Новая пенсия фсб

03.02.2018 Выкл. Автор admin

Пенсии: После гражданских Медведев займется деньгами военных

Защитников России лишат льгот по требованию МВФ

Реванш гайдаровщины в России, кажется, коснется всех. Если «простым» гражданам пенсионный возраст повысят уже осенью, то военных пенсионеров лишат социальных привилегий чуть позже. Это становится очевидным при внимательном анализе происходящего вокруг пенсионной реформы.

Главное, чем озабочены сейчас чиновники, — как успокоить общественное мнение и повысить пенсионный возраст без серьезного протеста со стороны общества. Ради этого реформа преподносится как благо, как способ увеличить пенсии для тех, кто их получает. Именно на этом сделал акцент министр труда Максим Топилин в своем свежем интервью «Известям».

По его словам, в 2019 году прибавка к пенсии неработающего пенсионера должна составить в среднем 1 тысячу рублей. То есть за год пенсионеры получат в среднем на 12 тысяч рублей больше. Ответил министр и на вопросы о льготниках. Для тех, кто работает во вредных и тяжелых условиях труда ничего не изменится: ни пенсионный возраст, ни необходимый для выхода на пенсию стаж.

При этом Топилин обошел стороной возможность изменений порядка выплаты пенсий военным пенсионерам. Речь идет о военнослужащих Минобороны, сотрудниках МВД, ФСБ, ФСИН и т. д. Действительно, разрабатываемый сейчас законопроект не предполагает повышение пенсионного возраста силовикам. Однако это не значит, что о них в правительстве забыли.

Не далее как в середине июня стало известно, что в Минфине обсуждают изменение стажа для выхода на пенсию для военнослужащих и сотрудников силовых структур. В этом признался не кто-нибудь, а первый вице-премьер Антон Силуанов. По его словам, стаж выслуги для получения права выхода на пенсию военнослужащих «должен быть скорректирован».

О том, какая именно это может быть «корректировка» легко догадаться, если познакомиться с идеями директора Научно-исследовательского финансового института (НИФИ) Минфина РФ Владимира Назарова. Ведь именно это учреждение является, по словам экономиста Михаила Делягина, «ключевым разработчиком налоговых и пенсионных катастроф», организуемых либералами в России.

Правительство «юристов» упорно навязывает стране ущербную социально-экономическую модель

Так вот, Назаров еще в 2016 году предлагал военным вместо пенсии социальный контракт. «Когда человек заканчивает военную службу, если он не инвалид, надо дать ему деньги на переобучение, дать большое выходное пособие, чтобы ему хватило на год-два безбедной жизни. И после этого он как нормальный член общества вполне может работать на другой работе».

Благо военнослужащих, пояснял финансист, заключается в том, чтобы его социальный пакет был более адресным, учитывающим возможность и желание военнослужащего начать гражданскую карьеру. При этом ныне действующую систему он называл «размазыванием каши по тарелке».

Бюджетная экономия от такой новации составит 500−700 млрд. рублей в год, радовался Назаров. Правда, для этого лишить военных пенсий надо не только служащих Минобороны, но и правоохранителей, тюремщиков, разведчиков, пожарных, следователей, судей и прокуроров.

Вряд ли правительство пойдет на то, чтобы лишить привилегий полицию — она защищает их. Значит, первыми под финансовый нож пойдут военные. Родина прикажет. Впрочем, на днях Назаров согласился, что военнослужащим все-таки можно оставить пенсию, но выдавать ее надо лишь по достижении ими «общегражданского» пенсионного возраста.

По мнению Делягина, столь дикие, людоедские предложения объясняются во многом человеческим фактором. Назаров — «патентованный» либерал-рыночник, выходец из Института Гайдара, стажировался в канадском минфине. Вероятно, оттуда он и привез взгляд на людей, как на всего лишь рабочую силу, призванную отвечать запросам рынка и только.

Кроме того, увеличения пенсионного возраста требует от России Международный валютный фонд. Об этом прямо говорится в заключительном заявлении миссии сотрудников МВФ в нашей стране 2017 году. Названа и цель повышения — «необходимость способствовать интеграции страны (России) в глобальные цепочки добавленной стоимости».

Руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник запаса Александр Жилин уверен, что проблема военных пенсий — часть более широкой проблемы общественного устройства.

— Надо понимать, почему военные достаточно рано уходят на пенсию. И это не только в России, но и во всех цивилизованных странах. Военный человек, предназначен для того, чтобы в случае начала военных действий выдвинуться в первую очередь и погибнуть до того момента, пока страна мобилизуется, проведет нужные преобразования в обороне, переведет экономику на военные рельсы. То есть, действующая армия — это те, кто принимает на себя первый и главный удар противника.

Кроме того, военнослужащие не обсуждают приказы и отправляются служить туда, куда никогда никакой гражданский не поедет. Например, в зараженную зону во время чернобыльской аварии, где наши ребята-вертолетчики пожертвовали здоровьем, жизнями, выполняя самые тяжелые и опасные работы — зависание над кратером, над очагом, сбрасывание туда болванок и т. п. Ни за какие деньги никто такую работу не выполнял, а ребята-военнослужащие делали даже без премиальных. Потому что это государевы люди.

«СП»: — Странно, что опору государства так хотят унизить…

— Ведь ничего не изменилось со времен Ельцина! Поэтому когда я вижу стремление либералов, находящихся у власти, то уменьшить бюджет, то зарплату… Сердюков в свое время уничтожил все льготы. Сегодня я, прошедший все горячие точки, обслуживаюсь в какой-то затрапезной поликлинике, у меня нет возможности, как раньше, обслуживаться в военной поликлинике, нет возможности даже пройти обследование в Главном клиническом госпитале Минобороны РФ. Вот до чего дошло! Сегодня отношение к армии все более отчетливое…

«СП»: — Какое?

— Есть интересы монополий: «Роснефти», «Газпрома», «Лукойла». Военным предлагается погибать за их интересы. Но обязательств по оплате и содержанию людей они на себя брать не хотят. Вот ведь в чем цинизм! Армия так и осталась рабоче-крестьянской, потому что в армию идут часто из регионов, где нет работы. Я не скажу, что армия в чудовищном положении, Шойгу много сделал… Но эти ребята представляют один социальный слой, и умирают за интересы тех, кто владеет всей российской экономикой. Скажу вам, что настроение в армии в этом отношении не очень хорошее.

«СП»: — Кажется, проблема шире и является следствием всего общественного устройства…

— У нас сейчас в обществе есть страшная дыра. Власть не может сформулировать, куда мы идем, для чего идем, и где те рубежи, которые мы должны покорить. Служба в армии — это на случай разборок за интересы естественных монополий или все-таки это защита Отечества? Более того, как только было сказано, что у нас в стране нет идеологии, так армия и потеряла главный свой ориентир. Она не может существовать без государственной идеологии.

«СП»: — Даже в Конституции в 1993 году записали…

— Хотя все прекрасно понимают — запретили коммунистическую, социалистическую идеологию, вместо нее пришла идеология «обогащайся, пофиг Родина, главное — сколько у тебя бабок». Смешно говорить, что не будет идеологии. Просто она вся от лукавого.

— Проблему военных пенсий нужно рассматривать в общем контексте, — продолжает заведующий лабораторией военной экономики Института экономической политики Василий Зацепин. — Не отрывать Вооруженные силы от населения в целом. Ведь общая мысль, задумка нынешней пенсионной реформы достаточно ограниченная. Реформа решает чисто фискальные проблемы. Никаких глубоких структурных реформ не просматривается.

«СП»: — Да, речь идет о том, чтобы тупо свести дебет с кредитом, а не о развитии, например, человека…

— А с учетом того, что реформа делается высшей государственной бюрократией, все это выглядит достаточно подловато. Свои-то пенсии и сроки они никак не ограничивают. Тем, кто входит в категорию федеральных госслужащих, конечно, повысили предельные сроки работы, но это просто расширило их возможности. Если чиновник лиходействовал на своем посту, он будет иметь возможность продолжить лиходействовать. Смотрите, сколько получают люди во власти, их оклады, привилегии. Ни с того конца начали.

«СП»: — Так что же все-таки можно сказать о пенсиях силовиков?

— Силовики бывают разные. «Партия и правительство» для некоторых силовиков, типа ФСО, ФСБ, Росгвардии делает гораздо больше, чем для Вооруженных сил. У них пенсий и льгот больше. Им можно ничего не бояться. В военно-полицейском государстве военно-полицейские защищены неплохо. Голова должна болеть о простых тружениках, которые являются налогоплательщиками и на средства которых силовые структуры содержатся.

Непродуманная пенсионная реформа может привести к кризису на рынке труда и в здравоохранении

По мнению главы Московского профсоюза полиции Михаила Пашкина, положение правоохранителей будет только ухудшаться.

— Наша страна превратилась в тех, кто продает ресурсы. Производство у нас не развивается, естественно, что негде брать деньги на пенсии. Только что приняли закон, правда, еще не подписанный президентом, что на самоокупаемости должны быть бюджетные организации здравоохранения, образования, дачников обложили налогами, скоро за воздух будут деньги брать. То есть вместо развития производства, в том числе за счет снижения стоимости кредита, у нас все делается наоборот. Видимо, по указке МВФ и других западных «товарищей».

Другие публикации:  Иск на право собственности квартиры неимущественного характера

Поэтому я не удивляюсь происходящему. И с военнослужащими и с сотрудниками полиции будет то же самое, что и с гражданским населением. Мне кажется, это закончится плачевно для страны.

«СП»: — Как это скажется на правопорядке?

— Уже сейчас сотрудники массово увольняются из органов внутренних дел. Дослуживают до пенсии и увольняются. Причин тому множество. Боятся, что сделают стаж 25 лет. Так как народа не хватает, работают порой за двоих, но уборщица в «Газпроме» и то больше получает. Кроме того, опасаются, что сотрудника за 500 рублей посадят на 8 лет, а жулика, укравшего миллиард, амнистируют. Правда, в «Росгвардии» ситуация получше. Оттуда увольняются реже, так как там, в основном, вневедомственная охрана — она живет на хозрасчтете, и ОМОН. Посмотрим, когда этот дикий олигархический капитализм закончится. Но я думаю не скоро.

Погоны молодости нашей

Силовики уходят на пенсию рано и получают ее долго. После реформы разрыв с «обычными гражданами» станет вызывающим

Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба Кремля / ТАСС

В российском обществе сотрудники силовых структур обладают привилегированным статусом. Этот факт никогда не был тайной за семью печатями, однако самые вопиющие черты сословного уклада до сих пор периодически поражают народное воображение. Последний пример — дискуссии о пенсионерах-досрочниках из силовых и военных ведомств (Минобороны, МВД, ФСБ, ФСО, Росгвардия, ФСИН, МЧС, прокуратура), которые получают выплаты по старости начиная с 40–45 лет и вполне безбедно живут за счет солидных надбавок. Разговоры о необходимости реформировать эту систему ради большей социальной справедливости ведутся уже много лет, но процесс так и не сдвинулся с мертвой точки.

Даже сейчас, когда вопрос о резком повышении пенсионного возраста для обычных граждан практически решен, власти продолжают защищать интересы силовиков.

Что не так с объявленной «пенсионной реформой» (кроме ее небрежности)? Комментарии экспертов

«Сословные привилегии существуют для того, чтобы покупать и поддерживать лояльность тех социальных страт, которые являются опорой системы», — говорит политолог Екатерина Шульман.

Сегодня пенсии сотрудников силовых структур во много раз превосходят те суммы, которые могут получать обычные гражданские пенсионеры.

«Так было и раньше, все это знали, никакого общественного возмущения этот факт не вызывал. Но сейчас проблема в том, что в случае повышения пенсионного возраста пропасть между досрочниками и теми, кто выходит на пенсию в общем порядке, обнаружится в самой манифестной, как говорят врачи, форме», — предупреждает Шульман.

Увеличивающийся разрыв в возрасте выхода на пенсию может стать серьезным источником социального напряжения, соглашается замдиректора Института социальной политики Высшей школы экономики Оксана Синявская: если повышение пенсионного возраста не затронет силовиков, то они, как и раньше, смогут выходить на пенсию в 40–45 лет, а все остальные граждане — в 65 лет. И получать выплаты от государства привилегированные группы смогут не 13 лет, как среднестатистический россиянин мужского пола, а как минимум на 20 лет дольше. То есть образуется сразу тройная диспропорция: по срокам выхода, по сумме выплат и по длительности получения пенсии.

Молодые и здоровые

Сколько денег тратит государство на содержание закрытой пенсионной системы «для своих», толком не могут сказать даже специалисты. Точная информация о количестве силовиков, имеющих право на льготные пенсии, как правило, засекречена. По оценкам Института социальной политики ВШЭ, речь идет о 2,5 млн силовиков, но о размерах их пенсий судить сложно.

Режим вышел на пенсию. Главная задача «реформы» — не допустить реальных изменений в стране, ограничившись передвижкой возрастной границы. Обзор Кирилла Рогова

«Сотрудники силовых структур получают деньги не из Пенсионного фонда, а из бюджетов отдельных министерств — Минобороны, МЧС и т.д. Поэтому мы не можем сказать, сколько денег идет на выплаты пенсий военным или силовикам», — объясняет Синявская. Глава Научно-исследовательского финансового института при Минфине Владимир Назаров приводит в социальных сетях следующие расчеты: на досрочные пенсии сотрудникам силовых структур сейчас тратится 0,7% ВВП в год (около 700 млрд рублей).

Следующий вопрос состоит в том, чем обусловлено предоставление этим людям льготных условий за счет налогоплательщиков.

В большинстве своем сотрудники силовых ведомств не воюют на передовой, а занимаются рутинной кабинетной работой. В 40 лет они вполне здоровы и не имеют никаких профессиональных заболеваний.

«Есть кто-то, кто участвует в антитеррористических операциях, получает ранения и контузии, но в целом мы не ведем никакой фронтальной войны и не находимся в острой фазе КТО. Поэтому эти люди в большинстве своем — такие же офисные работники, как и все остальные», — говорит Шульман.

Среди миллионов силовиков подавляющее большинство — это обычные бухгалтера и юристы, которые никогда не держали в руках пистолет и не задерживали преступников, подтверждает старший научный сотрудник Института Гайдара Сергей Жаворонков. «То же самое касается и военнослужащих, которых в Минобороны около 800 тысяч человек, и плюс еще около 1 млн человек гражданского персонала. Все эти люди почему-то имеют право на досрочные пенсии», — удивляется эксперт.

«Враги народа» и повышение пенсионного возраста. Как устроен рынок труда в России: объясняет эксперт

Хотя институт досрочных пенсий существует в большинстве стран, щедрость предлагаемых льгот может существенно различаться от места к месту. К примеру, в США полицейский имеет право на пенсию с 57 лет, в то время как общий пенсионный возраст в стране установлен на уровне 67 лет.

«В России для полицейского пенсионный возраст составляет 45 лет, а для сотрудника ФСБ — 35 лет, что является совершенным безумием».

«Я полагаю, что нам нужно увеличивать пенсионный возраст для силовиков до нормальных мировых стандартов», — говорит Жаворонков. Некоторые подвижки в этом направлении все-таки происходят: недавно Минфин выступил с предложением повысить стаж выслуги лет для военных. Кроме того, в госаппарате уже довольно давно идет «распогонивание» очень многих служб — в том числе для сокращения пенсионных обязательств, говорит главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

Фото: «Новая газета»

Помимо более высокого пенсионного возраста мировые стандарты подразумевают и другое отношение к качеству рабочей силы. «Надо обсуждать, чем заменять досрочные пенсии — платить пособие, переподготавливать, — утверждает Табах. — Просто отменить их нельзя — кому нужны сорокалетние сотрудники, годные только в охрану?» Одно дело, если речь идет о «государевых людях», имеющих востребованное образование и опыт работы. Но невостребованных работников придется переобучать, сохраняя им зарплату на какой-то период. «В тех же США это распространенная практика для отслуживших, которые получают право на несколько лет доплат и финансирования переквалификации за государственный счет. Но это повод для настоящей реформы, а не для сдвижки пенсионного возраста», — говорит Табах.

Впрочем, к идее вкладывать дополнительные ресурсы в переквалификацию силовиков многие относятся настороженно. «Я категорически не понимаю, почему этим людям надо переобучаться. На улицу в 35 лет никого не выгоняют, сотрудник полиции или военнослужащий вполне может остаться работать на своем месте», — комментирует Жаворонков.

Каждому по льготе

Справедливости ради нужно отметить, что далеко не одни силовики имеют преференции в пенсионном обеспечении. В России, отчасти в качестве советского наследия, сохранилось аномальное количество досрочников — примерно каждый третий пенсионер выходит на пенсию до наступления пенсионного возраста (всего около 14 млн человек). Гражданских пенсионеров в трудоспособном возрасте чуть больше, чем силовиков, — примерно 2,8 млн человек. Это существенно искажает параметры пенсионной системы: 10 лет назад, по данным экспертов ВШЭ, средний возраст выхода на досрочную пенсию составлял примерно 49 лет у мужчин и 48 лет у женщин, то есть значительно ниже установленных законом в качестве общего порядка значений. Отдельной категорией считаются пенсионеры по инвалидности — именно на них идет существенная часть трансфертов из федерального бюджета в ПФР, говорит Табах, причем после повышения пенсионного возраста их число резко увеличится.

Государство пытается предпринимать отдельные меры, чтобы сократить пенсионные дисбалансы, но пока что делает это довольно робко. Для вредных производств (металлурги, шахтеры и т.д.) с 2013 года действуют дополнительные страховые взносы в зависимости от класса условий труда, поэтому процесс сокращения таких рабочих мест будет происходить сам собой — по инициативе работодателей, рассказывает Оксана Синявская из Института социальной политики ВШЭ. Но есть ряд профессий из льготного списка, на которые эти меры не распространяются. Наиболее массовые категории — это бюджетники (врачи и педагоги), работники Крайнего Севера и творческие работники (например, балерины).

Сегодня около трети всех досрочников, не считая силовиков, работают во вполне нормальных условиях. Многие из них сохраняют занятость и после назначения пенсии.

«Здесь, в отличие от, например, шахтеров, вопрос утраты трудоспособности крайне спорный: доказать, что работа этих людей более изматывающая, практически невозможно, — объясняет Синявская. — Досрочные пенсии школьным учителям и медикам были введены в 1997 году без связи со стрессовостью профессий, а как компенсация задержек зарплат этим группам. Но это социально активные группы населения, поэтому трогать их государство долгое время боялось».

Необходима аттестация рабочих мест на предмет того, кто имеет право на досрочные пенсии, считает Антон Табах. «Некоторые категоризации устарели и не соответствуют сегодняшним реалиям. Скажем, работа сельским учителем 50 лет назад и сейчас — это совершенно разные вещи, несмотря на сложности жизни на селе». В других случаях нужно повышать требования по стажу — чтобы надо было выслуживать не 20 лет, а 30–35 лет.

Другие публикации:  Года гасится судимость

Оставлять досрочников в системе, в которой за них платят все остальные, неправильно, соглашается Синявская. Надо либо постепенно повышать пенсионный возраст или требования по выслуге лет, либо вводить аналог страхования от профзаболеваний, либо создавать специальные пенсионные системы — для бюджетников, силовиков.

Почему у нас не будет, «как в Норвегии». Интервью с «автором пенсионной реформы» Владимиром Назаровым

«Во Франции есть особые профпенсии для педагогов, чтобы они могли получать выплаты раньше. Они все равно финансируются из государственного кармана, но тем не менее это создает некоторую прозрачность и выглядит более справедливо», — объясняет эксперт.

Сейчас из проекта «пенсионной реформы», предложенной правительством, ясно одно: силовики имеют гораздо больше шансов сохранить свои пенсионные привилегии, чем все остальные категории льготников, включая бюджетников.

«Резко пугать своих работников, на которых государство рассчитывает во время выборов — как с точки зрения организации, так и с точки зрения лояльного голосования, — власти опасаются. Но совсем исключить бюджетников из этого процесса, в отличие от силовых структур, которые избавлены от повышения пенсионного возраста, государство не сможет», — говорит Шульман. Так, согласно нынешним планам кабмина, возраст выхода на пенсию для досрочников может быть увеличен на 8 лет.

Альтернативный социальный контракт

Эксперты единодушны в том, что серьезной денежной экономии за счет сокращения числа досрочных пенсий добиться не удастся. «Кажется, что 0,7% ВВП — это много, но общие расходы на выплату пенсий составляют 9% ВВП, то есть доля силовиков здесь менее 10%», — пишет Назаров. В сценарии правительства фискальный эффект от общего повышения пенсионного возраста примерно за 15 лет должен составить 1,5–2% ВВП, а реформа института досрочных пенсий принесла бы около 0,2% ВВП, говорит Синявская. «Но это не значит, что такую реформу не надо проводить, потому что это вопрос социальной справедливости. Тем более несколько сотен миллиардов рублей пенсионной системе тоже не помешают», — добавляет эксперт.

Иногда государство даже извлекает для себя пользу, беря на вооружение риторику о социальной справедливости. Почти все удачные пенсионные реформы включали в себя то, что реформаторы урезали пенсионные права госаппарата: как минимум членов парламента и высшего чиновничества. «Дискуссия о пенсионной реформе в США — причем только о распределительной пенсии — это хороший пример: с президента и членов Конгресса начали брать взносы за социальное страхование. Ежу понятно, что это было чисто символическое решение, но нужно было показать населению, что руководство страны тоже понесет тяготы», — объясняет Антон Табах.

Теоретически главным лозунгом пенсионной реформы в России могли бы стать слова «мы повышаем пенсионный возраст, но повышаем его для всех». «Это потенциально сильный месседж. Добровольный отказ от привилегий ради общего блага, почти как в первые месяцы Французской революции».

«Но в современной России этого никто не сделает, потому что силовики — эти не просто опора режима, это и есть сам режим. Никто не смеет их тронуть даже в малейшей степени», — уверена Шульман.

Нынешняя Россия представляет собой феодальное государство, которое воспроизводит феодальные институты, и проявляется это не только в устройстве пенсионной системы, считает Сергей Жаворонков. «Во времена Петра I в населении были выделены неподатные сословия, которые могли не платить подоходный налог. Так и сейчас: в России действует закон, по которому близкие к Кремлю бизнесмены, включенные в санкционный список, могут легально не платить налоги», — констатирует эксперт.

Пока в стране действует разделение на людей первого и второго сорта, ни одна серьезная социальная реформа не найдет реальной поддержки в населении. «Я готов согласиться на повышение пенсионного возраста, но давайте начнем с чекистов», — формулирует Жаворонков новую версию принципа «солидарности поколений».

Почем особые заслуги

Минимальный срок выслуги для сотрудников ФСБ составляет 20 лет, но во многих случаях каждый год трудового стажа засчитывается за 1,5 года, что позволяет им де-факто выходить на пенсию в 35 лет.

Пенсионное обеспечение сотрудников силовых структур фактически проходит по разряду «все включено»: силовикам обеспечен и досрочный выход на пенсию, и повышенный размер самих выплат. Но некоторые категории занятых, не являясь досрочниками, в старости все равно получают от государства особо крупные пенсии. К ним относятся сотрудники аппаратов госорганов и лица, занимающие государственные должности (в том числе выборные).

Например, депутаты Госдумы: в 2018 году народный избранник, проработавший хотя бы 10 лет, может претендовать на доплату более чем в 63,5 тысячи рублей в месяц, депутат с 5-летним стажем — на 46,6 тысячи рублей. Эта сумма в 3–5 раз больше, чем среднестатистическая пенсия в России (14 тысяч рублей), и не включает в себя пенсии по другой работе, которые депутаты тоже могут получать. При этом пенсионная реформа для госслужащих разного рода началась еще в прошлом году: возраст выхода на пенсию будет плавно повышаться до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин. Однако даже паритет в пенсионном возрасте не сможет компенсировать гигантский разрыв в размере пенсий «государственных мужей» и среднего россиянина.

Пенсионная реформа вскоре может ударить по военным и силовикам

Пенсионная реформа в России может коснуться не только гражданского населения, но и военных, и сотрудников силовых структур. Об этом говорят сами военнослужащие, не исключают такой возможности и в Госдуме, и в Общественной палате России. По мнению эксперта, изменения пенсионной системы для этих категорий населения — вполне логичный ход власти, но при этом очень опасный. Сами же военные уверены, что любые изменения в пенсионной системе неминуемо приведут к серьезным волнениям среди офицеров, а также негативно отразятся на качестве работы в ведомствах.

«Вопрос может быть поднят в 2019 году»

Во время первого чтения законопроекта о повышении пенсионного возраста депутат от партии «Справедливая Россия» Николай Рыжак поинтересовался у министра труда Максима Топилина, есть ли у правительства планы по повышению возраста выхода на пенсию для военных и изменению сроков выслуги лет. Топилин ответил, что «в данном законопроекте таких предложений не содержится», многозначительно сделав ударение на слове «данном».

В разговоре с журналистом Znak.com член комитета по безопасности Госдумы, депутат от партии КПРФ Николай Езерский сообщил, что хотя «в настоящем законопроекте вопрос о военных и работниках других спецслужб не стоит», но «по некоторой информации, этот вопрос может быть поднят в 2019 году».

Слухи о том, что минимальный стаж для выхода на пенсию у военных будет увеличен (сейчас он составляет 20 лет. — Прим. Znak) в последнее время стали распространяться и среди самих военнослужащих. Действующий сотрудник одной из силовых структур России рассказал Znak.com, что помимо увеличения самого стажа, позволяющего уйти на пенсию, может измениться и система ее начисления.

«Среди коллег обсуждается, что после того, как силовик решил уйти на заслуженный отдых, он не будет получать пенсию как раньше, ему будет выдаваться денежное пособие, рассчитанное на два следующих года жизни, чтобы он успел найти себе работу на гражданке. И только по достижении общепринятого возраста выхода на пенсию (65 лет для мужчин и 63 года для женщин, согласно новой пенсионной реформе. — Прим. Znak) силовик начнет ее получать», — говорит силовик. По его мнению, «если правительство начнет применять пенсионную систему для военных, то все офицеры, кто может уйти по старым правилам, сделают это одномоментно».

«Мало кто верит, что какие-то изменения делаются во благо людей, везде видится очередной обман, — рассказывает источник. — Если значительная часть офицеров решит, что хочет получать пенсию по старым, очень комфортным для них правилам, то силовые структуры, откуда они уйдут, не смогут нормально функционировать». Он напоминает, что социальное напряжение среди силовиков очень опасно: у этих людей в руках оружие.

«Сокращение привилегий — хороший, но рискованный ход»

В том, что увеличивать обязательный стаж для выхода на пенсию военных и силовиков нельзя, уверена и полковник в отставке Нина Алексеева, которая проработала в милиции (а затем в полиции) без малого 30 лет. «Сотрудники правоохранительных органов и так работают на износ, они живут на работе. Заставить их работать еще большее количество времени — это значит снизить автоматически качество выполняемой работы. Хотелось бы верить, что власть своих защитников в обиду не даст, потому что в органах уже давно наблюдается недобор квалифицированных и компетентных кадров, а любые изменения пенсионной системы еще больше отобьют желание служить», — пояснила Алексеева.

Доцент Института общественных наук РАНХиГС, политолог Екатерина Шульман уверена, что правительство России в ближайшее время вряд ли решится на какие-либо изменения в пенсионной системе для военных и сотрудников правоохранительных органов. «Очень трудно сказать, насколько вообще осуществимы какие-либо изменения в системе начисления пенсий военным и силовикам, потому что это та самая категория граждан страны, чье недовольство власти вообще не нужно. Реакция на увеличение возраста выхода на пенсию не нравится рядовым гражданам, а если реформа не понравится еще военным и силовикам, то может сложиться такая общественная коалиция, которая вполне себе может угрожать стабильности политической системы», — говорит Шульман.

Другие публикации:  Пособие для дошколят

В то же время политолог считает, что «оставлять все так, как есть, тоже вряд ли разумно». «Если учесть, что какой-нибудь сотрудник ФСБ может выходить на пенсию в 35 лет, а от всего остального населения требуется работать до 63 и 65 лет, власти будет трудно объяснить эти чудовищные, ни с чем не сопоставимые льготы. Сокращение этих привилегий — это хороший ход, но при этом очень рискованный, потому что раздражать их (силовиков) хотелось бы меньше всего», — считает Шульман.

«Военные в России очень терпеливые»

Генерал-майор юстиции, экс-сотрудник Главного управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе, участник боевых действий в Чечне, член Общественной палаты Всеволод Чернов в разговоре с журналистом Znak.com не исключил, что пенсионная реформа рано или поздно коснется военных и силовиков, однако отметил, что «вряд ли эти изменения могут быть негативными». «Военных надо не просто уважать, их надо лелеять и полностью обеспечивать, потому что только тогда народ сможет рассчитывать на безопасность. [Военные и силовики] это спецсубъекты, поэтому с ними надо быть осторожными», — говорит Чернов.

При этом генерал-майор отметил, что в том случае, если пенсионная реформа коснется военных, то бунты и волнения вряд ли возможны, потому что «военные в России — люди очень терпеливые».

Новая пенсия фсб

Правительство в составе проекта федерального бюджета, внесенного в Госдуму, опубликовало планы по индексации зарплат в госсекторе и военных жалований и пенсий.

Зарплаты работников бюджетной сферы, не охваченных майскими указами 2012 года, федеральных госслужащих, членов парламента, судей, прокурорских работников, сотрудников Следственного комитета, а также денежное довольствие военнослужащих и «приравненных к ним лиц» (сотрудники органов внутренних дел, Росгвардии, ФСИН и Государственной противопожарной службы, ФСБ, ФСО и СВР. — РБК) будут увеличены 1 октября 2019 года на прогнозный уровень инфляции — 4,3%, 1 октября 2020 года — соответственно, на 3,8%, 1 октября 2021 года — на 4%, следует из предложений правительства. В 2018 году всем этим категориям повышали оплату труда 1 января на 4%.

В 2018 году среднее жалованье лейтенанта, командира взвода, составляет 66,1 тыс. руб., говорила заместитель министра обороны Татьяна Шевцова, офицера уровня командира батальона (подполковник) — 88,7 тыс. руб. Таким образом, в октябре 2019 года эти показатели ориентировочно вырастут на 4,3%. Бюджет тратит ежегодно более 2 трлн руб. на выплаты денежного довольствия военнослужащим и приравненным к ним по статусу лицам, писал РБК.

Зарплаты бюджетников, подпадающих под майские указы 2012 года (врачи и медработники, учителя и преподаватели вузов, научные сотрудники, работники культуры и др.), будут проиндексированы выше — на прогнозный темп роста номинальной зарплаты в стране: на 6% в 2019 году, на 5,4% в 2020 году и на 6,6% в 2021 году. Это нужно, чтобы сохранить на предстоящие годы достигнутые в 2018 году целевые показатели по зарплатам этих бюджетников. Стипендиальное обеспечение студентов будет проиндексировано 1 сентября 2019 года в соответствии с прогнозным уровнем инфляции — на 4,3%.

Пенсии военных и полицейских

Одновременно с проектом бюджета правительство внесло в Думу законопроект, касающийся пенсий военных и силовиков. Из него следует, что пенсии лиц, проходивших военную службу и приравненную к ней (органы внутренних дел, наркоконтроль, Государственная противопожарная служба, Росгвардия, ФСИН), в 2019 году увеличатся с 1 октября на те же 4,3%, что и денежное довольствие соответствующих категорий.

Увеличение произойдет только в связи с тем, что военные пенсии по закону привязаны к уровню денежного довольствия (с учетом коэффициента, который сейчас составляет 0,7223, то есть военные пенсии составляют 72,23% от довольствия). Фактически это «понижающий коэффициент», который по закону должен расти ежегодно как минимум на 2%, пока не достигнет 100%. Однако власти с 2015 года заморозили это положение, и сейчас правительство предлагает приостановить действие этого пункта еще на один год, до 1 января 2020 года, и сохранить в 2019 году коэффициент для исчисления военных пенсий на уровне 72,23%. Последний раз он повышался 1 февраля 2017 года, с 69,45% (а изначально он составлял 54% в 2012 году).

Таким образом, в 2019 году военные пенсии опять вырастут только по одному основанию — рост денежного довольствия военнослужащих, но не рост ограничивающего коэффициента.

Президент Владимир Путин еще в мае 2012 года своим указом поручил правительству обеспечить ежегодное увеличение пенсий уволенным с военной службы не менее чем на 2% сверх уровня инфляции. По логике указа военные пенсии должны быть проиндексированы в 2019 году как минимум на 5,4% (оценочная инфляция 2018 года плюс 2%). Комитет Госдумы по обороне для выполнения президентского указа призывал в октябре 2017 года увеличить и денежное довольствие военных, и коэффициент, применяемый к военным пенсиям, — «провести индексацию денежного довольствия и увеличение денежного довольствия, учитываемого при исчислении пенсии». В противном случае это будет означать «отказ государства от выполнения установленных нормативными правовыми актами социальных обязательств по ежегодной индексации военных пенсий, что может, в свою очередь, привести к снижению уровня жизни военных пенсионеров и росту социальной напряженности», говорилось в заключении комитета (.doc).

В отличие от военных гражданские пенсии в 2019 году будут увеличены больше инфляции — на 7,05%​ за счет пенсионной реформы (повышения общеустановленного пенсионного возраста). Но военные пенсии больше — в среднем около 23,1 тыс. руб. в 2019 году, следует из материалов к проекту бюджета (средняя гражданская пенсия в 2019 году составит 15,4 тыс. руб.).

В 2018 — 2020 годах денежное довольствие военнослужащих и пенсии военным пенсионерам будут индексироваться на 4% каждый год

Принято решение об индексации денежного довольствия военнослужащих и пенсий военным пенсионерам в 2018 — 2020 годах, сообщила сегодня на встрече с журналистами заместитель Министра обороны Татьяна Шевцова.

«Денежное довольствие военнослужащим и пенсии военным пенсионерам будут проиндексированы с 1 января 2018 года, с 1 октября 2019 года и с 1 октября 2020 года, каждый раз на 4%», –– уточнила она.

«В бюджете расходы в 18 млрд рублей, 22,6 млрд и 41,2 млрд предусмотрены, все нормативные документы разработаны», –– заявила Татьяна Шевцова.

«Таким образом, с 1 января 2018 года лейтенант, командир взвода, будет получать в месяц в среднем 66,1 тысячу рублей, что примерно на 2,5 тысяч рублей больше уровня его ежемесячного денежного довольствия в 2017 году», –– отметила замминистра.

По ее словам, для офицера уровня «командир батальона» (подполковник) прибавка составит примерно 3,4 тысячи рублей (вместо 85,3 тысяч –– 88,7 тысяч).

Рост пенсий для офицеров уровня командир батальона (подполковник) составит 947 рублей, 1932 рубля и 2956 рублей в 2018, 2019 и 2020 годах соответственно.

Татьяна Шевцова также сообщила, что Государственная программа вооружения (ГПВ) на период 2018 — 2027 годы впервые предусматривает выделение значительных средств на синхронизацию поставок вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) и развитие соответствующей инфраструктуры.

«Всего на реализацию ГПВ-2027 предусмотрено 20,0 трлн рублей, из них 19,0 –– на закупки, ремонт и разработку ВВСТ, 1,0 трлн –– на строительство инфраструктуры в интересах ГПВ», –– рассказала замминистра.

«Основное отличие ГПВ-2027 от предыдущих –– в ней кроме поставок ВВСТ спланированы расходы на синхронизацию», –– подчеркнула Татьяна Шевцова.

«Мы очень много о ней говорили, в определенный период времени страдали, когда в войска приходила техника, но не была готова система хранения. Очень правильно, что следующая ГПВ спланирована так, что на систему базирования, только на синхронизацию, выделен 1 трлн рублей», – добавила Татьяна Шевцова.

Отдельно замминистра остановилась на внедрении с 1 сентября 2015 года Единой информационной системы Государственного оборонного заказа. Это позволило снизить авансирование контрактов, при том что поставки вооружений, военной и специальной техники увеличились.

«Сейчас в оборонной промышленности на исполнении контракты на около 3 трлн рублей», –– отметила Татьяна Шевцова.

Согласно цифрам, названным замминистра, за три года поставки ВВСТ в денежном выражении выросли с 458,9 млрд рублей в 2015 году до 649,2 млрд рублей в 2017 году.

За это же время объем авансирования снизился с 1333,3 млрд рублей до 885,7 млрд рублей.

В бюджете Минобороны есть две крупных составляющих –– расходы на содержание Вооруженных Сил и расходы на их оснащение, пояснила заместитель руководителя военного ведомства.

«Первые составляют 40% бюджета, вторые — 60%», –– уточнила она.

«Расходы на национальную оборону не равны расходам на содержание армии», –– сказала замминистра. Она сообщила, что в 2016 и 2017 годах расходы на оснащение превосходили расходы на содержание армии.

Говоря про 2018 год, Татьяна Шевцова заметила, что эта тенденция сохранится –– «1,5 трлн — расходы на переоснащение, 1,3 трлн — расходы на содержание».

Замминистра подчеркнула, что расходы на оснащение –– «это большие инвестиции в наш оборонно-промышленный комплекс, которые имеют мультипликативный эффект».

«В частности, по разделу «расходы на оснащение Вооруженных Сил» с 2015 года налоговые платежи предприятий оборонно-промышленного комплекса в местные и региональные бюджеты составили 481 млрд рублей, на заработную плату –– 444 млрд рублей», –– подытожила Татьяна Шевцова.