Заключил договор с печенегами

12.06.2018 Выкл. Автор admin

Печенеги — огузы

Из 24 родов племени Огузов печенеги занимали 22-й номер. Первые письменные сведения о них упоминаются в арабских источниках в VIII веке. В них они известны, как «бедженяк» (becenak), в византийских — «patzinakoi», по-латыни — eisseni, по — венгерски — besenyo. Махмуд Кашгарский (XI в.) в «Словаре тюркских наречий» называет этот народ «беченек». Турецкий историк АкдесКурат («Pe^enektarihi», istanbul, 1937) утверждает, что первые письменные данные о существовании печенегов относятся к началу 860 годов.

Некоторые историки склоняются к тому, что печенеги образовались в заволжских степях в результате смешения тюрков с сарматскими (аланами, роксоланами, языгами) и лесными угро-финскими племенами. Самыми близкими их родичами в XI веке были роды Байындыр, Чавулдур (Чавундур) и Чепни племени Огузов. Все они на своих знаменах изображали сокола.

Тюркские источники не дают точного объяснения названия «печенеги». Русский исследователь второй половины XIX века Д. П. Европеус («Об угорском народе», СПб, 1876, с. 84) считает, что слово «печенеги» имеет угорские корни и означает «сосновые люди», то есть люди, живущие в сосновых лесах. По утверждению АкдесаКурата, в тюркских языках слово «печенег» не имеет конкретного смысла. Наиболее важным исследованием вопроса считается сочинение византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (М., «Наука», 1991).

Автор пишет, что в VI веке печенеги входили в состав Западного тюркского каганата. В ту эпоху они обитали на берегах Иссык-Куля и Балхаша. Главным их занятием были скотоводство и рыболовство, в меньшей степени земледелие. По утверждению маститого русского историка Н. М. Карамзина («История государства Российского», М., 1988), печенеги считались сильным народом. Жили в шатрах и кибитках, славились быстротой коней. Печенеги, вооруженные копьями, луками и стрелами, мгновенно окружали неприятеля и после удара моментально скрывались от его глаз. Они бросались на лошадях в самые глубокие реки, вместо лодок использовали большие мешки из кожи, наполненные сухой травой.

Авторы «Исламской энциклопедии» (т. 34, с. 213) утверждают, что в VIII веке печенеги-огузы обитали на берегах Сырдарьи и Аральского моря. Некоторые историки считают, что печенеги рано отделились от остальных огузов. Другие тюркские народы, пришедшие с востока, в 775-785 годах и позже вынудили печенегов откочевать за реку Урал. В VIII-IX веках печенеги обитали между Уралом и Волгой (по-арабски Итиль — «святая вода», «святая река»). У арабских географов IX века печенеги упоминаются как отдельный народ еще до начала их откочевки на запад.

Немецкий епископ Бруно (Брун) в течение пяти месяцев находился с миссионерской целью в среде печенегов. Он подтверждает, что в 840-х годах этот народ обитал в районе Аральского моря. Арабский писатель Эль-Бекри отмечает, что к северу от печенегов-огузов жили кыпчаки, а на юге — хазары, востоке — узы, западе — славяне. Печенеги были одним из крупных народов сильного и своеобразного племенного союза, известного в среднеазиатских степях как союз канглов.

В середине IX века печенеги представляли собой восемь кланов (родов, племен). По византийским источникам, ими были: Эртим (Эр-дем), Чур, Юла, Кулбай (Кюлбей), Карабай, Толмат, Хопон, (Копон, Капан, Кабан) и Чобан. Во главе печенежских кланов стояли великие князья — башбуг. Их имена мы находим у Константина Багрянородного — Куэль,Куркут, Ипай, Кондум, Коста, Ватан, Гиази и Маниу. Территория, которая принадлежала печенегам, была разделена на 8 округов: по одному округу роду (клану, племени). Она считалась ее «родиной».

Во главе 40 семейных подразделений стояли князья (беки) пониже. Из числа богатых людей избирались все должностные лица, включая сотников, десятников и др. Русские летописцы называют представителей этой разбогатевшей родовой верхушки «лучшие мужи в родах». Власть родов была наследственной. Она наследовалась не по прямой линии, а племянником или двоюродным братом. Бывали и исключения (сыном или внуком). Такого неписаного «закона» среди других тюркских народов не было.

Башбуга выбирали на совете племенного союза. В него входила вся верхушка родовой знати. Роль племенных и родовых князей сводилась к роли военачальников. Единого военачальника над всеми племенами (округами) у печенегов не было. Каждое племя действовало самостоятельно. Наиболее сильными соседями и врагами печенегов были их ближайшие родичи — узы. Для хазар же особую опасность представляли печенеги. Чтобы сдержать их напор, правители Хазарского каганата в 835 году обратились к византийским инженерам с просьбой построить на берегу Дона, в месте, где он сближается с Волгой, крепость Саркел(Белая Вежа).

Но и этот оплот не сдержал азиатского напора. Хазары вступили в союзнические отношения с узами-огузами. Однако им остановить продвижение печенегов на запад не удалось. В 860 году печенеги захватили западную часть Хазарского каганата. Они вынудили откочевать венгров (мадьяр). Захватив степи между Кубанью и Доном, печенеги отрезали Хазарию от Византии.

Главным же толчком к переселению печенегов стали последующие военные действия (889-902 гг.) против них узов и хазар. Потерпев поражение, печенеги вынуждены были откочевать и бродить по степям в поисках нового места поселения. Покинутые ими территории до 950 года занимали узы (торки). После поражения часть печенегов осталась вместе с узами на берегах Волги и Урала. Во время путешествия в страну Булгар (922 г.) арабский писатель Ибн Фадлан обнаружил на берегах реки Урал (Яик, Гейх) часть оставшихся здесь печенегов. Для нас эти сведения ценны тем, что они свидетельствуют о продолжении смешения узов с печенегами, а позже — с кыпчаками и окончательном формировании на Балканах гагаузского этноса.

Печенеги, в свою очередь, на своем пути сожгли почти все поселения хазар, вытеснили венгров дальше на Запад. Хазары вышли из войн с ними крайне ослабленными. В 964-965 годах это обстоятельство в значительной степени способствовало их разгрому князем Киевской Руси Святославом Игорьевичем. Овладев причерноморскими степями, печенеги стали расширять зону своей деятельности. В конце IX века печенеги окончательно смели венгерские племена в Причерноморье. В конце IX-начале X веков вся европейская степь от нижней Волги до устья Дуная оказалась в их руках. В конце IX века печенеги во многом определяли политическую ситуацию на Балканах и в Подунавье.

Так, победа болгарского царя (893-927 гг.) Симеона в 896 году над Византией была связана с привлечением на свою сторону печенегов. Кочевники нанесли поражение венграм — союзникам Византии. Со времени правления Симеона и до конца (1018 г.) Первого Болгарского царства между болгарами и печенегами существовали в целом хорошие отношения.

По территории «Печенегии» протекали Днепр, Буг, Днестр, Прут и Серет. По утверждению византийского императора Константина Багрянородного, печенеги находились от Узии (узы — огузы) и Хазарии на расстоянии пяти дней пути (немногим более 200 км — Ф. А.), от Киева одного дня пути (40 км), от Туркии на расстоянии четырех дней пути (160 км, турками автор называл венгров — Ф. А.). Молва о печенегах как о беспощадных завоевателях широко распространилась в Европе.

В конце X века печенеги состояли из западной и восточной ветвей. Махмуд Кашгарский делит этот народ на «огузскихбеченегов» (огузбеченек) и «тюркскихбеченегов» (тюрк беченек). К первым он относит тех печенегов, которые откочевали через Волгу на Балканы, ко вторым, наверное, ту их часть, которая осталась на берегах Сырдарьи. Ко вторым печенегам относятся и те, которые двинулись через Иран в Малую Азию (Анатолия). Сегодня на территории Турции немало названий сел, имеющих печенежское происхождение.

Вплоть до конца XI века печенеги продолжали играть важную роль на Балканах. Здесь они представляли объединение уже из одиннадцати родов (кланов). Эти кочевники привлекали внимание европейских политиков. Власти Константинополя называли печенегов крайне жадными варварами, готовыми за деньги воевать против других варваров, а затем, объединившись с ними, громить третьи силы. Византийский император Багрянородный долгие годы строил свои планы в расчете на печенегов. Он использовал их за деньги против болгар, венгров, хазар, русов. Греки давали печенегам золото для «обуздания угров и болгар, особенно же россиян», отмечает русский историк Н. М. Карамзин в своей «Истории государства Российского».

Примечание: Угры — обобщающее название родственных по языку народов — зауральских манси и хантов, дунайских венгров — мадьяр, говорят на угорских языках финно-угорской группы.

И киевские князья искали дружбы с печенегами, чтобы иметь возможность безопасно торговать с Византией. В те годы днепровские пороги и дунайское устье были заняты печенегами. Они всегда могли с обоих берегов Днепра опустошать Русь, жечь селения, уводить в рабство людей. Киевские князья также натравливали печенегов против Болгарии и Византии.

Политическая история печенегов и других тюркских кочевников в X-XIII веках неразрывно связана с историей Киевской Руси. Печенегам понадобилось 26 лет, чтобы продвинуться от берегов Волги до русских границ. Это тюркское племя было и союзником, и врагом русов. Русские летописи свидетельствуют, что Киевская Русь впервые подверглась нашествиям передовых отрядов печенегов в 915 году. Турецкий историк АкдесКурат же утверждает, что печенеги были замечены в пределах Руси еще в 889 году.

Постоянная опасность, исходившая от печенегов, вынуждала Русь принимать меры по укреплению своих южных границ. Она на протяжении многих десятилетий вела упорную борьбу с печенегами, кочевавшими по нижнему течению Днепра и представлявшими ей серьезную угрозу вплоть до середины XI века. Однако печенеги имели и мирные торговые связи с Киевской Русью. Русский историк Н. М. Карамзин отмечает, что они продавали россиянам множество азиатских коней, овец и быков. В 915 г. князь Игорь заключил мирный договор с печенегами. После этого кочевники пять лет не тревожили Русь.

По сообщению древнерусского летописца (XI — начало XII вв.) I (естора, первая война между печенегами и Русью произошла в 920 году. Но и после этого киевские князья старались привлечь печенегов на свою сторону. В 944 году печенеги принимали участие во втором походе киевского князя Игоря на греков. Некоторые историки утверждают, что в 965 году они участвовали в походе киевского князя с Святослава на Хазарию. Тогда русы должны был пройти через печенеж-

Князь Игорь Рюрикович

Что «досталось» Игорю при вступлении на престол? Крупное по меркам прежних времен государство, состоящее из разных городов и областей, начинающих приспосабливаться к совместной жизни. Следовательно, главной задачей нового князя стало сохранение целостности Руси. Как он справился со своей исторической миссией?

Игорь и печенеги

Игорю пришлось сызмальства участвовать в военных походах своего наставника Олега. Юный князь старался перенять у старших способов и тактику ведения боя. Игорь понимал: сохранение целостности границ в условиях, когда отовсюду на территории молодого княжества покушались кочевые племена, является первоочередной задачей. Кроме того, оставались некоторые непокорные племена, не желавшие подчиняться Киеву. Безусловно, они ослабляли позицию княжеской власти и делали границы Киевской Руси весьма уязвимыми. Одним из таких племен были древляне. Завоеванные Олегом, они при Игоре поднимали бунты, которые князю вначале удавалось подавить.

Но наибольшую опасность представляли кочевники-печенеги. Смелые, отважные воины, не отступавшие перед трудностями, проявлявшие безжалостность к покоренным племенам, печенеги очень досаждали русским городам. Они угоняли русичей в плен, отбирали скот, до основания разрушали селения. К тому же они пользовались поддержкой греков, которые, судя по сведениям, почерпнутым из летописей, платили им золотом за то, чтобы они почаще совершали свои набеги, ослабляя Русь.

Игорь сумел временно остановить печенегов и даже заключить с ними мирный договор, который соблюдался обеими сторонами в течение 5 лет. Он выставил против печенегов столь великое войско, что даже эти бесстрашные кочевники не решились вступить в бой и согласились на условия договора. Произошло это под Киевом.

Правда, через 5 лет все же пришлось русичам отражать нападение печенежских воинов. Битва была кровопролитной – но летописи молчат об исходе сражения.

Походы на Константинополь

Через некоторое время Игорь почувствовал себя в силах дать большое сражение грекам, чтобы получить выгоды для Руси. Разместив свое войско на 10000 ладей, он отправился к Константинополю с намерением захватить его. Снова летописи говорят нам о прискорбном факте: крайней жестокости русских воинов, принявшихся истреблять население, жившее в окрестностях Константинополя, уничтожать великолепные храмы. К сожалению, таким было то время: или убьешь ты, или убьют тебя – отдельная человеческая жизнь не имела ценности.

Византийский император выставил войско против русских и отдал приказ использовать «греческий огонь». Русичи, никогда не видевшие такого чуда, решили, что огонь ниспосылают разгневанные небеса. Было много утонувших и сгоревших заживо. Чтобы сберечь остатки воинства, Игорь отступил и вернулся на Русь. Так первый поход 941 года окончился неудачей.

Другие публикации:  Заявление на получение визы в болгарию

Князь решил не сдаваться. Собрав войско, значительно превосходившее по размерам то, что было раньше, усилив его отрядами наемников – варягов и даже печенегов – Игорь вышел во второй поход. Этот поход 943 года оказался намного успешнее. Сражаться не пришлось: византийский император, испугавшись мощи и количества русичей-воинов, отправил послов к Игорю, наказав им заключить мирный договор. Это было выполнено, и Игорь вернулся в Киев с богатыми дарами и заручившись обещанием греков выплачивать ему большую дань.

Гибель князя Игоря

Последние годы своего правления Игорь желал провести мирно. У него рос сын Святослав, которого следовало подготовить к занятию престола. Нужно было собирать дань с покоренных племен, следить за тем, чтобы в княжестве развивалась торговля. Кстати, при Игоре появилась на Руси новая славянская азбука – та самая, которую составили братья Кирилл и Мефодий. Так бы мирно и завершилось княжение сына Рюрика, однако вновь появились проблемы, связанные с гордым племенем древлян.

Летописи рассказывают, что Игорь, которому досаждали собственные дружинники просьбами увеличить дань с некоторых племен, отправился лично к древлянам. Собрав большое количество дани, он выехал в обратный путь. Но тут вдруг ему показалось, что можно было бы еще кое-чем «поживиться» у древлян, и он, послав свою дружину в Киев, вернулся назад с малым числом воинов. Возмущенные древляне расправились и с воинами князя, и с ним самим. Они привязали Игоря к двум деревьям, которые, распрямившись, разорвали несчастного надвое. Впоследствии древляне жестоко поплатились за смерть князя Игоря.

Итоги правления

Игорь Рюрикович получил «на руки» юное государство, границы которого едва оформились. В таких условиях было не до внутренних реформ: много сил ушло на поддержание целостности княжества. Игорь сумел сохранить Киевскую Русь, не потеряв ни единой пяди из ее вновь обретенных территорий. Более того, он смог на некоторое время оградить Русь от набегов кочевников и заключить выгодный договор с Византией. Внутренние проблемы княжества предстояло решить его супруге.

Заключил договор с печенегами

Киевская Русь: социально — экономический, политический строй, внутренняя и внешняя политика

Для князя Игоря избрана супруга — будущая княгиня Ольга «В особенном ее Житии сказано, что Ольга была Варяжского простого рода, и жила в веси, именуемой Выбутскою, близ Пскова;что Игорь, приехав из Киева, увеселялся там некогда звериною ловлею; увидел Ольгу, говорил с нею, узнал ее разум, скромность, и предпочел сию . сельскую девицу всем другим невестам.Обыкновения и нравы тогдашних времен, конечно, дозволяли князю искать для себя супруги в самом низком состоянии людей: ибо красота уважалсь более знаменитого рода; но мы не можем ручаться за истину предания, неизвестного нашему древнему Летописцу. » (Н.М.Карамзин)

Поход князя Олега на Византию . «Когда русские корабли явились под Константинополем, говорит предание, то греки замкнули гавань, заперли город. Олег вышел беспрепятственно на берег, корабли были выволочены, ратные рассеялись по окрестностям Царьграда и начали опустошать их: много побили греков, много палат разбили и церквей пожгли; пленных секли мечами, других мучали, расстреливали, бросали в море. Предание прибавляет, что Олег велел поставить лодки сои на колеса, и флот при попутном ветре двинулся на парусах к Константинополю» (С.М.Соловьев)
«Получается отталкивающая картина диких разрушений и грабительских погромов» (А.В. Карташев).

Договоры Руси с греками Оба договора, составленные дали возможность русам получить преимущественные права торговли в Константинополе. Но если договор 907 года был следствием военного успеха, то заключенный через четыре roда документ свидетельствовал о высоком статусе государства восточных славян, с котрым приходилось считаться столь могущественному соседу, как Византия. «Доселе одни словесные предания могли руководствовать Нестора, но желая утвердить мир с Греками, Олег вздумал отправить в Царьград послов, которые заключили с империею договор письменный, драгоценный и древнейший памятник Истории Российской, сохраненный в нашей летописи». (Н. М. Карамзин)

Смерть князя Олега «. Летописец повествует о следствиях кончины Олеговой: народ стенал и проливал слезы. Что можно сказать сильнее и разительнее в похвалу Государя умершего ? Итак Олег не только ужасал врагов: был еще любим своими подданными. Воины могли оплакивать в нем смелого, искусного предводителя, а простой люд народ защитника. Присоединив к Державе своей лучшие, богатейшие страны нынешней России, сей князь был истинным основателем ее величия». (Н. М. Карамзин)

Правление князя Игоря Правление оказалось менее бурным, чем его предшественника — в летописи сделано всего пять записей за 33 года. Князь Игорь подавил восстание древлян, отложившихся было от Киева, заключил два договора с Византией, менее выгодных, нежели договоры Олега. Во время очередного похода на древлян был убит.

Первое появление печенегов на Руси Князю Игорю удалось заключить мирный договор с печенегами.

Война князя Игоря с печенегами Народное предание не донесло до летописца сведений об этой войне.

Договор Руси с греками Заключенный договор был не так выгоден для Руси, как договоры Олега — видны ограничения в торговле, свободе передвижения по Византии, а также времени пребывания там. Договор ограждал крымские владения Византии от посягательств со стороны Руси.

Убийство Игоря древлянами Киевский князь в нарушение всех обычаев сделал попытку дважды получить дань с древлян, за что и поплатился.

© Заметки на полях. УМК. 1999 — 2008

Печенеги. Шип русов и их сила

Воины Святослава в союзе с печенегами сокрушили Хазарский каганат и воевали в Болгарии, с Византией. Печенегов называли «шип русийев и их сила».

Первый Дунайский поход

В 967 году русский великий князь Святослав Игоревич двинулся в поход к берегам Дуная. В летописях нет сообщений о подготовке этого похода, но нет сомнений, что Святослав подготовился серьёзно, как и перед войной с Хазарским каганатом. Были подготовлены новые воины-профессионалы, дружинники, которых стало ещё больше, собирались из русских племен «вои» (добровольцы-охотники, идущие на войну по своему желанию, охоте), построили значительное число ладей, на которых можно было идти по рекам и пересечь море, ковалось оружие. Русское войско, как и в походе на Хазарию, было преимущественно пешее. Быстрота перемещения достигалась за счёт использования ладей и наличия развитой сети водных путей в Восточной Европе. Кроме того, у князя Святослава Игоревича была легкая союзная конница, если в походе на хазар приняли участие печенеги, то теперь союзниками стали и венгры (угры).

Печенеги. Стоит знать, что печенеги, вопреки мифу, искажающему подлинную историю русского народа, не были «тюрками» (как и основная часть населения Хазарии и более поздние половцы и ордынцы-«монголы»). В конце IX века печенежские племена кочевали между Волгой и Аральским морем, враждовали с хазарами, половцами и огузами. Потом перешли Волгу, вытеснили живших между Доном и Днепром угров, захватили Северное Причерноморье вплоть до Дуная. Печенеги в основном занимались скотоводством и враждовали с Хазарией, Византией, Венгрией, Русью (особенно после крещения) и другими странами. При этом печенеги постоянно выступали в качестве союзников с русами. Так, воины Святослава в союзе с печенегами сокрушили Хазарский каганат и воевали в Болгарии, с Византией. Не зря арабский автор ибн-Хаукаль говорил о печенегах: «Шип русийев и их сила». Они были ударной силой Руси.

Печенеги, как и русы, были европеоидами. Печенегов отличал образ жизни, отличный от северных славянорусов, занятых в основном земледелием, ремеслами. Они сохранили традиции скифов, общие для всего суперэтноса. «Казачий образ жизни» — сегодня ты мирным земледелец и скотовод, а завтра – в седло и на войну. Но тюрками (могли иметь только небольшую примесь тюркской крови) и представителями монголоидной расы не были. Вопреки искаженной картине «классической» истории, созданной для России иностранцами (немцами) и поддержанной российскими западниками, в III – XIII вв. Причерноморье плотно населяли роды русов-ариев, потомков русов-скифов и сарматов. Они не были едины, часто враждовали с друг другом, как союзы племен и земли северных славян-русов до их объединения Рюриковичами. Но все были частью единого суперэтноса – с одним языком (что не исключало различных диалектов, говоров), материальной и духовной культурой. Не удивительно, что печенеги не оставили в русских степях никаких следов как особого этноса, то есть материальная культура северных русичей и печенегов была общей. При этом раскопки южнорусских степных погребений «печенежского» периода (X – XIII вв.) показывают полную преемственность с алано-сарматской традицией: всё те же курганы, а под ними – чучело коня, сопровождающее хозяина, наборные серебряные пояса, костяные накладки на тяжелые луки, прямолезвийные сабли, поясные подвязки-амулеты и т. д. Значительная часть печенежских погребений сделана в древних курганах железного века или даже эпохи бронзы, то есть печенеги считали себя наследниками и потомками прежнего населения степи – сарматов и скифов. Печенеги были одной из частей суперэтноса, обломком прежней Великой Скифии, древней северной цивилизации. Поэтому и легко находили общий язык с русскими князьями, вместе воевали. Такие же отношения сложатся у Руси и с половцами, таким же обломком Скифии.

Таким образом, господствующий миф о том, что печенежские полчища якобы постоянно вели жестокую борьбу с Киевской Русью, не соответствует действительности. Наоборот, отношения Руси и печенегов в течение всего X века были мирными и союзными и обострились только после принятия Киевом христианства. Недаром в качестве основной задачи политики Византии в Причерноморье император Константин Багрянородный ставил «вбитие клина» между Русью и печенегами. Единственный русско-печенежский конфликт отмечен в первые годы правления князя Игоря (920 г.), а затем печенеги стали частью армии Руси в походе на Константинополь-Царьград в 944 году. В 965 году печенежские отряды помогают Святославу Игоревичу сокрушить Хазарию. Затем печенеги поддерживают Святослава в войне с Болгарией и Византией. Правда, именно печенежский князь Куря подстерег и убил Святослава, когда он возвращался на Русь. Но здесь явно прослеживается внутренний конфликт в Киеве. Очевидно, что великий князь стал жертвой киевского заговора (возглавляемого провизантийской и христианской партией), а печенеги выступили как орудие, а не инициаторы.

Печенеги убивают Святослава Игоревича. Греческая хроника Иоанна Скилицы

Серьёзные войны с печенегами начинаются только в правление князя Владимира, но они были частью общей гражданской войны, когда «Добрыня крестил Новгород огнем, а Путята мечом». Крещение Руси греческими миссионерами стало началом серьёзной смуты, долгие столетия многие русские земли сохраняли языческую веру или двоеверие – внешне христиане, а по сути, язычники. Процесс становления огненного русского православия занял сотни лет. Печенеги приняли участие в междоусобной войне между Владимировичами – Ярославом и Святополком на стороне последнего. В 1016 году они участвовали в битве под Любечем, в 1019 году в битве на Альте. В 1036 году киевский князь Ярослав разгромит печенегов. Но не потому, что они были чужими. А потому что совершали набеги и не хотели признавать власть Рюриковичей, а также сохраняли древнюю языческую веру. Уцелевшие роды печенегов уйдут к Карпатам и Дунаю. Другие войдут в состав союза берендеев (чёрных клобуков) и станут пограничной стражей Киева. На смену печенегам придут половцы, такие же представители суперэтноса русов, как и печенеги.

Святослав провёл и дипломатическую подготовку к войне. В 967 году между Византийской империей и Русью был заключен секретный договор (о его содержании ни слова не сообщил русский летописец). Со стороны Византии его подписал Калокир. Второй Рим в обмен на безопасность своих владений в Крыму и Северном Причерноморье, уступал Русскому государству устье Дуная. Князь Святослав должен был получить приморский район Днестра и Дуная, территорию нынешней Добруджи. Именно город Переяславец на Дунае первоначально был главной целью Святослава Игоревича.

Святослав не сразу появился в Болгарии. Поначалу русы, по информации русского историка В. Н. Татищева, который располагал утраченными впоследствии летописными и иными материалами, двинулись вверх по реке Днестр. Там их ждали союзники-венгры. «С угры же, писал Татищев, — имел любовь и согласие твердое». Видимо, во время переговоров с Калокиром, Святослав направил послов Паннонию к венграм, раскрыв им план похода на Дунай. По сообщению же Татищева, и у болгар также были союзники — хазары, ясы и касоги, которых князь Святослав разгромил во время своего восточного похода. Татищев сообщает, что болгары имели союз с хазарами ещё во время Хазарского похода Святослава. Часть хазар спаслась в Болгарии. Хазарский фактор стал одной их причин побудивших Святослава привести войска на Дунай.

Другие публикации:  Igo primo лицензия

К конце весны или летом 968 года русские войска достигли пределов Болгарии. По данным византийского хрониста Льва Диакона, Святослав привел 60 тыс. армию. Судя по всему, это большое преувеличение. Святослав не поднимал племенные ополчения, приведя только дружину, «охотников» (добровольцев) и отряды печенегов и венгров. Большинство историков оценивают войско Святослава в 10 — 20 тыс. воинов (вместе с союзными печенежскими и венгерскими отрядами). Русская ладейная флотилия беспрепятственно вошла в устье Дуная и стала быстро подниматься вверх по течению. Появление русов стало неожиданностью для болгар. По словам Льва Диакона, болгары выставили против Святослава фалангу в 30 тыс. воинов. Однако это не смутило русов, пристав к берегу, «тавроскифы» (так русов называли греческие источники), стремительно выпрыгнули из лодок, закрылись щитами и бросились в атаку. Болгары не выдержали первой же атаки и бежав с поле боя, закрылись в крепости Доростол (Силистра).

Таким образом, Святослав в одной битве обеспечил себе господство над Восточной Болгарией. Болгары больше не решались на прямое сражение. Ещё император Юстиниан, для того чтобы обезопасить от вторжения «варваров» провинцию Мизию (так тогда называли Болгарию) и не дать противнику прорваться дальше, построил на берегах Дуная и в некотором отдалении от неё на узлах дорог, около 80 крепостей. Все эти укрепления русы взяли за лето-осень 968 года. При этом многие крепости и города сдались без боя, болгары встречали русов как братьев, выражая недовольство политикой столицы. Надежды ромеев на то, что Святослав завязнет в войне с Болгарией не оправдали себя. В первых же боях болгарская армия была разгромлена, и русские войска разрушили всю оборонительную систему на востоке, открыв путь на Преславу и к границе Византии. Более того, в Константинополе увидели реальную угрозу империи в том, что победное шествие русской армии по болгарским землям не сопровождалось грабежами, разорением городов и селений, насилием над местными жителями (а так вели войны ромеи). Русы видели в болгарах братьев по крови, да и христианство ещё только утверждалось в Болгарии, простые люди не забыли своих традиций и старой веры, общей с русичами. Симпатии простых болгар и части феодалов сразу обратились к русскому вождю. Болгарские добровольцы стали пополнять русские войска. Часть феодалов была готова присягнуть Святославу. Как уже ранее отмечалось часть болгарской знати ненавидела царя Петра и его провизантийское окружение. А союз русов и болгар мог привести Византийскую империю к военно-политической катастрофе. Болгары при решительном вожде Симеоне, и сами чуть не взяли Царьград.

Святослав Игоревич первоначально следовал пунктам заключенного с Византией договора. Он не стал вторгаться вглубь Болгарской державы. Как только земли по Дунаю и Переяславец были заняты, русский князь остановил боевые действия. Переяславец князь Святослав сделал своей столицей. По его словам, там должна была быть «середа» (середина) его державы: «…хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага…». Точное расположение Переяславца неизвестно. Одни историки считают, что так тогда называли крепость Доростол, где войска Святослава будут держать оборону во время войны с Византийской империей. Другие исследователи считают, что это Преслав Малый на нижнем Дунае в современной Румынии. Знаменитый историк Ф.И. Успенский, опубликовавший фундаментальные труды по истории Византийской империи, считал, что Переяславец являлся древней ставкой болгарских ханов, которая располагалась около современного румынского города Исакча близ устья Дуная.

Святослав, по данным летописи, «седе княжа в Переяславци, емля дань на грецах». В условиях договора, заключенным Калокиром в Киеве, входила, видимо, и договоренность о возобновлении уплаты ежегодной дани Руси. Теперь греки возобновили уплату дани. По существу в договоре Святослава и Калокира были реализованы военно-союзные статьи русско-византийского договора 944 года. Константинополь и Киев в различные периоды своей истории были не только врагами, но и союзниками против арабов, хазар и других противников. Калокир прибыл в Болгарию с русским войском и оставался со Святославом до русско-византийской войны. Болгарская власть оставалась в Преславе. Никаких покушений на суверенитет Болгарии Святослав во время первого Дунайского похода не делал. Возможно, что после утверждения в Переяславце, князь Святослав заключил мирное соглашение с Болгарией.

Святослав вторгается в Болгарию с печенежскими союзниками (из Хроники Константина Манасса)

Ухудшение отношений с Византией

Мир был недолгим. Второй Рим, верный своей политике, стал предпринимать первые враждебные шаги. Басилевс Никифор Фока приказал замкнуть Босфор цепью, как это греки делали обычно в ожидании появления русского флота, стал готовить армию и флот к выступлению. Греки, видимо, учли ошибки прошлых лет, когда русы застигали их врасплох и подходили с моря к самым стенам Царьграда. Одновременно византийские дипломаты стали предпринимать шаги для нормализации отношений с Болгарией, чтобы предотвратить возможность создания русско-болгарского союза. Тем более, что во главе Болгарии по-прежнему находилась провизантийская группировка во главе с царем Петром, которая мечтала о реванше и была недовольно появлением Святослава на Дунае. В Преславу было направлено византийское посольство во главе с опытным дипломатом Никифором Эротиком и епископом Евхаитским. Константинополь изменил свою политику в отношении Болгарии самым коренным образом: диктата и ультиматумов больше не было, забыты были требования прислать в Византию царских сыновей в качестве заложников. Более того Второй Рим предлагал династический союз — брак дочерей Петра и византийских принцев. В болгарской столице сразу клюнули на приманку и болгарское посольство прибыло в византийскую столицу. Болгар приняли с большим почетом.

Хитроумные греки, таким образом, получили от болгарской знати заложников, которых заманили под видом смотрин невест для византийских принцев. После этого часть болгарской знати вольно или невольно должна была выполнять указания Второго Рима. Это многое объясняет в поведении болгарской верхушки, которая после ухода Святослава, выступила против русских гарнизонов, которые остались в Болгарии. К враждебной Руси провизантийской партии можно отнести и владетелей Переяславца на Дунае.

Одновременно византийцы провели другую акцию, направленную против Святослава. Греки умело использовали золото для подкупа. Будучи в Переяславце, Святослав летом 968 года получил тревожное известие из Киева: печенеги осадили Киев. Это было первое появление печенегов у Киева. Тайное греческое посольство склонило несколько вождей степняков ударить по Киеву, пока там нет грозного Святослава. Печенежский племенной союз не был единым и если одни племена помогали князю Святославу, другие ему не были ничем обязаны. Печенеги наводнили окрестности Киева. Святослав Игоревич, быстро собрал войско в кулак, оставил часть пеших воинов в Переяславце, а с ладейной ратью и конной дружиной выступил к Киеву. По данным русской летописи, печенеги начали отводить войска ещё до прихода Святослава, увидев, что отряды воеводы Претича переправляются через Днепр. Печенеги приняли силы Претича за дружины Святослава. Претич начал переговоры с печенежскими вождями и заключил перемирие, обменявшись оружием. Однако угроза с Киева ещё не была снята, тут прибыл Святослав, который «прогна печенеги в поли, и бысть миръ».

Второй Дунайский поход

Святослав Игоревич с триумфом вступил в Киев. Киевляне с восторгом его приветствовали. Первую половину 969 года Святослав провел в Киеве около заболевшей матери. По всей видимости, Ольга взяла с сына слово не покидать её до скорой смерти: «Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Поэтому хотя Святослав и рвался в Болгарию, откуда приходили тревожные сведения, остался. В июле 969 года Ольга умерла. Усопшую княгиню похоронили по христианскому обряду, не насыпая кургана и не проводя тризну. Сын выполнил её пожелание.

Перед отъездом великий князь Святослав провел управленческую реформу, значение которой вскоре, после его гибели, ещё более вырастет. Он передаст верховную власть на Руси своим сыновьям. Два законных сына, от жены-боярыни, Ярополк и Олег получат Киев и неспокойную древлянскую землю. Третий сын — Владимир, получит в управление Новгород, Северную Русь. Владимир был плодом любви Святослава к материнской ключнице Малуше. Братом Малуши и дядей Владимира был Добрыня (один их прообразов богатыря Добрыни Никитича). По одной версии, она была дочерью Малка Любечанина, купца из балтийского Любека (возможно, что еврейского происхождения). Другие считают, что Малуша — это дочь древлянского князя Мала, который возглавил восстание, в котором был убит князь Игорь. Следы древлянского князя Мала теряются после 945 года, вероятно, он не избег мести княгини Ольги.

Устроив дела на Руси, Святослав во главе дружины двинулся в Болгарию. В августе 969 года он снова был на берегах Дуная. Здесь к нему стали присоединяться дружины болгарских союзников, подошла легкая конница союзных печенегов и венгров. За то время, пока Святослав отсутствовал в Болгарии, здесь произошли значительные перемены. Царь Петр ушел в монастырь, передав престол старшему сыну Борису II. Враждебные Святославу болгары, пользуясь политической поддержкой Второго Рима и уходом русского князя с главными силами на Русь, разорвали перемирие и начали боевые действия против оставшихся в Подунавье русских гарнизонов. Руководивший русскими силами воевода Волк был осажден в Переяславце, но ещё держался. По сообщению Льва Диакона, Преслав просил у Константинополя военную помощь, но напрасно. Снова столкнув Русь и Болгарию, греки не хотели вмешиваться. Никифор Фока переключил все внимание на борьбу с арабами в Сирии. Мощная византийская армия ушла на Восток и осадила Антиохию. Болгарам предстояло воевать с русами один на один.

Воевода Волк не смог удержать Переяславец. Внутри города зрел заговор местных жителей, которые установили контакты с осаждавшими. Волк распустив слухи, чтобы будет драться до последнего и удерживать город до прихода Святослава, ночью тайно на ладьях ушел вниз по Дунаю. Там он соединился с войсками Святослава. Объединенное войско двинулось на Переяславец. К этому времени город значительно укрепили. Болгарское войско вошло в Переяславец, и было усилено городским ополчением. На этот раз болгары были готовы к бою. Сражение было тяжелым. По сообщению Татищева, болгарское войско перешло в контрнаступление, и чуть было не смяло русов. Князь Святослав обратился с речью к своим воинам: «Уже нам сде пасти; потягнемъ мужьски, братья и дружино!» «И бысть сеча велика», и одолели русы болгар. Переяславец был захвачен вторично за два года. Устюжская летопись, восходящая к древнейшим летописным сводам, сообщает, что взяв город, Святослав казнил всех предателей. Это известие говорит о том, что в период пребывания русов и после ухода Святослава на Русь горожане были расколоты: одни поддерживали русов, другие были против них и составили заговор, который способствовал уходу гарнизона под началом Волка.

Расчёт провизантийской верхушки Болгарии на реванш и помощь со стороны Византии не оправдался. Византийская армия в это время осаждала Антиохию, которую взяли в октябре 969 года. Это привело к серьёзному изменению ситуации в Болгарии. На этот раз Святослав не остался на Дунае и почти не встречая сопротивления пошёл на Преслав — столицу Болгарии. Защищать её было некому. Царь Борис, которого бросили провизантийски настроенные бояре, сбежавшие из столицы, признал себя вассалом русского великого князя. Таким образом, Борис сохранил за собой трон, столицу и казну. Святослав не стал его смещать с трона. Русь и Болгария заключили военный союз. Теперь ситуация на Балканах изменилась не в пользу Византийской империи. Русь была в союзе с болгарами и венграми. Назревала большая война Руси с Византийской империей.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Заключил договор с печенегами

Императорский Вельможа Феофан Синкел и Российский Воевода Свенельд именем Государей своих заключили следующий договор, который находится в Несторовой летописи и так же ясно доказывает, что успех войны был на стороне Греков: ибо Святослав, торжественно обязываясь на все полезное для Империи, не требует в нем никаких выгод для Россиян.

«Месяца Июля, Индикта XIV, в лето 6479 [971 г.], я, Святослав, Князь Русской, по данной мною клятве, хочу иметь до конца века мир и любовь совершенную с Цимискием, Великим Царем Греческим, с Василием и Константином, Боговдохновенными Царями, и со всеми людьми вашими, обещаясь именем всех сущих подо мною Россиян, Бояр и прочих никогда не помышлять на вас, не собирать моего войска и не приводить чужеземного на Грецию, область Херсонскую и Болгарию. Когда же иные враги помыслят на Грецию, да буду их врагом и да борюся с ними. Если же я или сущие подо мною не сохранят сих правых условий, да имеем клятву от Бога, в коего веруем: Перуна и Волоса, бога скотов. Да будем желты как золото, и собственным нашим оружием иссечены. В удостоверение чего написали мы договор на сей хартии и своими печатями запечатали».

Другие публикации:  Нотариус на дом в перми

Утвердив мир, Император снабдил Россиян съестными припасами; а Князь Российский желал свидания с Цимискием. Сии два Героя, знакомые только по славным делам своим, имели, может быть, равное любопытство узнать друг друга лично. Они виделись на берегу Дуная. Император, окруженный златоносными всадниками, в блестящих латах, приехал на коне: Святослав в ладии, в простой белой одежде и сам гребя веслом. Греки смотрели на него с удивлением. По их сказанию, он был среднего роста и довольно строен, но мрачен и дик видом; имел грудь широкую, шею толстую, голубые глаза, брови густые, нос плоский, длинные усы, бороду редкую и на голове один клок волос, в знак его благородства; в ухе висела золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами и рубином. Император сошел с коня: Святослав сидел на скамье в ладии. Они говорили – и расстались друзьями.

Но сия дружба могла ли быть искреннею? Святослав с воинами малочисленными, утружденными, предприял обратный путь в отечество на ладиях, Дунаем и Черным морем; а Цимиский в то же время отправил к Печенегам Послов, которые должны были, заключив с ними союз, требовать, чтобы они не ходили за Дунай, не опустошали Болгарии и свободно пропустили Россиян чрез свою землю.

Печенеги согласились на все, кроме последнего, досадуя на Россиян за то, что они примирились с Греками. Так пишут Византийские Историки; но с большею вероятностию можно думать совсем противное. Тогдашняя политика Императоров не знала великодушия: предвидя, что Святослав не оставит их надолго в покое, едва ли не сами Греки наставили Печенегов воспользоваться слабостию Российского войска. Нестор приписывает сие коварство жителям Переяславца: они, по его словам, дали знать Печенегам, что Святослав возвращается в Киев с великим богатством и с малочисленною дружиною.

[972 г.] Печенеги обступили Днепровские пороги и ждали Россиян. Святослав знал о сей опасности. Свенельд, знаменитый Воевода Игорев, советовал ему оставить ладии и сухим путем обойти пороги: Князь не принял его совета и решился зимовать в Белобережье, при устье Днепра, где Россияне должны были терпеть во всем недостаток и самый голод, так что они давали полгривны за лошадиную голову. Может быть, Святослав ожидал там помощи из России, но тщетно. Весна снова открыла ему опасный путь в отечество. Несмотря на малое число изнуренных воинов, надлежало сразиться с Печенегами, и Святослав пал в битве. Князь их, Куря, отрубив ему голову, из ее черепа сделал чашу. Только немногие Россияне спаслись с Воеводою Свенельдом и принесли в Киев горестную весть о погибели Святослава.

Таким образом скончал жизнь сей Александр нашей древней Истории, который столь мужественно боролся с врагами и с бедствиями; был иногда побеждаем, но в самом несчастии изумлял победителя своим великодушием; равнялся суровою воинскою жизнию с Героями Песнопевца Гомера и, снося терпеливо свирепость непогод, труды изнурительные и все ужасное для неги, показал Русским воинам, чем могут они во все времена одолевать неприятелей.

Но Святослав, образец великих Полководцев, не есть пример Государя великого: ибо он славу побед уважал более государственного блага и, характером своим пленяя воображение Стихотворца, заслуживает укоризну Историка. Если Святослав в 946 году — как пишет Нестор — был еще слабым отроком, то он скончал дни свои в самых цветущих летах мужества, и сильная рука его могла бы еще долго ужасать народы соседственные.

Комментарий Марины Георгиевой:

А.С. Королев в своей книге «История междукняжеских отношений на Руси в 40—70-е годы X века» пишет:

«Как и все предыдущие договоры, договор 971 года — это подлинный документ X века, его статьи являются вставкой в уже написанный летописный текст и не имеют связи с последним. Кроме того, текст договора 971 года не только не зависит от предшествующего и последующего легендарных текстов, но и, напротив, противоречит им, сообщая более достоверные данные об итоге кампании русов на Балканах.

Что же касается странностей договора, то их действительно немало. Например, впервые в практике двухсторонних отношений подписание договора 971 года состоялось на поле брани, далеко от Константинополя и Киева. Содержание договоренностей известно по Повести временных лет и по сообщениям Льва Диакона и Скилицы.

В договоре 971 года Святослав обещает только не нападать на владения Византии, в том числе и на Корсунь и Болгарию, и оказывать помощь грекам в случае нападения неприятеля на Византию. Лев Диакон и Скилица сообщают, что по договоренности между сторонами русы должны были передать византийцам Доростол, освободить пленных, покинуть Болгарию, и тогда греки позволят им уйти, снабдят продовольствием и «будут считать своими друзьями тех, которые будут посылаемы по торговым делам в Византию, как было установлено прежде».

По существу, договор представляет собой лишь письменное подтверждение Святославом своих обязательств императору. В этом документе не оговариваются ни условия пребывания русов в Византии, ни другие формальности, которые столь тщательно разбирал договор 944 года. Правда, в изложении условий договора Львом Диаконом сказано, что условия посещения русами Константинополя по торговым делам будут те же, что были установлены «прежде».

Однако предположить, что стороны вернулись к положениям договора 944 года, мешает то обстоятельство, что, возвращаясь на Русь, Святослав зимовал в Белобережье, что было запрещено по условиям договора 944 года. По существу, договор 971 года заключен со Святославом как с опасным одиночкой, с независимой военной силой, предводителем бродячей дружины, а не с правителем Руси.»

В истории гибели Святослава тоже много загадок. Почему Святослав не спешил в Киев? Та же Повесть временных лет сообщает, что Святослав намеревался вскоре привести новые силы русов и вновь начать войну с греками. Судя по тому, как он голодал в Белобережье, зимовка в его планы не входила. Почему Святослав не послушался совета Свенельда и не отправился в Киев по суше?

Весьма подозрительно и поведение самого Свенельда. Правда, до середины XIX века историки не находили ничего странного в том, что Свенельд уцелел. Так, М.М. Щербатов считал, что Свенельд «спасся в нещастном бою, бывшем в порогах, и пришел уведомить Ярополка о смерти его отца». Однако С.М. Соловьев усомнился в подобном толковании текста летописи: «…Что Святослав сам отправил Свенельда степью в Киев, об этом свидетельствует Иоакимова летопись».

Далее опять размышления А. Королева:

«Почему же Свенельд покинул Святослава? Поступок воеводы кажется тем более удивительным, так как в других случаях (например, при подавлении восстания древлян) он действует как идеальный дружинник. Однако не следует забывать, что Свенельд входил в правительство Ольги и разделял ее взгляды на внутреннюю и внешнюю политику Руси.

В Болгарии Свенельд так же сохранял независимость от Святослава. Не случайно Повесть временных лет, рассказывая о заключении мира в 9479 (971) году, называет Свенельда воеводой отца Святослава, но не самого князя. Смерть Ольги, расправа над христианами, поражение в войне привели, как уже было сказано, к распаду балканской армии русов и до того не представлявшей собой единого целого.

Свенельд в этих условиях был свободен от любых обязательств в отношении Святослава. Большая часть русов, оставив потерявшего их поддержку Святослава зимовать в Белобережье, двинулась во главе со Свенельдом к Киеву. С.М. Соловьев был прав, когда утверждал, что Святослав не спешил с возвращением домой. Он не был уверен, что Русь его примет после того, что он совершил.»

«Менее понятно поведение Ярополка Святославича. Если Свенельд бежал с поля боя, бросив тело Святослава на поругание, то Ярополк ни в коем случае не должен был брать его к себе на службу. Если Свенельд увел от Святослава большую часть армии, оставив последнего голодать в Белобережье, то Ярополк, при первой возможности, как хороший сын, должен был схватить Свенельда. Если же Свенельд был послан в Киев за помощью, то непонятно, почему Ярополк ее не отправил.

Ярополк не просто принял Свенельда на службу. Судя по всему, Свенельд продолжал возглавлять дружину, приведенную им в Киев, сохраняя самостоятельность от киевского князя и в то же время являясь его основной силой. Свенельд руководил политикой Ярополка и даже вынудил последнего отомстить своему брату за убийство Люта Свенельдича. Получается, что, оставив Святослава без помощи, Ярополк и Свенельд сознательно обрекли его на смерть.»

«. Предположения о причастности к гибели Святослава Ярополка и Свенельда, а также о причинах их поступка уже высказывались в историографии. Л.Н. Гумилев усмотрел в этом происшествии происки киевских христиан, возглавляемых Ярополком Святославичем и Свенельдом, не желавших возвращения в Киев язычника Святослава «с озверелой солдатней». И.Я. Фроянов считает основным мотивом поведения Ярополка и Свенельда не религиозный, а политический интерес. Они сознательно обрекли Святослава на гибель, боясь потерять власть. Полагая выводы Л.Н. Гумилева и И.Я. Фроянова справедливыми, следует признать, что проблема гораздо сложнее и не сводится лишь к соперничеству нескольких человек или религиозных течений.»

Комментарий Марины Георгиевой:

И хочется небольшой провокации, мне кажется, что Вернадский и его «Киевская Русь», а особенно глава «Имперский план и его неудача», как нельзя лучше подходят для этой цели. Итак, немного соображений Григория Владимировича:

«Политическая история Киевской Руси открывается столетием смелого предприятия: попыткой скандинавских властителей Киева создать огромную империю, простирающуюся от Балтийского до Черного моря и от Карпатских гор до Каспийского моря.

Это амбициозное усилие может быть рассмотрено в двух плоскостях — как эпизод экспансии викингов и как этап русской истории. Именно на этом фоне авантюризма викингов следует рассматривать имперские мечтания русских князей Киева. Хотя широкий размах их политических планов выглядит удивительным, он соответствует общей картине Европы этого периода.

Однако мы не должны забывать, что к концу девятого столетия скандинавские пришельцы на Руси уже смешались в значительной мере с местным населением, став частью русского фона. Святослав, наиболее храбрый из киевских князей, не только носил славянское имя, но и был по своему физическому облику и одежде типичным южным славянином. И хотя основная часть дружины или свиты первых киевских князей состояла из скандинавов, славяне из нее не исключались, и как скандинавы, так и славяне были заинтересованы не только в войне, но и в торговле.

Таким образом оказывается, что скандинавские князья Киева должны были иметь значительную поддержку своих имперских планов среди высших классов славян. В их империалистических предприятиях грабеж был прологом к торговле — побудительный мотив имперского замысла первых киевских князей был по сути коммерческим; их стратегия была направлена на контроль широкой сети торговых путей в Черноморском и Каспийском регионах.

В случае полного успеха их предприятий, взятие Константинополя — т. е. Босфора и Дарданелл — выступало в качестве коронного приза. Однако их атаки на Константинополь были мотивированы не столько надеждой его захвата, сколько желанием заставить византийцев открыть свои рынки для русской торговли. Властвуя над Черным морем и укрепившись в Булгарии, русские были в состоянии диктовать свои условия и без фактического контроля над Константинополем. Итак, даже частичная реализация имперского плана обещала богатое вознаграждение.

Итак, князь Олег и его непосредственные наследники имели перед собою двуединую задачу: организовать свое государство и возглавить собственные завоевательные кампании. Каждая задача была сама по себе огромной; в дополнение, во внешней политике внимание киевских князей было волей-неволей разделено между Византийской империей и Хазарским каганатом; любая из этих проблем требовала всю полноту усилий киевских властителей и широкие ресурсы.

Как обнаружилось в последующих событиях, у князей не было достаточной силы для ведения войны на два фронта: против Византии и против Востока. Святослав подошел к успеху ближе, нежели любой из его предшественников, но перестарался и закончил неудачей. Однако его победа над хазарами имела судьбоносные последствия для Руси, поскольку надлом хазарского каганата открыл ворота для печенегов, за которыми последовали тюркские племена из Закаспийского региона, и ни сам Святослав, ни его последователи не имели достаточной власти, чтобы остановить тюркский поток, устремившийся в черноморские степи.»