Адвокат вправе иметь стажеров имея адвокатский стаж

13.06.2018 Выкл. Автор admin

Помощник/Стажёр адвоката (Спрашивайте -отвечаем! Объявления о поиске работы подавать в другой ветке нашего форума).

Извлечения из Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 26.04.2002).
———————————————————————————————
Статья 27. Помощник адвоката

1. Адвокат вправе иметь помощников. Помощниками адвоката могут быть лица, имеющие высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование, за исключением лиц, указанных в пункте 2 статьи 9 настоящего Федерального закона.
2. Помощник адвоката не вправе заниматься адвокатской деятельностью.
3. Помощник адвоката обязан хранить адвокатскую тайну.
4. Помощник адвоката принимается на работу на условиях трудового договора, заключенного с адвокатским образованием, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — с адвокатом, которые являются по отношению к данному лицу работодателями. Адвокатское образование вправе заключить срочный трудовой договор с лицом, обеспечивающим деятельность одного адвоката, на время осуществления последним своей профессиональной деятельности в данном адвокатском образовании.
(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
5. Социальное страхование помощника адвоката осуществляется адвокатским образованием, в котором работает помощник, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — адвокатом, в адвокатском кабинете которого работает помощник.
———————————————————————————————

Статья 28. Стажер адвоката

1. Адвокат, имеющий адвокатский стаж не менее пяти лет, вправе иметь стажеров. Стажерами адвоката могут быть лица, имеющие высшее юридическое образование, за исключением лиц, указанных в пункте 2 статьи 9 настоящего Федерального закона. Срок стажировки — от одного года до двух лет.
2. Стажер адвоката осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения. Стажер адвоката не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью.
3. Стажер адвоката обязан хранить адвокатскую тайну.
4. Стажер адвоката принимается на работу на условиях трудового договора, заключенного с адвокатским образованием, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — с адвокатом, которые являются по отношению к данному лицу работодателями.
5. Социальное страхование стажера адвоката осуществляется адвокатским образованием, в котором работает стажер, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — адвокатом, в адвокатском кабинете которого работает стажер.
______________________________________________________________

В договоре всё можно прописать конечно.

Адвокатская деятельность практически ни как не связана с трудовым кодексом, (независимость адвоката) многие вопросы: об оплате , отгулах и многом чём другом решаются между самим адвокатом и помощником.

Расскажите, пожалуйста, о должности помощника адвоката — о его профессиональных обязанностях, условиях работы.

Путь адвоката – с чего он начинается?

31 мая адвокатское сообщество отмечает свой профессиональный праздник – День российской адвокатуры (резолюция № 4 Второго Всероссийского съезда адвокатов от 8 апреля 2005 г.). Именно в этот день 15 лет назад был принят Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – закон об адвокатуре).

Накануне своего праздника опытные адвокаты рассказали порталу ГАРАНТ.РУ, с чего начинался их профессиональный путь, какие ошибки могут допустить начинающие юристы-практики, как минимизировать их последствия, как искать первых клиентов, а также на что нужно ориентироваться, определяя размер вознаграждения за свой труд в начале карьеры. Советы могут пригодиться как начинающим специалистам, так и опытным юристам, которые решили сменить сферу деятельности.

Начало карьеры и квалификационный экзамен

Если исходить из положений закона, приобрести статус адвоката может выпускник юридического факультета, проработавший по специальности два года. Образование необходимо получить по имеющей государственную аккредитацию программе, а в качестве альтернативы допускается наличие у кандидата ученой степени по юриспруденции (п. 1 ст. 9 закона об адвокатуре). Получить адвокатское удостоверение можно и в более короткие сроки. Для этого можно устроиться в адвокатское образование стажером. Срок стажировки при этом составляет от одного года до двух лет (п. 1 ст. 28 закона об адвокатуре).

Однако на практике в адвокатуру приходят и иными путями. Более того, по словам адвоката Коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» Юлии Комиссаровой, очень малое количество юристов, не имея никакого опыта, начинают работать сразу помощником либо стажером адвоката – порядка 90% специалистов пришли в профессию из иной сферы юриспруденции. Нередко статус адвоката получают бывшие следователи и должностные лица правоохранительных органов, причем они хорошо разбираются в специфике уголовных дел. Не реже в профессию приходят из государственных органов, адвокатами становятся в том числе бывшие судьи. Разумеется, в адвокатуру можно попасть и из юридического консалтинга, однако некоторые из практиков оценивают получение статуса адвоката как PR-ход и возможность привлечь больше клиентов, считает Юлия Комиссарова.

Иногда наличие опыта в иной сфере помогает найти свою нишу в юриспруденции. Председатель Коллегии адвокатов «Центр Правовых Экспертиз» Елена Бойцова рассказала, что ее коллега-адвокат, получив первое высшее образование в медицинском вузе, теперь с легкостью ведет дела медицинских организаций, так как знает данную отрасль изнутри. А другой ее коллега, имеющий опыт военной службы, специализируется в вопросах военного права. В отдельных случаях выбор профессии предопределен заранее – адвокат Юлия Вербицкая знает много потомственных адвокатов, которых подготовили и привели в адвокатуру их родители или близкие родственники.

Чтобы приобрести статус адвоката при наличии образования и необходимого опыта, кандидату нужно сдать квалификационный экзамен. Он состоит из компьютерного тестирования и устного собеседования (абз. 1 п. 2.2 Положения о порядке сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката; далее – Положение). Перечень вопросов утвержден Советом ФПА РФ и включает такие разделы, как история российской адвокатуры, основы статуса адвоката, профессиональной этики, а также вопросы из сферы гражданского, уголовного, трудового, семейного, процессуального, налогового и международного права и ряда других отраслей. В экзаменационном билете могут попасться любые вопросы из утвержденного перечня (абз. 3 п. 2.2 Положения). Нетрудно догадаться, что соискатель должен обладать знаниями по всем перечисленным направлениям, вне зависимости от того, в какой области он собирается специализироваться.

Как раз поэтому при подготовке к экзамену большинство профессионалов, уже прошедших испытание, советуют уделить больше внимания вопросам, с которыми соискатель реже всего сталкивался на практике. Наряду с этим адвокат МГКА «Мистюков, Погуляев, Ванатский» Денис Погуляев рекомендует изучить не только теоретические основы (доктрину), но и судебную практику – особенно важно это понимать тем кандидатам, которые пока не получили практику в суде. Но и о законодательстве не стоит забывать – к примеру, по опыту Юлии Вербицкой, в тестовой части экзамена могут попасться «заковыристые» вопросы на знание закона об адвокатуре. «Внимательно читайте закон и обращайте внимание на редакцию и употребление терминов, а также их буквальное толкование», – советует адвокат. Кроме того, по мнению Юлии Комиссаровой, нелишним будет ознакомиться с лекциями светил юриспруденции.

Определенным преимуществом при подготовке могут обладать стажеры и помощники адвокатов. Партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева рассказала, что в ее коллегии с группой претендентов на статус адвоката занимаются старшие коллеги, причем вопросы по уголовному праву разбирают одни специалисты, по гражданскому – другие и так далее.

Первые клиенты, первые ошибки

Если квалификационный экзамен успешно сдан, соискателю со дня принятия присяги присваивается статус адвоката (ст. 13 закона об адвокатуре). С точки зрения закона, новоиспеченный специалист после этого может приступать к работе, но на практике у начинающего адвоката неизбежно возникнет целый ряд вопросов. Где искать первых клиентов – один из них.

Какие пять условий непременно должны быть внесены в соглашение между доверителем и адвокатом? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Мнения экспертов относительно того, стоит ли привлекать в качестве первых клиентов знакомых и друзей или лучше искать доверителей вне близкого круга общения, разделились. Одни полагают, что работа и приятельские отношения несовместимы. «Если есть желание остаться друзьями, то лучше искать доверителей на стороне. Точно так же, как нельзя делать медицинские операции своим близким – правильный расчет смешивается со страхом и неловкостью», – привела пример Анастасия Расторгуева. С друзьями, по мнению Юлии Вербицкой, могут возникнуть сложности и при определении суммы гонорара.

Как считают другие адвокаты, друзья в качестве первых клиентов – это, напротив, вполне приемлемо. Денис Погуляев подчеркнул, что начинающему адвокату значительно легче найти первых клиентов среди знакомых. По его оценке, потенциальный доверитель «со стороны» скорее всего поймет, что перед ним не очень опытный адвокат, а это может вызвать настороженность и отказ от сотрудничества. Друзья же, наоборот, изначально положительно настроены и скорее доверят решение своих юридических проблем знакомому адвокату. Кроме того, как предполагает Елена Бойцова, друзья могут начать рекомендовать такого адвоката как хорошего специалиста.

В то же время эксперты рекомендуют даже с близкими людьми выстраивать отношения по схеме «адвокат-клиент». Партнер Berkshire Advisory Group Сергей Копейкин считает необходимым в каждом случае заключать официально оформленное соглашение, согласно которому стороны берут на себя определенные функции и обязательства. Причем в данном случае неважно, первый это процесс у адвоката, или у него уже есть наработанная практика.

Представляется, что адвокаты, начинающие свой профессиональный путь, неизбежно столкнутся и с профессиональными ошибками – это вполне естественно. Новичку стоит приготовиться к тому, что его работу будут внимательно оценивать и предъявлять к ней самые высокие требования. Важно, чтобы в подобных ситуациях начинающий специалист смог не потерять самообладание и быстро исправить недочет.

Елена Бойцова и Сергей Копейкин сошлись во мнении, что начинающему специалисту может помешать излишняя самоуверенность, ведь юристы, которым она присуща, склонны переоценивать свои силы и в связи с этим недостаточно детально прорабатывать дело. Из этой ситуации есть несколько выходов – Бойцова рекомендует для начала «снять корону» и сосредоточиться на изучении судебной практики. Нелишним будет прислушаться к советам более опытных коллег, можно посещать судебные заседания с их участием, нужно подмечать особенности их поведения, и таким образом набираться знаний и уверенности. А Сергей Копейкин советует наряду с этим избрать специализацию – ту отрасль права, которая нравится, и окунуться в эту сферу с головой.

Ошибки часто возникают и в отношениях с доверителем. Юлия Комиссарова призывает максимально конкретизировать и прописывать в соглашении объем действий, которые предстоит осуществить адвокату, чтобы не ввести клиента в заблуждение. Наряду с этим Денис Погуляев рекомендует заключать договоры с доверителями только будучи однозначно уверенным, что перегрузки адвоката не произойдет, и новое дело не помешает ведению других.

Серьезными недочетами специалисты считают и недобросовестный подход к процессуальным нормам и документам. Нужно следить за течением сроков исковой давности и в целом предельно внимательно относиться к процессуальным срокам, ведь их пропуск влечет отказ в удовлетворении требований. Следует ответственно подходить и к процессуальным документам, они должны быть краткими, четкими и простыми. «Судьи третейских (и, думаю, всех иных судов) очень не любят процессуальные документы на нескольких десятках страниц. Ваши требования должны быть ясны, понятны и обоснованы. В этом случае у вас есть все шансы на успех», – поделилась секретом Юлия Вербицкая. В числе ошибок профессионалы-практики также называют назначение экспертизы и постановку вопросов экспертам без предварительных консультаций со специалистом.

Можно предположить, что значительное число перечисленных ошибок молодой адвокат сможет избежать, если он будет действовать под руководством опытного наставника. Большинство экспертов, ответивших на вопросы портала ГАРАНТ.РУ, отмечают, что наставничество в адвокатской среде распространено, некоторые даже называют это достойной традицией. Подобный подход взаимовыгоден – начинающие специалисты растут и развиваются в выбранной профессии, а состоявшиеся адвокаты воспитывают своих последователей. В то же время в отдельных адвокатских образованиях в наставничестве могут отказать, если есть опасения, что адвокат, на которого потратили время и силы, перейдет в другое профессиональное образование и станет конкурентом для своих учителей. То есть в конечном итоге наличие или отсутствие практики наставничества зависит от конкретной адвокатской коллегии или бюро.

Трудности профессии

Выбирая путь адвоката, начинающему специалисту нужно отдавать себе отчет в том, что практически сразу ему придется столкнуться с тяжелой интеллектуальной работой. Самыми сложными направлениями практической юриспруденции Сергей Копейкин считает хозяйственно-финансовое, строительное и земельное право. Эти области, по его оценке, постоянно развиваются, поскольку любые трансформации в экономике влекут за собой изменения в праве. По тому же принципу Анастасия Расторгуева отнесла к самым трудоемким направлениям налоговое право, отметив, что оно «меняется со скоростью света». А Елена Бойцова лучше посоветует хорошего специалиста по международному праву, чем самостоятельно начнет вникать во все нюансы данной отрасли. В то же время, по мнению специалистов, и в сложных делах можно при желании найти положительные стороны – они заставляют думать и профессионально развиваться.

Для адвоката неизбежны и тяжелые эмоциональные переживания. Как отмечают практики, в уголовных делах, в которых есть риск, что подзащитного приговорят к реальному лишению свободы, в делах о лишении родительских прав и определении порядка общения с детьми происходит погружение в судьбы людей. «Мне было бы морально тяжело защищать водителя, сбившего насмерть или причинившего тяжкий вред здоровью пешехода, особенно ребенка, женщины или пожилого человека. В этом случае лично я бы попробовала договориться о компенсации, если это будет возможно в рамках данного дела, то есть максимально уменьшить вред, причиненный моим подзащитным», – поделилась Юлия Вербицкая.

Однако несмотря на трудности, молодые адвокаты редко разочаровываются в профессии до такой степени, чтобы из нее уйти – так считают многие представители сообщества. Как правило, еще до получения статуса будущие специалисты знают, чего ждать на выбранном пути. Но уйти из адвокатуры отдельные юристы могут не из-за разочарования, а по другим причинам. Например, если специалист так и не научился находить доверителей и не смог выбрать адвокатское образование, которое обеспечивало бы загрузку и, следовательно, поступление денег, считает Денис Погуляев. Но, как отметили практики, тот, кто решил покинуть адвокатуру, свободен в выборе дальнейшего пути, ведь все зависит от его желания и настойчивости. Уже состоявшиеся профессионалы могут занять должности чиновников или руководителей компаний, и кроме того, юристам всегда открыто направление консалтинга.

Вознаграждение за труд и собственная практика

Поскольку адвокатский труд требует высокой квалификации, а также больших временных и эмоциональных затрат, неизбежно встает вопрос об его оплате. Кстати, размер вознаграждения и условия его выплаты относятся к существенным условиям соглашения об оказании юридической помощи (подп. 3 п. 4 ст. 25 закона об адвокатуре).

Представляется, что причитающуюся адвокату сумму ему нужно определять, исходя из адекватной оценки своего профессионализма. И необязательно при этом, чтобы молодой адвокат получал мало. Напротив, обратила внимание Елена Бойцова, «дешевый» специалист вызывает обоснованное сомнение – почему он так мало берет? Если профессионал уверен в своих знаниях и силах – он может называть высокий гонорар, полагает Сергей Копейкин. Однако и здесь следует проявлять известную сдержанность. Практикующие юристы советуют учитывать средние цены по рынку, а также исходить из общих расценок адвокатского образования, в котором работает специалист.

Впрочем, последний фактор не нужно учитывать адвокату, который открыл собственную практику и уже не зависит от коллегии или бюро. Вероятно, он может считать себя профессионалом и просить соответствующий гонорар, поскольку в настоящее время учредить адвокатский кабинет, чтобы вести самостоятельную деятельность, вправе только гражданин, имеющий стаж адвокатской деятельности не менее пяти лет (п. 1 ст. 21 закона об адвокатуре). Это положение появилось в законодательстве сравнительно недавно, менее года назад – изменения вступили в силу с 13 июня 2016 года (п. 6 ст. 2 Федерального закона от 2 июня 2016 г.. № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

К слову, данную норму не все адвокаты считают удачной. Денис Погуляев отметил, что она несправедлива для состоявшихся юристов с большим опытом, которые решили получить статус адвоката. Они не смогут сразу после этого стать учредителями кабинета или коллегии, так как им придется ждать пять лет, зарабатывая необходимый стаж. Более справедливым, по мнению эксперта, был бы дифференцированный подход, учитывающий продолжительность профессионального опыта. А Юлия Вербицкая, напротив, полагает, что наличие обязательного пятилетнего стажа – это правильная мера в отношении молодых адвокатов. Данный период она назвала оптимальным для получения опыта и создания собственной клиентской базы.

Что интересно, не все профессионалы считают необходимым открывать собственную практику. Так, Анастасия Расторгуева рассказала, что большинство ее успешных коллег-адвокатов являются членами коллегий или бюро. Данные формы адвокатских образований, по ее оценке, дают большее преимущество, поскольку всегда можно посоветоваться с коллегами или вести дело сообща. К тому же, самостоятельность влечет за собой и риски – не исключено, что первоначальная клиентская база не обеспечит достаточный доход. В этом случае эксперты рекомендуют заранее предвидеть такую ситуацию и создать финансовый резерв на первое время.

Реформирование адвокатуры

По мнению некоторых адвокатов, действующее законодательство, которое касается адвокатуры, необходимо скорректировать. В качестве одного из направлений предлагаемых ими изменений можно выделить регулирование рынка юридических услуг. Отдельные эксперты считают, что все юристы должны получать некий «допуск к профессии». Сегодня большинство специалистов не обязаны сдавать никаких квалификационных экзаменов, но в то же время могут выступать в качестве представителя в суде. Но чтобы стать адвокатом, нужно пройти испытание, а в дальнейшем еще и следовать закону об адвокатуре и Кодексу профессиональной этики. По оценке Дениса Погуляева, такое положение вещей создает дисбаланс в сфере юридических услуг.

Некоторые профессионалы предлагают повысить требования еще и к адвокатам. Так, Сергей Копейкин считает, что отбор в адвокатское сообщество должен стать более жестким и в профессиональном плане, и с точки зрения личных качеств будущего специалиста.

Определенные претензии есть у практиков к форме адвокатских образований. Сегодня адвокатские бюро, коллегии и юридические консультации считаются некоммерческими организациями (п. 1-2 ст. 123.16-2 Гражданского кодекса). Анастасия Расторгуева отмечает, что в связи с этим у партнеров нет желания вкладываться, например, в офис или иное имущество фирмы, так как оно останется в самой организации. Адвокат рассказала, что по этой причине некоторым крупным адвокатским фирмам приходится открывать коммерческую структуру с тем же названием. По оценке других экспертов, для решения подобных проблем нужно создать форму адвокатской деятельности, схожую с коммерческими организациями. В том числе это позволило бы совершать сделки с ее долями.

Начинающему адвокату придется столкнуться со множеством трудностей. Но если он уверен в выбранном пути, готов упорно работать и добросовестно выполнять свои обязательства, чтить закон и Кодекс профессиональной этики, он несомненно станет достойным членом адвокатского сообщества.

Юридический статус адвоката

Понятие адвокатского статуса

Статус адвоката в России вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в сроки, установленные Законом об адвокатуре.

Не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности лица:

  1. признанные недееспособными или ограниченно дееспособными в установленном законодательством Российской Федерации порядке;
  2. имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия при адвокатской палате субъекта Российской Федерации (после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката, квалификационного экзамена.

В стаж работы по юридической специальности, необходимой для приобретения статуса адвоката, включается работа:

  1. в качестве судьи;
  2. на требующих высшего юридического образования государственных должностях в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах;
  3. на требовавших высшего юридического образования должностях в существовавших до принятия действующей Конституции Российской Федерации государственных органах СССР, РСФСР и Российской Федерации, находившихся на территории Российской Федерации;
  4. на требующих высшего юридического образования муниципальных должностях;
  5. на требующих высшего юридического образования должностях в органах Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации;
  6. на требующих высшего юридического образования должностях в юридических службах организаций;
  7. на требующих высшего юридического образования должностях в научно-исследовательских учреждениях;
  8. в качестве преподавателя юридических дисциплин в учреждениях среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования;
  9. в качестве адвоката;
  10. в качестве помощника адвоката;
  11. в качестве нотариуса.

Адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации без какого-либо дополнительного разрешения.

Иностранные граждане и лица без гражданства, получившие статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, допускаются к осуществлению адвокатской деятельности на всей территории Российской Федерации в случае, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Лицо, отвечающее указанным требованиям вправе обратиться в квалификационную комиссию с заявлением о присвоении ему статуса адвоката.

Претендент помимо заявления представляет в квалификационную комиссию копию документа, удостоверяющего его личность, анкету, содержащую биографические сведения, копию трудовой книжки или иной документ, подтверждающий стаж работы по юридической специальности, копию документа, подтверждающего высшее юридическое образование либо наличие ученой степени по юридической специальности, а также другие документы в случаях, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Предоставление недостоверных сведений может служить основанием для отказа в допуске претендента к квалификационному экзамену. Далее претенденты сдают квалификационный экзамен. Претендент, не сдавший квалификационный экзамен, допускается к его повторной сдаче не ранее чем через один год.

Квалификационная комиссия в трехмесячный срок со дня подачи претендентом заявления о присвоении ему статуса адвоката принимает решение о присвоении либо об отказе в присвоении претенденту статуса адвоката. Решение квалификационной комиссии о присвоении претенденту статуса адвоката вступает в силу со дня принятия претендентом присяги адвоката.

Квалификационная комиссия не вправе отказать претенденту, успешно сдавшему квалификационный экзамен, в присвоении статуса адвоката, за исключением случаев, когда после сдачи квалификационного экзамена обнаруживаются обстоятельства, препятствовавшие допуску к квалификационному экзамену. В таких случаях решение об отказе в присвоении статуса адвоката может быть обжаловано в суд. Статус адвоката присваивается претенденту на неопределенный срок и не ограничивается определенным возрастом адвоката.

Другие публикации:  Отчет по производственной практике коллегия адвокатов

Закон об адвокатуре запрещает адвокатам состоять на службе в учреждениях, организациях, на предприятиях. Традиционный запрет адвокатам состоять на службе обусловлен тем, что такая служба может повлечь снижение качества юридической помощи не только из-за занятости другой работы, но и в связи с утратой адвокатом своей независимости. Став служащим, адвокат должен будет выполнять указания вышестоящих должностных лиц, включая те, которые противоречат его убеждениям.

Такое подчинение крайне нежелательно, ведь адвокатская профессия требует независимости от всяких посторонних влияний и может осуществляться успешно лишь под влиянием своего долга, который дает адвокату возможность поступать с надлежащей твердостью, решительность, убежденностью. Пользуясь своей независимостью, адвокат должен помнить, что цель не может оправдывать средства. И высокие цели правосудного ограждения обществ, и защита личности от несправедливого обвинения должны быть достигаемы только нравственными способами и приемами. Таким образом, оказывая юридическую помощь, адвокат руководствуется лишь указаниями закона и своего профессионального долга, а не мнениями и оценками каких-либо органов и должностных лиц, в том числе органов и должностных лиц коллегии адвокатов.

Выпускники юридических вузов, не имеющие стажа работы по специальности юриста или при недостаточности такого стажа, до 1 июля 2002 г. принимались в коллегию адвокатов лишь после прохождения стажировки, сроком не менее шести месяцев, время стажировки может быть продлено. С вступлением нового закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» срок стажировки был увеличен от одного года до двух лет. Стажер адвоката осуществляет свою деятельность под руководством адвоката (адвокат, имеющий адвокатский стаж не менее пяти лет, вправе иметь стажеров), выполняя его отдельные поручения. Стажер адвоката не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью, обязан хранить адвокатскую тайну. Стажер принимается на работу на условиях трудового договора, заключенного с адвокатским образованием, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — с адвокатом, которые являются по отношению к данному лицу работодателями.

У некоторых адвокатов имеются помощники. Помощниками адвоката могут быть лица, имеющие высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование. Помощник адвоката не вправе заниматься адвокатской деятельностью, обязан хранить адвокатскую тайну. Социальное страхование помощника адвоката осуществляется адвокатским образованием, в котором работает помощник, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, — адвокатом, в адвокатском кабинете которого работает помощник.

Статус адвоката (в том числе осуществление им адвокатской деятельности) приостанавливается по следующим основаниям:

  1. избрание адвоката в орган государственной власти или орган местного самоуправления на период работы на постоянной основе;
  2. неспособность адвоката более шести месяцев исполнять свои профессиональные обязанности;
  3. призыв адвоката на военную службу;
  4. признание адвоката безвестно отсутствующим в установленном федеральным законом порядке.

Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:

  • личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката;
  • вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;
  • отсутствие в адвокатской палате в течение шести месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных пунктом 6 статьи 15 Закона об адвокатуре сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования, учредителем (членом) которого является адвокат;
  • смерть адвоката или вступление в законную силу решение суда об объявлении его умершим;
  • совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;
  • неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;
  • вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;
  • установление недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию в соответствии с требованиями.

Решение о прекращении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате. В случаях, предусмотренных подпунктами 5 и 6 пункта 1 статьи 17 Закона об адвокатуре, решение принимается советом соответствующей адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии. Решение о прекращении статуса адвоката может быть обжалован в суд. Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. Если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления соответствующего представления не принял решение о прекращении статуса адвоката в отношении данного адвоката, территориальный орган юстиции в праве обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.

Права и обязанности адвокатов

В Законе об адвокатуре сформулированы основные задачи адвокатуры, одна из которых — оказание юридической помощи. На основании этого закона адвокатура содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению законности, воспитанию граждан в духе исполнения законодательства Российской Федерации и уважения к правам, чести и достоинства других лиц в соответствии с предусмотренными статьями Конституции РФ. Так, выполняя свои задачи, адвокаты оказывают следующие виды юридической помощи:

  • дают консультации и разъяснения по юридическим вопросам, в частности, устные и письменные справки по использованию тех или иных положений законодательства;
  • составляют исковые заявления, жалобы и другие документы правового характера;
  • осуществляют представительство в суде, арбитраже и других государственных органах по гражданским делам и делам об административных правонарушениях;
  • участвуют в предварительном следствии и суде по уголовным делам в качестве защитников и/или представителей потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков и т.д.

Адвокаты в своей деятельности руководствуются законами, указами Президента, постановлениями Правительства, инструкциями и методическими рекомендациями Министерства юстиции Российской Федерации, других органов власти и управления.

Адвокат имеет право: избирать и быть избранным в органы коллегии адвокатов; ставить перед органами коллегии вопросы, касающиеся ее деятельности; вносить предложения по улучшению ее работы и участвовать в их обсуждении; принимать личное участие во всех случаях обсуждения органами коллегии его деятельности или поведения; выйти из состава коллегии.

Адвокат, выступая в качестве представителя или защитника, вправе представлять интересы своего клиента во всех государственных и общественных организациях, как правило, в различных правоохранительных органах. При этом для участия в деле адвокату выдается ордер, который он предъявляет в качестве подтверждения своих полномочий. Он вправе через юридическую консультацию запрашивать документы, необходимые для ведения защиты или представительства. Такие требования адвоката обязательны для соответствующих государственных и общественных организаций. В соответствии с принципом состязательности адвокат, представляя интересы своего клиента в ходе судебного разбирательства, наделяется равными правами со стороной обвинения, истца.

В ходе осуществления своих полномочий адвокат обязан строго соблюдать закон, адвокатскую этику и использовать все не запрещенные законом средства для защиты прав и законных интересов обвиняемого или лица, представителем которого он является. Он не вправе отказаться от принятой на себя защиты, но не имеет право и осуществлять защиту или представительство в случаях, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых находятся в противоречии с интересами лица, обратившегося с просьбой о ведении дела.

Адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя и не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи. За нарушение закона, устава коллегии и адвокатской этики он может быть подвергнут дисциплинарному взысканию решением президиума коллегии адвокатов. Мерами взыскания могут быть выговор, строгий выговор, замечание, исключение из коллегии.

При обращении лица за оказанием юридической помощи в юридическую консультацию, ее заведующий назначает адвоката из членов консультации, который заключает соглашение об оказании юридической помощи.

В некоторых случаях граждане, организации обращаются непосредственно к конкретному адвокату. В консультациях организовано дежурство адвокатов, всех обратившихся за правовой помощью принимает в первую очередь дежурный адвокат. Адвокат сам устанавливает размер вознаграждения (гонорара) за свои услуги исходя из сложности дела, его объема и материальных возможностей клиента. Обговорив все условия, адвокат и клиент заключают соглашение, после чего клиент вносит определенную сумму в кассу юридической консультации.

Кроме этого, в случаях, установленных законом, адвокаты обязаны оказывать юридическую помощь бесплатно. Наиболее часто бесплатная юридическая помощь оказывается по уголовным делам, когда подозреваемый или обвиняемый не может оплатить услуги защитника. В этих случаях следователь, прокурор или суд направляют телефонограмму в президиум коллегии или непосредственно в юридическую консультацию, обслуживающую данный район. Заведующий консультацией обязан выделить адвоката для защиты, а последний не вправе от нее отказаться. Бесплатно юридическая помощь оказывается и по некоторым категориям гражданских дел (истцам в судах первой инстанции по делам о взыскании алиментов, по трудовым делам о возмещении вреда, причиненного увечьем, смертью кормильца, связанной с работой; при составлении заявлений о назначении пенсий, пособий и др.).

Адвокат обязан в своей деятельности точно и неуклонно соблюдать требования действующего законодательства, использовать все предусмотренные законом средства и способы защиты прав и законных интересов граждан и организаций, обратившихся к нему за юридической помощью.

Адвокат не вправе принять поручение об оказании юридической помощи в случаях, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого, а также, если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях.

Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи. Адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде советского права.

Непосредственный контроль за профессиональной и финансовой деятельностью адвокатов, входящих в состав коллегии, осуществляют заведующие консультациями, бюро, фирмами, в которых адвокаты работают. Жалобы на действия адвокатов, не соответствующие закону и адвокатской этике, поступают в президиум коллегии, который вправе наложить на адвоката дисциплинарное взыскание или исключить из состава коллегии. Некоторые полномочия в отношении адвокатуры имеет и Министерство юстиции РФ и его органы в субъектах Российской Федерации. Министерство юстиции РФ регистрирует вновь создаваемые коллегии, их уставы, выдает лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью. Если деятельность коллегии противоречит закону и уставу, то Министерство юстиции РФ вправе лишить ее лицензии. Отказ в регистрации и лишение лицензии обжалуется в суд.

Адвокатская тайна

В русском языке слово «тайна» имеет два смысловых значения: «все скрытое, неизвестное, неведомое», а также «нечто скрытно хранимое, что скрывают от кого-либо». Очевидно, что уголовно-правовой смысл имеет только второе значение. Сведения должны быть известны или доверены узкому кругу лиц. При этом основанием знания сведений тем или иным лицом может быть профессиональная или служебная деятельность, брачно-семейные отношения и т.д.

Общим для всех видов конфиденциальных сведений является тот факт, что свободный доступ к ним ограничен в силу предписаний федерального законодательства. Около тысячи поправок внесено в проект Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», принятый Государственной Думой 26 апреля 2002 года. Адвокатской тайне посвящена статья 8 Закона, наиболее емко отражающая содержание этого понятия, которая гласит:

1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связаннее с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

2. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

3. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилищных и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Однако определение термина «адвокатская тайна» по-прежнему неоднозначно и вызывает полемику. М.С. Строгович считал этот термин неудачным: «Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное будет обращена во вред обвиняемому. И.Л. Петрухин обозначает адвокатскую тайну выражением «тайна судебного представительства», поскольку судебная защита — разновидность представительства: «Адвокатская тайна» — это не точно, так как хранителем данной тайны может быть не только адвокат, но и защитник-представитель профсоюза, другое лицо, выполняющее функцию защиты. Встречается и иной термин — «тайна судебной защиты». Он тоже не вполне приемлем, потому что не охватывает тайну, доверенную представителям потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Учитывая это, данный институт следовало бы назвать «тайной судебного представительства», имея в виду, что судебная защита-это разновидность представительства.».

Наиболее точным является выражение М.Ю. Барщевского: «С того момента, когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро, все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату — уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации — это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным — вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна».

Нет единства во мнениях и по поводу того, какие именно сведения следует включать в адвокатскую тайну. Одна из точек зрения состоит в том, что предмет адвокатской тайны включает лишь сведения и факты, неблагоприятные для подзащитного. Они свидетельствуют о его виновности в совершении преступления и (или) указывают на наличие отягчающих ответственность обстоятельств. Например, доктор юридических наук профессор А.Л. Цыпкин рассматривал адвокатскую тайну как исключение из обычного хода процесса, редкий и тягостный для адвоката эксцесс в его деятельности. Он считал, что содержание адвокатской тайны образуют факты, неблагоприятные для обвиняемого либо уличающие его и скрываемые им от суда.

Представитель иной точки зрения профессор Д.П. Ватман, автор книги «Адвокат в уголовном процессе», утверждал, что в понятие адвокатской тайны нужно включать не только информацию и факты, ухудшающие положение обвиняемого, но и все иные данные, которые по каким-либо соображениям последний рассчитывал скрыть от органов дознания, предварительного следствий и суда.

Более широко трактует содержание адвокатской тайны кандидат юридических наук А.Н. Ниязова. С ее точки зрения, содержание адвокатской тайны составляют разнообразные сведения, знание которых необходимо адвокату для осуществления защиты по делу и оказания юридической помощи. «Вполне возможно, что такого рода сведения и не будут затрагивать каких-либо сторон частной жизни клиента, — полагает А.Н. Ниязова — но если адвокат получит такую информацию, то видимо, было бы неправильно считать возможным ее разглашение лишь потому, что она не относится непосредственно к делу, по которому адвокат приглашен для оказания юридической помощи».

А.И. Минаков (председатель Президиума коллегии адвокатов г. Москвы) в статье «Частная юридическая деятельность: проблемы и перспективы» высказывает мнение, что адвокатов следует освободить от налогообложения, включив тем самым в предмет адвокатской тайны и размер гонораров, получаемых ими за работу по оказанию юридической помощи. Свою точку зрения он аргументирует следующим образом. Если адвокатура (по его мнению, негосударственный и даже противостоящий государству институт) будет поставлена государством в положение налогооблагаемой организации, это будет означать, что нанесен серьезный удар по демократическим основам российского общества. В этом случае государство в лице своих налоговых органов получит возможность безнаказанно нарушать адвокатскую тайну и под предлогом проверки налоговой дисциплины вмешиваться в профессиональную деятельность адвокатов, влиять на осуществление ими функций, предусмотренных законом. Несомненно, считает адвокат, это будет нарушать принцип независимости адвокатуры как профессионального общественного института, а также принцип сохранения адвокатской тайны.

Доктор юридических наук А.Д. Бойков и профессор Н.И. Капинус, авторы учебного пособия «Адвокатура России», считают, что адвокатская тайна приводит к нравственной коллизии между общественным долгом в обычном понимании и профессиональным долгом адвоката, к коллизии, порождающей «специфические нормы нравственности».

Резюмируя все вышеизложенное можно отметить, в понятие адвокатской тайны следует включать не только информацию и факты, ухудшающие положение обвиняемого, но и все иные данные, которые по каким-либо соображениям последний рассчитывал скрыть от органов дознания, предварительного следствия и суда, а также информацию, которая в целом способна улучшить положение обвиняемого (подозреваемого), но обнародование которой адвокат, исходя из тактики защиты, считает преждевременным. Точка зрения А.И. Минакова является спорной. Оппоненты аргументируют это тем, что соблюдение налогового законодательства является обязанностью всех законопослушных граждан, в том числе и адвокатов. Поэтому нарушение налоговой дисциплины должно, как и любое другое правонарушение, впечь за собой правовые последствия. Кроме того, размер полученного адвокатом гонорара не относится к обстоятельствам, имеющим значение для расследуемого дела. Обнародование данной информации не может ни улучшить, ни ухудшить положение его подзащитного,

Таким образом, в содержание понятия адвокатской тайны следует включать:

  1. Сам факт обращения гражданина к адвокату за юридической помощью и мотивы, побудившие его к такому обращению;
  2. Любые сведения, сообщенные обвиняемым (подозреваемым) адвокату, если нет согласия заинтересованного лица на их разглашение при производстве следствия и в суде;
  3. Любые сведения, сообщенные адвокату родственниками обвиняемого (подозреваемого) и другими лицами при обращении за юридической помощью;
  4. Сведения о личной жизни граждан, полученные в ходе производства следственных действий и почерпнутые из уголовного дела при ознакомлении с ним;
  5. Сведения, содержащиеся в легальной переписке между адвокатом и обвиняемым (представляемым), либо лицом, обращавшимся за юридической помощью, а также содержащиеся в адвокатских досье.

Необходимо уточнить, что под «легальной перепиской» мы понимаем письма, телеграммы, записки и т.д., полученные защитником от своего подзащитного, или наоборот, законным, общепринятым путем — по почте, при личной встрече, через курьера и т.п. К такой переписке ни в коем случае нельзя отнести, например, записки, полученные защитником от обвиняемого, содержащегося под стражей, через третьих лиц — по так называемой «тюремной почте» или при личном свидании, но без ведома администрации места содержания под стражей.

Кроме Закона об адвокатуре содержание понятия «адвокатская тайна» раскрывает определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 года N 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15, 16 Положения об адвокатуре РСФСР». Исходя из этого определения исключается возможность разглашения сведений о фактах, ставших известными адвокату в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.

Международно-правовые акты, определяющие роль адвокатов в жизни общества, закрепляют следующее.

Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 года, Гавана), закрепили: «Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений». Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов (приняты на конференции МАЮ 7 сентября 1990 года в Нью-Йорке) гласят: «Независимость адвокатов при ведении дел должна гарантироваться» с тем, чтобы обеспечить оказание свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи. Адвокатам должны быть предоставлены возможности обеспечения конфиденциальности отношений с клиентом, включая защиту обычной и электронной системы всего адвокатского делопроизводства и документов адвоката от изъятия и проверок, а также обеспечение защиты от вмешательств в используемые электронные средства связи и информационные системы».

Кодекс поведения для юристов в Европейском Сообществе (принятый 28 октября 1998 года Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге) относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. Требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности, адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обязательства, связанные с конфиденциальностью не ограничены во времени (п.2.3).

Указ Президента РФ от 6 марта 1997 года N 188 утвердил перечень сведений конфиденциального характера. К ним, среди прочего, отнесены также сведения, составляющие адвокатскую тайну.

Адвокат обязан учитывать позицию подзащитного, желание сохранить в тайне как благоприятные, так и неблагоприятные сведения.

Защитник, не имеет права сообщать — никому и нигде — сведения о преступлении, о личной жизни подзащитного или обратившегося за юридической помощью, сведения, полученные из материалов дела, и т.д. Данное поведение адвоката является прямым следствием соблюдения им правил адвокатской этики. Вместе с тем мотивы отказа принять поручение также относятся к адвокатской тайне.

Особо следует отметить, что правила адвокатской этики вырабатывались адвокатским сообществом многие десятилетия. До сих пор не прекращаются споры о том, что следует считать этичным, а что — нет. Так, М.Ю. Барщевским был разработан проект кодекса адвокатской этики. Адвокатской тайне посвящена глава 4 «Конфиденциальная информация».

«Адвокат должен держать в строгой тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением поручения, а также сам факт обращения к нему того или иного клиента, и не должен разглашать такую информацию, пока не будет на то определенно и однозначно уполномочен клиентом, а также если это потребуется на основании закона или разрешено (предусмотрено) настоящим Кодексом.

1. Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор, пока между ними не будет достигнуто полное взаимопонимание. В то же время клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы, обсуждаемые с адвокатом, и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента,

2. Этическое правило конфиденциальное и должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.

3. Основным правилом является следующее: адвокат не должен раскрывать имя лица, которому он предоставляет консультацию или которое его приглашает для выполнения поручения до тех пор, пока это не потребуется исходя из сути решаемой проблемы (вопроса),

Другие публикации:  Использование поддельного страхового полиса осаго

4. Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Эта обязанность продолжает существовать и после прекращения взаимоотношений по юридическим вопросам и не ограничивается моментом прекращения оказания правовой помощи клиенту, независимо от того какие между клиентом и адвокатом возникли разногласия.»

Исходя из определения, выделяют круг субъектов адвокатской тайны. К субъектам этой тайны относятся:

  1. адвокат в предпроцессуальный период его деятельности, т.е. до заключения соглашения о защите или представительстве (не подлежат оглашению заданные клиентом вопросы, представленные им документы, составленные адвокатом бумаги и его устные разъяснения на консультационном приеме);
  2. адвокат в любой из порученных ему процессуальных ролей (защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, представитель в гражданском и административном процессе);
  3. защитник, не являющийся адвокатом (представитель профсоюза, другой общественной организации, трудового коллектива, общественный защитник, близкий родственник, законный представитель обвиняемого, другое указанное обвиняемым лицо, допущенное судом в качестве защитника);
  4. представитель потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, не являющийся адвокатом;
  5. члены президиума коллегии адвокатов при рассмотрении вопроса о дисциплинарной ответственности адвоката, поведении адвоката в процессе (это положение надо включить в закон);
  6. переводчик, участвовавший в беседах адвоката со своим подзащитным (и это надо предусмотреть в законе);
  7. стажер и помощник адвоката (п. 3 ст. 28 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Перечень субъектов тайны судебного представительства, указанный в законе, не является полным. В частности, в ст. 53 УПК РФ обязанность хранить в тайне доверенные сведения возложена лишь на защитника. «В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо о допуске которого ходатайствует обвиняемый» (ст. 49 УПК РФ). Следовательно, эти лица не могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя.

Исходя из нормы ст. 51 УПК РФ, защитник — представитель профсоюза или иной общественной организации не вправе сообщить этим организациям тайну защиты, доверенную ему обвиняемым. Таким образом, представитель приобретает известную самостоятельность по отношению к выделившей его организации. Это правильно, так как защита несовместима с разглашением доверенных защитнику тайн.

«Запрещая допрашивать в качестве свидетелей представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, представителей выделенных юридическим лицом (п. 9 ст. 42 УПК РФ) или иной общественной организацией (п. 4 ст. 44 УПК РФ), закон не содержит запрета сообщать доверенные представителю тайны своей организации по ее требованию. Значит, следователю и суду сообщать тайну нельзя, а общественной организации — можно. Это расхождение логически не оправданно, и его следовало бы устранить».

Близкие родственники и законные представители несовершеннолетних обвиняемых и потерпевших (гражданских истцов, гражданских ответчиков) несут моральную обязанность не разглашать тайны, доверенные им представляемыми. «Но этого мало. Надо возложить на них юридическую ответственность за разглашение такого рода тайн, исключая случаи, когда разглашение совершено в интересах представляемого, т.е. способствовало его оправданию или смягчению ответственности. Следует также установить уголовную ответственность всех других лиц, допущенных в качестве защитников или представителей по делу, за разглашение сведений, доверенных им обвиняемыми и представляемыми. Как видим, адвокатская тайна не всегда является профессиональной, поскольку она может быть доверена и непрофессионалам.»

Обязанность не разглашать секреты различной степени важности (государственные, военные, служебные, экономические, научные, банковские и т. д.) налагается на лиц, достоянием которых они стали по службе или работе, и считается столь важной, что нарушение ее признается криминалом. Уголовно-правовая ответственность за разглашение перечисленных в УК РФ категорий сведений распространяется и на адвокатов, оказавшихся при ведении дел или при консультировании носителями таких сведений — независимо от дачи каких-либо подписок о неразглашении. Об этом не следует забывать, тем более что согласно решению Конституционного Суда Российской Федерации любой адвокат, а не только имеющий специально оформленный допуск, может быть теперь приглашен для осуществления защиты по делу, содержащему секретные сведения.

От общего многочисленного ряда занятий, связанных с посвящением в охраняемые законом тайны, адвокатская и врачебная деятельность отличаются и тем, что соблюдение тайны, ставшей известной по работе, признается профессиональным, а не служебным принципом. Врач, приобретая профессию дает «клятву Гиппократа». Адвокат не дает такой клятвы, а следовало бы ее ввести, ибо соблюдение им доверенной клиентом тайны должно рассматриваться как обязательное условие профессиональной деятельности.

Но носит ли требование соблюдать профессиональную тайну абсолютный характер? Закон однозначно отвечает на этот вопрос. Закон об адвокатуре гласит: «Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи» (ст. 6).

Мотивы, которыми руководствовался при этом законодатель, понятны. Гражданин может рассчитывать на полноценную юридическую помощь, гарантированную ему Конституцией, только в том случае, если он сможет довериться адвокату — без опаски и сомнений. Эту возможность и обеспечивают нормы права, налагая на адвоката обет молчания. «Между тем положение адвоката не столь просто, как следует из лаконичного предписания закона. Пока секреты клиента касаются отношений, регулируемых Гражданским, Жилищным или Семейным кодексами требования адвокатской тайны никаких сомнений не вызывают. Однако доверенные адвокату сведения могут быть связаны с совершенным тяжким преступлением или с угрозой посягательства на жизнь, здоровье, безопасность, имущество отдельных лиц или множества людей, на безопасность государства, общества — и тогда сохранение тайны полученных сведений вступает в противоречие с моральным долгом гражданина и просто порядочного человека. (Имеется в виду именно моральный — и никакой другой — долг, поскольку новым Уголовным кодексом полностью отменена ответственность за недоносительство)».

Вопрос: как должен адвокат отнестись к сообщению клиента о совершении или подготовке им тяжкого преступления, а также к просьбе о консультации по этому поводу?

Ходят слухи о неких адвокатах, регулярно консультирующих руководителей преступных группировок по правовым аспектам их «деятельности». Эта помощь является по существу уголовно наказуемым пособничеством и противоречит закону (Ст. 6 Закона об адвокатуре). Но если речь идет о добропорядочной адвокатской работе, в ходе которой адвокат узнает о состоявшейся или готовящейся преступной акции клиента, то согласно правилам адвокатский этики адвокат обязан прекратить оказывать юридическую помощь такому клиенту.

Можно достаточно уверенно считать, что о совершенном его клиентом преступлении адвокат обязан умолчать. При состоявшемся действии сообщение о нем может преследовать одну цель — кару. Несмотря на общественную пользу такого поступка, адвокат при этом выступает как помощник карательных органов государства, т.е. действует в явном противоречии с принципами и природой адвокатуры как института. Нарушивший обязанность молчания адвокат совершает в данном случае грубый профессиональный проступок и ставит себя вне рядов корпорации.

Сложнее ответить на вопрос о правильной позиции адвоката, когда клиент пришел посоветоваться о готовящемся преступлении. «Вполне очевидно, что единственный совет, который вправе дать такому клиенту адвокат — это убедительно порекомендовать отказаться от осуществления замысла и указать на пагубность последствий. Как быть далее: обязан ли адвокат принять иные меры для предотвращения нависшей, быть может, страшной, угрозе или последовать профессиональному долгу сохранения тайны рискуя на всю жизнь сохранить чувство своей вины?» В проекте кодекса адвокатской этики М.Ю. Барщевского сказано:

«Разглашение информации, необходимое для предотвращения преступления, будет законным, если у адвоката имеются достаточные основания предполагать, что существует реальная вероятность совершения преступления и неизбежно складывается ситуация, когда предупреждение преступления путем разглашения информации является единственной возможностью для его предотвращения».

Также в соответствии с кодексом допускается разглашение конфиденциальной информации в следующих случаях:

«Разглашение конфиденциальной информации также может быть оправдано в целях взыскания гонорара адвоката с клиента в судебном порядке, или при выступлении самого адвоката (партнеров адвоката, помощников, ассоциаторов или вспомогательного персонала юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро) в суде против любого необоснованного утверждения клиента или его представителей (родственников) или иных лиц по поводу противозаконных действии или проступков адвоката, выполнявшего поручение клиента, но только в той мере, в которой это необходимо в целях наиболее эффективного представления интересов адвоката объединения адвокатов, в котором он работает (работал).

Разглашение конфиденциальной информации адвокатом возможно также и в том случае, когда необходимо в интересах клиента или его правопреемников, а получение соответствующего разрешения от клиента оказывается объективно невозможным в разумный срок».

Также в кодексе упоминается о разглашении информации в случаях, предусмотренных законом:

«Когда разглашение конфиденциальной информации требуется по закону или по правомерному требованию суда соответствующей юрисдикции, адвокат всегда должен заботиться о том, чтобы не предоставить больший объем информации, чем это необходимо.

Адвокат, обладающий информацией, которая является конфиденциальной государственной информацией или конфиденциальной коммерческой информацией об организации или физическом лице, полученной адвокатом в то время, когда он был государственным служащим либо сотрудником данной организации, не должен представлять интересы клиента, находящиеся или могущие привести к конфликту интересов с той организацией или с тем лицом, в отношении которых адвокат обладает конфиденциальной информацией, полученной в силу названных причин».

Случаи, не допускающие возможность использования конфиденциальной информации:

1. «Доверительные отношения между адвокатом и клиентом не позволяют адвокату использовать какую бы то ни было конфиденциальную информацию, предусмотренную этическими нормами, для собственной выгоды, или для выгоды третьей стороны, или в ущерб клиенту. Адвокат, который занимается литературной деятельностью, пишет автобиографию, воспоминания и тому подобное либо осуществляет преподавательскую, научную деятельность, должен не допускать распространения конфиденциальной информации и в этих случаях.

2. Адвокат не должен допускать возможности распространения конфиденциальной информации, касающейся или полученной от одного клиента другому. Несмотря на то что последний может потребовать или ожидать от адвоката такую информацию, он должен отказываться от ее разглашения и использования.»

«Установив во время беседы с лицом, обратившимся с просьбой о ведении дела, что ранее у него получала консультацию другая сторона по этому же делу, адвокат должен отказаться от принятия поручения. В противном случае факты, которые стали известны адвокату при даче консультации и которые составляют по своему содержанию тайну клиента, могли бы быть использованы адвокатом при защите его процессуального противника. Нельзя признать состоятельным и тот довод, что адвокат, узнавший об определенных обстоятельствах во время консультации, сохранит их в тайне от своего доверителя при ведении дела.

Ложность положения, в котором бы оказался адвокат, конспирируя от доверителя:создает для него крайне тягостную ситуацию и наносит серьезный ущерб общественному престижу адвокатуры.»

3. «Адвокат должен избегать, несдержанного (неосторожного) общения, даже с супругом(ой) или членами семьи, по вопросам, касающимся дел клиента, и должен остерегаться любых бесед, касающихся конкретных выполняемых им поручений, даже без упоминания имени клиента или иной возможности идентификации личности последнего. Более того. адвокат не должен повторять никаких сплетен или информации о личности клиента и его делах, которые могли быть случайно услышаны адвокатом или ему рассказаны. Обсуждение профессиональных вопросов между адвокатами в присутствии третьих лиц, тем более с упоминанием конкретных имен клиентов или обстоятельств конкретных дел, является нежелательным, поскольку несдержанные высказывания, допущенные адвокатами и услышанные третьими лицами, могут причинить ущерб интересам клиента. Кроме того, это может негативным образом повлиять на уважение присутствующих к адвокатской профессии и юриспруденции в целом.

4. Адвокат обязан предпринять все необходимые меры для соблюдения положений настоящею правила его помощниками, ассоциаторами, секретарями и иным персоналом юридической консультации, адвокатского бюро (фирмы), кабинета.»

Отдельно следует сказать о распространение информации случае предоставления клиентом соответствующих полномочий:

«Конфиденциальная информация может распространяться с соответствующего, конкретно выраженного разрешения клиента. В некоторых случаях такое разрешение может подразумеваться. Например, определенное раскрытие информации может потребоваться в заявлении истца (или ответчика) или другом документе предъявлении которого потребуется в ходе судебного процесса по делу клиента (связанного с решением проблемы клиента или с участием клиента). Также адвокат может раскрывать информацию по делу клиента своим партнерам или сотрудникам своей юридической консультации (фирмы, бюро, кабинета) и, по мере необходимости, техническому персоналу — таким сотрудникам, как: секретари, машинистки, референты и другие вспомогательные служащие. Это подразумевает обязанность адвоката в случае разглашения информации внушить коллегам, студентам, помощникам и другому персоналу важность соблюдения правила и принципов конфиденциальности (как в период осуществления профессиональной деятельности, так и по ее завершении) и разъяснить им, что эти правила и принципы распространяются на них в той же мере, что и на самого адвоката».

Если доверитель адвоката по каким-либо соображениям счел возможным раскрыть содержание материалов, составляющих тайну, нельзя считать, что адвокат во всех случаях освобождается от необходимости ее хранить. Следует учитывать, что информация, исходящая от адвоката, может быть воспринята как несравненно более авторитетная и значимая, чем сообщение его доверителя, она может получить большой резонанс и нанести ущерб интересам лиц, в деле не участвующих. Так признание клиентом своего отцовства, сделанное в закрытом судебном заседании, не дает адвокату права публично заявлять об этом, так как подобная нескромность, не вызываемая к тому же интересами дела, может отразиться на других лицах и причинить им моральную травму. Вот почему раскрытие тайны клиентом отнюдь не освобождает адвоката от нравственной обязанности воздерживаться от разглашения известных ему сведений, особенно вне стен зала судебного заседания.

Срок хранения сведений, обладателем которых стал адвокат в связи с оказанием им юридической помощи, законом не установлен. Из этого следует, что адвокат должен хранить вверенную ему тайну не только во время ведения дела, но и после его окончания, независимо от стадии процесса, в которой участвовал адвокат, а также от мотивов, по которым поручение было прекращено по желанию клиента либо по инициативе поверенного. Необходимо учитывать, что пересмотр вступивших в законную силу решений суда по гражданским делам никаким сроком не ограничен, а потому нескромность адвоката, разгласившего охраняемую тайну даже по прошествии значительного времени после окончания дела, может повлечь его пересмотр в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам и повредить тем самым интересам клиента.

В дореволюционной России следователь имел право провести обыск в кабинете присяжного поверенного (адвоката) для обнаружения бумаг, переданных ему обвиняемым или другими лицами с условием сохранить их в тайне (ст. 368-370 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.). Следователь мог ограничиться выемкой этих бумаг, не производя обыска. Адвокату предоставлялось лишь право присутствовать при осмотре бумаг следователем. Такого чудовищного посягательства на адвокатскую тайну не знало законодательство ведущих капиталистических стран того времени. Дореволюционные русские юристы неодобрительно относились к этому антидемократическому институту, а некоторые прямо критиковали его. В частности, отмечалось, что «документы и письма, передаваемые подсудимым защитнику, составляют такую тайну, посягательство на которую равнялось бы вынуждению подсудимого давать признание.

Обо всем этом можно было бы не вспоминать, если бы не аналогичное явление, имевшее место не так давно. Прокуратура возбудила несколько уголовных дел против адвокатов, обвиненных в получении завышенных гонораров (в то время сумма гонорара была ограничена). Были произведены осмотры и принудительные изъятия регистрационных карточек и журналов учета, хранившихся в юридических консультациях. По этим документам установлена клиентура заподозренных адвокатов за ряд лет и выяснены вопросы, с которыми клиенты обращались к адвокатам. Такие меры чаще всего применялись к адвокатам, которых надо было скомпрометировать в связи с ведением ими бескомпромиссной, принципиальной защиты по некоторым уголовным делам. Под натиском умелой защиты обвинение трещало и рушилось, выявлялись факты неблаговидного и даже преступного поведения некоторых следственных работников, применения ими незаконных методов получения признаний, от которых обвиняемые а суде отказывались».

Осмотры и выемки документации адвокатов — регистрационных карточек, журналов учета, досье — нельзя оправдать никакими соображениями. Адвокатская тайна неприкосновенна, и всякие попытки завладеть ею, кем бы они ни предпринимались, — это серьезное нарушение законности, направленное на подрыв адвокатуры. Необходимо установить уголовную ответственность за действия должностных лиц, направленные на завладение тайной судебного представительства, а также и самих адвокатов — за разглашение этой тайны.

Могут заметить, что следственные органы и прокуратура обязаны возбудить уголовное дело, если адвокат совершил преступление, и произвести необходимые следственные действия. Это правильно.

Если адвоката обвиняют в совершении действий, которые и в самом деле являются преступными (например, посредничество во взяточничестве), то следственные органы могут применять все предусмотренные законом меры раскрытия преступления. Однако и в этих случаях обыски в юридических консультациях, осмотры и выемки документов, содержащих адвокатскую тайну, не вызываются необходимостью и не могут быть допущены.

Иногда адвокат не защищен от недобросовестных, подвергнутых психологической обработке клиентов. Во избежание этого целесообразно установить в законе, что не только адвокат, но и его клиент не может быть допрошен об обстоятельствах уголовного дела, обсуждавшихся между ними при встрече наедине. Показания таких клиентов следовало бы исключать из числа допускаемых доказательств.

Все притязания следователей и прокуроров на вторжение в сферу адвокатской тайны, осмотры и изъятия документов в юридических консультациях должны быть отклонены самым решительным образом.

Кроме тайны судебного представительства, адвокат обязан не разглашать и тайну предварительного следствия, если он предупрежден об этом (ст. 53 УПК РФ). Но эту тайну он может сообщить своему подзащитному. Утаивание адвокатом содержания дела от своего подзащитного — это нелепость, мешающая установлению деловых отношений между этими лицами, согласовыванию позиций и эффективному осуществлению защиты. «В следственном изоляторе при свидании с обвиняемым адвоката подстерегают многие неожиданности. Не так уж редко его портфель и одежда подвергаются досмотру до и после беседы с арестованным. Следователя не обыскивают, прокурора тем более, а с адвокатом не церемонятся. Безусловно, были те немногие случаи, когда некоторые адвокаты передавали арестованным записки от родственников, еду, письменные принадлежности. Но из-за одного-трех случаев нельзя вводить обыск адвоката как обыденный ритуал. Был случай, когда романтически влюбленная женщина-следователь передала своему подследственному оружие для побега. Так что же, после этого всех следователей обыскивать?

«Но главное — нет никакой действительной нужды в «адвокатских обысках». Ведь арестованный подвергается режимному обыску до и после беседы с адвокатом. И все, что арестованным припасено для передачи «на волю» и получено «с воли», будет неизбежно обнаружено. Мотивы адвокатских «режимных» обысков лежат в другой плоскости. Кому-то очень надо скомпрометировать адвокатуру, чтобы получить власть над нею, сделать ее послушной, карманной. Такие попытки нередко терпят фиаско. Вот акт о проведении досмотра адвоката Г.Н. Жогань от 3 октября 1995 г.:

«Мы, нижеподписавшиеся, мл. инспектор 2-й категории Дмитриева, мл. инспектор 2-й категории Бургина, дежурный фельдшер Гузун составили настоящий акт о том, что. нами произведен досмотр верхней одежды адвоката Жогань Г.Н. с целью обнаружения кассеты от диктофона SONI. В ходе досмотра кассета не обнаружена».

Адвокат оппонирует власть имущим. Для этого нужен высокий профессионализм, настойчивость и смелость. Да, смелость, потому что спорить с властями небезопасно. Ведь адвокат доказывает ни много ни мало, что следователь применил недозволенные методы расследования, не проверил все версии, не разобрался в деле, незаконно арестовал честного человека, без достаточных оснований. Произвел обыск, прослушал телефонные разговоры и т.д. Иными словами, адвокат изобличает следователя в недобросовестности, а иногда и в грубых нарушениях закона. Тот же упрек адвокат делает и надзирающему за следствием прокурору. В лице следователя и Прокурора адвокат имеет раздраженных, обиженных людей, спасающих честь мундира. И если адвокат очень активен, настырен, непримирим, то его пытаются сломить. Некоторые судьи тоже без особых симпатий относятся к адвокатам. Ведь адвокаты добиваются отмены или изменения вынесенных ими приговоров, т.е. выявления и исправления судебных ошибок. А кому хочется признать свои ошибки? Вот и получается, что адвокат — «чужой» человек, мешающий «всенародному делу борьбы с преступностью». Чтобы «утихомирить» адвоката, показать свою власть над ним, применяются самые разнообразные приемы.

Самый распространенный из них можно назвать «вывести из игры». Не единичны попытки завладеть адвокатской тайной, сделать адвоката свидетелем. Ведь свидетель не может быть одновременно защитником.

Адвокат Б.А. Кожемякин в качестве защитника генерального директора компании «Радуга» прибыл В г. Рязань. Следователь пытался допросить его в качестве свидетеля по тому же делу, но получил отказ. Тогда адвокат был задержан тремя офицерами Рязанского УВД и насильно доставлен в прокуратуру области. Адвоката подвергли допросу, требуя дать показания против клиента. Когда адвокат отказался, следователь избрал меру пресечения — подписку о невыезде. В результате адвокат не смог участвовать в назначенном раньше рассмотрении другого дела в Мосгорсуде.

«Все чаще адвокаты обслуживают торгово-промышленные предприятия. Адвокат не вправе причинить ущерб своей фирме, раскрыть ее коммерческие секреты.

Например, старшему следователю по особо важным делам МВД РФ С.Н. Малышеву, который 15 мая 1996 г. обратился к известному адвокату Г.П. Падве, работающему по соглашению в АОЗТ «Хопер-Инвест-Центр», с требованием выдать информацию о контрактах, заключенных с его участием. Г.П. Падва ответил мотивированным отказом. В ответ на это начальник отдела МВД РФ О.Э. Рогинский любезно разъяснил адвокату, что его можно вызвать и допросить в качестве свидетеля, поскольку он пока еще не участвует в роли защитника или представителя в конкретном деле. И тут же адвокат получил официальный документ — повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля. Тогда президиум Московской городской коллегии адвокатов обратился с протестом к Генеральному прокурору РФ. Здесь четко просматривается опасная тенденция: выведать у адвоката сведения, которые ему доверил клиент. Это подрывает одну из международно-признанных опор адвокатуры — тайну защиты и представительства».

Адвокат В.М. Карышев защищал А.В. Солоника, который в июне 1995 г. предпринял побег из следственного изолятора (2 февраля 1997 г. убит в Греции). Адвокат часто посещал А.В. Солоника, и это послужило основанием для предположения, что он знал о побеге. 22 сентября 1995 г. адвокат был вызван на допрос к следователю в качестве свидетеля. Такой вызов был незаконен, даже если предположить, что обвиняемый поведал своему защитнику о своем намерении совершить побег. Исключение было бы возможно лишь в случаях, когда адвокат содействовал побегу (соучастие). Разумеется, адвокатская этика требует, что адвокат пытался убедить подзащитного в нежелательности побега.

Еще пример. После того как подаваемые защитой жалобы на незаконные действия следователя В.Г. Новикова остались без рассмотрения, следователь предпринял действия, связанные с попытками устранения от участия в деле защитников. Так, в нарушение требований ст. 51, 72 УПК РСФСР следователем Новиковым была предпринята попытка допросить по обстоятельствам уголовного дела адвоката В.С. Миндлина. Жалоба на незаконность действий следователя, поданная в прокуратуру города Москвы 5 мая 1993 г., осталась без рассмотрения. На следующий день, 6 мая 1993 г., в подъезде дома, в котором проживает В.С. Миндлин, на него было совершено нападение. Нанесены три колото-резаные раны. В ходе нападения были произнесены угрозы, связанные с защитой по данному уголовному делу и с направляемыми адвокатом жалобами на незаконные действия следователя и оперативных служб. 13 августа 1993 г. от обвиняемого В.Ю. Юрзанова в президиум МГКА поступило заявление о том, что следователь В.Г. Новиков и его сотрудники требуют от него «ложных и компрометирующих показаний на адвоката В.С. Миндлина».

Другие публикации:  Компенсация за земельные участки многодетным семьям

Некоторые следователи предпринимают попытки завладеть адвокатской тайной путем проведения обысков и выемок адвокатских досье, других документов, хранящихся в юридических консультациях. Задержание, арест адвоката, обыск в его жилище стали не таким уж редким явлением.

Получило огласку дело адвоката С.И. Молчановой. Участвуя в деле Спиридонова и др. (четверо вымогателей из города Пушкино обещали иногородним водителям безопасную ночную стоянку за 10 тыс. руб. с каждого и получили с пятерых 50 тыс. руб.), адвокат обнаружила серьезные нарушения закона следователем Антоновым и заявила ему отвод. Такое заявление было вполне обоснованно. В нарушение закона адвокатов не допускали к арестованным в течение недели. Потом выяснилось, что подозреваемых били и они предстали перед адвокатами в синяках и с кровоподтеками. В ответ на заявленный отвод 16 августа 1995 г. следователь вынес постановление о задержании Молчановой, сопровождавшемся грубой бранью и оплеухой, произвел в ее жилище обыск, изъял документы из адвокатских досье. Молчанову обвинили в том, что она якобы подготовила текст заявления потерпевшего об отказе от изобличающих обвиняемого показаний и со своим мужем чуть ли не возглавила «пушкинскую бандитскую группировку», Молчанова заявила возражения против заключения эксперта: даже внешне ее почерк и почерк потерпевшего, отказавшегося от показаний, совершенно не совпадали. Такой же обыск в это время провели у адвоката Котова. Но и это еще не все. Добрались до мужа Молчановой, тоже адвоката. В их квартире провели повторный обыск. Изъяли адвокатское досье. Мужа, инвалида 2-й группы (парализованы ноги), арестовали. На свидания с адвокатом и в суд, куда был обжалован арест, его доставляли на носилках. По жалобе С.И. Молчановой Генеральная прокуратура РФ провела проверку и признала ее задержание незаконным. Дело в отношении Молчановой было прекращено. Совершенно очевидно, что адвоката надо защищать и обеспечить сохранение адвокатской тайны, так как она может быть нарушена не по воле адвоката.

Необходимость адвокатской тайны диктуется соображениями о доверительном характере взаимоотношений между защитником и подзащитным, без чего само существование адвокатуры было бы немыслимо. Клиент должен быть абсолютно уверен, что адвокат не разгласит и не использует ему во вред доверенные тайны и другие сообщенные сведения. Если было бы иначе, то граждане не стали бы обращаться за юридической помощью в адвокатуру, что привело бы к снижению уровня законности в стране и ослаблению гарантий прав личности. Без адвокатуры нельзя всерьез говорить об охране правопорядка. А где адвокатура, там и адвокатская тайна.

Выдающийся русский юрист А.Ф. Кони очень хорошо объяснил необходимость сохранения атмосферы полного доверия во взаимоотношениях обвиняемого со своим защитником, условием которого служит адвокатская тайна. » Между защитником и тем, кто в тревоге и тоске от грозно надвинувшегося обвинения обращается нему в надежде на помощь, — писал А.Ф. Кони, — устанавливается тесная связь доверия и искренности. Защитнику открываются тайники души, ему стараются объяснить свою виновность или свое падение и свой, скрываемый от других, позор такими подробностями личной жизни и семейного быта по отношению к которым слепая фемида должна быть и глухой». Сохранение адвокатской тайны должно быть гарантированно законом. В федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» содержится понятие адвокатской тайны, а также вводятся гарантии ее соблюдения.

Можно указать несколько основных гарантий сохранения адвокатской тайны:

1) требование закона (ст. 53 УПК РФ) не разглашать сведения, сообщенные в связи с осуществлением защиты и представительства, адресованное адвокату, представителю профсоюза или общественной организации (надо распространить это требование и на других судебных представителей). Так в п. 2 ст. 53 УПК РФ сказано: Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ, кроме того, в п. 6 ст. 44 УПК РФ указано: Гражданский истец не вправе разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования гражданский истец несет ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ;

2) запрет допрашивать в качестве свидетеля защитника обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника (п. 3 ст. 56 УПК РФ), и адвоката, представителя общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя (п. 3 ст. 56 УПК РСФСР): Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

  • защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;
  • адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

3) запрет допрашивать в качестве свидетеля представителя по гражданскому делу, в частности такого, который ранее выступал в качестве защитника того же лица по уголовному делу, — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

4) разрешение встреч защитника с обвиняемым (подсудимым, осужденным) наедине без ограничения их количества и продолжительности;

5) отсутствие уголовной ответственности за недоносительство о любом преступлении, ставшем известным со слов обвиняемого, его родственников, близких;

6) сведения, составляющие предмет адвокатской тайны, не могут служить доказательствами в производстве по уголовным, гражданским и административным делам, по которым адвокат оказывал юридическую помощь, а также при осуществлении конституционного судопроизводства с участием данного адвоката;

7) в соответствии с законом проведение оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения;

8) запрещается требовать от адвокатов, стажеров, работников президиума коллегий адвокатов, юридических консультаций, адвокатских бюро, фирм и кабинетов каких-либо сведений, связанных с сказанием юридической помощи. Эти лица не вправе разглашать, а также использовать эти сведения в своих интересах или интересах третьих лиц.

Следует иметь в виду, что Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества устанавливает, что на обязанность соблюдения адвокатской тайны не распространяется срок давности.

Под адвокатской неприкосновенностью, на наш взгляд, следует понимать те организационные и правовые гарантии, которые создает государство для эффективной деятельности адвоката. Создание таких гарантий является необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав человека.

Действующие международно-правовые акты (Основные положения о роли адвокатов, принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке, Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа — 7 сентября 1990 г. в Гаване) исходят из того, что правительства должны обеспечить адвокатам:

а) возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства;

б) возможность свободно передвигаться и консультировать клиента в своей стране и за границей;

в) невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами;

г) там, где безопасность адвокатов находится под угрозой в связи с исполнением профессиональных обязанностей, они должны быть адекватно защищены властями;

д) адвокаты не должны идентифицироваться с их клиентами и делами клиентов в связи с исполнением их профессиональных обязанностей;

е) суд или административный орган не должны отказывать в признании права адвоката, имеющего допуск к практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения;

ж) адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе;

з) обязанностью компетентных властей является обеспечение адвокату возможности своевременного ознакомления с информацией, документами и материалами дела, а в уголовном процессе — не позднее окончания расследованная и до судебного рассмотрения дела.

Действующее законодательство России содержит некоторые положения, создающие гарантии независимости адвокатской деятельности от неуместного вмешательства государства. Не секрет, что адвокат, ведущий дело, часто бывает неудобной фигурой для следователя, осуществляющего предварительное следствие, прокурора, надзирающего за ним, и т.д. Желая избавиться от «неудобного» адвоката, правоохранительные органы начинают оказывать на него «воздействие». Следствием чего является нарушение прав граждан на получении квалифицированной юридической помощи. В этой связи адвокат сам нуждается в наличии правовых и организационных гарантий своей деятельности. Уголовно-процессуальный кодекс РФ относит адвоката к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (ст. 447 УПК РФ). Закон предусматривает особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении адвоката, задержания, ареста адвоката, привлечения его в качестве обвиняемого, а также рассмотрения уголовного дела судом.

Решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката в соответствии с УПК РФ принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда, по месту совершения деяния содержащего признаки преступления (ст. 447 УПК РФ). Также такие гарантии предусмотрены в федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В законе закреплено, что свое мнение по вопросам порученного дела адвокат определяет независимо от мнения и оценок каких-либо органов и должностных лиц, в том числе коллегии адвокатов. Взаимоотношения адвокатов с доверителями определяются требованиями его профессионального долга. В коллегии адвокатов не должны устанавливаться взаимоотношения, которые противоречили бы самостоятельности и независимости адвоката в его профессиональной деятельности. Задержание, арест, проникновение в жилище или рабочее помещение адвоката, в личный или используемый им транспорт, производство там обыска или выемки, личный обыск адвоката, арест и выемка его корреспонденции, арест принадлежащих ему документов и имущества, проведение в отношении него оперативно-розыскных мероприятий по закону не могут осуществляться иначе, как на основании решения суда и только в связи с уголовным преследованием этого адвоката. В соответствии с законом президиуму коллегии адвокатов должно незамедлительно сообщаться о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу, а также о применении к нему принудительных мер. Представитель президиума коллегии адвокатов вправе незамедлительно получить свидание с задержанным или арестованным адвокатом.

Страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвоката

Обязанность адвокатов по страхованию своей профессиональной имущественной ответственности вступает в силу со дня введения в действие специального федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов. Следует отметить, что до принятия Федерального закона от 3 декабря 2007 г. N 320-ФЗ «О внесении изменения в ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в Законе была норма, предполагающая вступление в силу обязанности адвокатов страховать свою ответственность начиная с 1 января 2007 г. Однако до сих пор единый проект соответствующего Федерального закона разработан не был, а существующие в настоящее время варианты проектов такого Закона не согласованы между адвокатским сообществом и органами государственной власти, не прошли общественных обсуждений и открытых слушаний.

В настоящее время адвокаты вправе осуществлять страхование в добровольном порядке. Действительно, ст. 19 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает обязанность адвоката страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Подвидом имущественного страхования является страхование профессиональной имущественной ответственности. Главный вопрос — как это будет выглядеть на практике? Поскольку в Законе об адвокатуре (п. 6 ч. 1 ст. 7) только упоминается о страховании, следует исходить из общих положений о страховании ответственности, но не останавливаться только на них. Сложность составляет то, что в конкретном договоре с конкретным адвокатским образованием (коллегией или бюро) необходимо расширить все то, что весьма скупо прописано в Законе об адвокатуре. И здесь главная опасность — неправильная трактовка тех или иных положений закона, которая может привести к признанию договора недействительным в этой части. Как и во многих других договорах страхования профессиональной ответственности, форс-мажором страхования имущественной ответственности адвоката являются массовые беспорядки, война, природные катаклизмы, другие, не зависящие от волеизъявления сторон, явления, помешавшие адвокату должным образом выполнить обусловленную соглашением юридическую помощь.

Страхование адвокатов осуществляется в пределах лимита ответственности, который устанавливается и делится по видам страховых случаев и по видам убытков. Многие страховщики работают по такой схеме: детально расписывают условия выплаты страхового покрытия. Этому предшествует анализ возможных причин, способствующих наступлению страхового случая. Например, в соответствии с условиями договора страховым случаем является пожар, который может возникнуть по разным причинам, в частности, в результате удара молнии или самовозгорания энергетических сетей.

На сегодняшний день, если страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвокатов в России и появилось, то оно незначительно. А страховщики не любят, когда к ним обращаются по единичным случаям. Ведь чем больше страхователей (страховых взносов), тем меньше вероятность того, что сумма страхового покрытия окажется для страховщика неподъемной. Современный период можно охарактеризовать двояко: как подготовительный и как опасный, ведь до сих пор государство не определило «правила игры», те страховые требования, которым должен соответствовать адвокат. Ведь по логике, если адвокат добровольно решил застраховать свою профессиональную имущественную ответственность, значит, к тому есть определенные причины и подозрение, что наступление страхового случая реально.

Чтобы избежать ситуации, при которой адвокат, заранее предчувствуя неудобную для себя ситуацию и назревающий с клиентом конфликт, или адвокат, на счету которого уже несколько исков недовольных или обманутых клиентов, идет к страховщику, существует заявление о страховании (в отношении адвокатов мы сейчас совершенствуем его форму и содержание). В этом заявлении адвокат обязан указать, сколько к нему ранее было исков, касающихся его профессиональной деятельности, в каком объеме и когда они удовлетворены. Это необходимо страховщику прежде всего для определения степени риска, размера страховых взносов и, естественно, максимальной суммы страхового покрытия при индивидуальном страховании каждого адвоката. Если адвокат что-то скроет, не укажет достоверную информацию, которая будет обнаружена впоследствии, то страховой выплаты может и не быть вовсе.

Идеальный вариант для страховой компании — выходить на крупные адвокатские образования и совместно разрабатывать страховой продукт. Страховой тариф будет формироваться из регулярно проводимых маркетинговых исследований в адвокатской сфере. Иными словами, одной из главных задач страховщика станет глубокое изучение того, с какими конкретными проблемами и как часто сталкиваются адвокаты, какие обстоятельства сопутствуют этому и т.д. Хотя адвокаты должны лучше других знать, что можно, а что нельзя делать при представлении интересов клиента.

С адвокатскими коллегиями, безусловно, будут работать разные страховые компании. Более того, каждое адвокатское образование вправе запретить своим членам (адвокатам) работать (заключать договор о страховании) с теми страховыми компаниями, которые при них не аккредитованы.

При страховании ответственности устанавливается лимит на выплату страхового возмещения. Если идет речь о страховании сразу на несколько лет, то может быть установлен общий лимит на этот период, но, как правило, с годовой разметкой. Сумма договора и некачественно оказанная услуга — это абсолютно разные вещи. В последнем случае вступает в силу Федеральный закон «О защите прав потребителей». В этом случае адвокат, оказавший некачественную юридическую помощь, должен вернуть клиенту его деньги по соглашению или оказать услугу повторно, если, конечно, имеется такая возможность.

Есть два способа выплаты: по решению суда и путем досудебного урегулирования убытков клиента. Суть последнего способа в том, что недовольный клиент направляет не оправдавшему его надежд адвокату письменную претензию с изложением и обоснованием своих требований. Здесь есть реальная возможность не доводить спор до суда, а уже на первичном этапе договориться с потерпевшим лицом. В этом случае активной третьей стороной урегулирования конфликта выступает страховая компания. Если адвокат и страховщик видят, что клиент не прав, претензия ничем не обоснована, то, ради бога, пусть он идет в суд и добивается чего-то. Но если адвокат совершил профессиональную ошибку (небрежность, упущение), и если страховая компания видит, что этот случай для нее является страховым, то она ведет диалог с клиентом (потерпевшим), убеждает его в том, что может произвести денежную выплату. Клиент, кстати сказать, может отказаться от выплаты страховой компании и пойти прямо в суд. Но российские суды не безгрешны и не факт, что судья примет решение о присуждении ему даже той суммы, которую раньше предлагал страховщик. Тем более что от начала судебного процесса до вынесения решения и тем более — его исполнения может пройти очень много времени.

Страховой случай в договоре будет четко прописан — причинение вреда имущественным интересам клиента, т.е. нарушение условий заключенного соглашения. Если страховая компания сочтет, что страховой случай не наступил, то клиенту остается идти в суд, ведь никакое структурное образование в рамках адвокатской палаты ему денег не вернет.

Условия наступления страхового случая будут прописаны в правилах страхования, но страховщик не вправе самопроизвольно толковать Закон об адвокатуре. Страховая компания может лишь уточнить в договоре о страховании моменты, обозначенные в законе, но очень деликатно.

Судебные иски могут складываться из разных вещей. Истец (клиент) может в перечне исковых требований может указать, во-первых, стоимость самой юридической помощи, во-вторых, причиненные в результате такой помощи убытки (включая упущенную выгоду), в-третьих, моральный ущерб. Страховая компания может компенсировать только два первых пункта, а моральный ущерб — это не имущественное право и не входит в компетенцию страховщика. Кстати говоря, несмотря на то, что страховщики не обязаны компенсировать моральный ущерб, ряд компаний это делает вопреки тому, что само понятие морального ущерба не подпадает под российское законодательство о страховании.

Особо следует отметить, что работа с адвокатскими образованиями и объединениями по формированию страхового продукта включает еще и превентивные мероприятия. Например, при страховании профессиональной имущественной ответственности юриста (лица, которое работает на договорной основе, готовит юридические документы) он должен в договоре страхования обязательно прописать все условия, за которые он не отвечает (что не входит в его профессиональные обязанности). Например, при обращении в туристическую фирму гражданин подписывает договор, в котором обязательно присутствует положение о том, за что не несет ответственности туристическая фирма: если сорвется рейс вследствие забастовки работников аэропорта, отказа авиакомпании и др. Адвокаты аналогичным образом в своих соглашениях с клиентами должны довольно-таки описывать эти вещи. Договор может быть связан с разными жизненными ситуациями, которые не могут быть прописаны в законе.

Превентивная работа заключается в том, чтобы сделать типовой договор на оказание юридических услуг. Причем страховые компании заинтересованы работать не с конкретными адвокатами, а с адвокатскими объединениями (союзами, гильдиями). В процессе работы с конкретным адвокатским образованием вырабатываются конкретные правила страхования адвокатов — членов этого образования.

Клиент должен указать, в чем конкретно (в каких действиях или бездействии) адвокат нарушил условия заключенного между ними соглашения (например, упустил срок подачи кассационной жалобы). Адвокатская деятельность имеет свою специфику и очевидно, что все правомерные юридические действия, которые адвокат совершит по конкретному делу, в рамках соглашения изложить просто невозможно. Тем более что необходимость в одних действиях может возникнуть только после наступления результата от других. Поэтому нет смысла прописывать в соглашении, например, срок подачи иска, когда предметом соглашения является ведение дела и представительство интересов доверителя в районном суде, или, например, ни к чему прописывать в соглашении своевременность подачи адвокатом кассационной или частной жалобы, когда предметом соглашения является представление интересов доверителя в суде второй инстанции. Эти вещи вполне очевидны.

С адвокатом страховая компания должна определить план нашей совместной защиты (здесь должны быть доверительные отношения врача и больного). Еще раз отмечу, что в идеале должен соблюдаться досудебный (претензионный) порядок — сначала жалоба адвокату, потом иск в суд.

Если страхователем является адвокатское бюро, то в случае возникновения конфликта ответчиком в суде будет выступать бюро, но в то же время речь будет идти о персональной ответственности, потому что ошибку совершает конкретный адвокат. Например, у нотариусов, оценщиков, аудиторов и адвокатов во многом сходное страхование ответственности. Различия проявляются, во-первых, в законодательном регулировании (в Законе об адвокатуре это — нарушение адвокатом условий соглашения на оказание юридической помощи), во-вторых, в специфике самой профессии. Но есть и существенные отличия. Например, у оценщиков договор страхования может быть заключен применительно ко всей профессиональной деятельности оценщика, а не к отдельному договору.

Договоры личного страхования и страхования ответственности отличаются от договора страхования имущественной ответственности тем, что в последнем случае страховая сумма (если ее минимум или максимум не определены законом) устанавливается по соглашению сторон. Минимальная сумма не означает, что договорная сумма не может быть больше. Если клиент ворочает большими объемами, он может понести существенный убыток в случае наступления страхового случая.

Итак, какой может быть максимальная сумма иска по делам, которые ведет адвокат? Не секрет, что многое зависит от его специализации. Например, адвокат специализируется на брачно-семейных делах (раздел совместно нажитого имущества супругов). Предметом дележа в этом случае, как правило, выступает квартира, которую можно оценить в среднем в 120 тыс. долларов вместе с мебелью. Значит, в случае непрофессионализма адвоката убыток клиента составит эту сумму. Она и должна фигурировать в соглашении о страховании. Сколько у адвоката может быть таких случаев за год? В принципе, может не быть и ни одного, а может быть два-три. Поэтому оптимальная сумма страхового возмещения по таким делам будет 240-360 тыс. долларов и лимит по одному случаю 120 тыс. долларов.

Следует констатировать, что сейчас в отношении страхования риска профессиональной имущественной ответственности адвокатов мало конкретики, есть лишь общие направления движения. Но уже в самое ближайшее время практика страхования адвокатов будет только обогащаться.