Ушивец жил у Ишутина, и ноутбук он ему давал, и краску давал, и за краской ездил — возникает вопрос, почему он не привлечен? Потому что он сыграл свою роль в этом деле, он просто всех сдал».

Адвокат рассказывает, какой Подрезов положительный, что он может сам зарабатывать на жизнь. Подрезов в это время очень широко улыбается. Савиных просит его оправдать.

Савиных перечисляет положительные характеристики, данные Подрезову, пересказывает показания свидетеля Ивана Хлопова, которого задерживали вместе с подсудимым в сентябре 2014 года.

Адвокат говорит, что Подрезова можно было бы привлечь по статье 20.17 КоАП (нарушение пропускного режима охраняемого объекта), но срок привлечения к ответственности уже прошел.

«Если его признают виновным, я полагаю, что это в частичной мере вандализм, — продолжает Савиных. — Подрезов имел цель подняться на звезду и не знал о том, что она будет раскрашена».

Адвокат пересказывает также показания свидетеля Николау, после чего переходит к анализу показаний Подрезова, который говорил, что частично признает вину в вандализме. «Признавая даже вину в содеянном вандализме, она не является как таковой», — говорит Савиных.

Адвокат говорит, что «отступает от лирики» и продолжает о своем подзащитном: «Не понимая, в чем его вина, он ее признает. В чем? В том, что, по существу, поприсутствовал. Это я, как говорится, прошу занести в протокол».

Адвокат возвращается к своему подзащитному Подрезову: «Судимость — это еще не значит, извините меня, что человек характеризуется плохо. У нас статистика: одна треть судима, другая будет сидеть».

«Обвинительное настолько неконкретно, что обвиняемые должны быть экстрасенсами, чтобы понять, в чем их обвиняют», — говорит адвокат Савиных.

Теперь выступает Нина Савиных — адвокат Подрезова. «Нет никакого состязательного процесса, — говорит она. — Как сказал Юрский, очень сложно искать черную кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет».

«Следствие год расследовало, собрало девять томов моей невиновности, поэтому прошу оправдать», — добавляет сама Лепешкина.

Адвокат, как и ее коллега Лавров, рассказывает, что на несовпадение времени прыжка парашютистов и ухода Ушивца с Подрезовым с крыши с изложенным в обвинительном заключении.

Максимова просит оправдать свою подзащитную: «Она на данный момент под домашним арестом находится больше года, и хотелось бы, чтобы восторжествовала справедливость».

Максимова напоминает про пост Ушивца в фейсбуке и про то, что на прошлом заседании отец Алексея Широкожухова Александр Карпухин цитировал переписку с ним — по сути, говорит адвокат, это тоже показания, которым тоже можно верить.

Вслед за коллегой выступает второй адвокат Лепешкиной — Максимова. Она возвращается к показаниям Ишутина, говорит, что они «смехотворны» и очевидно появились по настоянию следователя, вспоминает «историю с Енотом», когда во время допроса свидетель не мог вспомнить прозвище одного из подсудимых и живо откликался на неверные подсказки.

«Нельзя построить приговор обвинительный на том, что нельзя проверить. Я не представляю, как можно со слов кого-то, не проверив эти слова, только на этом основании признать кого-либо виновным», — рассуждает Максимова и переходит к анализу показаний Подрезова:

«Наша подзащитная абсолютно невиновна, и, по-моему, оскорбительно, что для нее запросили условный срок. Прошу поэтому оправдать», — завершает выступление Насонов.

«Ни один контакт Ушивца с нашей подзащитной не доказан, — говорит адвокат Лепешкиной. — Они были задержаны в этот же день, утром, у них были отобраны и изъяты компьютеры и мобильные телефоны сразу же, а также у Ишутина. Следствие провело титаническую работу по изъятию и раскрытию всех коммуникаций подсудимых. Выяснилось, что ни одного контакт между подсудимыми и Ушивцом в средствах коммуникации не было. Единственная их общая знакомая, которую следствию удалось установить — это Николау. Но она сама сказала, что не связывала их и не рассказывала им друг о друге, и подтвердила это в ходе проверки на полиграфе».

«Что такое ненависть? Это стойкое, активное отрицательно чувство, которое имеет стабильный характер. Ненависть проявляется во всем: в образе жизни, в общении, даже в том же профиле «ВКонтакте». Но ни у одного из подсудимых нет доказательств того, что кто-либо из них высказывал эту ненависть. Я никогда не поверю, что ненависть можно выразить только один раз, а потом перестать высказывать», — рассуждает адвокат Насонов.

Следующим берет слово адвокат Лепешкиной Насонов. Он читает по бумажке: «20 августа в Москве произошло два несвязанных друг с другом события. Первое — достаточно рядовое для Москвы, прыжок с дома, а второе — выкрашивание звезды. Если бы не было второго события, то максимум, что можно было бы получить за первое — это административный штраф за проникновение в здание».

«На протяжении всего расследования следствие не пыталось расследовать. Даже ни разу не допросило следствие Ушивца, даже не попробовало сделать это, сославшись на то, что это невозможно».

Выступает подсудимая Короткова: «Полностью поддерживаю своего адвоката. Прокурор зачитывает кучу каких-то якобы доказательств нашей вины, которые на самом деле говорят не о нашей вине, а нашей непричастности. Следствие просто забило на презумпцию невиновности и стало собирать все подряд, вот насобирали 9 томов. Но по сути все эти 9 томов только доказывают нашу непричастность к произошедшему».

«Когда я в это дело влез, и стал смотреть, как оно развивается, хочешь не хочешь, а вспомнил славные годы нашего НКВД, когда следователи ради лишней звездочки раздували политические дела на пустом месте и искали контрреволюционеров. Но сейчас-то зачем это делать? Ну покрасил кто-то, ну пусть заплатит за краску и все? Да у нас все здания в граффити, и что-то я ни об одном уголовном деле по этому поводу не слышал. Вообще «— это «циничное, аморальное осквернение». Ладно бы они там классическое из трех букв написали или свастику нарисовали, но причем тут желтый цвет-то? Что циничного и оскверняющего во флаге Украины?» — вопрошает адвокат. Прокурор хмурится и смотрит на Лаврова недовольно. Судья смотрит и слушает защитника очень внимательно.

«У меня ощущение, что следствие само разжигает ненависть. Может, вам в совещательной комнате стоит подумать, а нет ли в действиях следователя состава 282? Потому что он своими действиями разжигает ненависть к Украине на пустом месте», — заключает адвокат и просит оправдать Евгению Короткову. Сзади слышны несколько одиночных хлопков.

Лавров рассказывает судье, как писать приговор. Ссылается на свою знакомую из Мосгорсуда, которая говорила: если не знаешь, куда отнести доказательство, к обвинению или оправданию, то берешь лист, ручку, чертишь две графы «и просто доказательства как факты переписываешь, и рука тебя сама поведет».

Адвокат вновь обращает внимание на то, что Подрезов 10 декабря написал заявление на имя следователя Криворотова, который тогда не возглавлял следственную группу. «Вы, ваша честь, когда будете сидеть в совещательной комнате и смотреть материалы дела, обратите внимание, что ни по одному следственному действию не пересекался Подрезов со следователем Криворотовым», — призывает Лавров.

Другие публикации:  Нотариус на ломоносова

«Только что Подрезов сказал, отвечая на мои вопросы, что на спуск со шпиля ему понадобилось 15-20 минут. То есть в 5:30 моя подзащитная и ее друзья в подвале находятся, а в 5:35 Ушивец и Подрезов уходят с крыши. То есть сколько, пять минут они наблюдали за окружающей обстановкой? У них даже физически не было такой возможности», — говорит адвокат и продолжает:

Поэтому я верю, что к Подрезову пришел в СИЗО следователь, уговорил его написать ходатайство о дополнительном допросе и вложил в его уста то, что ему нужно было. И обратите внимание, как это синхронно происходит: на протяжении следствия ничего не говорят о парашютистах ни Подрезов, ни кто-либо из свидетелей, и только в декабре и его и Ишутина просто прорывает.

Обращаю внимание, что Ишутин идет по делу свидетелем. Но сидит в СИЗО по другому делу, которое ведет другой следователь».

«Один и тот же следователь!» — вставляет Подрезов.

Адвокат Лавров обращает внимание на противоречия между показаниями свидетелей, на которые ссылался прокурор в прениях, и обвинительным заключением: «Нам тут свидетель Николау рассказывала, что идея покрасить звезду возникла после их встречи (с Ушивцом), то есть 12-13 августа. Прокурор признает эти показания верными, сам ссылается на них, но показания Николау противоречит обвинительному заключению, потому что, по ее словам, идея покрасить звезду возникла уже после прилета Ушивца».

«Анализа доказательств от прокурора я не услышал, они просто были перечислены», — говорит Лавров. Адвокат обращает внимание на то, что следователь в обвинительном заключении просто переписал одно и то же, доказывая вину по вандализму и по хулиганству. «Вообще главное доказательство, конечно, — это показания Ишутина и Подрезова, которые пересказывают слова Ушивца. Но даже если поверить им, в этом пересказе слов Ушивца не говорится, что парашютисты «наблюдали за окружающей обстановкой». Откуда это следователь взял вообще, если это не подтверждают ни показания свидетелей, ни показания подсудимых?»

«В обвинительном заключении говорится, что подсудимые вступили в преступный сговор не позднее 10 августа. Ушивец прилетел позже, то есть подсудимые вступили в преступный сговор, когда Ушивец был не в России, — продолжает защитник. — Но где доказательства этого? Следователь не нашел, как именно подсудимые связывались с Ушивцом, через какие средства связи».

Выступает адвокат Коротковой Лавров: «Когда я вступил в это дело, я ознакомился с постановлением о предъявлении обвинения моей подзащитной и был несколько шокирован. Флаг государства, с которым мы поддерживаем дипломатические отношения, на здании дома оскверняет это здание. Сразу вопрос: а если я на балконе повешу этот флаг, то я оскверню здание, в котором находится моя квартира? А флаг Украины на посольстве это здание оскверняет?

«У обвинения нет сомнений в правильности квалификации действий обвиняемых, поскольку она полностью подтвердилась в ходе судебных заседаний. У обвинения нет поводов сомневаться в показаниях свидетелей, поскольку они не имели намерения оговорить обвиняемых», — говорит прокурор Пугачев и просит признать подсудимых виновными по обеим статьям.

Начинаются прения сторон, выступает прокурор. Он читает: «Подсудимые вину не признают, утверждают, что отношения к акции не имеют, Подрезов утверждает, что случайно оказался на высотке. Прошу критически отнестись к их позиции, поскольку она направлена на избежание уголовной ответственности».

Также, считает прокурор, обвинение подтверждают показания свидетеля Ангелины Николау, Ивана Семенова, свидетеля Обручевой, протоколами осмотра места происшествия, протоколом осмотра видеозаписи с камер на шлемах парашютистов, вещественными доказательствами и другими материалами.

Адвокат Лепешкиной Насонов заявляет ходатайство о признании некоторых доказательств недопустимыми, ссылаясь на то, что все подсудимые отказались давать показания со ссылкой на 51 статью Конституции РФ, но тем не менее с ними проводились следственные действия, проверка показаний на месте, а также очные ставки. Также адвокат напоминает про постановление об ознакомлении с изменением состава следственной группы, под которым указано, что обвиняемые якобы отказались его подписать — хотя сами они отрицали факт отказа.

Теперь к подсудимым обращается судья: «Так, еще раз, ребята, вы к политике никакого отношения не имеете и за событиями на Украине не следите?». Говорят, что нет.

Судья Марина Орлова заходит в зал, заседание начинается. По просьбе адвоката Коротковой Вячеслава Лаврова подсудимый Владимир Подрезов еще раз подробно объясняет, с какой стороны они с Григорием Ушивцом (Мустангом) подходили к высотке на Котельнической набережной, рассказывает, как выходил из лифта, как ждал Ушивца в шпиле.

На предыдущем заседании суд допросил подсудимую Анну Лепешкину и нескольких свидетелей защиты — знакомых подсудимых, которые давали суду их личные характеристики. В частности, выступил инструктор по парашютному спорту, у которого проходили обучение подсудимые бейсджамперы, и начальник Погребова (последний до задержания работал автомехаником).

«Подельников» украинского руфера Мустанга предложили посадить на три года

На процессе по делу о покраске звезды на высотке в цвета Украины в Таганском суде Москвы в понедельник прошли прения сторон

Звезда на высотке на Котельнической набережной. Фото: AP Photos/ТАСС

Прокуратура запросила для четверых подсудимых по три года лишения свободы. Пятой фигурантке, находящейся на последних месяцах беременности Анне Лепешкиной, обвинение предложило назначить такой же, но условный срок.

В свою очередь, подсудимые и их адвокаты настаивали на вынесении оправдательного приговора. Они назвали уголовное дело сфабрикованным и отвергли обвинение в совершении преступлений по мотивам политической ненависти.

Перед судом предстали четверо любителей прыжков с высотных зданий — Александр Погребов, Алексей Широкожухов, Анна Лепешкина и Евгения Коротова. Парашютисты находятся под домашним арестом. Еще один фигурант — питерский руфер Владимир Подрезов — заключен под стражу. По версии следствия, рано утром 20 августа прошлого года они приняли участие в «осквернении» сталинской высотки на Котельнический набережной в Москве. Оно выразилось в том, что украинский руфер Павел Ушивец по прозвищу Mustang покрасил звезду, венчающую шпиль здания, в цвета Украины и водрузил на здание украинский флаг. Обвинение гласит, что молодые люди действовали заодно с Ушивцом. Парашютисты якобы «стояли на стреме», пока Mustang совершал противоправные действия. Затем они совершили с крыши коллективный прыжок, который засняли на камеру. Обвинение гласит, что бейсджамперы планировали выложить ролик в Сеть, чтобы привлечь к акции «широкий негативный общественный резонанс».

Короткая речь

Речь прокурора Дмитрия Пугачева, прозвучавшая в Таганском суде Москвы, оказалась достаточно короткой. Он заявил, что считает доказанным причастность подсудимых к хулиганству и вандализму (ч. 2 ст. 213 и ч. 2 ст. 214 УК РФ). Преступления были совершены группой лиц по предварительному сговору по мотивам политической ненависти и вражды.

Стоит отметить, что в ходе судебного процесса, который длился с 4 августа, подсудимые отрицали вину. Парашютисты утверждали, что ничего не знали об акции Мустанга, не были с ним знакомы, и вообще не интересуются политикой. Владимир Подрезов признался, что провел Ушивца на крышу высотки, однако уверял: он не предполагал, что Мустанг перекрасит звезду. По словам подсудимого, он ушел внутрь шпиля, так ему стало холодно на ветру. О том, что Ушивец натворил, он узнал, только когда тот дома попросил у него планшет и продемонстрировал выложенную в Сеть запись.

Обращаясь к суду, прокурор просил его критически отнестись к позиции подсудимых. «Она направлена на то, чтобы избежать уголовной ответственности», — сказал он. Для Александра Погребова, Алексея Широкожухова, Евгении Коротовой и Владимира Подрезова гособвинитель запросил по три года в колонии общего режима, а для Анны Лепешкиной такой же, но условный срок. Почему — прокурор объяснять не стал. Однако это было и так ясно: за время домашнего ареста подсудимая успела забеременеть и уже через месяц планирует рожать.

Выступление адвокатов заняло почти три часа. Защитники утверждали, что в ходе следствия и судебного процесса вина подсудимых не была доказана. Они настаивали, что следствие не нашло ни одной улики, которая бы подтверждала сговор парашютистов с Ушивцом. Телефонные звонки и переписка в социальных сетях говорили лишь об обратном — молодые люди не были знакомы. Ранее никто их них не был замечен в каких-либо политических акциях, а утверждение, что они будто бы испытывали «ненависть к позиции Российской Федерации в политических отношениях с Украиной» — голословно. «Подсудимая Лепешкина имеет благодарность за участие в патриотическом воспитании молодежи! Ненависть — это такая же выдумка следствия, как и все дело», — уверял ее защитник Олег Насонов.

Защита вспомнила «славные годы НКВД»

Адвокат Коротковой Владимир Лавров отметил, что, если бы подсудимые хотели провести политическую акцию, то на видеозаписях и фотографиях, которые у них изъяли, они непременно бы сняли окрашенную звезду. Однако на них зафиксирован только прыжок.

«Зачем брать эту запись и навешивать в нее то, что в ней не содержится? — негодовал защитник. — Хочешь не хочешь — вспомнишь славные годы НКВД, когда ради повышения по службе и получения звездочки на ровном месте раздували дело, чтобы показать, какие они (следователи) борцы с контрреволюцией».

Защитник выразил недоумение по поводу того, что покраску звезды в цвета Украины расценили как вандализм. Лавров заметил, что с юридической точки зрения это не есть осквернение здания. «Вот если бы они написали классическое русское слово из трех букв, или нарисовали свастику, наверное, это осквернение, — озвучил свою точку зрения юрист. — Но когда красят звезду в цвет государства, с которым у нас дипломатические отношения и народ которого мы считаем братским, о каком вандализме может идти речь?»

Он призвал суд «поставить точку в деле» и «дать по рукам следователям, которые подыгрывают украинской хунте». Последняя, по мнению адвоката, «любой плевок в сторону России раздувает до вселенского размера».

Защитники утверждали, что обвинение в деле построено на косвенных доказательствах: показаниях подсудимого Владимира Подрезова и свидетеля Кирилла Ишутина. Оба спустя четыре месяца после начала расследования неожиданно вспомнили, что Ушивец якобы говорил о каких-то бейсджамперах, которых он планировал привлечь к своей акции. Подрезов в суде отказался от своих слов, сказав, что дал показания под диктовку следователя. Ишутин хоть и подтвердил показания в суде, однако, как полагают адвокаты, не был правдив. Его обвиняли в хранении наркотиков, а дело вел тот же следователь.

Другие публикации:  Заявление о принятии обеспечительных мер в суд общей юрисдикции образец

«Я понимаю Ишутина — сидеть тяжело. Я понимаю и своего подзащитного», — сказала адвокат Подрезова Нина Савиных. Она полагает, что следствие «шло по фашистскому пути, заставляя детей стать предателями и сдать» других, чтобы смягчить собственную участь.

Защитница обратила внимание суда на то, что все подсудимые положительно характеризуются. Кандидат в мастера парашютного спорта Короткова не раз побеждала в различных соревнованиях, отстаивая честь страны, Широкожухов, сидя под домашним арестом, сшил специальный костюм, в котором на соревнованиях победили его друзья. Что же касается ее подзащитного, то Подрезов в свои 19 лет хоть и был уже ранее судим за кражу, но это не говорит о том, что он плохой человек.

«У нас одна треть страны сидит, треть судима, а еще треть будет сидеть», — сказала защитница, отметив, что не одну судимость имел и вождь мирового пролетариата Владимир Ленин.

Защитница Погребова Ольга Лукманова отметила, что за год расследования сыщики не потрудились отправить запрос об оказании правовой помощи в Украину с тем, чтобы там получить показания у Павла Ушивца. «Все знали, что, если он даст показания, то дело будет поломано», — сказала адвокат. Она назвала дело политическим, а подсудимых — патриотами своей страны. «Они ни в чем не виноваты и должны быть оправданы», — заявила защитница.

Подсудимые: «За что нас наказывать?»

Фигуранты были с этой позицией солидарны. Выступая с последним словом, Евгения Короткова заявила, что у нее нет причин ненавидеть государство, которое дало ей два высших образования, работу в крупной компании, возможность выступать за страну на соревнованиях и путешествовать по миру.

«Я люблю свою страну, и меня не устроит даже условный срок», — сказала она. Анна Лепешкина заметила, что она и ее друзья просто «оказались не в том месте и не в то время», а все 9 томов уголовного дела только подтверждают ее невиновность. «Я и мои друзья ни в чем не виноваты, за что нас наказывать?», — вопрошал Александр Погребов. Алексей Широкожухов попросил об оправдательном приговоре. А Владимир Подрезов оставил квалификацию его действий «на усмотрение суда».

Ожидается, что приговор будет озвучен 8 сентября.

Цвета Украины. Обвиняемым в перекраске звезды высотки разрешили ходить по врачам

Суд продлил еще на два месяца срок домашнего ареста Александру Погребову, Алексею Широкожухову, Анне Лепешкиной и Евгении Коротковой. Просьба позволить им работать не была услышана судом, но суд разрешил ходить фигурантам по врачам

Покраска звезды на жилом доме на Котельнической набережной в первоначальный цвет. Ранее она была покрашена неизвестными в цвета флага Украины. 20 августа 2014. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Таганский суд Москвы в понедельник продлил до конца марта срок домашнего ареста четверым фигурантам громкого уголовного дела о перекрашивании звезды высотки на Котельнической набережной и установке на шпиле украинского флага. Обвиняемым удалось добиться некоторых послаблений. Им хотя и не разрешили работать, зато позволили посещать медицинские учреждения. Раньше для этого требовалось письменное разрешение следователя.

На заседание суда Александр Погребов, Алексей Широкожухов, Анна Лепешкина и Евгения Короткова — молодые люди в возрасте от 25 до 33 лет — приехали в сопровождении инспекторов ФСИН. Однако те настолько доверяли обвиняемым, что не стали ждать даже начала слушания и уехали.

Фигуранты дела находятся под домашним арестом уже пять месяцев — с 21 августа прошлого года. Им предъявлено обвинение в «вандализме» и «хулиганстве», совершенном «группой лиц по мотивам идеологической и политической ненависти» (ч. 2 ст. 214 и ч.2 ст. 213 УК). Следствие считает, что они причастны к инциденту, который произошел в ночь на 20 августа. Тогда кто-то взобрался на сталинскую высотку на Котельнической набережной, покрасил шпиль и водрузил на нем украинский флаг. Фигуранты дела вину отрицают. Они утверждают, что в тот день они совершили парашютный прыжок с высотки, в то время как кто-то другой перекрасил звезду.

Примечательно, что спустя несколько дней в Интернете в перекраске звезды на высотке признался украинский руфер Павел Ушевец, известный под кличками Руфер Григорий и Mustang Wanted. 12 сентября 2014 года Таганский суд заочно арестовал Ушевца, но МВД Украины отказало России в выдаче подозреваемого.

Однако, несмотря на это, предъявленное молодым людям обвинение не претерпело трансформации. На заседании суда заместитель 3-го Следственного отдела Следственного управления СК по ЦАО Константин Хенкин заявил, что основания для отмены ранее избранной меры пресечения фигурантам не имеется. Дело же представляет особую сложность: по нему проходит большое количество фигурантов.

«Нам необходимо провести еще две очные ставки, закончить расследование, ознакомить обвиняемых с материалами дела, составить и предъявить обвинение в окончательной редакции», — озвучил он свои аргументы. Представитель прокуратуры его поддержал.

Обвиняемые были категорически против. Все они утверждали, что ни в чем не виноваты, а домашний арест лишает возможности зарабатывать на жизнь, помогать родителям и оплачивать адвокатов. Они просили если не отменить избранную меру пресечения, то смягчить ее.

Просьба о работе

«Я считаю, что нахожусь под стражей незаконно, — первой поднялась Евгения Короткова. Не было ни одной улики, что это мы перекрасили звезду. Все эти пять месяцев я лишена права работать. Невозможно ни оплачивать адвокатов, ни покупать продукты домой». Девушка попросила смягчить меру пресечения, чтобы она могла работать и помогать родителям. «Мы на все следственные действия являемся самостоятельно. Мы только за сотрудничество со следствием, поскольку невиновны и хотим, чтобы посадили виновных людей», — привела она свой последний довод.

В свою очередь, Анна Лепешкина посетовала, что она вынуждена жить на средства матери-пенсионерки. «Я даже нахожусь не у себя дома, а по месту прописки. У меня там даже нет личных вещей, — возмутилась она. — Кажется, что сидеть дома легко, но у меня даже нет возможности сходить к врачу или в аптеку. Одного часа в день для прогулки ни на что не хватает».

Алексей Широкожухов просил суд разрешить ему пользоваться Интернетом и телефоном, чтобы он мог найти хоть какую-нибудь работу и материально помогать родителям, а также младшим брату и сестре. Александр Погребов вторил ему. «У меня родители пенсионеры, отец инвалид 2-й группы. А получается, что я сижу на их шее», — сказал он.

Адвокаты фигурантов просили ходатайство следствия отклонить. Они утверждали, что документ составлен с нарушением закона, оснований для дальнейшего нахождения их подзащитных под стражей нет, а их права нарушаются.

Так, защитник Коротковой Николай Лавров заявил, что уголовное дело было возбуждено без достаточных на то оснований. «На крышу дома повесили флаг государства, с которым мы поддерживаем дипломатические отношения. В чем здесь преступление? — вопрошал он. — Ну, покрасили сплошным цветом часть звезды. Без непристойной надписи покрасили. Где здесь хулиганство или вандализм? Мы должны знать, за что людей арестовывают».

Его коллега Евгений Одоев обратил внимание на то, что, по решению суда, обвиняемым запрещено пользоваться телефонной связью и Интернетом, получать и отправлять почту. Это приводит к тому, что нарушается право фигурантов на защиту, так как они не могут обжаловать в суде постановления следователя и решение суда.

Адвокат рассказал, что недавно в деле сменился следователь и его подзащитная не смогла связаться с новым, чтобы получить у него разрешение сходить к врачу. «Три дня следователя искали. Это нонсенс. А человек чувствовал себя хуже день ото дня», — заметил защитник.

Дело особой сложности

Он и его коллеги утверждали, что, по закону, ходатайство о продлении меры пресечения обвиняемым в тяжких преступления на срок свыше шести месяцев следователь должен был подать в суд с согласия прокурора Москвы и только в случае особой сложности дела.

Однако этот порядок был нарушен, а об особой сложности дела в данном случае говорить не приходится.

Впрочем, Константин Хенкин не был согласен с этими аргументами. Он заявил, что за пять месяцев расследования по делу было назначено и проведено «большое количество экспертиз», а также «четыре или пять очных ставок».

Поблажка суда

В итоге судья Софья Прохорова удовлетворила просьбу следствия и оставила фигурантов под домашним арестом до 20 марта. Фигуранты получили небольшое послабление. «Обвиняемым не разрешено покидать место жительства без письменного разрешения следователя за исключением посещения медицинских учреждений и госпитализации при наличии соответствующих оснований», — говорилось в решении суда.

Покидая суд, защитники фигурантов отметили, что раньше для того, чтобы сходить к врачу, их подзащитным требовалось письменное разрешение следователя. Однако, несмотря на небольшую поблажку суда, они не согласны с продлением домашнего ареста и намерены обжаловать судебный акт в Мосгорсуде.

В понедельник же суд оставил до 20 марта под стражей пятого фигуранта дела, 19-летнего жителя Санкт-Петербурга Владимира Подрезова. Он был арестован 28 августа 2014 года. В отличие от четверых предыдущих фигурантов, он находится в СИЗО.

Настаивая на его дальнейшем нахождении в изоляторе, следователь указал, что молодой человек по месту прописки не проживал, ранее был судим, а, оказавшись на свободе, может скрыться и рассказать находящемуся в розыске Павлу Ушевцу подробности следственных действий.

«У нас по статистике полстраны были судимы, а Ленин вообще шесть раз был судим», — опровергла аргументы сыщика адвокат Подрезова Нина Савиных.

Ее подзащитный заверил, что не будет бегать от следствия и заявил, что вообще не участвовал в акте вандализма. «Когда Ушевец предложил помочь в раскраске звезды, я отказался и спустился этажом ниже», — сказал он. Но суд ему не поверил.