Судебная практика по делам отсутствующим права собственности

19.04.2018 Выкл. Автор admin

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 33-КГ17-3 Суд отменил принятое определение о признании отсутствующим права ответчика на земельный участок по делу о признании права собственности на земельный участок, поскольку суд не выяснил, зарегистрировано ли право собственности истца на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли он владеть данным участком

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ЗАО «Племенной завод «Черново» к Мараевой Л.И. о признании права собственности отсутствующим, прекращении права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности на земельный участок, взыскании государственной пошлины

по кассационной жалобе Мараевой Л.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Мараевой Л.И. — Дружинина Е.В., Дружининой С.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ЗАО «Племенной завод «Черново» Хомченко М.В., Кутейникова И.Е., Нурекенова И.С., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ЗАО «Племенной завод «Черново» (далее — Общество) обратилось в суд с иском к Мараевой Л.И. о признании права собственности Мараевой Л.И. на земельный участок отсутствующим, прекращении данного права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности Общества на спорный участок, взыскании государственной пошлины.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 2 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Общества отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Общества о признании права Мараевой Л.И. отсутствующим, признании права собственности на земельный участок, взыскании судебных расходов отменено, принято новое решение, которым признано отсутствующим право Мараевой Л.И. на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . область, . район, ТОО «Рейзино», массив: Участок . рабочий участок . кадастровый номер . За Обществом признано право собственности на указанный земельный участок. С Мараевой Л.И. в пользу Общества взысканы судебные расходы на уплату госпошлины в размере 6000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Общество является правопреемником ТОО «Рейзино» (далее — Товарищество), которое создано в 1992 году в процессе реорганизации сельскохозяйственного предприятия совхоза им. . и учредительный договор которого подписан 26 марта 1992 г. (т. 1, л.д. 73-78).

Для обеспечения деятельности Товарищества учредители образовали уставный фонд, который состоял из имущественных и земельных паев участников Товарищества, переданных в коллективно-долевую собственность Товарищества (пункт 5.1 учредительного договора).

18 октября 1993 г. Товариществу выдано свидетельство о праве собственности N 6212 на землю сельхозугодий площадью . га (. кв.м) (т. 1, л.д. 111).

Согласно кадастровому паспорту земельный участок общей площадью . кв.м, расположенный по адресу: . область, . район, . ТОО «Рейзино», поставлен на кадастровый учет 30 декабря 1994 г. с присвоением кадастрового номера . (т. 1, л.д. 127).

Галушкина Д.М. при реорганизации совхоза . являясь владельцем земельного пая (доли) в размере . баллогектаров, вступила в число учредителей ТОО «Рейзино».

2 июня 1996 г. Галушкина Д.М. умерла.

13 февраля 1998 г. Мараевой Л.И. государственным нотариусом Гатчинской государственной нотариальной конторы Бурхановой Д.А. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию после умершей Галушкиной Д.М. В состав наследственного имущества вошел земельный пай, который принадлежал умершей на основании свидетельства на право собственности на землю, выданного 27 февраля 1996 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству администрации Гатчинского района Ленинградской области (т. 2, л.д. 88).

26 декабря 2006 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Мараевой Л.И. на земельную долю в размере . баллогектаров в праве общей долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером . (т. 1, л.д. 232).

29 сентября 2010 г. за ответчиком Мараевой Л.И. зарегистрировано право собственности на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . рабочий участок . кадастровый номер . (т. 1, л.д. 202).

Данный участок выделен ответчиком для ведения сельского хозяйства из земельного участка с кадастровым номером . принадлежащего на праве собственности истцу, и поставлен на кадастровый учет 9 августа 2010 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Общество не представило доказательств внесения Галушкиной Д.М. своего земельного пая (доли) в качестве учредительного взноса в созданное при реорганизации совхоза Товарищество. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права с данными требованиями.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании отсутствующим права Мараевой Л.И. на земельный участок и признании за Обществом права собственности на указанный земельный участок и удовлетворяя требования в отмененной части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что имеющимися в деле доказательствами, в том числе учредительным договором Товарищества, подтверждается факт внесения работниками совхоза . своих земельных паев (долей) в уставный капитал Товарищества. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что земельный пай, полученный Галушкиной Д.М. при реорганизации совхоза в 1992 году, передан ею в уставный капитал Товарищества, учредителем которого она являлась, в связи с чем после смерти Галушкиной Д.М. полученный ею земельный пай не мог входить в состав наследственного имущества и у Мараевой Л.И. право собственности на земельный пай, а затем и на земельный участок возникнуть не могло.

Между тем судом апелляционной инстанции не было учтено следующее.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как видно из материалов дела, одними из заявленных Обществом требований были требования о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот земельный участок.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем совместном постановлении Пленумов от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (пункты 58, 59) разъяснил, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52 вышеуказанного постановления).

Другие публикации:  Мгппу экспертиза игрушек

По смыслу данных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и признании за лицом права собственности на то же недвижимое имущество являются взаимоисключающими.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Общества о признании отсутствующим у ответчика права собственности на земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот участок.

Вместе с тем, из приведенных выше разъяснений следует, что возможность обращения как с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим, так и с требованием о признании за лицом права собственности на недвижимое имущество предоставлена лицу, в чьем владении находится имущество.

Однако материалы дела не содержат сведений о нахождении указанного выше имущества во владении Общества.

Доводам о том, что право Общества на спорный земельный участок в ЕГРП не зарегистрировано, поскольку в результате выдела Мараевой Л.И. данного участка в счет своей земельной доли из земельного участка с кадастровым номером . право собственности Общества на спорный участок прекратилось, а также доводам о том, что спорный участок из владения Общества выбыл и находится в ее пользовании, суд апелляционной инстанции оценки не дал.

Каких-либо выводов о том, зарегистрировано ли право собственности Общества на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли Общество владеть данным участком, апелляционное определение в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Признать право отсутствующим: ВС разъяснил, когда это возможно

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим ( А08-7941/2015 ). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

«Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим», – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист “Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не “задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

Судебная практика по делам отсутствующим права собственности

ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

т ел.: (4822) 39-08-74,

Прием заявлений и жалоб ведется по адресам:

ул. Горького, д. 37, Тверь, 170026

пр-т Победы, д. 53, Тверь, 170028

Возможность предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим закреплена в п. 52 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Тем не менее, до сих пор на практике сохраняется неопределенность относительно того, в каких именно случаях такой иск может считаться надлежащим способом правовой защиты.

Как разъяснил Верховный Суд РФ в названном Постановлении, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Из указанного следует, что предъявление иска о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и, несмотря на кажущуюся универсальность, подлежит использованию весьма ограниченно: такой иск может быть заявлен только в случае невозможности защиты права истца посредством использования таких способов защиты, как признание права или истребование имущества из чужого незаконного владения.

Рассматриваемый способ защиты права, как впрочем любой другой, в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению его нарушенных или оспариваемых прав.

Какие особенности нужно учесть при выборе этого способа защиты?

1. Признание права отсутствующим не применяется в случае, если права собственника могут защищаться иными способами посредством предъявления специальных исков.

Решением суда отказано в удовлетворении иска Администрации муниципального образования Потанинское сельское поселение Волховского муниципального района Ленинградской области к Г., Л., Т. о признании отсутствующим права собственности на часть общественно-торгового центра.

Другие публикации:  Виды доверенность на автомобиль

Судом установлено, что спорное имущество находится во владении истца, однако в ЕГРП его право собственности не зарегистрировано. Ответчики являются единственными лицами, за которыми зарегистрировано право собственности на спорное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам, оставляя решение без изменения, исходила из того, что в связи с отсутствием зарегистрированного права МО Потанинское сельское поселение на спорное имущество, истцом избран ненадлежащий способ защиты права в виде требования о признании зарегистрированного права собственности ответчиков на спорное имущество отсутствующим, поскольку истец в указанной ситуации не лишен возможности защитить свои права посредством предъявления иска о признании права.

Согласно п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Как пояснил представитель истца, с иском о признании права собственности на спорное имущество администрация не обращалась.

(Определение Ленинградского областного суда от 28.02.2013 № 33-795/2013)

2. Возможность обращения в суд с требованием о признании права отсутствующим предоставлена лицу, в чьем владении находится спорное имущество. Поскольку избираемый способ защиты должен приводить к восстановлению права собственника, иск о признании права собственности отсутствующим не может быть заявлен невладеющим собственником, так как удовлетворение такого иска не приведет к восстановлению владения. В данной ситуации надлежащим способом защиты является предъявление виндикационного иска.

Гражданин А. обратился в суд с иском к Департаменту имущественных и земельных отношений, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, сособственникам спорного земельного участка о признании отсутствующим права общей долевой собственности; возложении на Управление ФРС обязанности погасить в ЕГРП запись о праве собственности ответчиков на земельный участок, ссылаясь на незаконность постановки данного земельного участка на кадастровый учет, поскольку у ответчиков отсутствуют правоустанавливающие документы на земельный участок, т.к. Приказ Департамента имущественных и земельных отношений о предоставлении в общую долевую собственность земельного участка и договор купли-продажи указанного земельного участка признаны недействительными (ничтожными) решением суда. Росреестр отказал истцу в государственной регистрации прекращения права общей долевой собственности на спорный земельный участок, что послужило поводом для обращения в суд.

Отказывая в удовлетворении требований о признании права общей долевой собственности ответчиков на вышеуказанный земельный участок отсутствующим, суд первой инстанции исходил из того, что истцом избран ненадлежащий способ защиты.

Судебная коллегия согласилась с позицией нижестоящего суда, указав, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Установлено, что А. не является ни собственником спорного земельного участка, ни фактическим владельцем. Истец не представил доказательств, подтверждающих его право на земельный участок, а также доказательств нарушения его прав записями о правах ответчиков на спорный земельный участки в ЕГРП.

Доводы истца о том, что зарегистрированное право ответчиков нарушает его право на приватизацию собственного участка, поскольку имеет место наложение границ смежных земельных участков, признаны необоснованными, т.к. оба земельных участка постановлены на кадастровый учет без установления границ.

(Определение Воронежского областного суда от 22.04.2014 № 33-2157/2014)

В другом случае суд удовлетворил иск Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Брянску к Н.А., ГУП Брянской области «Брянсккоммунэнерго» о признании зарегистрированного права собственности отсутствующим.

Судом было установлено, что распоряжением областного Комитета по управлению государственным имуществом четырехэтажное здание было передано на баланс районного ОВД. В ЕГРП содержатся сведения о регистрации права оперативного управления за УМВД на нежилое помещение площадью 2794,9 кв.м. За Н.А. зарегистрировано право собственности на помещение котельной площадью 83,9 кв.м.

Суд, рассматривая заявленный спор, пришел к выводу о том, что спорный нежилой объект (помещение котельной) находится во владении УМВД г. Брянска. Данный вывод суда был основан на пояснениях представителя истца, данных в судебном заседании.

В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции установлено, что помещение котельной находится во владении Н.А., который принял меры к осуществлению реконструкции нежилого помещения, получил технические условия о возможности подключения к сетям водоснабжения и водоотведения, технические условия на теплоснабжение, на электроснабжение, заключил договор возмездного оказания услуг по техническому присоединению к электрической сети. По его заказу выполнен проект реконструкции подвала под офисное помещение. В указанном помещении была разобрана кирпичная кладка и выполнена стяжка полов. Областным Управлением имущественных отношений ответчику предоставлялся в аренду земельный участок площадью 3018 кв. м, сроком на 11 месяцев, для использования встроенной котельной, нежилых помещений.

Принимая во внимание, что иск о признании права отсутствующим может быть заявлен только владеющим собственником спорного имущества, судебная коллегия пришла к выводу о том, что УМВД России по г. Брянску, избрало ненадлежащий способ защиты своего права, так как не является владельцем спорного помещения.

В результате решение было отменено, в удовлетворении иска отказано.

(Определение Брянского областного суда от 25.02.2014 № 33-74/14)

3. Иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом.

Б. обратилась в суд с иском к В. о признании права В. на участок с кадастровым номером 69:33:092201:7 отсутствующим.

В обоснование иска ссылалась на наличие на ее земельном участке с кадастровым номером 69:33:0000009:175 земельного участка с кадастровым номером 69:33:0092201:7, площадью 356 кв.м., принадлежащего Воробьевой З.В.

Решением суда данное требование удовлетворено. Признано отсутствующим право собственности В. на земельный участок в части его наложения площадью 186,0 кв.м. на земельный участок Б.

В ходе рассмотрения дела проведена судебная землеустроительная экспертиза, которой установлено, что имеется наложение границ земельных участков, площадь наложения составляет 186 кв.м.

Суд пришел к выводу о том, что право собственности В. на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 отсутствует в той части контура пашни (северная сторона), которая расположена на земельном участке Б., а именно, на площади наложения, размером 186,0 кв.м.

Отменяя данное решение о отказывая в удовлетворении требований, суд апелляционной инстанции указал, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Из материалов дела усматривалось, что истец и ответчик являются собственниками двух земельных участков, имеющих разную категорию и разрешенное использование. Сведения о принадлежности сторонам одного и того же объекта недвижимости, отсутствуют. В связи с этим такой способ защиты как признание отсутствующим права собственности ответчика на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 не может быть использован истцом для защиты его прав, поскольку истцу и ответчику на праве собственности принадлежат разные объекты недвижимости; полное наложение границ указанных земельных участков отсутствует.

(Определение Тверского областного суда от 28.01.2014 № 33-334/2014)

4. Обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у ответчика основания возникновения права и наличие такового у истца. Иными словами, признание права отсутствующим безусловно связано с необходимостью выводов в отношении материально-правового основания его возникновения.

Р.В.П. обратился в суд с иском к Р.А.В., З.Р.К. о признании права общей долевой собственности ответчиков на земельный участок и расположенный на нем жилой дом отсутствующим, признании за ним права собственности на земельный участок и жилой дом.

В обоснование заявленных требований указал, что в 1987 г. ему был предоставлен земельный участок на праве постоянного (бессрочного) пользования для строительства жилого дома и ведения подсобного хозяйства. Истцом был возведен жилой дом. Ответчики зарегистрировались в жилом доме, впоследствии в спорный дом вселился истец, и проживает в нем по настоящее время.

В 2013 г. ответчики зарегистрировали право общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок.

Истец полагал, что поскольку земельный участок был предоставлен ему, он своими силами и за счет своих средств возвел жилой дом на участке, несмотря на отсутствие государственной регистрации, у него возникло право собственности на спорные объекты недвижимости.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Суд установил, что право общей долевой собственности на земельный участок зарегистрировано за ответчиками на основании выписки из похозяйственной книги, из которой следует, что ответчикам на праве постоянного (бессрочного) пользования принадлежит земельный участок. Право собственности ответчиков на жилой дом зарегистрировано на основании декларации об объекте недвижимого имущества.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что основания возникновения права общей долевой собственности ответчиков на спорные жилой дом и земельный участок не оспорены, не признаны недействительными в порядке, установленном законом. Кроме того истцом не предоставлено суду допустимых и относимых доказательств возникновения у него именно права собственности на земельный участок и возведенный на участке жилой дом.

Оставляя решение без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у другого лица (ответчика) титула (основания) возникновения данного права на конкретный объект и наличие такового у истца.

(Определение Новосибирского областного суда от 25.12.2014 № 33-10596/2014)

5. Предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

Другие публикации:  Требования к помещениям с категорией в3

Б. обратился в суд с иском к С. о выделе принадлежащей ему на праве собственности 1/10 доли нежилого помещения в натуре, прекращении права общей долевой собственности.

С. обратился в суд со встречным иском о признании отсутствующим право собственности Б. на 1/10 долю указанного имущества. Указал, что в результате пожара здание было уничтожено. С. за счет собственных средств, построил новый объект недвижимого имущества — нежилое трехэтажное здание, Б. не участвовал в финансировании строительства нового объекта, кроме того он отказывается от возмещения затрат, понесенных С., пропорционального его доли. В настоящее время указанное нежилое здание находится в фактическом владении и пользовании С.

В судебном порядке за Б. признано право общей долевой собственности на указанное здание в размере 1/10. Запись о праве общей долевой собственности на данный объект недвижимости, внесена в ЕГРП. Наличие зарегистрированного права Б. на указанное здание нарушает право собственности С., поскольку создает угрозу распоряжения частью этого здания, путем выдела в натуре принадлежащей Б. доли в праве общей долевой собственности.

Решением суда в удовлетворении искового требования Б. отказано. Встречные исковые требования С. удовлетворены.

Отменяя решение, суд апелляционной инстанции указал, что предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

В данном же случае зарегистрированы доли в праве общей долевой собственности; на 1/10 доли зарегистрировано право Б., и не зарегистрировано право собственности на эту же долю за С.

Таким образом, С. избран ненадлежащий способ защиты права.

(Определение Иркутского областного суда от 19.12.2014 № 33-10476/2014)

6. Результатом удовлетворения требований истца о признании права отсутствующим должно быть восстановление его нарушенных или оспариваемых прав.

Истцы обратились в суд с иском к Г. и просили признать отсутствующим право собственности Г. на земельный участок площадью 2080,0 кв.м в части превышающей площадь 1500,0 кв.м с внесением соответствующих изменений в сведения ЕГРП; обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области снять с кадастрового учета данный земельный участок; обязать Г. за счет собственных средств снести два забора между двумя земельными участками.

Требования мотивированы тем, что истцы являются жителями деревни Клещево, собственниками и пользователями жилых домов по улице 2-ая Гальяновка. Ответчиком в 1999 году приобретен земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:55. По договору аренды на противоположной стороне улицы ему был предоставлен в аренду земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:01. Ответчик объединил указанные участки, путем присоединения земельного участка общего пользования около 12,0 м шириной, равный ширине улицы 2-ая Гальяновка. В результате указанных действий улица превратилась в тупик, и истцы лишены возможности прохода и проезда через улицу. Незаконными действиями ответчика Г. увеличена площадь его земельного участка, и зарегистрировано право собственности на существующую дорогу.

Решением суда исковые требования оставлены без удовлетворения.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, исходил из того, что истцы не являются собственниками либо владельцами спорного земельного участка; отсутствуют доказательства нарушения ответчиком их прав как землепользователей.

Судебная коллегия оставила решение без изменения, указав, что истцами не представлено доказательств принадлежности им спорного земельного участка на каком-либо праве, в связи с чем их требование о признании отсутствующим на него права собственности ответчика и разрешение этого требования по существу не может повлиять на возникновение, изменение или прекращение их прав на указанный объект недвижимости.

(Определение Тверского областного суда от 09.04.2013 № 33-1224/2013)

1. Спор о признании права собственности отсутствующим не является публично-правовым и рассматривается в рамках искового производства.

Согласно п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество не подлежит оспариванию путем заявления требований, подлежащих рассмотрению по правилам главы 25 ГПК РФ или главы 24 АПК РФ, поскольку в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.

2. Стороны по иску о признании права собственности отсутствующим.

— Истец — лицо, в чьем владении находится спорный объект и за которым зарегистрировано соответствующее право собственности;

— Ответчик — лицо, за которым зарегистрировано спорное право.

Государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, поскольку не является субъектом материально-правовых отношений, связанных с правами на недвижимое имущество, не имеет притязаний на недвижимое имущество, а является органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Однако государственный регистратор может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (п. 53 Постановления № 10/22).

3. На иски о признании права отсутствующим не распространяется исковая давность, поскольку такие иски по своей природе являются негаторными.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Согласно абзацу третьему п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

В связи с тем, что предъявленный истцом иск о признании права отсутствующим был направлен на оспаривание зарегистрированного права ответчиков на спорное имущество, и, при этом, спорное имущество находится во владении истца, в силу ст. 208 ГК РФ на предъявленное исковое требование о признании права отсутствующим исковая давность не распространяется.

Правовые последствия решения о признании права собственности отсутствующим для других судебных процессов

К идее написать об этом вопросе меня подтолкнула конкретная ситуация: мне принесли проанализировать документы по идущему спору и оценить перспективы..

Краткая фабула дела: со ссылкой на наличие зарегистрированного права собственности на большой земельный участок Минобороны заявляет в суд общей юрисдикции требование о признании отсутствующими прав нескольких лиц на более мелкие участки, которые входят в его территорию. В рамках заседания выясняется, что за год до этого Минобороны обращалось с подобным требованием в арбитраж к иному не участвующему в деле лицу и оно в рамках защиты своего права предъявило встречный иск о признании права Минобороны на «большой участок» отсутстующим. Встречный иск был удовлетворен, решение устояло во всех инстанциях, включая попытку надзора. В свою очередь, в новом деле суд игнорирует данное решение арбитража о признании права собственности отстствующим, ссылаясь на то, что «преюдициального характера данное решение не имеет», так как в нем участвовали иные стороны, и выносит на основе оспоренного ранее права решение против ответчиков.

Такой подход суда на первый взгляд представляется абсолютно необоснованным.Однако п.4 Пленума 10/22 ограничивает преюдициальное значение решений по иска о правах на имущество, указывая, что в споре с иными лицами данные обстоятельства исследуются судом заново и оцениваются отдельно с учетом ранее вынесенных решений.

Неоходимо отметить, что п.4 Пленума 10/22 носит характер общего правила и не определяет специфику для конкретных исков. Строго формально суд, опираясь на данное положение, действительно может прийти к выводу о том, что спор о признании права отсутствующим является иском о праве на имущество, а, следовательно, преюдиции не порождает.

Однако последствием решения о признании права отсутствующим является, в том числе прекращение зарегистрированного права. Если следовать формальному подходу, то суд по каждому делу должен заново анализировать обстоятельства «отсутствия права» и делать вывод о его отсутствии и заново исключать из ЕГРП, хотя права там уже нет.

В свою очередь, это явно противоречит п.1 ст.2 закона №122-ФЗ о гос.регистрации: «Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права». Если по результатам рассмотрения предыдущего спора право признано отсутствующим, то в силу ст.13 ГПК РФ (а в АПК РФ аналогичная норма ст.16) судебное постановление является обязательным для всех лиц (единственное исключение предусмотрено только для непривлеченных третьих лиц, чьи права были затронуты, и то в виде возможности оспаривания в рамках этого же, а не самостоятельного процесса).

Представляется, что формулировки ст.61 ГПК РФ про преюдициальный характер «обстоятельств» не позволяют однозначно определить юридическое значение обстоятельств, установленных именно резолютивной частью судебного постановления (очевидная конкуренция ст. 13 и ст. 61 ГПК), что в совокупности с общим правилам п.4 Пленума №10/22 порождает возникновение на практике таких парадоксальных актов суда.

Искренне надеюсь, что на стадии апелляции «трактовка» правовых последствий решения о признании права отсутствующим данная судом первой инстанции все-таки будет признана неверной, хотя шансы на это в суде общей юрисдикции становятся все более и более призрачными.