В китае штраф за второго ребенка

10.02.2018 Выкл. Автор admin

Новости Политика

Китай доплатит за второго ребенка

Правительство Китая рассматривает возможность введения системы вознаграждений и субсидий для поощрения стремления граждан заводить второго ребенка. Такая идея возникла после того, как исследования показали, что экономические трудности привели к тому, что многие люди стали неохотно принимать решения о расширении семьи.

Предложение о введении поощрений прозвучало от заместителя министра по национальному здравоохранению и комиссии планированию семьи Ван Пиана на социальной конференции по благосостоянию в субботу.

Количество родов в Китае выросло до 17,86 млн в 2016 году. Этот показатель стал самым высоким с 2000 года. Улучшение демографической ситуации в Китае было вызвано рекомендации правительства, которые были выпущены в конце 2015 года. Новые правила разрешили всем родителям иметь не одного, а двух детей, и были введены на фоне растущих опасений по поводу сокращения численности трудоспособного населения.

Политика «одна семья-один ребенок» была принята в 1979 году и распространялась практически на всех жителей Китая. Исключения составляли лишь семьи в сельской местности, если их первый ребенок рождался девочкой, что было обусловлено гендерным дисбалансом в стране, этнические меньшинства и отдельные регионы. Причиной для появления такой демографической политики стало огромное количество населения в стране, которое перегружало земельные, водные и энергетические ресурсы. Штраф за появление второго ребенка достигал 4-8 годовых зарплат в регионе, где был рождён младенец. В 2013 году китайское правительство смягчило правило — родители, которые являлись единственными детьми в своих семьях, также обрели право на рождение второго ребенка.

Отмена строгих правил в 2015 году, однако, не дала ожидаемых результатов. Прирост населения произошел, но не настолько значительный, как этого хотелось бы китайскому правительству. По мнению общественности, основная проблема сегодня заключается в том, что многие семьи просто не могут себе позволить себе второго ребенка. Кроме того, за тридцать пять лет в Китае сформировался стереотип о том, что в семье «принято» иметь только одного ребенка. Так, опрос, проведенный в 2015 году показал, что 60 процентов семей не желают заводить второго ребенка, в значительной степени это связано с финансовыми трудностями. На этом фоне стремление ввести систему поощрений за увеличение потомства, которая может помочь китайской нации преодолеть страх перед увеличением семьи, выглядит ожидаемым.

«Новая политика в полной мере оправдала ожидания, но всё еще существует ряд барьеров, которые нам необходимо преодолеть, — рассказал Ван Пиан. – Рождение второго ребенка стало правом каждой семьи в Китае, но ценовая доступность такого решения стала той проблемой, которая мешает реализации новой политики».

Уровень рождаемости в Китае остается одним из самых низких в мире. Но теперь такой показатель является поводом для беспокойства для властей, а не достижением, как это считалось в те времена, когда китайские чиновники опасались перенаселения.

Одним из факторов, по мнению многих экспертов, сдерживающих рост населения страны, является наличие в Китае полиции по планированию семьи. Именно сотрудники этого органа занимаются исполнением политики государства в отношении рождения детей. До послабления законов родители, планирующие второго ребенка, могли столкнуться не только с огромными штрафами, но и с принудительным абортом и конфискацией ребенка. В годы действия правила одного ребёнка такие действия правозащитники называли бесчеловечными и нарушающими права человека, а сегодня наличие полиции рассматривают как сдерживающий для демографического роста фактор, который все еще пугает многих китайских граждан. Несмотря на то, что в стране была введена Программа действий по образованию в сельской местности (РЭДП), которую прошли почти 100 должностных лиц, входящих в китайскую полицию по планированию семьи, в головах населения всё еще живы воспоминания о том, как еще недавно эти же люди исполняли закон «одна семья – один ребенок».

«Забавно думать, что после десятилетий принудительной политики в отношении планирования семьи программы вроде РЭПД должны превратить эту жестокую полицию в нечто, напоминающее «правительственных нянь», — заявил президент научно-исследовательского института населения и известный эксперт по китайской политике «одного ребенка» Стивен Мошер.

Он уверен, что пока будет существовать такая полиция, аборты и нарушения прав человека будут продолжаться. Мошер также отметил, что конструктивная политика и уважение человеческого достоинства имеют определяющую роль не только в вопросах защиты прав человека, но и для обеспечения надежного будущего Китая.

В Китае за рождение второго ребенка семья заплатила 200 тыс. долларов

Штраф в размере более 200 тысяч долларов наложили на китайскую пару за рождение второго ребенка и нарушение государственной политики «Одна семья — один ребенок», пишет newsru.ua со ссылкой на РИА «Новости» и газету Shanghai Daily.

Рекордно суровое наказание за нарушение государственной политики рождаемости постигло семейную пару в городе Жуйань провинции Чжэцзян на востоке КНР.

По данным издания, успешные предприниматели, владеющие целым рядом компаний, имея сына 1995 года рождения, в феврале этого года стали родителями во второй раз. Однако, появление на свет дочки не осталось незамеченным местными властями, которые и наложили штраф в размере 1,3 миллиона юаней (205 тысяч долларов).

Shanghai Daily отмечает, что город Жуйань, относящийся к городскому округу Вэньчжоу, считается одним из самых богатых районов Китая, из-за чего местным жителям приходится платить больше за нарушение существующих правил.

Согласно существующим нормам, штраф за рождение второго ребенка исчисляется в размере от четырех до восьми средних годовых доходов жителей региона, где происходит нарушение. Поэтому именно финансовая состоятельность жителей Жуйань делает город рекордсменом по размеру подобных штрафов.

В апреле прошлого года, уточняет издание, другая пара из этого городка была оштрафована на 1,25 миллиона юаней за рождение второго ребенка.

Вместе с тем, по данным местных СМИ, высокие выплаты не останавливают местных жителей. Половина семейных пар Вэньчжоу, отмечает газета, может «похвастаться» наличием двоих детей.

Политика «Одна семья — один ребенок» реализуется в КНР с 1980-х годов для контроля роста числа населения страны. Несмотря на уже возникающие сложности в демографической ситуации и стремительное старение населения, власти пока не намерены отказываться от текущей демографической политики.

Вместе с тем, периодически в действующий регламент вносятся различные уточнения. Так, на сегодняшний день в ряде городов страны иметь второго ребенка разрешено парам, в которых каждый из молодых родителей является единственным ребенком в семье. В некоторых сельских районах разрешается родить второго ребенка семьям, где первой родилась девочка.

В прошлом году была проведена перепись населения КНР, согласно которой в Китае проживает 1,34 миллиарда человек.

Китай готов доплачивать родителям за производство новых китайцев

Прошло чуть более года с тех пор, как Китай отменил действовавшее около 40 лет правило «Одна семья – один ребенок». Теперь в демографической политике Пекина наметился еще более крутой поворот. Если до 1 января 2016 года за второго ребенка большинство китайских семей заплатили бы серьезный штраф, то весной 2017-го власти всерьез изучают возможность введения финансового вознаграждения для тех, кто решил подарить своему первенцу брата или сестру.

По словам замминистра здравоохранения и планового деторождения Китая Ван Пэйаня, «у каждой семьи есть право иметь второго ребенка, однако финансовые возможности мешают принять это решение». Согласно данным социологического опроса, более половины китайских семей (60%) не хотят иметь второго ребенка именно из-за экономических проблем.

При этом прошедший год даже при отсутствии вознаграждения нельзя назвать для Китая демографически провальным: было зафиксировано рекордное за последние 20 лет число новорожденных 17,8 млн, что на 1,4 млн человек больше, чем годом ранее. Население Поднебесной достигло 1,382 млрд человек. К 2030 году КПК рассчитывает достичь рубежа в 1,45 млрд сограждан.

Изменение демографической политики КНР предопределено проблемой, хорошо знакомой европейским странам, включая и Россию. Это старение населения – и, как следствие, удорожание рабочей силы. Китай уже обогнал по среднему уровню заработной платы в промышленном секторе Бразилию, Мексику и Аргентину, а сейчас догоняет Грецию и Португалию. С 2005 по 2016 годы почасовой доход в китайском промсекторе вырос втрое и достиг 3,60 доллара США.

Кроме того, сочетание современной пренатальной диагностики с традиционным желанием иметь наследника привело к серьезному гендерному дисбалансу – китаянки делали аборты, если выясняли, что беременны девочкой. В результате в Китае женщин детородного возраста на 30 с лишним миллионов меньше, чем мужчин, что обернулось для общества серьезными проблемами, начиная от психологических и заканчивая криминальными.

Но вернемся к чистой экономике. Статус «мирового сборочного цеха», позволивший Китаю в экспресс-порядке превратиться из одной из беднейших стран мира в государство с крупнейшим абсолютным ВВП, находится под угрозой вне зависимости от старения населения. И скоро европейским компаниям станет выгоднее открывать сборочные цеха в Португалии, а не в Китае, другое дело, что они явно предпочтут сделать это в Индонезии или Вьетнаме.

Другие публикации:  Как оформить преамбулу

Действующие предприятия, несмотря на заявленные Дональдом Трампом меры по возрождению американской промышленности, скорее всего, выводиться из Китая не будут, а вот появление новых теперь под серьезным вопросом. К тому же активно наступающая по всем фронтам роботизация делает вопрос зарплаты не таким уж принципиальным: если роботизированную фабрику, производящую продукцию на сотни миллионов долларов в месяц, обслуживает пара десятков человек – им можно платить приличное жалованье, прибавка к стоимости конечного продукта будет микроскопической.

Китай сможет продержаться в нынешней своей роли еще некоторое время за счет наличия квалифицированного персонала и наработанных логистических связей. Также китайцы очень рассчитывают на внутренний спрос и на экономический рост в соседней Индии – втором по количеству населения государстве мира. В любом случае сохранить существующие темпы роста экономики будет невозможно, а значит, пожилым китайцам вряд ли придется рассчитывать на хорошую пенсию.

Пенсионная система в Китае, кстати, развивается семимильными шагами – если в 2007 году выплаты по возрасту были положены лишь 30% китайцев (в основном бывшим госслужащим), то в 2017-м – уже 60%, включая крестьян. Впрочем, китайские пенсии, как и российские, невелики, а 24% жителей старше 60 лет имеют доход ниже прожиточного минимума.

Таким образом, осмотрительность китайского руководства и желание через 20–30 лет иметь в стране достаточное количество молодежи вполне объяснимы. Сейчас сложно сказать, чем именно эта молодежь будет заниматься, но вряд ли ей придется сидеть без дела, даже если роботы окончательно вытеснят человека со всех сборочных производств. При этом, предоставляя молодым родителям «плечо», китайское правительство стимулирует их больше тратить уже сейчас – на игрушки, памперсы, детское питание и прочие товары, что, безусловно, положительно скажется на национальной экономике.

Разумеется, в статье про рост населения Китая нельзя не вспомнить популярную страшилку о том, что буквально через несколько лет китайские орды хлынут через границу и захватят малолюдные российские территории за Уралом. Граждан России этим мифом пугают уже более 25 лет, однако количество китайских мигрантов в нашей стране растет несравнимо медленнее, чем число, скажем, выходцев с Украины. В туристические поездки китайцы приезжают с большим удовольствием, а вот оставаться не стремятся. А теперь – тем более. Если раньше некоторые семьи буквально бежали из страны, так как китайские национальные традиции уравнивают личное счастье с количеством рожденных детей, то теперь многодетность не наказывается, а, напротив, приветствуется.

Так что всем, кто до сих пор боится китайцев, которые «небольшими группами по 40 миллионов человек» начнут пересекать границу РФ, рекомендуется посмотреть на карты плотности населения КНР и результаты переписи населения России в национально-этническом разрезе. Север Поднебесной заселен, мягко говоря, негусто – китайцы предпочитают жить в тепле и у моря (их можно понять). С какой целью им захватывать нашу холодную и пустынную негостеприимную тайгу – не ясно. Сейчас нашими соотечественниками являются всего 35 тыс. китайцев.

Кстати, Россия, в свою очередь, долго и безуспешно объясняет прибалтийским странам, что не собирается на них нападать, потому что незачем, но они тоже не верят. Видимо, это склад мышления потенциальной жертвы, с которым ничего не поделаешь, но перенимать его явно незачем.

Также пример Китая показывает, что экономическое стимулирование рождаемости – дело важное и нужное. В России программа материнского капитала, выплачиваемого за второго и последующих детей, продлена до 2018 года, и очевидно, что ее, как и приватизацию жилья, в ряде регионов перспективно сделать бессрочной. Более того, в России есть смысл стимулировать не второго ребенка, а именно многодетность – иначе бремя низких пенсий так и продолжит преследовать нашу страну. Ведь западные страны добились своих нынешних высоких пенсий благодаря послевоенному поколению беби-бумеров.

В заключение стоит напомнить, что, несмотря на необоснованность страхов перед китайским вторжением, экономической экспансии Китая никто не отменял. Бояться ее не надо, а вот принимать меры для того, чтобы поставлять в Поднебесную не только энергоносители и мороженое, безусловно, нужно.

В Китае запретили рожать более двух детей. Что будет, если китайская семья незаконно родит троих? Как государство в рамках закона пресекает деторождаемость?

«Политика планирования рождаемости» действует в Китае с 1980 г. Согласно закону, китайское правительство «призывает своих граждан позже жениться и заводить детей и поощряет одну супружескую пару иметь одного ребенка. Согласно закону можно просить о разрешении на рождение второго. Конкретные распоряжения согласовываются отдельными провинциями. Представители малых народностей также призываются проводить политику рождаемости».

Т. е. на сегодня в Китае до сих пор действует политика одного ребенка, хотя уже не такая строгая как и раньше. Важно понимать, что каждые провинции сами устанавливали правила на разрешение второго или третьего ребенка, которые отличались от провинции к провинции а иногда и в одном районе от другого. Один раз я был в небольшом городе миллионнике в Гуандуне, где почти у всех родителей было по двое детей. На мой вопрос ответили, что «у нас уже давно на это толком никто не смотрит».

При этом нет принципиальной разницы между вторым или третьим или четвертым ребенком, т. к. многодетство не «запрещено» а всего лишь «не поощряется». На практике это означает, что если например семья получила больше чем двух детей, то чиновники скорее всего будут увеличивать штрафы и / или усилять социальное давление, т. е. не только на родителей но и на их семью, коллег, окружение.

Самые распространенные исключения для представителей нац. меньшинств (так например политика одного ребенка практически не коснулась тибетцев), хотя и не для всех. Во многих провинциях можно было иметь двух детей, если оба родителей не имели братьев и сестер. Жители деревень как правило имели право на второго ребенка, если первая рожалась девочка. Так-же можно было получать второго ребенка, если первый рожался инвалидом или рано умирал.

Штрафы также сильно отличаются от места проживания и дохода родителей. Если рождается второй (или третий) ребенок без разрешения, то родителей как правило обязывают платить «социальный сбор на воспитание ребенка», часто один или два годовых доходов каждого родителя. На 2012 для города Пекин нашел такие цифры: 18 000 евро для пары работников склада и 29 000 евро для университетского доцента и офисного сотрудника. Хотя пекинские цифры точно выше среднего, видно, что суммы не маленькие. Второй метод давления на госслужащих в учреждениях, школах, больницах или компаниях (а это очень большой процент, особенно в 80е и 90е, но и сейчас), где «лишний» ребенок означает остановку карьерного роста, потерю бонусов или отпуска и даже увольнение. Официально такой сотрудник считается не достаточно ответственным чтобы например преподавать детям или вести подчиненных.

Если штраф не уплачивается, то чиновники отказываются прописывать ребенка («хукоу»). То есть ребенок растет нелегально, без документов, со всеми вытекающими последствиями: проблемы начиная с поступлением в школу или университет, медстрховка, работа итд. В городе родители как правило стараются накопить сумму штрафа и «легализируют» ребенка уже в более позднем возрасте, не редко в 14 или 15 лет.

В деревнях проблема легализации не стоит так остро, потому что прописка не дает особенных социальных обеспечений (их или нет вообще или они не ценятся из-за низкого качества, к тому же их как правило легче обойти). Поэтому именно в деревнях намного чаще происходил чиновничий произвол с насильными абортами, стерилизациями и прочими ужасами.

Политика мало коснулась богатых, потому что они себе могли позволить платить даже высокие штрафы или рожать за границей («родильный туризм» особая проблема в отношениях с Гонконгом). Хотя режиссера Чжан Имоу пару лет назад оштрафовали аж на 1 миллион с чем-то долларов, когда обнаружили, что у него трое детей, но это скорее исключение.

С 2013 г. политику значительно смягчили, теперь в большей части Китая разрешается иметь двух детей, даже если только один из родителей ребенок-одиночка. В 2015 г. появились первые планы об общем разрешении на двух детей для всех, но официальных решений на этот счет пока не принято, поэтому вопрос поставлен не совсем верно.

Так как, не смотря на послабление, в последние годы значительного роста рождаемости не произошло, следует ожидать, что политика планирования будет либерализироваться и дальше.

Китай разрешил рожать больше детей: цифры и прогнозы

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Власти Китая решили отказаться от существовавшей долгие годы политики «одна семья-один ребенок». В свое время она была введена, чтобы сократить темпы рождаемости из-за опасений, что население страны слишком быстро стареет. А как эта ситуация выглядит с точки зрения статистики?

400 миллионов неродившихся детей

По данным правительства Китая, в результате действовавшей с 1979 года политики одного ребенка на семью в стране не родилось примерно 400 миллионов детей. Для желавших завести второго ребенка были предусмотрены штрафы и другие виды наказания.

Другие публикации:  Комплект как оформить

Однако профессор социологии Оксфордского университета Стюарт Гител-Бастен сомневается, что издержки существовавшей политики могут быть настолько велики. Он утверждает, что коэффициент рождаемости в Китае снизился еще с начала 1970-х годов. В 1970 году этот коэффициент составлял 5,8 рождений на одну женщину, а к 1978 году упал до 2,7.

За все время действия политики одного ребенка этот показатель ухудшился лишь незначительно – 1,7 рождений на одну женщину к 2013 году.

В 2007 году власти Китая утверждали, что лишь 36% населения страны ограничены в рождении второго ребенка. В то время были введены некоторые послабления, и семейным парам разрешалось родить второго, если сами родители были единственными детьми в своих семьях.

«Эта цифра в 400 миллионов означает, что столько детей могло бы родиться, если бы коэффициент рождаемости остался на прежнем уровне», — говорит Гител-Бастен. В этом случае Китай оказался бы в уникальном положении среди стран, переживавших подобные промышленные и экономические преобразования.

В 2013 году коэффициент рождаемости в Сингапуре и Южной Корее составил 1,2 рождений на женщину, в Японии – 1,4, на Филиппинах – 3 и в Индонезии – 2,3.

Другой эксперт из Университета Северной Каролины Цай Юн считает, что политика одного ребенка неблагоприятно сказывалась на душевном состоянии многих семейных пар. Они старались родить первого как можно раньше, чтобы иметь возможность родить второго, если им будет дано разрешение.

Подозрительный перекос

Политику одного ребенка часто винят в том, что она вела к убийству новорожденных дочерей, поскольку традиционно женщинам в китайском обществе труднее найти высокооплачиваемую работу, чем мужчинам.

По статистике в 1970-е годы из каждой тысячи родившихся мальчиков до года не доживали 60. Для девочек эта цифра составляла 53. В 1980-е годы, когда политика одного ребенка была только введена, уровень смертности для обоих полов сравнялся и составлял 36 на тысячу.

Однако в 1990-е годы вновь наметился разрыв, только на этот раз из тысячи мальчиков до года не доживали 26, а из тысячи девочек – 33. В 2000-е годы эти показатели составляли соответственно 21 для мальчиков и 28 для девочек.

Разумеется, эти цифры детской смертности включают все причины — от несчастных случаев до болезней. Но все же само соотношение цифр весьма показательно. По словам экономиста из Уорикского университета Джонатана Кейва, было бы справедливо предположить, что здесь не обходится без инфантицида.

Настоящий инфантицид, то есть умышленное убийство детей, весьма редко, однако как указывает Бастен, некоторые сильно нуждающиеся семьи могут отдать предпочтение мальчикам в том, что касается медицинского обслуживания и ухода.

Родителям в сельской местности было позволено заводить второго ребенка, если первой рождалась девочка. По словам Кейва, отчасти это было попыткой снизить инфантицид и случаи плохого ухода за детьми.

На каждую девочку – 1,16 мальчика

Согласно официальным данным на каждую родившуюся в Китае девочку приходится 1,16 мальчика. Всемирная книга фактов ЦРУ (The CIA World Factbook) утверждает, что большее соотношение есть только в Лихтенштейне, там на каждую девочку приходится 1,26 мальчика.

Основной причиной такого дисбаланса в Китае называют выборочные аборты.

Однако профессор Гител-Бастен утверждает, что по Китаю имеются весьма неполные данные, и рождение многих девочек не регистрируется в тех случаях, когда родители нарушают закон и заводят второго ребенка.

Когда дело доходит до школы, цифры поступающих мальчиков и девочек заметно выравниваются, подчеркивает Гител-Бастен, поскольку чиновники часто закрывают глаза на такие вещи.

«Я уверен, что в некоторых областях политика «одна семья-один ребенок» заметно повлияла на соотношение девочек и мальчиков, — признает профессор Гител-Бастен, — однако в целом результаты этой политики скорее всего можно назвать скромными. В тех местах, где можно было бы ожидать наибольшего эффекта – в бедной сельской местности – он практически не наблюдается. Более того, в некоторых из этих мест правило было пересмотрено еще в 1984 году, когда родителям было разрешено заводить двух детей».

В целом же сегодня в Китае проживает на 33 миллиона мужчин больше, чем женщин.

Семья по формуле «4:2:1»

По мере старения населения Китая и продолжения политики «одна семья-один ребенок» появилась формула «4:2:1», которая описывает семью, в которой четверо бабушек и дедушек, двое работающих родителей и один ребенок.

В обществе, где родственники традиционно ухаживают за своими престарелыми родителями, и где социальные службы мягко говоря не на высоте, это возлагает дополнительное бремя на работающих родителей, особенно на мать.

Ожидается, что к 2050 году четверть населения Китая достигнет возраста 65 лет и старше. В 2013 году, для сравнения, доля этой возрастной категории составляла лишь 9,7%.

Прогнозируемое сокращение числа людей трудоспособного возраста и побудило коммунистические власти страны отказаться от политики одного ребенка.

Два триллиона штрафов

По данным журнала Economist, с 1980 года китайские власти собрали два триллиона юаней (315 млрд долларов) штрафов за нарушение политики одного ребенка.

Считается, что самый высокий штраф – 7,5 млн юаней (1,2 млн долларов) был назначен в прошлом году кинорежиссеру Чжану Имоу и его жене за то, что они позволили себе завести третьего ребенка.

Размер штрафов варьируется в зависимости от дохода семьи с тем, чтобы состоятельные китайцы не могли заводить столько детей, сколько пожелают, отделываясь штрафами.

В будущем штрафы будут налагаться только на семьи, в которых более двух детей.

Одна семья — один ребенок: оправдала ли себя демографическая политика в Китае?

Китай, наряду с Индией, входит в число наиболее густонаселенныхстран мира. Многочисленность населения Китая известна еще с древних времен. Поддерживалась она на государственном уровне и после Второй мировой войны, когда властям необходимо было восстанавливать страну за счет труда многих тысяч человек. Традиционно семьи в те времена имели по три-четыре ребенка. Даже в первые годы существования КНР многодетность поощрялась, ведь это — дополнительная рабочая сила, новые солдаты для армии. Китайцы верили, что энергия их многочисленного народа превосходит даже энергию взрыва атомной бомбы. Было запрещено пользоваться контрацептивами — не разрешалось производить свои и ввозить заграничные.

Но где-то в середине прошлого века правительство Поднебесной озаботилось вопросом перегруженности ресурсов государства и взяло курс на ограничение количества детей в семье. Установлению контроля над рождаемостью со стороны государства способствовал и голод, разразившийся в 1956-1961 годах.

Впервые кампания, направленная на снижение рождаемости, была осуществлена в 1956 году. Продлилась она около двух лет. Её главной целью являлось нацеливание китайцев на труд и ускорение темпов индустриализации. Считается безуспешной. Завершена с началом политики Большого скачка.

Вторая попытка предпринята в 1962 году. Её продолжительность составила 4 года. Основные приоритеты — позднее вступление в брак, большие интервалы между рождением детей. Проводилась преимущественно среди населения городов. Эффект незначителен.

В третий раз планировать рождаемость решили в 1971 году. Кампания растянулась на все 70-е. Девизом стало выражение «редко, мало, поздно». Создавать семью рекомендовалось мужчинам, достигшим 28 лет и женщинам, достигшим 25 лет (для жителей деревень 25 и 23 года соответственно). Разрыв между рождением первого и второго малыша должен был составлять не менее 4 лет. Население стало активно использовать контрацептивы, возросло количество абортов — для этой цели достаточно было посетить отделы планирования семьи, специально созданные органами здравоохранения. Целью было снизить число детей одной семье с троих до одного. Программа показала гораздо большую эффективность, чем предыдущие, поскольку усилий на её проведение также было затрачено больше.

Четвертый виток борьбы за снижение численности населения начался в 1979 году с провозглашения знаменитого девиза «Одна семья — один ребенок» и далеко идущими планами на сокращение населения Китая к 2000 году до 1,2 млрд. человек. В середине восьмидесятых наблюдается некоторое ослабление демографической политики и семьям, проживающим в сельской местности, разрешают иметь второго ребенка. Однако в конце 1980-х политика, направленная на регуляцию рождаемости снова была ужесточена. Государство взяло рождаемость в Поднебесной под свой неусыпный контроль.

Итогом тридцатилетнего проведения политики «Одна семья — один ребенок» стало снижение численности населения материковой части Китая до предполагаемых «приблизительно 1,2 млрд.». Официально она считается успешной, поскольку не было допущено появление 400 млн. лишних людей. Но и китайские, и зарубежные эксперты считают подобное утверждение сомнительным.

Особенности демографической политики

1. Поощрения за рождение только одного ребенка. Государство старалось дать таким семьям только лучшее, ведь они не требовали дополнительных льгот, жилья и других преференций, которые власти Поднебесной не могли полноценно обеспечить. Благодаря таким семьям снижалась нагрузка на бюджет страны. Женщины раньше выходили на работу, не так остро стоял вопрос о повышении зарплаты. Поэтому такие семьи получали всю возможную поддержку государства.

2. Штраф за второго ребенка. С 2001 года родители, по каким-то причинам допустившие появление в семье второго ребенка, должны были выплатить штраф (так называемую социальную компенсацию), равный 4-8 среднегодовых доходов региона, где проживала семья. Уже во время постановки на учет в женской консультации, семья, где проживала будущая мать второго ребенка, бралась под государственный контроль. При этом второй ребенок зачастую не только не получал документы, удостоверяющие личность, но и лишался всех соцгарантий. В Китае и ныне существуют «черные деревни», где проживают люди без документов, рожденные сверх плана. Таких в стране насчитывается около 30 млн. Зачастую некоторые китайские семьи шли на хитрость — уезжали рожать заграницу (хотя бы в Гонконг, а также в Россию или США), где и записывали ребенка на какого-нибудь одинокого родственника. Там он получал гражданство и документ. Иногда получалось уговорить доктора записать детей, как двойню, когда разница между первыми и вторыми родами была небольшая.

Другие публикации:  Купить квартиру за материнский капитал в махачкале

3. Практиковались принудительные аборты и стерилизация. Хотя в Китае официально запрещено делать аборты после 6-го месяца беременности, известен случай, когда женщину заставили сделать аборт на седьмом месяце из-за того, что она не могла заплатить штраф за рождение второго ребенка. Принудительная стерилизация была узаконена специальным постановлением китайского правительства. Так, в 2010 году в г.Пунин проводилась специальная кампания, рассчитанная на 20 дней. По плану, процедуру должны были пройти 10 тыс. женщин и мужчин, нарушивших требования законодательств относительно одного ребенка в семье. Китайские власти читали, что в семьях, нарушивших квоты на детей, один из супругов подлежит стерилизации. Как правило, это — женщины, преимущественно жительницы больших городов.

4. Исключения, когда разрешалось иметь второго ребенка. Семья, проживающая в сельской местности, могла завести второго ребенка, если первым была девочка. Не каралось штрафами и рождение сразу нескольких детей — двойняшек или тройняшек. Второго ребенка также разрешалось родить, если первый малыш был инвалидом.

5. Спрос на межнациональные браки. Обуславливался тем, что представителям национальных меньшинств (численность менее 100 тыс.человек) разрешалось «безнаказанно» иметь 2 или 3 малышей. Это же правило работало, когда один из родителей являлся представителем нацменьшинства.

6. Зависимость от региона. В некоторых провинциях Поднебесной допускалось рождение еще одного ребенка, если отец и мать являлись единственными детьми в своих семьях.

7. Дискриминация по половому признаку. Девочки в Китае не считаются равными в правах с мальчиками. Китайцы предпочитают иметь сына, а не дочь, ведь именно на него, как на кормильца, возлагают свои надежды престарелые родители. Поэтому семьи, где первенцем была девочка, старались получить у государства разрешение на рождение второго ребенка, надеясь, что это будет мальчик. Подобное отношение к особам женского пола привело к тому, что родители старались заранее узнать, кто появится в их семье — они делали УЗИ с целью узнать пол ребенка, что в Китае законодательно запрещено. Если намечалась девочка, многие матери решались на аборт (так называемые селективные аборты). При этом срок беременности роли не играл — её искусственное прерывание происходило даже на опасных для здоровья женщины поздних сроках. Также от девочек отказывались, оставляя их в детдомах или попросту топили в реке. Поэтому зачастую в китайских провинциях можно встретить на берегах рек таблички, запрещающие топить девочек, или не слишком понятную европейцу социальную рекламу, убеждающую, что девочка ничем не хуже мальчика.

Первичные позитивные итоги демографической политики

Уже в 1990-е годы стал заметен первый положительный эффект. Уменьшился прирост населения, что привело к ослаблению нагрузки на экономику. Родители, заботясь о единственном ребенке, больше времени уделяли его воспитанию, развитию и образованию. Старались обеспечить свое единственное чадо и материальными благами. Многие дети из таки семей получили гораздо лучшее образование, чем из многодетных. Возросло и число китайцев, получивших высшее образование.

Вторичные негативные итоги

У демографической политики была и обратная, не слишком привлекательная сторона. А, точнее, даже несколько:

1. Сокращение численности женского населения. Разница в численности между мужским и женским населением в Китае составляет около 20 млн.человек. (на 100 женщин приходится 136 мужчин). Поэтому сегодня молодым китайцам очень непросто найти себе жену или девушку, с которой можно встречаться. Следовательно, молодым китайским парням ничего не остается, как сожительствовать друг с другом — так в Китае и начал набирать обороты гомосексуализм. Примечательно, что очень много гей-пар в дальнейшем, по возможности, хотели бы создать полноценную семью — обзавестись женой-женщиной и родить детей. В этом направлении даже развился особый вид бизнеса. Девушек-студенток из городов приглашали на сезонную работу в деревни (возможно, именно в те, где когда-то матери топили своих дочерей в реке). Но это — лишь благовидный предлог. На самом деле доверчивых китаянок опаивали, отбирали документы и продавали в семьи, которые изъявили желание найти жену для своего единственного сына. Все это хорошо оплачивалось и бизнес процветал. Родители, конечно, искали своих дочерей. Однако в итоге, родив для своего «принудительного» мужа детей, девушки сами приглашали родителей в гости, познакомиться с уже состоявшейся семьей.

2. Дети-эгоисты. Давно известно, что один ребенок в семье очень часто рискует врасти эгоистом. До 18 лет его содержат родители, но и по достижению данного возраста они продолжают помогать единственному ребенку. А когда он решает завести семью, дарят ему автомобиль, дом и другие ценные подарки. Китайчонок привыкает, что все стараются для него, все игрушки для него, все внимание родителей достается ему и поэтому высказывается категорически против появления братика или сестрички. Бывали случаи, что первенец, узнав о грядущем рождении еще одного малыша, требовал от матери сделать аборт, не желая делить родительское внимание еще с кем-то. Такому ребенку сложнее общаться, взаимодействовать с социумом. В семье, где двое детей, малыши развивают навыки общения как друг с другом, так и с окружающими.

3. Число стариков начало превышать число молодых. Работающим детям некогда заботиться о престарелых родителях, а также еще живых дедушках и бабушках, тратя на них существенную часть своих доходов. Старики зачастую остаются одинокими и уже не могут полноценно управляться по хозяйству. Некоторые китайцы, особенно в сельской местности, где пенсии не предусмотрены в принципе, дожив до пенсионного возраста, продолжают работать и до 70 лет, чтобы прокормить себя. Вместо активно работающей молодежи приглядывать за стариками вынуждены работники социальных служб, что увеличивает нагрузку на представителей данной сферы. Не менее перегруженной оказалась и государственная пенсионная система. Первое существенное сокращение трудоспособного населения было зафиксировано в 2013 году. По прогнозам, экономику Поднебесной ожидает если не упадок в некоторых ведущих отраслях, то наверняка замедление роста.

4. Роженический туризм. Существующие в Поднебесной квоты на рождение ребенка заставляют матерей, ожидающих появление на свет второго малыша, отправляются рожать его в Гонконг — отдельную территорию, не имеющую ограничивающих квот и настолько строгих законов. В Гонконге к такому оказались неготовы, ведь места в их родильных домах рассчитаны только на местных рожениц и с трудом справляются с массовым наплывом будущих мам из Китая. Поэтому зачастую даже местным беременным может не достаться места в родильном доме и, следовательно, роды пройдут в менее подготовленной и комфортной обстановке. Обе страны решили бороться с данной проблемой сообща.

5. Трагедия семей, где погибал единственный ребенок. Пережить детей — великое горе. Но если родители еще репродуктивного возраста, можно было получить разрешение на еще одного ребенка. Но если родить уже невозможно — для семьи это ужасная трагедия.

Отдельно следует упомянуть и светлое пятно на этом темном фоне — праздник в семьях, где родились двойни. Это значит, что семья получала возможность совершенно безнаказанно иметь двоих детей. Родители были несказанно рады этому факту, а в честь двойняшек даже устраивали фестивали.

Отмена политики «Одна семья — один ребенок»

Все вышеперечисленные негативные факторы и стремительный рост разницы между работающим населением и людьми пенсионного возраста, зафиксированные с 2013 по 2015 год привели в тому, что власти Китая решили ослабить существующую демографическую политику. Уже в 2013 году семьям, где кто-либо из родителей не имел братьев и сестер, разрешили заводить двоих детей.

В конце 2015 года было объявлено о грядущей отмене принципа «Одна семья — один ребенок». С начала 2016 года всем китайским семьям разрешили иметь двоих детей. Ожидается, что ежегодный прирост населения вследствие этого будет составлять до 3 млн.человек. По данным ООН, в 2015 году численность населения Китая составляла 1,376 млрд.человек. Предполагается также, что более либеральная демографическая политика снизит число селективных абортов — родители не так будут опасаться рождения дочери. Следовательно, холостым китайцам будет легче найти себе жену. Также ожидается замедление старения населения и сохранение приемлемой для экономического развития численности людей трудоспособного возраста. Что касается установленной системы штрафов, очень возможно, что она переживет отмену столь жесткого планирования семьи и штрафовать теперь будут за третьего-четвертого ребенка.

Многие опасаются скачкообразного роста населения Поднебесной, однако ситуация, скорее всего, будет не настолько взрывоопасной. Пока только 12% китайских семей решились родить второго, официально разрешенного ребенка. Жители городов, например, предпочитают сначала пожить для себя, а уже потом озаботиться продолжением рода.

Главное, что у китайских родителей теперь появилась легальная возможность рожать и воспитывать полноценных членов общества, а не маленьких эгоистов, сконцентрированных только на себе и своих потребностях.