Прения адвоката по убийству

23.08.2018 Выкл. Автор admin

Оправдательный приговор по обвинению в убийстве

Мы с гордостью сообщаем, что в арсенале побед наших юристов, имеется оправдательный приговор, по обвинению в двойном убийстве, что в сложившихся условиях Российской судебной системы по уголовным делам несомненно является лучшим подтверждением таланта и профессионализма ЮРИСТА.

В результате защиты адвоката Кочеткова С.Н. был вынесен Оправдательный приговор Верховным судом Республики Коми был вынесен по делу № ДЕЛО № 2-8/2006 (2-47/2005), ст.ст.105 ч. 1 , 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «а» УК РФ., а именно убийство, а так же покушение на убийство двух и более лиц.

В настоящей статье мы публикуем Защитную Речь в прениях нашего адвоката Кочеткова Сергея Николаевича, которая была положена Судом в описательную часть Оправдательного приговора

РЕЧЬ АДВОКАТА КОЧЕКОВА С.Н.

( по делу ДЕЛО № 2-8/2006 (2-47/2005)) Рассмотренного Верховным Судом Республики Коми)

Моего подзащитного обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных п. ст.ст.105 ч. 1 , 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «а» УК РФ., а именно убийство, а так же покушение на убийство двух и более лиц.

Полагаю, что деяния, в которых обвиняют моего подзащитного не доказано, а именно, что О. П.П. совершил убийство Т. Александра Эрнестовича и покушение на убийство Т. Анатолия Турсуновича.

Всё обвинение О. основывается только на показаниях Т. А.Т., и производными от которых являются показания остальных допрошенных лиц ( Ш., С., Т. С.П., К., Г. и др.), которые узнали о возможном виновнике совершённого преступления от данного потерпевшего.

Единственное доказательство — показания Т.А.Т. противоречивы и непоследовательны. Так в оглашённых показаниях (первых) от 4 января 2005г. Т. А.Т. показал, что при нанесении О. удара ножом его брату Т. А.Э. последний сидел на диване. Однако в ходе проведения судебно — медицинской экспертизы от 25.02.2005г.,было выяснено, что у Т. А.Э. обнаружены переломы ребёр которые получены одномоментнос ножевыми ранениями, при этом согласно показаниям допрошенных свидетелей до рассматриваемых событий у Т. А.Э. не было никаких признаков перелома ребёр ( показания Т. А.Т., Щ., К.) полагаю, что именно с этим фактом произошли изменения показаний Тар А.Т., который впоследствии стал утверждать, что перед нанесением удара его брат встал. При этом данная попытка подогнать показания под обстоятельства дела установленные экспертизой является не успешной, так как Т. А.Т. в своих изменённых показаниях, говорит, что его брат упал на диван, по середине, и подтверждает этот факт после просмотра видео записи, сделанной при осмотре места происшествия, однако, невозможно получить переломы ребер ударившись о середину дивана, то есть о его мягкий угол, данное утверждение было подтверждено опрошенным в ходе судебного заседания судебным экспертом М., проводившим судебно медицинскую экспертизу в отношении погибшего Т. А.Э. То есть при обстоятельствах указанными Т. А.Т., остается не выясненным вопрос, каким образом у Т. А.Э. образовались переломы ребер. В этом же протоколе допроса от 4 января 2005г., Т. А.Т. говорит, что не помнит, куда О. ударил брата, при допросе от 14 февраля 2005г., так же не помнит куда О. ударил брата, затем, при допросе в суде вспоминает ( спустя три года), что удар имел место в район шеи, при этом он это видел боковым зрением, ( наличие бокового зрения вызывает сомнения у стороны защиты и полагаю обстоятельства установленные боковым зрением не могут быть положены в основу приговора суда) зато в показаниях Т. А.Т. на предварительном следствии, говорит, что О. ударил брата два или три раза, затем меняет свою точку зрения и говорит, что видел только один удар. Так же в протоколе от 14 февраля 2005г. Т. говорит, что О. при К. и А., достал нож и высказал угрозу убийством, однако и К. и А. отрицают данный факт. В первом протоколе допроса от 4 января 2005г., Т. не указывает на слова О. П.П. «ну всё этот готов», которые он яко бы слышал, после совершения преступлений. Впоследствии опять меняет в этой части свои показания и указывает на наличие указанной фразы у О. П.П., что так же вызывает сомнения, так как Т. утверждает, что от удара потерял сознание, как же потом без сознания он мог, что то слышать. Исходя из обстоятельств указанных Т. О. будучи уверенным в смерти обоих братьев, разговаривал и сообщал детали важные впоследствии для квалификации преступлений сам себе. Полагаю, данное обстоятельство так же связано с попыткой подогнать обстоятельства дела под объём обвинения, а именно безосновательно обвинить моего подзащитного в наличии умысла на убийство двух и более лиц. Так в обвинении сказано, что О. не смог довести свой умысел на убийство Т. А.Т. до конца, так как последнему была оказана медицинская помощь. Однако Т. А.Т. была оказана медицинская помощь, спустя продолжительное время после нанесения ножевых ранений, при этом Т. А.Т. после ножевых ранений, самостоятельно передвигался ( дошёл до соседки попросил её вызвать скорую помощь и вернулся обратно домой), в деле нет ни одного доказательства, даже намёка, на то, что если бы Т. не была оказана медицинская помощь, он бы мог умереть. На основании изложенного, полагаю, что судом изначально неверно квалифицированы действия, моего подзащитного в отношении Т. А.Т., и должны быть переквалифицированы по ч. 4 ст.111 УК РФ.

Все показания Т. А.Т. противоречат показаниям, первых, незаинтересованных свидетелей, которые разговаривали с ним, а именно оглашённым показаниям фельдшера К. ( л.д. 28 – 30) которая показала, что со слов Анатолия ( Т.) далее по тексту «О. вытащил нож и сказал, что он сейчас, кого – нибудь зарежет, после этого ударил Толика ножом в грудь. От удара Толик потерял сознание» Оглашённые показания милиционера Г., так же первого общавшегося с Т. А.Т. ( л.д. 16-18) «Толик сказал, что его Павел порезал. Этот Павел пил вместе с братьями потом сказал, что сейчас кого нибудь завалю. После этих слов Павел ударил Толика ножом в грудь. Толик потерял сознание, а когда очнулся ( и только после этого) увидел Сашу лежащего на диване». То есть он ни как не мог видеть кто убил его брата. Заметим, что приведённые показания фельдшера и милиционера, которые первыми оказались на месте происшествия, полностью согласуются между собой.

При указанных мной обстоятельствах, полагаю, выводы суда, что показания Т. А.Т. последовательны и не противоречивы, не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, так как опровергаются доказательствами рассмотренными в суде.

Показания Т. А.Т. полностью опровергаются проведёнными экспертизами, Т.А.Т. утверждает, что в этот день кроме братьев и О. в квартиру никто не заходил, К. и А. заходили не надолго, спиртное с ними не распивали, конфликтов с ними не было. Согласно показаний А. и К. рюмок и бутылок в комнате Т. последние не дотрагивались.

Однако в ходе проведённой дактилоскопической (л.д. 225 – 228) след пальца руки обнаруженной на бутылке водки «Столичная», изъятой при Осмотре места происшествия, А ТАК ЖЕ СЛЕД ПАЛЬЦА РУКИ ОБНАРУЖЕННОЙ НА СТОПКЕ, ИЗЪЯТОЙ ПРИ ОМП – ОСТАВЛЕНЫ НЕ О. П.П., не Т. А.Э., не Т. А.Т. При этом, ОМП обнаружены только три рюмки, согласно показаний Т. А.Т. и О. П.П., они целый вечер пили из трёх рюмок ( ещё Т.А.Э.), в итоге выпили несколько бутылок водки. В приговоре Суда, это обстоятельство, объясняется тем, что рюмки несколько дней не мылись, и как следствие могли сохранится пальцы неустановленных лица, это весьма сомнительное предположение. И если и могли быть наложения отпечатков пальцев, то только более свежих на более старые, то есть лица последнего пользовавшегося рюмкой. В любом случае, данное важное обстоятельство должно было быть установлено предварительным следствием или судом, в тем более круг лиц находящихся у Т. был определён.

Из выводов биологической экспертизы ( л.д. 230 – 243) следует, что кровь найденная при осмотре места происшествия на ковре и на туалетной бумаге, не могла произойти от братьев Тар, возможно могла произойти от О., либо от смещения крови О. с кровью Т.. Однако согласно установленных обстоятельств по делу крови О. не могло быть в квартире Тар, это так же подтверждается судебно медицинской экспертизой в отношении О., согласно которой никаких повреждений у О. обнаружено не было. Суд, опровергая данное доказательство защиты, указывает в приговоре, исследовались около 50 образцов со следами крови. Непонятно каким образом данное обстоятельство может ставить под сомнения приведённые выводы экспертизы, наличие в квартире крови неустановленного лица.

Данные неопровержимые результаты экспертиз опровергают показания Т.А.Т., на которых строится обвинение моего подзащитного в приговоре, и рассматривая их в совокупности становится совершенно очевидно, что в данный злополучный вечер, в квартире Т., кроме братьев и О., находилось неустановленное следствием лицо, которое и могло быть причастным к преступлению и однозначно свидетельствует о несоответствии показаний Т. А.Т. фактически установленным обстоятельствам по делу.

Т. А.Э., согласно проведённой экспертизе, на момент причинения смерти, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Согласно показаний Т. А.Т. и О. они пили наравне с братом Т., то есть Т.А.Т., находясь в сильном алкогольном опьянения, согласно показаний свидетелей-соседей злоупотребляющий спиртными напитками, мог просто не помнить событий вечера 3 января 2008г., и указать на О. просто как на последнего человека, которого видел ещё в адекватном состоянии, а затем восстанавливать, происходящие с помощью сотрудников правоохранительных органов, проведённых экспертиз и т.п., поэтому его показания нестабильны, противоречивы и пытаются прогрессировать, в соответствии с предъявляемым О. обвинению, и установлению новых обстоятельств по делу.

Согласно показаний О. и М., которая долгие годы прожила по соседству с братьями Т., дверь в квартиру Т., часто оставалась, открытой, так же согласно показаниям, М. братья вели антиобщественный образ жизни, злоупотребляли спиртными напитками, устраивали пьянки с присутствием посторонних, имели конфликты, в частности с человеком, который был установлен как Александр К., кроме этого Т. А.Т. периодически избивал своего брата Т. А.Э., последнее было подтверждено и свидетелем обвинения Ш.

В противовес этому показания моего подзащитного О. не опровергаются ни одними объективными доказательствами по делу и подтверждаются другими свидетелями, в частности, что он покидал квартиру Т. При этом ссылка в приговоре, что мой подзащитный пришёл к Тар до 23 часов безосновательно, так как согласно его показаниям примерно в это время он как раз и мог прийти к Т., но не обязательно до 23 часов. Кроме этого в заключении эксперта сказано, что смерть Т. наступила, примерно в промежуток с 23 часов до 2 часов, а не чётко с 23 до 2 часов. Согласно показаний моего подзащитного в части появления крови на его одежде, О. показал, что поднимал и прислонял тело Тар к себе, при этом сначала одного потом другого брата, а не только вытирал руки в крови о свою одежду. Выводы суда о невозможности при данных обстоятельствах, получить наличие следов крови на одежде О., соответствующего характеру выявленных следов, носят предположительный характер, в любом случае требуют специальных познаний, при этом специалист по данному факту допрошен не был.

Суд при оценке доказательства ножа признал его допустимым. Однако данное доказательство было получено с нарушением норм Уголовно – процессуального кодекса РФ, а согласно ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается, использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

В соответствии со ст.74 УПК РФ к доказательствам относятся, в том числе и вещественные доказательства. Согласно ст. 75 УПК РФ – все доказательства должны быть получены в установленном законе порядке.

Согласно установленным обстоятельствам по делу, М. яко бы изъял данный нож при задержании подозреваемого О. по уголовному делу, имея поручения следователя на задержание подозреваемого, то есть должен был руководствоваться ст. 184 ч. 2 УПК РФ, таким образом, при изъятии ножа М., произвёл личный обыск подозреваемого, который регламентируется УПК РФ и проводится в присутствии понятых. При этом М. не мог этого не знать, так как имел достаточный, свыше 10 лет опыт оперативной работы связанной с раскрытием особо тяжких преступлений против личности. Ничто не мешало М., согласно законодательству РФ, применить к подозреваемому спецсредство-наручники и в рамках УПК РФ получить допустимые доказательства. При этом задержание происходило 4 января 2005 года, и об изъятии возможного орудия преступления М. сразу же доложил следователю, который изъял одежду подозреваемого в тот же день, но не посчитал нужным изъять нож, который или другой был изъят следователем у М. только 14 февраля 2005 года, то есть спустя больше месяца. При данных обстоятельствах считаю, нельзя идентифицировать данный нож, как принадлежащий моему подзащитному. Учитывая так же тот факт, что О. чётко назвал примету, согласно которой этот нож не его, а именно наличие на лезвии прорезов, при этом Т. опознал нож только по общим признакам, цвет ручки красный, выкидной, что не исключает, возможности наличие в уголовном деле лишь совпадающего по общим признакам ножа.

У О. не было мотивов, поводов, целей к совершению преступления, что так же подтверждается обстоятельствами по делу.

Согласно ст. 49 Конституции РФ — «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.»

На основании вышеизложенного, а именнона неопровержимые доказательства невиновности,

Речь по делу С.А. Баянова в Ростовском областном суде

Мы начинаем публиковать лучшие речи адвокатов Юга России. Мы надеемся, что нашим читателям это будет интересно и полезно. Хорошая адвокатская речь — искусство, которое, к сожалению, в некоторой мере утеряно. Среди причин — немало объективных. Ныне, с принятием нового закона об адвокатуре и адвокатской деятельности, вырос статус адвоката, значительно расширены его возможности. Работает институт присяжных заседателей. Два этих принципиальных момента обусловили востребованность возрождения традиции.

Сегодня мы публикуем одну из речей известного ростовского адвоката Леонида Ароновича Гельфанда.

С. А. Баянову было предъявлено обвинение по ч.2 ст.105 УК РФ (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах). В ходе предварительного следствия его действия были переквалифицированы на ч.1 ст.105 УК РФ (умышленное убийство без отягчающих обстоятельств). Районный суд осудил С.А. Баянова по ч.1 ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в состоянии аффекта) к 3 годам лишения свободы.

По кассационной жалобе С.А. Баянова судебная коллегия переквалифицировала преступление на ч.1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении необходимой обороны), снизив наказание до 2 лет лишения свободы. По протесту зам.председателя Верховного суда РФ, президиум областного суда, отменив судебные решения, принял дело к производству областного суда по 1 инстанции.

Судебной коллегией областного суда С.А. Баянов был оправдан. Верховный суд РФ оставил оправдательный приговор без изменения.

Дело рассматривалось до внесения изменений в ст.37 УК РФ Законом от 12 марта 2002 года.

Речь адвоката Л.А. Гельфанда была произнесена на последнем заседании областного суда.

Публикуется с сокращениями. Фамилии участников процесса изменены.

20 апреля 200. г. около 22 часов из подъезда дома № 18/1 по ул. Комарова Ростова-на-Дону выбежал окровавленный молодой человек и, попросив сидящих на скамейке граждан вызвать машину «скорой помощи», упал на землю.

Приехавший через 10 минут врач «скорой помощи» зафиксировал его смерть. Умершим оказался студент техникума Александр Захаров.

Спустя несколько минут из этого же подъезда вышел студент Таганрогского института Сергей Баянов, который тут же, при задержании, признал, что удары ножом Захарову А.И. нанес он.

Есть л и основания сомневаться в том, что Захарову А.И. были нанесены ножом раны, одна из которых оказалась смертельной?

Признает ли Баянов С.А., что он, а не кто-либо другой причинил эти раны ножом, после чего через несколько минут последовала смерть Захарова А.И.? Да, признает.

По мнению обвинения, все чрезвычайно просто, ясно, логично. Ведь факты говорят сами за себя: «в процессе возникшей ссоры между ними, — говорил прокурор, — Баянов С.А. с целью убийства нанес Захарову А.И. два ножевых ранения, в результате чего он скончался».

Так и записано в постановлении о привлечении Баянова С.А. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении. Следствие не раскрыло понятия «ссора», не указало, из-за чего она возникла, в чем выражалась, какими были конкретные действия Захарова А.И. и Баянова С.А. в ходе этой «ссоры» в период времени с 20.00 до 22.00, что побудило Баянова С.А. ударить ножом Захарова А.И. и т.д.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении подробнейшим образом описываются действия Захарова А.И. и Баянова С.А. до 20 часов, т.е. до появления их в квартире Захарова А.И. Излагаются события, которые не имеют существенного значения, но совершенно не описан ход событий с 20 часов до 22.00, когда они были в квартире и когда было причинено смертельное ранение Захарову А.И. Прокурор в своей речи также вскользь осветил этот промежуток времени, а он главный, основной, определяющий мотивы действий Баянова С.А. и их правовую оценку.

В течение трех дней тщательно исследовались все доказательства, представленные обвинением. Участники процесса — защита и прокурор — старались в меру своих сил помочь суду.

В результате не осталось в деле ни одного темного места. Все, максимально все, что можно было сделать в процессе судебного следствия, сделано. Вскрыты все те недостатки, ошибки, упущения, которые были допущены в ходе предварительного следствия.

Доказательств виновности Баянова С.А. нет. Наоборот, добыты, по-моему глубокому убеждению, четкие, ясные доказательства невиновности подсудимого в совершении тяжкого преступления, т.к. он защищал свою честь, достоинство, жизнь. Баянов С.А. находился в состоянии необходимой обороны, без превышения её пределов, что исключает уголовную ответственность.

Другие публикации:  Закон о защите прав потребителя заводской брак

Дело не в первый раз рассматривается судом. Выносились судебные решения, которыми Баянов С.А. признавался виновным, с различного рода оговорками в умышленном убийстве, вплоть до убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Эти решения были опротестованы зам. председателя Верховного суда России в порядке судебного надзора, отменены президиумом Ростовского областного суда, и, в конечном итоге, дело принято к производству областным судом по первой инстанции.

За три дня мы как бы прошли весь путь развития обвинения против Баянова С.А. в умышленном убийстве, обвинения незаслуженного и несправедливого.

Защита видит свою задачу в том, чтобы с максимально возможной полнотой выяснить и восстановить всю картину, все обстоятельства дела, осветить его со всех сторон и тем самым содействовать вынесению законного приговора.

20 апреля 200. г. группа студентов Таганрогского института, в которую входил и Баянов С.А., приехала в Ростов для участия в соревнованиях по спортивному ориентированию. День был жаркий, температура в тени +26. После окончания соревнований Баянов С.А. вместе со своими товарищами зашел в пивной бар. Все купили по кружке пива. К ним спустя несколько минут подошел Захаров А.И., который слышал разговор о том, что Баянов С.А. собирается уехать домой в Таганрог, а остальные намеревались пойти на стадион, где проводился футбольный матч Российского первенства.

Захаров А.И. изъявил желание познакомиться с ними. Завязался разговор, выяснилось, кто где учится, чем занимается. Захаров подробно рассказывал о себе, жаловался, что ему трудно учиться, так как он давно закончил школу.

Свидетели Тюхин С.С, Лозовский A.M., Корсухин Л.П. пояснили в суде, что, уходя на стадион, они были убеждены в том, что Баянов С.И. уехал в Таганрог, так как футболом он не увлекался и пойти на футбольную встречу отказался.

Дальнейшее развитие событий известно только из показаний Баянова С.А., другого источника информации нет. Во многом его рассказ подтверждается вещественными доказательствами и ничем не опровергается.

«Когда мои товарищи ушли на футбол, — пояснил Баянов С.А., — Захаров А.И. стал меня уговаривать не спешить домой в Таганрог и, обещая познакомить с ребятами, пригласил к себе в гости домой».

Захаров произвел на Баянова и его товарищей благоприятное впечатление, и он принял приглашение, рассчитывая в дальнейшем, приезжая в Ростов из Таганрога, останавливаться у нового знакомого.

По дороге Захаров купил бутылку вина. Проживал он в трехкомнатной квартире на седьмом этаже. Зайдя в помещение, они расположились на кухне и стали гото вить для себя ужин. Так как было очень жарко, Захаров предложил Баянову снять рубашку, а затем и брюки.

Поскольку в квартире они были одни, Баянов, не подозревая об истинных намерениях хозяина, согласился. Возник разговор о современной музыке, затем по предложению Захарова они перешли в другую комнату, где он вдруг неожиданно спросил у Баянова, как тот относится к мужеложству. Несмотря на возмущение Баянова и резко отрицательный ответ, Захаров принес из другой комнаты черный бюстгалтер, женские туфли и платье темно-бордового цвета, приказав Баянову надеть эти вещи на себя.

Мать погибшего — Захарова B.C. — рассказала, что жена сына, покинув его 12 апреля 200. г., не забрала свои вещи, т.к. считала ссору несерьезной и рассматривала свой уход как временный.

Из показаний жены — Захаровой С.П. — видно, что она оставила в квартире в шифоньере свое платье темно-бордового цвета. Это платье было обнаружено на кухне после гибели ее мужа. Важно отметить, что свидетель рассказал об этом после допроса Баянова С.А., подтвердив тем самым рассказ подсудимого о действиях Захарова А.И., т.к. Баянов С.А. не мог знать, что в шифоньере находится платье такого цвета, если бы Захаров не принес его на кухню.

Баянов намеревался незамедлительно уйти, покинуть квартиру, но Захаров успокоил его, заявив, что он просто пошутил, и попросил пройти в комнату, где стоял магнитофон. Поскольку Захарова не было несколько минут, Баянов вышел в прихожую, окончательно решив уйти и уехать в Таганрог.

Захаров, по утверждению подсудимого, стоял в прихожей с ножом в руке. Входная дверь была Захаровым закрыта на ключ, который затем нашли у него в кармане.

Он, потребовав, чтобы Баянов согласился совершить с ним гомосексуальный акт, ударил его по лицу два раза, приставив нож к горлу так, что подсудимый ощутил прикосновение металла.

Баянов схватил лезвие ножа правой рукой, но Захаров, выдернув нож, разрезав ему ладонь, заявил при этом, что подсудимый «никуда от него не денется».

Из показаний Баянова С.А. в суде усматривается, что он говорил о телесном повреждении на своей руке следователю, но на это не обратили внимания. Следствие полагало, что такое повреждение Баянов С.А. мог получить и при падении во время задержания. Как видно из акта судебно-медицинской экспертизы, проведенной в судебном заседании по ходатайству защиты, на ладони правой руки подсудимого имеется шрам — след от режущего предмета. Точно давность повреждения установить трудно, но эксперт не исключил возможность причинения повреждения при обстоятельствах и в срок, указанный Баяновым.

Из показаний следователя Ткачика В.Г., расследовавшего дело, видно, что он в деталях не помнит существа разговора с Баяновым С.А. на допросах, т.к. прошло уже много времени, но помнит, что подсудимый ему показывал ладонь правой руки, на которой было телесное повреждение в виде неглубокой раны, образовавшейся в результате пореза. Заключение эксперта и показания следователя подтверждают доводы Баянова С.А.

Захаров, угрожая расправой, потащил Баянова к раскладушке, потребовав, чтобы он сел на кровать, а сам лег, заявив, что должен совершить при любых условиях «половой» акт. Подсудимый сопротивлялся, но Захаров тянул его к себе, удерживая другой рукой. До этого он положил кухонный нож на тумбочку, которая стояла рядом с раскладушкой.

Свидетель Захарова С.П. признала, что это её нож, и он всегда находился на кухне.

Баянов С.А., оказывая сопротивление, крикнул Захарову А.И., что тот от него живого никогда не добьется согласия, и, когда Захаров, заявив, что его ничего не остановит, потянулся за ножом, подсудимый, на какую-то секунду опередив его, схватил нож и ударил им Захарова. Они тотчас же вскочили с кровати, и Захаров, повернувшись к Баянову, пошел к нему. Не зная, куда пришелся удар, и полагая, что Захаров расправится с ним, Баянов нанес ему второй удар. Между первым и вторым ударами прошло 5-6 секунд.

В суде было установлено, что Захаров А.И. обладал большой физической силой и был значительно сильнее Баянова С.А. По словам свидетеля Захаровой B.C., он длительное время занимался в секции каратистов, участвовал в соревнованиях, имел спортивный разряд.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, расположение и направление раневых каналов двух телесных повреждений, причиненных ударами ножом Захарову, соответствует тому положению, в котором находились подсудимый и Захаров, по рассказу подсудимого в момент нанесения ударов, что также подтверждает показания Баянова.

После причиненного Захарову смертельного ранения в область сердца он сорвал входную дверь в квартиру, сам спустился с седьмого этажа вниз, о чем свидетельствуют капли крови на всех этажах, что служит еще одним доказательством его значительной физической силы.

Из показаний свидетелей Корякина, Близнюк, Легковой и Легкоставовой видно, что сразу же после задержания на их вопрос, почему Баянов ударил парня ножом, Баянов ответил, что Захаров хотел его изнасиловать и первым бросился на него с ножом.

Какие же доводы в обоснование обвинения представлены прокурором?

Прокурор утверждает, что Захаров не был гомосексуалистом, т.к. свидетели Максимов и Кашлов показали, что по своему психическому состоянию он был нормальным и здоровым человеком. Кроме того, его жена пояснила, что странностей в поведении мужа в обычной обстановке и в интимных отношениях не было.

Позволительно спросить, а какие странности в поведении Захарова могли быть? Прокурор их так и не назвал.

Гомосексуалисты в огромном большинстве — совершенно нормальные в психическом отношении люди, они ничем не отличаются от остальных. Среди них были известные исторические личности: Юлий Цезарь, Сократ, Микеланджело, Шекспир, Мольер, Чайковский и многие другие. Гомосексуалисты проявляют очень большую склонность к музыке. Вполне естественно, что Захаров не обнаруживал каких-либо отклонений психического характера.

То, что его жена, если она сказала правду, «не замечала странностей в поведении мужа. в интимной жизни», легко объяснимо: большинство молодых активных гомосексуалистов являются бисексуалами, т.е. совершают половые акты с мужчинами, наряду с обычной половой жизнью. Таковым был и Захаров, судя по его действиям и образу жизни.

Кроме того, нельзя, как это делает прокурор, оценивать доказательства от противного: не видели, не замечали, — значит, не было. Такая оценка — ничем не прикрытая презумпция виновности, чуждая нашему праву.

«Поскольку в протоколе осмотра места происшествия не указано, что в квартире были женские вещи: бюстгальтер, туфли и платье, которые приносил, по утверждению подсудимого, Захаров, — следовательно, этих вещей не было вообще», — утверждает прокурор. С этим доводом невозможно согласиться, т.к. он противоречит материалам дела.

Осмотр места происшествия проводился довольно поверхностно.

Квартира состоит из трех комнат, а осматривалась практически одна. Телесные повреждения были причинены Захарову не в той комнате, куда он приносил эти вещи. Кстати, даже на снимках комнат квартиры видны стоящие в прихожей женские туфли, а о том, что было платье бордового цвета, показала свидетель Захарова B.C. Размер женской обуви 39-40, что совпадает с размером ноги подсудимого.

«Баянов неоднократно менял свои показания, препятствовал установлению истины, — утверждал прокурор, — верить ему нельзя». Так ли это? Имеются ли противоречия в показаниях подсудимого на предварительном следствии? Да, имеются. В чем их сущность?

Баянов на первом допросе 21 апреля 200. г. в 3 часа утра, через несколько часов после задержания, будучи потрясенным случившимся, отказался от того, что им был нанесен первый удар ножом, но в дальнейшем, в этот же день, признал, что он нанес оба удара, т.е. фактически ухудшил этим свое положение, т.к. не мог знать тогда, какая правовая оценка будет дана его действиям. Обстоятельства, при которых произошли события, он излагал одинаково на всех допросах. Это было единственное расхождение в его показаниях. Баянов «не препятствовал установлению истины», как утверждает обвинение, а помог её установить. Его доводы подтверждаются многочисленными другими доказательствами, на которые я сослался, и, главное, они ничем не опровергаются, ничем не опорочены. Если Баянов руководствовался другими мотивами, то прокурор должен был указать, какими. Мотивы преступления также нужно обвинению доказать, а не замалчивать их и не обходить с помощью туманных рассуждений.

Недоказанная виновность — есть доказанная невиновность.

Словам прокурора я постарался противопоставить факты, доказательства и закон, ибо они куда важнее слов.

Однако недостаточно убедиться в том, что подсудимый рассказал правдиво об обстоятельствах, при которых он нанес удары ножом Захарову. Необходимо доказать еще, что он находился в состоянии необходимой обороны без превышения её пределов.

Согласно ст. 37 УК РФ, не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенное в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите интересов государства, общественных интересов, личности или прав обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства, путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, выражающегося в явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства.

Наука уголовного права выработала условия правомерности обороны, подразделив их на условия, относящиеся к посягательству, и условия, относящиеся к защите от него.

Посягательство должно быть общественно опасным.

Захаров, угрожая убийством, пытался совершить насильственный гомосексуальный акт. За эти действия он подлежал бы уголовной ответственности. Гомосексуализм испокон веков считался в народе преступлением, хотя отношение официальное к нему было в разные времена различным. Еще Бог в 3 книге Библии говорил Моисею: «Ты не должен спать с мальчиками — это гнусность». В эпоху расцвета Римской империи к этому относились терпимо. Историк Светоний утверждал: «Цезарь — муж всех знатных римлянок и жена всех знатных римлян». В настоящее время свобода гомосексуализма приравнивается к нормам социальной свободы.

Мужеложство же, совершенное с применением физического насилия, под угрозой убийства, во все времена относилось к категории наиболее мерзких и особо опасных преступлений.

Необходимым условием правомерности обороны является наличность посягательства и его действенность.

Все действия Захарова, о которых шла ранее речь, свидетельствовали о его реальном намерении совершить насильственный акт (принес женские вещи, разговаривал о гомосексуализме, угрожал и пытался ударить ножом, избивал, подавляя сопротивление физически и морально, и т.д.). Важно отметить, что право на оборону Баянов осуществил в момент наиболее активных преступных действий Захарова, которые были в реальной действительности, в конкретном месте — квартире, куда обманным путем он был «приглашен», и совершались конкретным лицом.

Возможно, подсудимый превысил пределы необходимой обороны? Глубоко убежден, что нет.

Необходимо учесть реальную обстановку, в которой оказался Баянов: замкнутое пространство — квартира, помощи ждать не от кого, значительно более сильный в физическом отношении Захаров, гнусные, активные домогательства с его стороны, сопряженные с избиением, с нанесением телесных повреждений и с применением ножа, угрозой убийства, чтобы психологически воздействовать на подсудимого. Эти угрозы Баянов воспринял как реальные и считал, что Захаров его убьет, если он будет сопротивляться, кричать о помощи.

В свою очередь Захаров был настолько уверен в своем физическом превосходстве, что не ожидал возможного активного сопротивления со стороны Баянова, положив рядом с кроватью на тумбочку кухонный нож. Все решила секунда, когда Баянов сумел раньше схватить нож и нанести удар. Все пережитое подсудимым в этот вечер в квартире, вся боль за растоптанное человеческое достоинство, за издевательства нравственного и физического характера, реальная боязнь за свою жизнь, безвыходность положения, — все вылилось в одном ударе ножом, который закончил жизнь Захарова. Я утверждаю, что в действиях Баянова нет не только явного несоответствия, но и просто несоответствия между причиненным и вредом, который реально угрожал ему самому. В настоящее время достаточно только угрозы убийством, чтобы при указанных обстоятельствах прибегнуть к необходимой обороне с теми последствиями, которые наступили. При посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой такового насилия не может быть превышения пределов необходимой обороны по определению. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни и угрозой такого насилия, является правомерной, если не было допущено превышение пределов необходимой обороны (ст.37 УК РФ в редакции Закона от 12.03.2002 г.). Федеральным законом от 21 ноября 2003 года еще более расширены права граждан на необходимую самооборону.

Необходимо еще отметить, что Баянов, осуществляя свое право на необходимую оборону, находился в состоянии сильного душевного волнения. Он не мог хладнокровно рассчитать направление и силу удара. Безусловно, что у него не было умысла лишить жизни Захарова. То, что удар ножом пришелся в сердце, — определенная случайность, ибо цель Баянова заключалась в том, чтобы пресечь преступление. Можно утверждать, что для него безразлично было, куда придется удар.

Альберт Моль в своей монографии «Половые извращения» пишет, что активным гомосексуалистам больше всего нравятся «молодые, свежие, белые лица с розовыми щеками, голубыми блестящими глазами, в их чертах должно сквозить нечто чувственное, они должны быть стройны, ловки».

Баянов обладает всеми этими внешними признаками и еще к тому же блондин с голубыми глазами.

Не удивительно, что Захаров именно его наметил себе в жертву из группы. Тот же автор пишет, что большинство гомосексуалистов очень склонны ко лжи, обнаруживают пристрастие к женским туалетам, заставляя потерпевших их надевать, и зачастую для достижения своей цели не останавливаются даже перед совершением преступлений, вплоть до убийства.

В значительной мере действия Захарова укладываются в эту схему, что еще раз подтверждает рассказ подсудимого. Заканчивая изложение своих соображений по обвинению, коснусь в нескольких словах гражданского иска. Мать покойного просит взыскать значительную сумму. Иск основывается на ответственности причинения вреда. Но это может быть только при наличии вины в его действиях.

Более того, вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, вообще не подлежит возмещению.

Нормы закона о необходимой обороне четки и ясны, однако не всегда правильно применяются. Примером является и настоящее обвинение Баянова в умышленном убийстве. Дело, которое могло стать хрестоматийным примером состояния необходимой обороны для учебника уголовного права, вот уже который раз рассматривается судом. Я не собираюсь обвинять судей в равнодушии и предвзятости, понимая, какой тяжкий груз на них давил — гибель молодого, полного сил человека.

Можно понять горе потерпевшей Захаровой B.C., которая потеряла сына при таких трагических обстоятельствах. Она испытала тяжкие страдания. Для неё он был, естественно, лучшим и самым близким человеком.

Нельзя без боли слушать её рассказ, с каким трудом и самопожертвованием она смогла его воспитать, вырастить, поставить на ноги. Но во всех её объяснениях одни эмоции: боль невосполнимой для матери потери, чувство негодования и скорби. Смерть даже виновного сына ей трудно и невозможно кому-то простить. Это не должно повлиять на суд, который обязан руководствоваться законом и только законом.

В силу своей социально-правовой природы, характера, направленности, действия, совершаемые в состоянии необходимой обороны, являются общественно полезными, одобряются общечеловеческой моралью и входят в арсенал средств борьбы с преступностью.

Я убежден, что приговором суд подтвердит право граждан и конкретно право Баянова на активную гражданскую позицию.

Другие публикации:  Налог с дальнобойщиков 15 ноября 2018

Оправдательный приговор будет иметь важное воспитательное значение, к сожалению, часто недооцениваемое, он укрепит веру в справедливость, веру гражданина, в то, что его честь, достоинство, здоровье, жизнь находятся под надежной защитой государства.

Подлинное правосудие немыслимо без оправдательных приговоров, ибо суд принимает решение, исходя из материалов судебного следствия, которое не обязательно должно совпадать с убеждением прокурора.

Защита просит оправдать Баянова С.А. за отсутствием в его действиях состава преступления.

РАПСИ провело текстовую трансляцию третьего дня прений сторон по делу об убийстве журналистки Анны Политковской из Мосгорсуда.

Ранее на данной стадии завершила свое выступление сторона обвинения и защита подсудимых. Гособвинение просит присяжных вынести всем подсудимым обвинительный вердикт, признав их не заслуживающими снисхождения. Адвокаты, в свою очередь, просят присяжных оправдать всех обвиняемых.

Обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская была застрелена в лифте своего дома в октябре 2006 года. По версии следствия, непосредственным исполнителем убийства является Рустам Махмудов: преступление он совершил вместе с двумя братьями Ибрагимом и Джабраилом, дядей Лом-Али Гайтукаевым, а также с экс-сотрудником РУБОПа Сергеем Хаджикурбановым.

21:46 Время прощаться. Спасибо, что были с нами весь этот сложный день. Продолжим завтра в 11:00. Читайте РАПСИ!

21:40 Обсуждают ходатайство об отложении заседания. «Нам нужно время для подготовки к последнему слову, если оно действительно будет последним», — говорит Рустам Махмудов. Гайтукаев демонстрирует увесистую папку с текстом своего последнего слова. Говорит, часа на три будет выступление. Перерыв до завтра до 11.

21:39 Тем временем адвокаты попросили перерыв до завтра. Но на этом заседании любая фраза грозит вылиться в перепалку. Так случилось и на этот раз. «Как вы себя ведете, адвокат Арсамерзаев, где вы научились таким манерам», — возмущается судья.

21:38 У подсудимых реплик нет. Переходим к последнему слову. В зал поднимают из конвойного помещения Ибрагима и Джабраила Махмудовых. На позапрошлом заседании их удалили из зала суда за слишком громкое поведение и нарушения.

21:37 Адвокат Рустама Махмудова Степанов также подчеркивает, что не доказана вина его подзащитного по второму эпизоду обвинения – похищении гражданина Армении в 1996 году.

21:36 «Прокурор не опроверг ни одного моего довода. Я отвечаю за каждое свое слово», — говорит Арсамирзаев. Адвокаты уверены, что их версия более убедительна, чем версия обвинения и просят об оправдательном вердикте.

21:34 Возобновляемся. «У нас остаются реплики адвокатов и выслушать последнее слово подсудимых», — пояснил судья присяжным. По его словам, после этого присяжных опустят домой – список вопросов обсудят уже без них.

20:51 Перерыв 5 минут, потом реплика Саидахмета Арсамерзаева. Ждем!

20:50 «Пока мы здесь устраиваем прения и реплики где-то там сидит подлец, стрелявший в Политковскую, и ждет обвинительного вердикта. Я убежден, что заказчик убийства также ждет обвинительного вердикта», — считает защитник.

20:49 Мусаев предположил, что Ибрагим и Джабраил приехали в район лесной потому, что там был их старший брат Рустам. Встреча братьев, по его мнению, никак не связана с убийством. «Обвинение пытается нас убедить, что Рустам пошел на дело с младшими братьями, выключил свой телефон, а им сказал оставить его включенным», — недоумевает он.

20:37 Судья попытался вмешаться, не помогло. «Что значит – доходит до абсурда? Я попрошу вас больше этим выражением не пользоваться», — говорит председательствующий.

20:36 Реплика плавно превращается во вторую речь. Мы снова слышим анализ детализации, телефонных переговоров и т.д.

20:21 Он не помнит, что делал в день убийства. Адвокат говорит, что мог бы придумать ему версию, которая вписалась бы в детализацию, но обеспечила бы алиби, но тот против – не хочет врать, ведь действительно не помнит.

20:15 А вот на его «родного уже восемь лет как подзащитного» Джабраила Махмудова есть только эта детализация.

20:14 «Сергей Хаджикурбанов – удивительный случай. На моей памяти первый раз в убийстве обвиняют человека, на которого нет ничего, даже детализации о том, что он был рядом с местом преступления», — говорит адвокат.

20:11 «Я от госпожи Семененко в диком восторге», — начал свою реплику Мусаев. Он пояснил, что простоял за трибуной несколько часов, ссылался на многочисленные доказательства, рассказал свою версию убийства, а прокурор смогла возразить только по экспертизе ДНК.

20:09 «Мы с вами так и не услышали ответа на вопрос, что делали Ибрагим и Джабраил около дома Политковской в день убийства», — напомнила прокурор. Реплики стороны обвинения закончены.

20:06 «Защита сказала, что следы ДНК на пружине пистолета не принадлежат Рустаму Махмудову. Это не так», — сказала прокурор. Она пояснила, что материалов на пистолете было слишком мало, чтобы выяснить ее принадлежность. «Образец ДНК непригоден для проведения сравнительных исследований. Нельзя сказать, принадлежит ли ДНК Махмудову Рустаму или не принадлежит», — пояснила прокурор.

20:00 Переходим к репликам сторон. Выступает Мария Семененко: «Я по прежнему уверена, что подсудимые виновны и не заслуживают снисхождения».

19:59 Подсудимые в прениях выступать не стали: «Все уже сказано».

19:58 Обвинение считает, что Хаджикурбанов координировал действия преступников, но доказательства свидетельствуют, что он никого не координировал — заключил Михальчик.

19:57 «Когда вы отправитесь в совещательную комнату, сомнение должно быть в вашей голове», — обратился он к присяжным, призвав их руководствоваться логикой. Он попросил их ответить «нет, не доказано» на вопрос о причастности Хаджикурбанова к преступлению.

19:54 «Павлюченко – Атлант, который держит на плечах обвинение, а Хаджикурбанов – пятое колесо у телеги», — речь адвоката становится все более образной.

19:48 «Оглы говорит, что Павлюченков вообще хотел убить Хаджикурбанова. Понимаете, убить? Видите, какие у него основания оговорить моего подзащитного и отправить его в колонию», — отметил защитник.

19:46 Адвокат рассуждает о забывчивости подсудимых. Они не помнят, что делали в день убийства, кроме Хаджикурбанова, который в этот день отмечал юбилей матери. А Павлюченков запутался в показаниях – сколько же заплатили за убийство. «Мы можем забыть, что делали в определенный день, во что были одеты, какое было настроение. Но вот какую зарплату мы получали несколько лет назад вспомнить можем», — говорит он о провалах в памяти фигурантов дела.

19:43 А лавочки очень неудобные в суде, не знаем, как можно на таких заснуть. Да и процесс интересный, развязка близка.

19:39 Половина зрителей между тем задремала, кто-то еще держится, интерес сохраняют единицы.

19:32 «Чтобы на всю жизнь отправить его в, допустим, «Полярную Сову» нужны более веские доказательства», — считает Михальчик.

19:24 «Если вы хотите на всю жизнь отправить человека за решетку, надо найти более веский повод, чем то, что он не ангел», — прокомментировал адвокат сообщение прокурора о судимостях его подзащитного.

19:23 «Анна Степановна Политковская действительно талантливый журналист. Она написала много книг статей. Они легко читаются, даже если с ней не согласен», — говорит Михальчик. Он отметил, что она писала о солдатах, которые нарушали закон, о преступлениях. «Для чеченцев эта женщина была почти святой», — отметил он.

19:13 Как всегда, не только внешность сколько фигура. «Ну, кушал хорошо, у нас же есть Макдоналдс», — отметил адвокат. А потом решил рассказать на собственном опыте (он, как выяснилось, занимается борьбой) как меняется внешность благодаря спорту.

19:08 И еще вспомнил афоризм Козьмы Пруткова: «Не верь глазам своим». Это он про внешность Рустама Махмудова, которого обвинение называет киллером.

19:04 Заодно и про презумпцию невиновности рассказал. «Если есть разумное сомнение в причастности подсудимого к преступлению, то он невиновен, — отметил Михальчик. – У этого принципа очень глубокий смысл. Он заключается в том, что невиновный человек должен оказаться на свободе».

19:03 Михальчик объясняет разницу между прямыми и косвенными доказательствами. «Вы выходите из подъезда и видите большую кучу снега, а рядом спит пьяный дворник с лопатой. Вы думаете, что это он собрал эту кучу снега – это косвенное доказательство. А если вы видите, как этот снег привезли на грузовике и свалили во дворе – это прямые доказательства», — рассказал он.

18:55 Он говорит, что речь у него была запланирована на несколько часов, но потом он решил, что присяжные и так разобрались в деле. В результате он остановится только на ключевых моментах. Обещает быть кратким.

18:53 Прокурор Локтионов успокоил присяжных, указав, что, даже в случае обвинительного вердикта без снисхождения, судья имеет право назначить наказание ниже низшего. «Но ведь беспокоиться стоит, даже если невиновного человека посадят всего на один день», — недоумевает Михальчик.

18:50 «Прокурор рассказала вам очень увлекательную историю о том, как шло следствие. Но у защитников, которые давно работают по этому делу, есть свои занимательные истории про следствие», — сказал Михальчик. Судья попросил его оставить эти истории при себе и сконцентрироваться на доказательствах.

18:44 Против Хаджикурбанова, по его словам, одна единственная встреча организатора и исполнителя. Обвинение считает, что сам факт этой встречи доказан. Но адвокат считает иначе. По его мнению, он просто не успел бы доехать и провести встречу за 26 минут, которые у него были, согласно данным телефонных соединений.

18:37 Он также переводит разговор на других фигурантов и свидетелей. Сначала вспомнил Набатова, у которого достали пистолет. Затем пришла очередь Оглы и Голубовича – помощников Павлюченкова.

18:35 В начале он рассказал присяжным, как важна их работа. А речь прокурора сравнил со стихами: «Смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий».

18:33 Пятнадцатиминутный перерыв закончился всего через час. За это время закончился рабочий день – коридоры суда опустели, сотрудники разошлись по домам. Но у нас работа в разгаре – начал выступать адвокат Алексей Михальчик. Он защищает бывшего РУБОПовца Сергея Хаджикурбанова.

Бывший сотрудник правоохранительных органов Сергей Хаджикурбанов // Фото РИА Новости, Антон Денисов

17:35 Судья попросил не расходиться, сегодня он планирует заслушать реплики и последнее слово подсудимых, а потом начать обсуждение вопросов присяжным. Не беремся прогнозировать точно, но это может занять довольно много времени.

17:33 Адвокат Мусаев высказался полностью. В заседании объявлен перерыв на 15 минут, затем выступит последний адвокат Алексей Михальчик.

17:31 У Мурада Мусаева вторая попытка завершить речь — он благодарит присяжных.

17:19 В частности, телефонный номер, который обвинение назвало номером для переговоров по поводу убийства, по словам Мусаева является сервисным номером одного из операторов сотовой связи. «По которому никогда невозможно дозвониться», — пояснил защитник.

17:12 А нет, не итоги, показалось. Теперь адвокат комментирует выступление прокурора в прениях.

17:10 Мусаев начал подводить итоги своей почти четырехчасовой речи: Ибрагим и Джабраил Махмудовы в организации убийства не участвовали, Политковская ехала не тем маршрутом, которое вычислило следствие, Рустам Махмудов – не убийца.

17:09 Адвокат выясняет, был убийца правшой или левшой. «В обоих вариантах стрелял не Рустам», — решил он.

17:08 Судья:»Я вас предупреждаю, что это незаконно». Адвокат Мусаев: «Ничего подобного!»

17:06 «Что это такое, почему вы так себя ведете? Вы выступаете в прениях а не пререкаетесь с председателем», — продолжает отчитывать защитника судья.

17:05 «Это вранье!», — говорит адвокат. «Пожалуйста, прекратите использовать выражения, недопустимые в прениях сторон», — сделал ему замечание судья.

17:02 А теперь поговорим об окурках, найденных в подъезде. Жители дома не курили на площадке первого этажа и в подъезде. Поэтому Мусаев делает вывод, что окурки оставил убийца. «Если бы изъять ДНК с них и сравнить его с ДНК всех фигурантов этого дела – Шошина и других…», — предположил адвокат. Судья опять прервал его – говорить можно о тех доказательства, которые есть, а не о тех, которые могли бы быть.

16:56 Нестыковка и в росте. Убийца, по результатам баллистической экспертизы, был выше Анны Политковской, а Рустам Махмудов – нет.

16:51 «Это небо и земля, это анатомические антонимы друг друга», — сравнивает их адвокат.

16:45 Мусаев вернулся к обсуждению фигуры предполагаемого киллера. Он напомнил, что присяжным показали видео с телефона одного из подсудимых, где Рустам Махмудов запечатлен «во сей красе с голым торсом». По его мнению, после этого никто не скажет, что он похож на запечатленного на видео худого убийцу.

16:44 «В очередной раз он позволяет себе обсуждать действия судьи при вас, оказывая тем самым незаконное воздействие», — тяжело вздохнул судья.

16:42 Присяжных вернули, но спор о фото продолжился. «К сожалению, судью вы не слушаете, вы слушаете только себя», — расстроен председательствующий.

16:41 «Прекратите хулиганить в судебном заседании, перестаньте кричать на меня», — обратился судья к адвокату.

16:40 Он тут же решил исправить это нарушение и достал фотографии Махмудова. Тут уже возмутилась прокурор – присяжным можно показывать только допущенные судом доказательства. Присяжных удалили в совещательную комнату и велели не слушать, что им вслед говорят.

16:38 Он говорит, что не может простить прокурору Марии Семененко упрек – она удивилась, что более новые фотографии защитой продемонстрированы не были. Адвокат напомнил, что другие фото суд просто не разрешил показать.

Рустам Махмудов // Фото РИА Новости, Евгений Биятов

16:36 «К сожалению, вам показали только фотографии из 90-х годов. Но даже на самых ранних из них вы видели худого Рустама? Вы видели на них худощавого сутулого человека с узкими плечами?», — задается вопросами адвокат.

16:32 «У меня нет сомнений, что человек на видео – не Рустам Махмудов», — заявляет Мусаев. Он напомнил, что за время судебного следствия обвинение различными способами пыталось убедить, что это — именно Махмудов. Например, прокуроры говорили о том, что подсудимый принимал наркотики и, следовательно, был худым, свидетели заявляли, что ранее он был худым, но потом поправился. Помимо этого, они указывали, что камера вытягивает изображение и люди выглядят стройнее.

16:30 Ключевая часть выступления Мусаева – рассуждения о внешности киллера. Напомним, на видео с камер наблюдения убийца, лица которого не видно – худощав, а Рустам Махмудов (по версии следствия, именно он является убийцей) — располневший.

16:28 Заседание продолжается.

16:05 В заседании перерыв 10 минут, проветрить помещение.

16:02 Самые внимательные слушатели Мусаева – родственники подсудимых. Присяжные потихоньку сдают. Охранники судьи и прокуроров задремали. Главное, что судья внимательно следит за речью Мусаева. А то ведь бывает.

15:57 Благоразумный человек, по мнению адвоката, не стал бы разъезжать на машине, засветившейся на месте преступления. А его подзащитный продолжил пользоваться ей, даже нарушал ПДД и попадал в поле зрения дорожной инспекции.

15:55 «Где доказательства, что Джабраил Махмудов в день убийства сидел в машине около дома Политковской, а не был где-либо еще в районе полутора километров в радиусе действия базовой станции», — недоумевает адвокат.

15:52 Адвокат сетует на отсутствие некоторых данных. «Он пытается донести до вас ведения об отсутствии доказательств, это незаконно. Вы будете выносить вердикт на основе тех доказательств, которые были исследованы в суде, а не на возможном или действительном отсутствии каких-либо доказательств», — пояснил присяжным судья.

15:47 «Один километр она проехала за 13 минут», – занялся подсчетами Мусаев. «Это не ехать, это ползти. Это скорость парковки», — говорит он. Адвоката не убедили доводы, что Политковская была начинающим водителем и, к тому же, ездила медленно из-за плохого зрения. Кстати, не стоит забывать и про московские пробки.

15:37 Кроме того, указывает адвокат, когда преступники репетировали убийство – дважды за несколько дней до самого преступления, Джабраил и Ибрагим Махмудовы, согласно их биллингам, были далеко от ее дома.

15:36 «Это не анализ информации, это попытка опорочить органы следствия. Это ваше мнение, пожалуйста, при себе его оставьте», — прокомментировал слова защитника судья.

15:35 «Я утверждаю со всей ответственности, что эта фабула – ложь. Ее выписали уже под задержанных фигурантов, такой цепочки не было», — заявил адвокат.

15:34 Мусаев перешел к анализу того, как с технической точки зрения была убита Анна Политковская. На перекрестке ее машину караулил Ибрагим Махмудов, который предупредил своего брата Рустама о ее приближении к дому. После этого звонка он зашел в дом, чтобы дождаться ее у лифта и застрелить. Третий брат, Джабраил, по версии следствия, подвез киллера к дому.

Джабраил Махмудов // Фото РИА Новости, Алексей Филиппов

15:31 Вообще, судья его периодически прерывает, просит не комментировать сведения, не относящиеся к его компетенции и держаться ближе к рассматриваемому уголовному делу.

15:26 «Информация о местонахождении Политковской черпалась из баз данных, доступ к которым был не у Гайтукаева, а у Павлюченкова и его подчиненных», — продолжает Мусаев. Вообще, все адвокаты анализируют картину преступления в целом, а не только роль своего конкретного подзащитного.

15:23 «Заказчик убийства лично ездил по разным адресам Политковской. И денег заплатил, и все сделал сам», — Мусаев сопоставляет версию следствия со своей теорией.

15:13 Судья пытается вернуть его к разговору о подсудимых, а не экс-сотрудниках ОПУ. «Попытки адвоката Мусаева уверить вас в каких-то преступлениях посторонних лиц являются незаконными и я прошу вас не принимать во внимание эти сведения», — обратился судья к присяжным.

15:12 «Доказано ли? Нет, не доказано. Это продукт путаных показаний двух товарищей, заинтересованных в обвинительном вердикте по этому делу», — говорит адвокат.

Другие публикации:  Адвокат в алчевске

15:10 «Павлюченков – настолько прожженный тертый калач, он позаботился, чтобы доказательств его виновности осталось как можно меньше», — защита постоянно возвращается к разговору об экс-главе оперативно-поискового управления ГУВД Москвы.

15:04 По мнению Мусаева, эта группа получилась совсем не преступной и не организованной.

15:00 Затем предстоит ответить на вопрос о создании организованной группы. Но подсудимый Джабраил Махмудов в это время находился не в Москве, Сергей Хаджикурбанов сидел в колонии, отмечает Мусаев.

14:58 Следующий вопрос – кто заказал убийство. Следствие считает, что заказ получил Гайтукаев. Но, по словам адвоката, телефон подсудимого прослушивали почти год, а среди звонков нет ни одного, который можно было бы трактовать как заказ на убийство.

14:55 Дело в том, что представители обвинения, по мнению адвоката, не исследовали на заседании статьи журналистки, не предложили им даже варианта того, кто мог быть заинтересован в ее гибели. «Мотив преступления просто обошли стороной», — считает Мусаев.

14:53 Мусаев продолжает выступать. Начал он с прогноза будущих вопросов, на которые предстоит ответить присяжным. По его мнению, из-за позиции обвинения они могут ответить отрицательно и на первый вопрос: Доказано ли, что Политковская была убита из-за своих публикаций.

14:50 Видеотрансляция налажена, заседание возобновилось. За время перерыва один из адвокатов ушел. Судья возмущен, но процесс продолжается.

14:40 Перерыв затягивается. Пришло еще больше родственников подсудимых, впереди последнее слово. В зал все не помещаются, зато оперативно организовывают видеотрансляцию в холл суда.

14:30 Друзья, мы скоро возобновим трансляцию. Кстати, за ходом процесса вы можете следить и в Твиттере, хэштег #Политковская.

13:45 Перерыв на 40 минут. После него Мусаев обещал сопоставить изложенную им версию событий с позицией обвинения.

13:44 Для Гайтукаева тоже настали тяжелые времена. «Нищебродство так и осталось нищебродством. Он буквально побирается. Основная повестка дня для него – каким образом укомплектовать передачку в СИЗО», — рассказал Мусаев.

13:41 А вот Рустаму Махмудову посоветовали избавиться от машины. Ни на «праздник жизни» в кафе его не пригласили, ни работы больше не предлагали. «Он для Павлюченкова отработанный материал, компрометирующая связь», — говорит адвокат.

13:40 Мусаев сказал, что у него нет сомнений в виновности названных им лиц. Но судья напомнил, что присяжным придется отвечать на вопросы о виновности подсудимых, а не экс-сотрудников ОПУ.

13:39 Судья попросил адвоката внимательнее подбирать слова после того, как он употребил термин «гоп-компания». Мусаев говорит, что других слов у него для характеристики этих людей нет.

13:38 Проверил биллинги сотрудников ОПУ – Шошина, Голубовича, Оглы, а также самого Павлюченкова. За 20 минут до убийства они отключили телефоны, а после убийства разъехались из Москвы. После этого они встретились в кафе, где Голубович и Оглы получили по 20 тысяч долларов. Они отмечали удачное окончание некоего дела, адвокат считает, что убийства.

13:35 Адвокат Мусаев продолжает повествование про киллера. Критикует версию, что о приближении Политковской предупреждал человек, стоящий на перекрестке. «Но она уезжает и приезжает в разное время, гораздо логичнее предположить, что за ней следят в режиме реального времени», — говорит он.

13:30 Мусаев извинился перед присяжными: сам, говорит, засыпал на лекциях в институте. Отметил, что сложно долго слушать монотонную речь. Но вроде так живенько все, никто не задремал. Еще бы – такие страсти.

13:25 Тот факт, что около дома Политковской во время убийства в интервале одной минуты находится три зеленых ВАЗ-2104 адвокат назвал «игрой в наперстки».

13:23 Все в этом варианте прекрасно – он не знает, для чего и куда привозит очередного человека Павлюченкова, а если его машина засветится – получится чеченский след, который не приведет к заказчику. «Козел отпущения подобран», — заключит Мусаев.

13:22 А тем временем, продолжает адвокат, заказчик убийства уже торопит Павлюченкова. Как опытный опер он никогда не пошлет на убийство служебную машину, говорит Мусаев. И тут он вспоминает про Рустама Махмудова, которого уже использовал как водителя со своей машиной. «Именно в этом качестве он задумал привлечь Рустама Махмудова», — считает Мусаев.

13:20 «Вы доводите слишком много сведений, которые не относятся к этому делу», — прерывает Мусаева судья. Пояснил присяжным, что все сказанное защитником — только предположение.

13:18 Адвокат отмечает, что никого конкретно не обвиняет и все это может быть просто совпадением, но 15 сентября в Санкт-Петербурге происходит нападение на мясокомбинат «Самсон», 21 сентября Политковская публикует статью «Зачем на мясокомбинате головорезы», 6 октября убита Политковская, спустя два месяца убиты владельцы этого завода.

13:13 Тем временем начался новый, более масштабный этап слежки за Политковской. «Она мечется между больницей, где у нее лежит смертельно больная мать, и пожилым отцом, которому необходим уход, а за ней следит целая толпа ОПУ-шников», — продолжает адвокат.

13:11 В общем, проблема разрешилась и без убийства – Гайтукаева арестовали.

13:08 Адвокат заявляет, что Оглы и Голубович раньше уже убивали по просьбе Павлюченкова, ведь иначе он к ним не обратился бы. «Ведь если мне понадобится кого-то убить, я не обращусь к своим коллегам-адвокатам Алексею Михальчику или Сергею Бадамшину, я обращусь к тем, кто уже убивал», — отмечает Мусаев.

13:06 Ему нечем отдать долг Гайтукаеву. «Он (Павлюченков) находится в патовой ситуации и обращается к Голубовичу и Оглы с просьбой убить его (Гайтукаева). Он хочет избавиться от человека и от проблемы, — считает адвокат. – Не срастается. Не потому, что они такие агнцы. Но либо нечем было заплатить, либо из опасения, ведь убить Гайтукаева – это не то же самое, что убить беззащитную женщину».

13:04 Все это происходило за два месяца до убийства. «Затем, видимо, он снова начинает ныкаться, перестает разъезжать с эскортом», — говорит Мусаев. Он предполагает, что в это время Павлюченков теряет связь с заказчиком или не сходится с ним в цене.

13:01 Он предполагает, что Павлюченков отправил одного своего сотрудника следить за Политковской. Но тот был пешим, поэтому он нанял Рустама Махмудова, чтобы тот возил его на своей машине.

12:56 «В этот момент Гайтукаев обращается к нему с просьбой вернуть долг. Происходит разговор на повышенных тонах», — адвокат Мусаев продолжает излагать свой взгляд на события 2006 года.

12:52 «Он позиционирует этот заказ как источник своего будущего благосостояния. Подтягивает к себе своих подручных, создает вокруг себя эпатаж, на все встречи является с сопровождением», — продолжает историю Мусаев.

12:50 «И тут на него ( Павлюченкова) как манна небесная сваливается заказ на убийство Анны Политковской. Я не знаю, кто заказчик, но уверен, что он поступил от одного из антигероев ее статей. Если бы я был следователем, я бы проверил все версии и, может быть, нашел подлеца», — говорит адвокат.

12:49 Это все еще предыстория, вернее, ее третья часть. «2006 год, Павлюченков находится в плотном кольце кредиторов – несостоявшихся директоров газовых компаний, начальников подразделений спецслужб. Его преступная группа, требующая существенных инвестиций, рассыпается», — рассказывает Мусаев.

12:46 Судья просит вернуться ближе к существу рассматриваемого дела. Адвокат уточняет, что в заказе убийства он никого конкретно не обвиняет.

Адвокат Мурад Мусаев // Фото РИА Новости, Алексей Ничукин

12:46 Мусаев назвал фамилию Ямадаева. Судья прервал. Адвокат начал перечислять статьи Политковской: «ГРУ-200», «Зачем на мясокомбинате головорезы».

12:44 При этом ей приходилось сталкиваться, вступать в конфликт с влиятельными людьми, зачастую состоящими на госслужбе, моральные качества которых, по словам адвоката, такие же, как у Павлюченкова.

12:43 «Анна Политковская была полным антонимом Павлюченкову. Если он обладает всеми самыми худшими человеческими качествами, а также чем-то от животного, то Политковскя, рискуя собой, спасала людей – заложников Норд-Оста, беженцев чеченской войны, жертв военных», — рассказывает защитник.

12:41 Он перешел к характеристике Гайтукаева, которого обвинение называет криминальным авторитетом. «На самом деле у него просто были связи с уголовным миром, и правоохранителями. Зарабатывал на некотором виде посредничества», — говорит адвокат.

12:37 Палюченков обещал своим знакомым различные услуги – от убийств до назначений руководителями подразделений силовых ведомств и коммерческих структур. «Если время от времени он убивал, то уж назначить никого на должности точно не мог. По этому со временем он заработал себе весьма плачевную кредитную историю», — продолжает Мусаев.

12:35 Судья прерывает этот интереснейший рассказ – просит говорить о подсудимых. «Я основываюсь на материалах дела. Если вы поймаете меня на лжи, я готов посыпать голову пеплом», — обещает адвокат.

12:34 «В круг знакомств Павлюченкова входили уголовные или полууголовные элементы, которые его подразделение иногда разрабатывало», — говорит Мусаев. Он рассказывает, кто, по его мнению, в преступной группе отвечал за оружие, за технику, за транспорт.

12:32 А свидетель Набатов, который передал Павлюченкову полученный по наследству пистолет, по словам Мусаева, «раз десять находил пистолеты у тещи в сумке и продавал их». Он служил на базе, где была нелегальная точка по переделке газового оружия в боевое. также упоминаются люди с кличками «Нос» и «Вазелин» в составе некой группы.

12:29 Мусаев говорит, что убийство Политковской было совершено организованной преступной группой, которую создал и возглавил Павлюченков. На его счету, указывает адвокат, и другие жертвы. «Это не просто неприятный человек, это подлец которого свет не видывал, это хладнокровный изворотливый преступник», — охарактеризовал он его, напомнив, что обвинение пыталось преподнести его как коррумпированного милиционера, который «подхалтурил и получил взятку».

12:26 Адвокат просит присяжных не обращать внимание на поведение подсудимых, напомнив, что первый скандал произошел еще во время отбора присяжных. «Эти люди не развлекаются, их нервозность понять можно», — говорит он.

12:25 Судья возмущен. «Адвокат позволяет себе допускать такие выражения как «недостатки процесса». Это недопустимо», — заявил Павел Мелехин.

12:24 Следующим выступает адвокат Мурад Мусаев. «Этот процесс – просто кошмарный сон для меня», — начал он.

12:18 Адвоката пару раз прервали – за анализ политической ситуации в стране и предположение, что одно из доказательств купили. «Никто не может порочить законно собранные доказательства», — напомнил судья. напоследок адвокат пожелала присяжным вынести справедливый вердикт, напомнив, что все неустранимые сомнения трактуются в пользу подсудимых

12:12 Она ссылается на неточности в переводе с чеченского на русский прослушек разговоров подсудимых. Кроме того, не видит ничего необычного в очень частых переговорах Гайтукаева с племянниками, что обвинение считает признаком переговоров о подготовке к убийству.

12:08 Обвинение считает, что, убийца, чтобы зайти в подъезд без ключа, наклеил на магнитный замок двери скотч с пластилином. «Ни для кого не секрет, что пластилин и скотч клеят на замок, чтобы дверь не громыхала», — говорит адвокат.

12:06 «В качестве доказательства того, что подсудимые «заметали следы», обвинение ссылалось на такие неопровержимые доказательства, как тряпка и перчатки, найденные в машине Махмудова. Но ведь в каждой машине есть тряпка», — отмечает защитник.

12:03 «Защита считает, что Павлюченков спланировал преступление от начала до конца, руководил и организовывал его», — говорит адвокат. Судья напомнил, что Павлюченков в этом деле не подсудимый. Он, кстати, уже был осужден на 10 лет – его признали виновным в организации слежки за Политковской. Поскольку он пошел на сделку с правосудием, его дело рассматривали отдельно от остальных подсудимых.

Дмитрий Павлюченков //Фото РИА Новости, Максим Блинов

12:01 Ведь поставить человека на тротуаре следить, когда проедет машина, ненадежно. «А если бы мимо проехал автобус с туристами, загородил бы машину – ведь убийство бы сорвалось», — говорит Окушко. А Павлюченков, как глава оперативно-поискового управления, мог организовать прослушку телефона.

11:59 Адвокат считает, что киллер узнал о приближении Политковской к дому не от Ибрагима Махмудова, который, по версии следствия, следил за ее машиной на перекрестке. По ее мнению, преступники прослушивали телефон журналистки и вычислили время ее приезда по разговору с сыном.

11:56 Присяжные слушают внимательно. Наш корреспондент, Анна, переживает, что это ненадолго: обычно после длительных речей их явно клонит в сон. В крайнем случае, они смогут прочитать все в наших онлайнах, так что работаем еще усерднее и внимательнее.

11:53 Адвокат Окушко решила прокомментировать работу следователей и получила замечание от судьи. Он назвал выражение «слепили свою версию» недопустимым в зале суда. Несмотря на просьбу защиты, судья не назвал норму законодательства, которая запрещала бы такие фразы.

11:51 Адвокат ссылается на показания свидетеля Голубовича (он не явился в суд, на заседании была показана видеозапись его допроса). Свидетель говорил, что Павлюченков нервничал после убийства, ведь «заказчик просил убрать организатора, а Палюченков считал себя организаторам». Адвокат считает, что Павлюченков знал, кто заказчик убийства, а организовал его самостоятельно.

11:49 «Нет ни одного доказательства, что после убийства у Гайтукаева улучшилось материальное положение», — добавила она.

11:46 «Если возникает столько вопросов, то как можно быть уверенными, что именно Гайтукаев — организатор убийства?», — говорит защитник.

11:44 Движение финансовых потоков, выделенных на организацию убийства, с точки зрения адвоката, также выглядит нелогичным. Так, Гайтукаев, который получил 150 тысяч долларов, передает всю сумму Павлюченкову вместо того, чтобы просто заплатить ему за слежку. После ареста Гайтукаева к Павлюченкову приходит Хаджикурбанов и, заявив, что теперь действует вместо задержанного, забирает оставшиеся деньги.

11:40 «Палюченков все выполнял самостоятельно – по собственной инициативе организовал слежку, по собственной инициативе продолжал ее, — считает Окушко. – Если бы к этому был причастен мой подзащитный, то этому были бы доказательства, а их нет».

11:38 При этом разговоры Гайтукаева прослушивали с января 2006 года, но подобного разговора в качестве доказательства в суде представлено не было.

11:37 21 августа 2006 года – менее чем за два месяца до убийства Политковской — Гайтукаев был задержан по другому уголовному делу. Из СИЗО он попросил передать другому подсудимому, Сергею Хаджикурбанову, что «тот должен закончить дело, над которым они работали».

11:35 Адвокат недоумевает, по версии следствия, Гайтукаев сначала заплатил за слежку за Политковской, а потом начал сам разъезжать возле ее дома и работы. Защитник считает это нелогичным.

11:32 Судья недоволен ссылкой адвоката на свидетеля Бураева, которого в суде не допрашивали. «Уважаемы присяжные, защитник пытается оказать на вас незаконное воздействие», — обратился судья к коллегии.

11:29 Указывает, в частности, на ошибку в марке машины. По словам Павлюченкова, Гайтукаев приехал к нему на «Волге», но в то время такую машину он уже продал. «Эти мелкие неточности указывают на ложь и постоянную путаницу в показаниях», — считает адвокат. А многие факты, напоминает она, подтверждаются только показаниями Павлюченкова.

11:26 В очередной раз критикует показания бывшего главы ОПУ ГУВД Москвы Дмитрия Павлюченкова, который рассказал, что Гайтукаев предложил ему организовать слежку за Политковской.

11:25 Она считает, что собранные доказательства не подтверждают, что Гайтукаев когда либо получал вознаграждение в размере 150 тысяч долларов – ни за убийство, ни за что-либо иное.

Лом-Али Гайтукаев //фото РИА Новости, Владимир Астапкович

11:22 Разборки с местами в зале и микрофонами закончены. Итак, мы начинаем. Заседание открывает адвокат Татьяна Окушко. Она защищает Лом-Али Гайтукаева.

11:20 Адвокат Мусаев просит пустить в зал отца братьев Махмудовых. Раньше его удаляли за плохое поведение, но теперь простили, поняли отцовские чувства.

11:16 Хорошие новости для Вас, читатели: наш корреспондент успешно миновал баррикады из лавок и попал в зал. Самая оперативная и точная текстовая трансляция здесь и сейчас.

11:13 Пришли прокуроры, начало все ближе.

11:11 Так, возле зала оживление: адвокатов позвали в зал. Это знак, что скоро начнется заседание. Людей, между тем, собралось довольно много, многим может не хватить мест.

10:52 Пока ничего не происходит. Уже собрались все участники процесса, кроме подсудимых. Их еще не доставили из СИЗО.

10:28 Меры безопасности усилены: на каждого зрителя в зале приходится по приставу. Зрителей, кстати, много.

10:17 Собрались все адвокаты, но подсудимых еще нет. Наш корреспондент передает, что в Мосгорсуд из СИЗО подсудимых стандартно привозят к 11 утра, так что сбор к 10.00 выглядит не очень логичным.

10:10 Журналисты пока проявили себя как самое пунктуальное сообщество — все уже собрались возле зала суда. Адвокаты понемногу подтягиваются.

10:07 Гособвинение просит присяжных признать всех подсудимых виновными, однако сторона защиты не считает, что у следствия достаточно улик и доказательств. Сегодня на процессе ожидается выступление оставшихся адвокатов и последнее слово всех подсудимых. Осталось дождаться начала заседания.

10:04 Пока есть время, коротко напомним Вам, что происходило в предыдущие два дня прений. Весь процесс проходит весьма напряженно, между сторонами постоянно происходят перепалки и ссоры. В первый день из зала были удалены двое подсудимых — Ибрагим и Джабраил Махмудовы — в процесс они вернутся только чтобы произнести последнее слово.

10:00 Вполне ожидаемо, что в 10.00 заседание не началось, зал суда еще пуст, пока не пришли даже адвокаты. Зато перед залом уже сооружена традиционная баррикада из лавок.

9:55 Доброе утро, уважаемые читатели РАПСИ! Мы продолжаем текстовые трансляции из Мосгорсуда. Сегодня уже третий день прений сторон по процессу об убийстве Анны Политковской. Начало заседания назначено на 10.00, так что не забывайте обновлять страницу. Для Вас сегодня работают Анна Шубина и Анна Могилевская.