Договор между ссср и сша 1991

05.03.2018 Выкл. Автор admin

Договор между ссср и сша 1991

ДОГОВОР МЕЖДУ СССР И США О СОКРАЩЕНИИ И ОГРАНИЧЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАСТУПАТЕЛЬНЫХ ВООРУЖЕНИЙ (ДОГОВОР СНВ-1) – подписан президентами СССР и США в Москве 31 июля 1991 г.

Договором СНВ-1 предусмотрено в течение семи лет сократить общее количество носителей стратегической триады каждой стороны до 1600 ед., а количество боезарядов на них до 6000 ед. Количество развернутых тяжелых МБР не должно превышать 154 ед.

Одновременно Договор устанавливал подуровни по числу боезарядов на различных стратегических носителях, правила зачета боезарядов на носителях, инспекционные процедуры и меры контроля. К концу семилетнего срока количество боезарядов на МБР и БРПЛ не должно было превышать 4900 ед., на мобильных ПУ МБР – 1100 ед., на тяжелых МБР – 1540 ед.

Договор определял проведение сокращений в три этапа.

Этап первый – к концу трехлетнего периода количество носителей в стратегической «триаде» каждой стороны не должно превышать 2100 ед., количество боезарядов на них – 9150 ед., количество боезарядов на МБР и БРПЛ – 8050 ед.

Этап второй – к концу пятилетнего периода количество носителей на каждой «триаде» – не более 1900 ед., количество боезарядов на них – 7950 ед., а на МБР и БРПЛ – в сумме не более 6750 ед.

Кроме того, Договором запрещались:

– новые типы тяжелых МБР и их ПУ;

– переоборудование ПУ МБР, не являющихся тяжелыми, в ПУ для тяжелых МБР;

– любые другие типы ПУ МБР, кроме шахтных и мобильных (грунтовых или железнодорожных);

– ПУ БР и КР (стационарных и подвижных) для размещения на дне океанов, морей, внутренних водоемов; средства скоростного перезаряжания ПУ МБР;

– БР класса «воздух-земля» (БРВЗ );

– ТБ, не являющиеся самолетами;

– летные испытания ядерных КРВБ с летательных аппаратов, не являющихся ТБ;

– проведение летных испытаний и развертывание тяжелых БРПЛ , а также испытания и развертывание их ПУ;

– производство, испытания и развертывание средств, включая ракеты, для вывода ядерного оружия или других видов ОМП на околоземную или частично околоземную орбиту.

Вне рамок Договора по СНВ-1 Стороны сделали обязывающие заявления, декларирующие максимальное количество КР морского базирования, которое они планируют развернуть (их число не должно было превышать 880 ед.).

При реализации положений Договора о СНВ-1 уничтожены 42% ядерных боезарядов сторон, ликвидированы 36% стратегических носителей СССР (900 ед. из 2500 МБР , БРПЛ и ТБ, имевшихся на дату подписания Договора) и 20% стратегических носителей США (622 носителя из имевшихся 2246 ед.).

Неотъемлемой частью Договора являются его Приложения, Протоколы и Меморандум о договоренности. Договор подлежал ратификации и вступал в силу в день обмена ратификационными грамотами.

В связи с упразднением СССР 30 декабря 1991 г. заключено Минское соглашение между государствами-участниками СНГ по стратегическим силам и 23 мая 1991 г. в Лиссабоне подписаны Протоколы к Договору по СНВ Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном в качестве государств-правопреемников бывшего СССР по этому Договору.

Украина, Белоруссия и Казахстан обязались в кратчайший срок присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июня 1968 г. в качестве безъядерных государств, т.е. ликвидировать ядерные вооружения на своих территориях.

5 декабря 2001 г. Россия и США объявили о выполнении всех условий Договора СНВ-1. Срок его действия истек 4 декабря 2009 года.

Договор о СНВ 1991 года сыграл свою историческую роль в обеспечении международного мира, стратегической стабильности и безопасности. Он послужил фундаментом для формирования той качественно новой атмосферы доверия, открытости и предсказуемости в процессе сокращения стратегических наступательных вооружений, которая теперь отражена в Договоре СНВ-3. Глубокие сокращения СНВ, предпринятые двумя странами со времени окончания «холодной войны», сделали мир более стабильным и безопасным, сняли ощущение постоянной угрозы, довлевшее над народами России и США, да и других стран; позволили перейти от эпохи «сосуществования» к этапу партнерства и взаимовыгодного сотрудничества, создав тем самым в мире принципиально иной военно-политический климат.

Наряду с Россией и США участниками СНВ-1 являлись Белоруссия, Казахстан и Украина. Историческая роль указанного договора была бы неполной без значительных усилий по его реализации, предпринятых Минском, Астаной и Киевом, а также без выполнения ими в полном объеме обязательств, взятых в соответствии с Лиссабонским протоколом 1992 года. Ответственный выбор Белоруссии, Казахстана и Украины в пользу согласованного вывода ядерного оружия с их территории и присоединения к ДНЯО в качестве государств, не обладающих ядерным оружием, укрепил их безопасность и благотворно сказался на стратегической стабильности в целом. 4 декабря 2009 года в совместном заявлении президенты России и США подтвердили зафиксированные в Будапештских меморандумах от 5 декабря 1994 года гарантии безопасности Белоруссии, Казахстану и Украине.

Договор между СССР и США о сокращении и ограничении СНВ-1

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США (Договор СНВ‑1) был подписан 31 июля 1991 года в Москве в ходе встречи на высшем уровне президентов СССР и США Михаила Горбачева и Джорджа Буша‑старшего и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Срок действия Договора составлял 15 лет (до 5 декабря 2009 года). При согласии сторон срок мог продлеваться по истечении 15 лет на последующие 5 лет.

Цель договора — обеспечение паритета между стратегическими ядерными силами двух сторон на уровнях, которые предусматривались примерно на 30 процентов ниже уровней изначально развернутых сил.

Договор устанавливал для сторон равные лимиты на количество боезарядов и средств их доставки, а также лимиты на забрасываемый вес баллистических ракет.

Под контроль СНВ‑1 попадали следующие средства доставки ядерных боезарядов: межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования и их пусковые установки (ПУ), баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и их пусковые установки, тяжелые бомбардировщики (ТБ). Каждая из сторон должна была сократить их общее число до 1,6 тысячи единиц. Предельное количество ядерных боезарядов ‑ 6 тысяч. Суммарный забрасываемый вес БР ‑ не более 3,6 тысячи тонн. Стороны также обязались не разрабатывать новые типы тяжелых МБР и БРПЛ и ракеты с количеством боеголовок более 10, вводили ограничения на новые виды стратегических наступательных вооружений и т.д.

Вне договора остались крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) с дальностью более 600 километров. Однако были взяты обязательства не развертывать КРМБ в количестве, превышающем 880 единиц.

На момент подписания Договора в составе стратегических сил СССР находились 1398 баллистических ракет наземного базирования, 940 баллистических ракет морского базирования, размещенных на 62 подводных лодках, а также 162 стратегических бомбардировщика, из которых 99 были оснащены крылатыми ракетами.

Всего за 2500 носителями, в соответствии с правилами подсчета Договора СНВ‑1, числился 10271 боезаряд.

США на момент подписания Договора располагали 2246 носителями, за которыми числилось 10563 боезаряда. В число носителей США входили 1000 баллистических ракет наземного базирования, 672 ракеты морского базирования и 574 бомбардировщика, из которых 189 были оснащены крылатыми ракетами.

Суммарный забрасываемый вес МБР и БРПЛ у СССР составлял 6626,3 тонны, у США — 2361,3 тонны.

Дополнительно к Договору был подписан ряд документов, в частности:

— Протокол о Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям в связи с Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений;

— Соглашение между Правительством СССР и Правительством США о проведении на раннем этапе показов стратегических наступательных вооружений в связи с Договором о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений;

— Соглашение между Правительством СССР и Правительством США о заблаговременном обмене списками инспекторов, наблюдателей и членов летных экипажей, предлагаемых в связи с инспекциями и деятельностью по непрерывному наблюдению, проводимыми согласно Договору по СНВ.

— Протокол об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению в связи с Договором СНВ‑1.

Таким образом соглашение по СНВ‑1 состояло из собственно документа Договора и ряда сопутствующих документов. Их общий объем — более 500 страниц.

После распада СССР Договор СНВ‑1 пришлось обновить.

Вопрос о преемственности обязательств Советского Союза по Договору СНВ‑1 был решен в мае 1992 года путем подписания Протокола к Договору, ставшего известным как Лиссабонский протокол. В соответствии с Протоколом преемниками статуса СССР стали Россия, Белоруссия, Казахстан и Украина, которые приняли на себя обязательство осуществить предусмотренные Договором СНВ‑1 сокращения стратегических сил. Кроме этого, Белоруссия, Казахстан и Украина приняли на себя обязательство присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств, тем самым обязуясь либо ликвидировать, либо передать России все оказавшиеся на их территории ядерные заряды. Впоследствии Россия заключила договоренности с Казахстаном и Белоруссией, в соответствии с которыми они передавали России также все носители ядерного оружия. Украина объявила все находящиеся на ее территории носители своей собственностью и выразила готовность самостоятельно осуществлять их ликвидацию в соответствии с процедурами Договора СНВ‑1.

6 декабря 2001 года официальные представители России и США заявили, что их страны выполнили обязательства по договору СНВ‑1.

4 декабря 2009 года завершился срок действия подписанного 31 июля 1991 года Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ‑1).

МИД РФ отметил, что Договор сыграл исключительно важную роль в обеспечении международного мира, безопасности и стратегической стабильности. Он значительно укрепил режим ядерного нераспространения и придал существенный импульс процессу разоружения, став весомым и последовательным шагом на пути к построению мира, свободного от ядерного оружия.

Договора по СНВ между РФ (СССР) и США — Сайт Наука. Общество. Оборона

соискатель ученой степени

кандидата исторических наук

candidates for a degree

candidate of historical sciences

Договора по стратегическим наступательным вооружениям между Россией (СССР) и США: исторический обзор

Treaty on strategic offensive arms between Russia (USSR) and the United States: a historical overview

Аннотация. В статье дается краткий исторический обзор договоров по стратегическим наступательным вооружениям между Россией (СССР) и США, их основные требования и влияние на состояние ракетно-ядерных вооружений двух держав.

Ключевые слова: ограничение, сокращение стратегических наступательных вооружений, ракетно-ядерное оружие, баллистическая ракета, пусковая установка, договор.

Summury. In the article submitted short historical review about treaties of strategic weapons in the Russian (USSR) and USA, their principal requirements and also their influence on status of rocket-nuclear weapons.

Keywords: limitation, reduction of strategic offensive weapons, nuclear missiles, ballistic missile launcher contract.

С момента образования РСФСР, а затем СССР, одним из основных направлений внешней политики советского государства была разрядка международной напряженности, стремление к всеобщему и полному разоружению. Еще на заре существования РСФСР, в ноте Правительства от 19 июля 1921 г. [3] подчеркивалась готовность «приветствовать всякое разоружение или сокращение военных расходов, под которым изнемогают трудящиеся всех стран». В апреле 1922 г. на первом заседании Генуэзской конференции делегация СССР представила план всеобщего сокращения вооружений, предусматривавший последовательное осуществление мер по всеобщему сокращению сухопутных армий и флотов [2, 4]. В 1959 г. СССР внес в ООН предложение о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем. Представители нашего государства неоднократно заявляли, что «нет такого оружия, которое Советский Союз не дал бы ограничить или запретить на взаимной основе с применением действующего контроля».

Особенную озабоченность у руководства СССР вызывала монополия США на владение ядерным оружием и появление новых средств его доставки. Однако возможность установления международного контроля над вооружениями, включающеми в себя комплекс мер, направленных на прекращение гонки вооружений, ограничение, сокращение и ликвидацию средств ведения войны в условиях противостояния двух мировых систем в течение длительного времени не рассматривались правительством США. В первые десятилетия «холодной войны» Соединенные Штаты не стеснялись использовать фактор существенного превосходство над СССР в ядерном оружии и средствах его доставки при проведении своего внешнеполитического курса.

Ситуация существенно изменилась в конце 60-х и начале 70-х годов, после создания в Советском Союзе мощного ракетно-ядерного потенциала, способного противостоять военной силе США. Только после этого американское руководство серьезно пересмотрело свое отношение к проблеме контроля над ракетно-ядерным оружием.

Первые переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ) между СССР и США начались по инициативе СССР в ноябре 1969 г. Результатом этой работы стали соглашения ОСВ-1 [6] включившие в себя:

Другие публикации:  Учтен налог на добавленную стоимость

а) Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (часто употребляемое краткое название – Договор по ПРО 1972 г.), подписан 26 мая 1972 г. в Москве Л.И.Брежневым и президентом США Р.Никсоном. Обмен ратификационными грамотами состоялся 3 октября 1972 г. Договор по ПРО, являясь бессрочным, предусматривал право выхода из него в случае, если условия выполнения обязательств поставят под угрозу высшие интересы страны. СССР и США соглашались иметь по два комплекса стратегической ПРО на территориях своих стран: вокруг столицы и в районе расположения шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ШПУ МБР). Радиус каждого из этих районов не должен был превышать 150 км, в его пределах могло быть развернуто не более 100 ПУ противоракет. Ограничение также распространялось на радиолокационные станции ПРО. Договор разрешал модернизацию и замену систем противоракетной обороны или их компонентов. Запрещения Договора распространялись на создание, испытание и развертывание системы или компонентов ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Запрещалось так же создание и испытание систем противоракет, позволяющих осуществлять одновременный запуск из каждой пусковой установки более одной противоракеты и создание систем их скоростного перезаряжания. Контроль над соблюдением положений Договора мог осуществляться с помощью национальных технических средств контроля (НТСК). Для этих целей Договор требовал не применения мер маскировки и не противодействие НТСК. Для решения возникающих в процессе реализации «спорных» вопросов Договора была создана Советско-американская Постоянная консультативная комиссия. Договор был дополнен Протоколом, подписанным 3 июля 1974 г. в Москве, вступившим в силу 24 мая 1976 г. В итоге СССР и США договорились иметь только по одному району размещения систем ПРО вместо двух. В результате устанавливалась жесткая взаимосвязь стратегических наступательных вооружений (СНВ) с системами ПРО.

б) Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г., (ОСВ-1). Подписано 26 мая 1972 г. в Москве Л.И.Брежневым и Р.Никсоном. Вступило в силу 3 октября 1972 г. Соглашение было заключено на пять лет с правом выхода из него в случае, если исключительные обстоятельства, связанные с содержанием соглашения поставили бы под угрозу высшие интересы страны. Временное соглашение ограничивало увеличение стационарных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ПУ МБР), которыми обладали СССР и США на дату подписания соглашения. В отношении пусковых установок баллистических ракет подводных лодок (ПУ БРПЛ) устанавливались пределы их количества, которые могли иметь стороны после подписания соглашения. Запрещалось переоборудовать ПУ легких МБР в ПУ тяжелых МБР. Допускалась модернизация и замена СНВ. Контроль над соблюдением положений Временного соглашения осуществлялся с использованием НТСК. Для решения возникающих «спорных» вопросов использовалась Постоянная консультативная комиссия, созданная в соответствии с Договором по ПРО. Когда в конце сентября 1977г. истекал пятилетний срок действия Временного соглашения, СССР и США сделали идентичные по своему содержанию заявления, в которых говорилось, что до окончания переговоров о новом соглашении по СНВ стороны не будут предпринимать каких-либо действий, несовместимых с положениями Временного соглашения 1972 г. Заявления были сделаны в интересах поддержания установившегося на тот период примерного военно-стратегического равновесия между СССР и США.

Дальнейшим результатом переговоров по СНВ стал Договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 г. (ОСВ-2). Он был подписан 18 июня 1979 г. в Вене Л.И. Брежневым и Д. Картером. Договор предусматривалось не только ограничение численности ПУ МБР, ПУ БРПЛ, тяжелых бомбардировщиков и баллистических ракет «воздух-земля» в 2400 ед., но и их дальнейшее уменьшение с 2400 до 2250 ед. В пределах установленных Договором уровней каждая из сторон сохраняла право сама определять структуру своих СНВ. Вооружения, которые выходили за рамки устанавливаемых суммарных количеств, подлежали демонтажу или уничтожению. Договор запрещал также ряд новых видов СНВ: баллистические ракеты с дальностью свыше 600 км. для установки их на плавсредствах, не являющимися подводными лодками; средства для вывода на околоземную орбиту ядерного или другого вида оружия массового уничтожения, частично орбитальные объекты и др. Ограничения, устанавливаемые Договором, целиком и полностью опирались на основополагающий принцип равенства и одинаковой безопасности и тщательно выверенное соотношение сил сторон.

Договор ОСВ-2 не вступил в силу по причине отказа сената США от его ратификации (поводом отказа послужил ввод Советских войск в Афганистан).

Дальнейшие переговоры между СССР и США по ограничению и сокращению СНВ возобновились во второй половине 1980-х. Важным шагом в ограничении ракетно-ядерных вооружений был подписанный 8 декабря 1987 г. в Вашингтоне советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД) [1]. Впервые в истории гонки ракетно-ядерных вооружений был совершен практический шаг от их ограничений к реальной ликвидации. Согласно Договору о РСМД уничтожению подлежали советские и американские ракеты наземного базирования двух классов – РСД, дальность которых свыше 1000 км., но не превышает 5500 км., РМД, дальность которых равна или превышает 500 км, но не превышает 1000 км. Вместе с ракетами ликвидации подлежали их пусковые установки и другое оборудование.

Договором предусматривалось за три года (с 1 июня 1988 г. по июнь 1991 г.) в СССР ликвидировать 1846 ракет, 825 пусковых установок. США за этот же период должны были ликвидировать 846 ракет и 289 пусковых установок. 1 июня 1988 г. Договора был ратифицирован, стороны приступили к его практической реализации. К 1 июня 1991 года были ликвидированы все подпадающие под действие Договора ракеты и ПУ, а также ракетные базы. Далее, в течение десяти лет, до 1 июня 2001 года с одной стороны – Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан; с другой стороны – США осуществляли взаимные инспекции бывших ракетных объектов, а также контроль на постоянной основе бывших заводов по производству ракет. Договор о РСМД бессрочный. В течение всего срока действия Договора стороны не имеют права производить ракеты средней и меньшей дальности.

Следующим этапом ограничения СНВ стало подписание М.С. Горбачевым и Д.Бушем (старшим) 31 июня 1991 г. в Москве Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-1 1991 г.) [5]. Договор вступил в силу 5 декабря 1994 г. Сок действия Договора составлял 15 лет с возможностью продления на 5 летние сроки. При этом, как и в предыдущих документах, за каждой из сторон сохранялось право выхода из Договора, если она решит, что взятые на себя обязательства ставят под угрозу ее высшие интересы.

Согласно подписанного в Лиссабоне в 1992 г. Протокола о реализации Договора о СНВ-1 ядерное оружие бывшего СССР, находившееся на территории Белоруссии, Казахстана и Украины, подлежало ликвидации или удалению. Договор о СНВ-1 включал в себя следующие документы: 19 статей Договора; Меморандум об установлении исходных данных по состоянию на 1 сентября 1990 г. (содержал сведения о МБР, БРПЛ и их пусковых установках; тяжелых бомбардировщиках и крылатых ракетах воздушного базирования большой дальности; объектах СНВ – в ходе реализации Договора по дипломатическим каналам связи происходил постоянный обмен указанными данными и, таким образом, Меморандум «обновлялся», стороны проверяли достоверность сведений с помощью НТСК и инспекционных групп); Протоколов: «О процедурах, регулирующих переоборудование или ликвидацию средств, попадающих под действие Договора»; «Об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению»; «Об уведомлениях в связи с Договором»; «О забрасываемом весе МБР и БРПЛ в связи с Договором»; «О телеметрической информации в связи с Договором»; «О совместной комиссии по соблюдению (положений Договора) и инспекциям в связи с Договором» и ряда других документов (соглашений и заявлений), которые являлись его неотъемлемой частью. Стороны обязывались сократить к 5 декабря 2001 г. в общей сумме до 1600 ед. количество своих развернутых носителей: МБР, БРПЛ и их пусковых установок (в том числе 154 ед. для тяжёлых МБР и их ПУ), тяжелых бомбардировщиков; а так же количество ядерных боезарядов на своих развернутых носителях до 6000 ед., в т.ч. до 4900 ед. числящихся за МБР и БРПЛ, 1100 ед. числящихся за МБР на мобильных ПУ, 1540 ед. числящихся за тяжелыми МБР. Суммарный забрасываемый вес развернутых МБР и БРПЛ в результате сокращений не должен был превышать 3600 т.

Договором запрещалось переоборудование пусковых установок МБР в ПУ тяжелых МБР; запрещалось создание: новых типов тяжелых МБР, БРПЛ и их ПУ, а также любые другие типы ПУ МБР, кроме шахтных и мобильных, грунтовых или железнодорожных; запрещалось производство, создание средств для вывода оружия массового уничтожения на околоземную орбиту; пусковых установок баллистических и крылатых ракет, предназначенных для размещения на дне океанов, морей и внутренних водоемов; средств скоростного перезаряжания; баллистических ракет воздушного базирования; крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) с разделяющейся головной частью (РГЧ), тяжелых бомбардировщиков, не являющихся самолётами, а также летные испытания ядерных КРВБ с летательных аппаратов, не являющиеся тяжелыми бомбардировщиками; запрещалась установка баллистических ракет на плавсредствах, не являющихся подводными лодками и др. Предусматривался обмен ежегодными заявлениями о намерении развертывания своих ядерных крылатых ракет морского базирования (КРМБ) на предстоящие 5-летние сроки, количество этих ракет ограничивалось 880 ед. для каждой из сторон. Запрещалось применение шифрования, глушения, капсулирования, применение узконаправленного излучения при передаче телеметрической информации (ТМИ) баллистических ракет в ходе проведения их летных испытаний за исключением (с оговорками) 11 летных испытаний в год для каждой из сторон. В целях обеспечения контроля над соблюдением положений Договора каждая из сторон использовала НТСК. Запрещалось чинить помехи НТСК другой стороны, а также применять меры маскировки. В целях повышения эффективности НТСК предусматривалось осуществление мер на основе сотрудничества (например, выставление СНВ под открытым небом). В целях жизнеспособности и эффективности Договора запрещалось передавать СНВ третьим странам. Исключение составляло сотрудничество США и Великобритании в сфере СНВ как существовавшее до подписания Договора (поставка Великобритании 128 БРПЛ «Трайдент-2» для 4 подводных лодок типа «Венгард» — (в ходе реализации договора американская сторона, ссылаясь на это исключение, фактически обходила запрещения Договора о СНВ-1 на проведение перспективных летных испытаний БРЛП «Трайдент-2»).

Договором запрещалось постоянное базирование СНВ за пределами своих национальных территорий.

Вопросы, возникающие между сторонами в ходе реализации Договора разрешались на сессиях Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям в Женеве. Реализация Договора завершилась 5 декабря 2009 г. Россия и США, заявив о выполнении взятых на себя обязательств по сокращению и ограничению СНВ, предусмотренных Договором о СНВ-1 не стали продлевать его действие.

Одновременно с реализацией Договора о СНВ-1, президентами РФ и США, Б.Н. Ельциным и Б. Клинтоном в 1993 г. был подписан Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-2) [7]. Им устанавливались суммарные уровни ядерных боезарядов на стратегических носителях сторон к 2003 в 3000-3500 ед. (в т.ч. на БРПЛ — в 1700-1750 ед.). К этому сроку предполагалась полная ликвидация МБР с РГЧ индивидуального наведения. Россией Договор о СНВ-2 был ратифицирован РФ в 2000, Парламент США отказался от его ратификации, сославшись на ущемление высших интересов страны.

Заключение новых договоренностей между РФ с США в области СНВ в 2000 годы проходило в условиях, когда США практически начали реализовывать концепцию однополярного мира, отказавшись рассматривать проекты таких договоров, как СНВ-2, сдерживающих и ограничивающих развитие СЯС. Договор о СНВ-1 на этапе его заключения рассматривался как эффективный и жизнеспособный только в условиях соблюдения Договора по ПРО 1972 г. В декабре 2001 года США заявили о выходе из Договора по ПРО 1972 года, и начале создания новой национальной системы противоракетной обороны с элементами её размещения в Европе, демонстрируя, тем самым курс на достижение абсолютного военного превосходства и придерживаясь мнения, что новые соглашения о контроле над вооружениями не нужны. Несмотря на это, Россия не стала предпринимать шаги по выходу из Договора о СНВ-1, всячески инициируя переговоры о сокращении стратегических вооружений. В результате 24 мая 2002 года в Москве, президенты России и США В.В. Путин и Д. Буш (младший) подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП) [8]. Договор вступил в силу после обмена ратификационными грамотами президентами России и США в Санкт-Петербурге 1 июня 2003 г. В преамбуле Договора уточнены принципы, на которых строится партнерство в военно-стратегической области: обоюдная безопасность, сотрудничество, доверие, открытость и предсказуемость.

Согласно Договору о СНП стороны обязывались сокращать и ограничивать свои стратегические ядерные боезаряды таким образом, чтобы к 31 декабря 2012 г. их суммарное количество не превышало у каждой из сторон 1700-2200 ед. При этом каждая из сторон могла определять структуру своих СНВ, исходя из установленного предела ядерных боезарядов. Договор не ограничивал неразвернутые (не находящиеся на носителях) ядерные боеприпасы.

Другие публикации:  Возврат ндс за авто из германии

Статья 2 Договора о СНП гласила, что Договор о СНВ-1 остается в силе со всеми его положениями до конца срока своего действия – 5 декабря 2009 г. В целях жизнеспособности Договора о СНП, а также укрепления и развития партнерских отношений в сфере СНВ создавалась Двусторонняя комиссия по выполнению (Договора о СНП) – ДКВ.

Переговорный процесс в области СНВ активизировался после прихода в Белый дом 44 президента США Б. Абамы, результатом чего явилось подписание 8 апреля 2010 г. в Праге Договора о СНВ-3 [9]. Его ратификация состоялась 5 февраля 2011 г. «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности. Он включает в себя следующие документы: 16 статей самого Договора; Протокола к Договору, в котором отражены сведения о СНВ на момент его подписания; определен порядок обмена информацией по СНВ; регламентированы процедуры переоборудования или ликвидации СНВ, а также инспекционной деятельности сторон на объектах СНВ и др. В рамках Договора предусмотрен обмен телеметрической информацией о пусках МБР и БРПЛ.

Стороны обязываются сократить в общей сумме до 700 ед. развернутых МБР, развернутых БРПЛ и развернутых тяжелых бомбардировщиков; до 800 ед. развернутых и неразвернутых ПУ МБР, развернутых и неразвернутых ПУ БРПЛ, развернутых и неразвернутых тяжелых бомбардировщиков; до 1550 единиц боезарядов на развернутых МБР, боезарядов на развернутых БРПЛ и ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками. При этом каждая из сторон самостоятельно определяет состав и структуру своих СНВ. Договор о СНВ-3 заключен на 10 лет, если только он не будет заменен ранее этого срока последующим соглашением о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений. Предусматривается возможность продления Договора о СНВ-3 на 5-летние сроки, а также досрочный выход каждой из сторон из него. Договор о СНВ-3 с даты его вступления в силу заменил Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 24 мая 2002 г. Вопросы, возникающие в ходе реализации Договора, предусматривается решать в рамках Двусторонней консультативной комиссии.

Таким образом, влияние реализации договоренностей по СНВ на ограничение и сокращение ракетно-ядерных вооружений России (СССР) и США можно представить в виде следующей таблицы:

Соглашения СССР и России с США в области ядерных вооружений

МОСКВА, 16 янв — РИА Новости. Избранный президент США Дональд Трамп заявил в опубликованном в понедельник интервью британской газете Times, что намерен поставить вопрос о существенном сокращении арсеналов в ходе переговоров с Россией по ядерному разоружению. Он также рассказал о возможности достичь с Россией соглашения о сокращении ядерного оружия в обмен на снятие американских санкций.

Ниже приводится справочная информация о соглашениях СССР и России с США в области ядерных вооружений.

Переговоры между СССР и США с целью ограничить ядерные запасы начались 17 ноября 1969 года в Хельсинки. Затем было проведено еще несколько раундов переговоров в Хельсинки и Вене. В мае 1971 года было подписано предварительное соглашение по противоракетной обороне (ПРО).

26 мая 1972 года в Москве были подписаны Договор по противоракетной обороне и Временное соглашение между США и СССР о мерах ограничения стратегического наступательного вооружения, получившее название ОСВ-1. Соглашение было подписано сроком на пять лет, в дальнейшем срок действия мог быть продлен. ОСВ-1 предусматривал ограничение количества баллистических ракет и пусковых установок обеих сторон на том уровне, на котором они находились в тот момент; запрещение строительства новых наземных стартовых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ограничение количества пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ).

Стороны обязывались иметь только по одному району, защищенному системами противоракетного оружия (ПРО). СССР развернул систему ПРО вокруг Москвы в 1966 году, а США — вокруг двенадцати пусковых установок на базе Гранд-Форкс. Контроль над ограничением согласованного числа соответствующих типов ракет осуществлялся национальными техническими средствами. 24 сентября 1974 года обе стороны отдельно заявили о намерении не предпринимать действий, несовместимых с этим соглашением, при условии, что другая сторона будет проявлять такую же сдержанность.

В ходе дальнейших советско-американских переговоров были выработаны условия нового договора об ограничении стратегических вооружений ОСВ-2, который был подписан в Вене 18 июня 1979 года сроком действия до 31 декабря 1985 года. По условиям договора вводилось ограничение на размещение ядерного оружия в космосе. ОСВ-2 в силу не вступил, так как не был ратифицирован сенатом США, но фактически обе стороны придерживались предусмотренных ограничений. Договоры ОСВ-1 и ОСВ-2 послужили основой для разработки договоров о сокращении наступательных вооружений: СНВ-1 (1991), СНВ-2 (1993), СНВ-3 (2010).

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США (Договор СНВ-1) был подписан 31 июля 1991 года в Москве в ходе встречи на высшем уровне президентов СССР и США Михаила Горбачева и Джорджа Буша-старшего и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Срок действия Договора составлял 15 лет (до 5 декабря 2009 года). Цель договора – обеспечение паритета между стратегическими ядерными силами двух сторон на уровнях, которые предусматривались примерно на 30% ниже уровней изначально развернутых сил. Договор устанавливал для сторон равные лимиты на количество боезарядов и средств их доставки, а также лимиты на забрасываемый вес баллистических ракет.

Под контроль СНВ-1 попадали следующие средства доставки ядерных боезарядов: межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования и их пусковые установки (ПУ), баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и их пусковые установки, тяжелые бомбардировщики (ТБ).

Каждая из сторон должна была сократить их общее число до 1,6 тысячи единиц. Предельное количество ядерных боезарядов — 6 тысяч. Суммарный забрасываемый вес БР — не более 3,6 тысячи тонн. Стороны также обязались не разрабатывать новые типы тяжелых МБР и БРПЛ и ракеты с количеством боеголовок более 10, вводили ограничения на новые виды стратегических наступательных вооружений и т.д.

Вне договора остались крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) с дальностью более 600 километров. Однако были взяты обязательства не развертывать КРМБ в количестве, превышающем 880 единиц.

После распада СССР Договор СНВ-1 пришлось обновить. Вопрос о преемственности обязательств Советского Союза по Договору СНВ-1 был решен в мае 1992 года путем подписания Протокола к Договору, ставшего известным как Лиссабонский протокол.

6 декабря 2001 года официальные представители России и США заявили, что их страны выполнили обязательства по договору СНВ-1.

5 декабря 2009 года срок действия подписанного 31 июля 1991 года Договора СНВ-1 завершился.

Договор СНВ-2 между Россией и США подписан в Москве 3 января 1993 года. Стороны обязались к 2003 году сократить арсеналы своих стратегических вооружений на 2/3 от уровня января 1993 года. К 2003 году количество ядерных боеголовок каждой стороны не должно было превышать 3-3,5 тысячи единиц.

Неотъемлемой частью Договора СНВ-2 являлись Меморандум о зачислении боезарядов и о данных по тяжелым бомбардировщикам; Протокол о процедурах, регламентирующих ликвидацию тяжелых МБР и переоборудования их шахтных пусковых установок (ШПУ); Протокол о показах и инспекциях тяжелых бомбардировщиков, Протокол к Договору от 3 января 1993 года, подписанный в Нью-Йорке 26 сентября 1997 года.

Договор СНВ-2 должен был вступить в силу в день обмена ратификационными грамотами, но не ранее вступления в силу Договора о СНВ-1. 26 сентября 1997 года в Нью-Йорке министр иностранных дел России и государственный секретарь США подписали Протокол к Договору СНВ-2, который предусматривал отсрочку осуществления договора на пять лет — с 31 декабря 2001 года до 31 декабря 2007 года. Отсрочка была связана с тем, что осуществление первого этапа выполнения Договора в соответствии с его статьей I должно было бы завершиться в течение семи лет с момента вступления в силу Договора СНВ-1 (он вступил в силу 5 декабря 1994 года), т. е. к 31 декабря 2001 года. Это означало, что в случае ратификации Договора СНВ-2, например в 1997-1998 годах, время на его выполнение сокращалось бы значительно — на три-четыре года.

Российская сторона ратифицировала договор в пакете с протоколом 14 апреля 2000 года с условием сохранения договора по ПРО (об ограничении систем противоракетной обороны). США ратифицировали договор в январе 1996 года, однако договор в пакете с протоколом от 26 сентября 1997 года на ратификацию не выносился и, соответственно, считался не ратифицированным.

После выхода США из договора по ПРО 13 июня 2002 года, российская сторона заявила о прекращении обязательств по договору СНВ-2. 14 июня 2002 года было опубликовано Заявление МИД России, в котором говорилось, что в связи с действиями США «Российская Федерация отмечает отсутствие каких-либо предпосылок для вступления в силу Договора СНВ-2 и не считает себя более связанной предусмотренным международным правом обязательством воздерживаться от действий, которые могли бы лишить этот Договор объекта и цели».

24 мая 2002 года президентами США и России был заключен дополнительный договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП), ограничивающий число оперативно развернутых ядерных боезарядов у каждой из сторон до 1,7-2,2 тысячи единиц. Этих уровней, согласно договору, они должны достичь к декабрю 2012 года. При этом за сторонами остается право определять состав и структуру стратегических наступательных вооружений по собственному усмотрению.

8 апреля 2010 года в Праге был подписан Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Он заменил Договор о СНВ 1991 года (ДСНВ) и Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 24 мая 2002 года (ДСНП).

Вступивший в силу 5 февраля 2011 года, Договор об СНВ обязывает Россию и США сократить и ограничить число развернутых и неразвернутых стратегических наступательных вооружений. Соглашение предусматривает сокращение развернутых стратегических носителей с каждой стороны до 700 единиц и до 1550 ядерных боезарядов на них. Срок действия договора — десять лет.

5 февраля 2011 года глава МИД РФ Сергей Лавров и глава госдепартамента США Хиллари Клинтон обменялись в Мюнхене ратификационными грамотами Договора, и он вступил в силу.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ в 1939—1991 ГОДАХ

Материал для подготовки урока по теме «Конец холодной войны.
Обновление принципов взаимодействия со странами социалистического лагеря
и их последствия». 9 класс

В №№ 6, 7, 39/2004, 3/2005, 6, 18/2006 и 1, 3, 4, 6, 8/2007 были опубликованы учебные тексты № 1 «На пути ко Второй мировой», № 2 «Вторая мировая, Великая Отечественная», № 3 «Человек, общество, власть в годы войны» и № 4 «Мировое сообщество после Второй мировой войны», № 5 “СССР после Второй мировой войны. 1945—1957 гг.”, № 6 “Хрущёвская оттепель”, № 7 «Попытки реформ», № 8 «Кризис восьмидесятых», № 9 «СССР в 1985–1991 годах». Сейчас мы предлагаем вниманию читателя десятый текст из серии «Советский Союз в 1939—1991 годах». Напомним, что включённые в эту подборку тексты адресованы школьникам, уже усвоившим минимальную фактическую информацию или параллельно получающим такую информацию из иных источников, в том числе из учебников. Поэтому в воспроизводимом ниже материале отсутствуют описания битв, сведения о дипломатических переговорах и т.п.

Горбачёвский СССР
в международных отношениях

Ноябрь 1985 г. Советско-американская встреча в Женеве.

Преобразования в Советском Союзе, происшедшие в годы горбачёвской перестройки, не могли не сказаться на характере международных отношений. Серьёзные новшества во внутренней жизни великой державы неизбежно влияют на облик мира. Облик этот во второй половине 1980-х гг. изменился весьма существенно. Радикальность изменений определялась, разумеется, и происходившим за границами СССР.

И всё же внешняя политика Михаила Горбачёва стала одним из основных факторов, повлиявших на становление принципиально нового миропорядка.

1. Завершение холодной войны

В середине 1980-х гг., как и на протяжении предшествовавших десятилетий, СССР и США воспринимались как две сверхдержавы. На излёте формального правления Константина Черненко, в конце 1984 — начале 1985 г., возобновились контакты между высшими должностными лицами этих сверхдержав. Переговоры были предварительными, никто не решался брать на себя серьёзных обязательств в предвидении неизбежных перемен в советской политической элите. Тем не менее и рейгановская Америка, и советская Россия явно были заинтересованы в нормализации отношений, обострившихся на исходе брежневского времени и в недолгое правление Андропова. Самым важным вопросом тогда небезосновательно считался вопрос о разорительной гонке вооружений.

Октябрь 1986 г.
Встреча М.С.Горбачёва и Р.Рейгана
в Рейкьявике

Почти сразу после прихода к власти Горбачёва стало ясно, что новое советское руководство решило сделать ставку на нормализацию двусторонних отношений с США и пойти на уступки Западу. Восстановление безвозвратно улетучившегося «духа Хельсинки» было задачей нереальной (хотя бы потому, что Запад по второму разу не стал бы признавать нерушимость границ в Европе, зыбкость которых становилась с каждым годом горбачёвского правления всё более очевидной), но договориться о сокращении обременительных для всех расходов на стратегические ракеты бывший голливудский актёр и бывший ставропольский комбайнёр вполне могли. В итоге такая договорённость была достигнута.

Другие публикации:  Латинский пассивный залог

Лидеры сверхдержав встречались в ноябре 1985 г. в Женеве, в октябре 1986 г. в Рейкьявике. Обозначилось сближение позиций, были подписаны многие важные соглашения, но шаги к реальному прекращению холодной войны в первые два года правления «архитектора перестройки» были прочерчены лишь пунктирными линиями.

В Вашингтоне 8 декабря 1987 г. Рейган и Горбачёв наконец подписали соглашение об уничтожении ядерных ракет средней и меньшей дальности. Был принят так называемый нулевой вариант, который американцы предлагали ещё в начале 1980-х гг. Стороны взяли на себя обязательство демонтировать все ракеты упомянутых типов. (До этого СССР, обладавший 1752 такими ракетами, не желал уничтожить их в обмен на демонтаж 869 аналогичных американских единиц.)

8 декабря 1987 г. в Вашингтоне подписан Договор
между СССР и США о ликвидации ракет
средней и меньшей дальности

Впервые в истории холодной войны было заключено соглашение, инициировавшее реальный процесс разоружения (договоры 1970-х гг. предусматривали по преимуществу лишь отказ от производства нового оружия — при сохранении уже имевшегося).

Впрочем, история холодной войны уже заканчивалась — благодаря твёрдой позиции американского руководства и доброй воле Михаила Горбачёва. СССР был не в состоянии продолжать гонку вооружений — бессмысленную политически и обременительную экономически. США уже не рассматривали Советский Союз как возможного противника в войне, понимая, что такая война может быть только ядерной, а следовательно, ведущей к взаимному уничтожению всех народов Земли — воюющих и невоюющих.

Рейган, не скрывавший своей нелюбви к Советскому Союзу и коммунистической идеологии, предпочёл договариваться с «империей зла», а не длить конфронтацию с нею. Новые руководители советской внешней политики (Э.Шеварднадзе, сменивший на посту министра иностранных дел А.Громыко, и А.Яковлев, заведовавший отношениями с зарубежными странами в аппарате ЦК КПСС) хорошо понимали, что в условиях затеянных в нашей стране реформ невозможно по-прежнему тратить огромные суммы на обеспечение военного паритета (равенства) с богатейшими странами мира. Более того, по мнению Горбачёва и его сотрудников, СССР нуждался в западных кредитах, в поставках товаров и передовых технологий из США, Японии, Западной Европы.

В советской внешней политике возобладал здравый смысл. Горбачёв и его советники отказались от ставки на силу — отчасти потому, что средств для дальнейших ставок не было, отчасти из-за того, что поостыл соревновательный азарт, подпитывавшийся расчётом на якобы гарантированный выигрыш «сил социализма и прогресса» в их историческом противостоянии «миру насилия и чистогана».

Генеральный секретарь КПСС провозгласил, что теперь внешнюю политику Советского Союза будет определять новое мышление. Это звучное словосочетание, понравившееся западной общественности, отнюдь не предполагало какой-то принципиальной новизны. Речь шла всего лишь о завуалированном признании бесперспективности старой политики советского руководства. Однако и это было прорывом.

Переведённая на многие языки брошюра Горбачёва «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» зафиксировала готовность лидера СССР вести диалог с Западом на основе осторожного сотрудничества.

Сотрудничеству, помимо уже упомянутого соглашения об уничтожении ракет средней и меньшей дальности, способствовали и другие шаги советского руководства. Ещё в августе 1985 г., в сороковую годовщину бомбардировки Хиросимы, СССР заявил о введении моратория на ядерные взрывы (в ответ американцы предложили советским наблюдателям присутствовать на своих испытаниях атомного оружия).

15 января 1986 г. Горбачёв выступил с заявлением «В двухтысячный год без ядерного оружия». Поэтапный план ликвидации оружия массового поражения к началу XXI в. был не слишком реалистичным, но, несмотря на свой несколько пропагандистский характер, позволял западным политикам сделать вывод о миролюбивых намерениях СССР.

6 августа 1985 г.
Советское правительство объявило
односторонний мораторий на любые
ядерные взрывы до 1 сентября 1986 г.

В 1987 г., во время вашингтонской встречи Горбачёва и Рейгана, наметилось и продвижение к нормализации ситуации в Афганистане. Американский президент пообещал прекратить военную помощь моджахедам, сражавшимся против кабульского правительства, а советский лидер заявил о готовности вывести из сопредельной страны наши войска. К февралю 1988 г. вывод «ограниченного контингента» был завершён. В 1989 г. Первый съезд народных депутатов СССР признал вторжение в Афганистан политической ошибкой.

Нормализации отношений с западным миром способствовало и подписание СССР Венской декларации Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Наша страна взяла на себя обязательства привести свои законы и правоприменительную практику в соответствие с международными нормами. СССР пообещал уважать права и свободы человека. Через несколько месяцев были подготовлены проекты Закона о свободе совести и религиозных организаций и Указа о выезде из СССР и въезде в СССР советских граждан.

Весной 1989 г. Президиум Верховного совета принял указ «О сокращении Вооружённых сил СССР и расходов на оборону в течение 1989—1990 гг.».

В 1985—1988 гг. отношения США и СССР перестали быть враждебными. Сохранялась взаимная подозрительность, сохранялось и соперничество, однако холодная война, предполагавшая взаимное сдерживание и стремление пользоваться малейшими промахами и неудачами конкурентов, ушла в прошлое.

1985 г.
Министром иностранных дел
назначен Э.Шеварднадзе

В 1989—1991 гг. СССР, переживавший масштабный кризис, продолжал активное сотрудничество с Западом. Горбачёв, установивший хорошие отношения с лидерами ведущих стран НАТО, рассчитывал на то, что внешнеполитические успехи (объективно несомненные, но не слишком убедительные для внутренней оппозиции) упрочат положение генсека-президента внутри страны.

Одновременно с нормализацией советско-американских (и вообще советско-западных) отношений началось урегулирование давнего конфликта Москвы и Пекина. Вывод советских войск из Афганистана и Монголии создал условия для первой за долгие годы встречи советского и китайского лидеров. Успеху визита Горбачёва в Пекин способствовали также предварительная договорённость об урегулировании пограничной проблемы (возникшей еще в XVII столетии) и усилия советской стороны, направленные на вывод вьетнамских войск из Камбоджи (эта операция была закончена к концу 1989 г.).

СССР и Китай договорились о налаживании экономического сотрудничества и о сокращении приграничных контингентов войск.

Заключённое 8 декабря 1987 г. в Вашингтоне советско-американское соглашение предусматривало:

а) ликвидацию всех видов оружия массового поражения;

б) демонтаж советских и американских ракет средней и меньшей дальности;

в) союз США и СССР, направленный против Китая;

г) безвизовый въезд в СССР американских граждан.

2. Распад «социалистического содружества»

Изменения в СССР не могли не повлиять на ситуацию в странах-сателлитах. Руководители так называемых социалистических государств держались у власти, уповая на поддержку «старшего брата». После того как «брат» стал себя вести как дальний родственник, после того как нормализовались отношения СССР с Западом, стала очевидной невозможность военного вмешательства СССР в дела соседних европейских стран. Коммунистические правительства оказались лицом к лицу со своими народами, не слишком доверявшими этим правительствам.

Лидеры стран «социалистического содружества» подписали — без особого, правда, энтузиазма — составленную в Москве Берлинскую декларацию, которая предлагала одновременно распустить НАТО и Организацию Варшавского договора (1987). Упомянутые лидеры внешне радушно — хотя тоже без воодушевления — принимали советского лидера
в своих столицах. Горбачёва уважительно выслушивали, но не спешили следовать советскому примеру, который казался чересчур заразительным в странах, где подавляющее большинство населения недолюбливало как российских, так и собственных коммунистов. Наиболее дальновидным из числа последних было ясно, что ослабление советского контроля очень скоро приведёт — в Чехословакии, или в Венгрии, или в Польше — к краху коммунистических режимов.

15 февраля 1989 г.
завершён вывод советских войск
из Афганистана

В 1989 г. начался вывод советских войск из ГДР, ВНР, ЧССР и ПНР. Эти аббревиатуры очень скоро были заменены нормальными, исторически привычными названиями стран…

В августе 1989 г. завершился период коммунистического правления в Польше. Во второй половине 1989-го и в начале 1990 г. структуры коммунистической власти были мирным путём демонтированы в Чехословакии, Венгрии, Болгарии. Декабрьская революция 1990 г. в Румынии привела к свержению диктаторского режима Николае Чаушеску. Декоммунизация затронула и Монголию.

Советские солдаты покидают Восточную Европу.
Первый танковый полк, дислоцировавшийся
в чехословацком городе Миловице,
отправляется домой. 1990 г.

В Югославии начался процесс распада федеративного государства. В 1991 г. провозгласили независимость Словения, Хорватия, Босния и Герцоговина, Македония. Новые власти этих республик придерживались явно некоммунистической ориентации. Попытки сербских коммунистов, постепенно превращавшихся в националистов, сохранить единство страны военным путём оказались безуспешными.

В июле 1990 г. Горбачёв дал принципиальное согласие на объединение ГДР и ФРГ. 12 сентября 1990 г. в Москве был подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии. Лидеры держав, в 1945 г. принявших капитуляцию Третьего рейха, наконец-то сумели договориться о статусе единой Германии. Германская демократическая республика прекратила своё существование и вошла в состав ФРГ (3 октября 1990 г.).

Первый тост за объединённую Германию.
12 сентября 1990 г. в Москве подписан договор
об окончательном урегулировании Германского вопроса

В 1991 г. были распущены Организация Варшавского договора и Совет экономической взаимопомощи.

Советская «внешняя империя» прекратила своё существование.

Проверочный тест

Организация Варшавского договора:

а) распалась через год после избрания Горбачёва генеральным секретарём ЦК КПСС;

б) была распущена в 1991 г.;

в) стала важнейшим инструментом нормализации отношений с Западом;

г) способствовала сохранению коммунистических режимов в Чехословакии и Польше.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ

На XXVII, первом и предпоследнем горбачёвском, съезде КПСС (1986) были определены – в числе прочего – задачи советской внешней политики. Сформулированы они были вполне традиционно:

– обеспечить всеобщую безопасность;

– поддерживать взаимовыгодное экономическое сотрудничество с западными странами;

– укреплять «социалистическую систему» в целом и в особенности «социалистическое содружество» (т.е. союз тех стран, которые были связаны с СССР Варшавским договором или тесным военно-политическим сотрудничеством; к числу таковых относили в то время – вне Европы – Кубу, Монголию, Вьетнам, Лаос);

– упрочивать тесные связи со странами «третьего мира», в особенности с теми из них, которые объявили о своей «социалистической ориентации»;

– содействовать усилению «международного коммунистического и рабочего движения».

Сходные задачи формулировались при Брежневе («Программа мира», «Программа дальнейшей борьбы за мир»), однако при Горбачёве реальная политика уже не могла сводиться к съездовским формулам-заклинаниям, предназначенным в основном для ритуальной пропаганды (утратившей всякую действенность ещё при предшественниках генсека-президента).

4 декабря 1989 г.
Последний визит румынского диктатора
Николае Чаушеску в Москву

В июльском номере 1988 г. журнала «Коммунист», официального издания ЦК КПСС, были опубликованы «тезисы для обсуждения» под названием «Социальный прогресс в современном мире». Тезисы были столь же путаными и невразумительными, как сформулированная на ХХ съезде КПСС программа хрущёвской внешней политики, – и при этом столь же решительно порывавшими с устоявшейся коммунистической догматикой.

Авторы тезисов (несомненно одобренных и – скорее всего – вчерне набросанных самим Горбачёвым) писали о взаимосвязанном современном мире, о том, что традиционное деление этого мира на три части (капиталистический, социалистический и «третий»), равно как и противостояние «двух систем», не отменяется, – но противостояние неизбежно должно сочетаться с сотрудничеством, что конфликтные ситуации следует разрешать не на пути гонки вооружений, а политическими средствами.

Эта программа была, по мнению одного из западных советологов, «идеологическим обоснованием отнесения соревнования двух миров в отдалённое будущее». Иные оценивали идеи Горбачёва и его советников как «малоубедительные импровизации». Э.Мандель писал, что текст, опубликованный в журнале «Коммунист», – это «решительная ревизия марксистской теории империализма».

Визит Горбачёва в Пекин в мае 1989 г. совпал с активизацией антикоммунистической оппозиции в Китае. Многие из лидеров и участников тамошнего демократического (правозащитного) движения выразили своё сочувствие лидеру перестройки.

Китайские власти некоторое время терпели открытые выступления своих «идеологических противников», но почти сразу после торжественных проводов советского лидера учинили кровавую расправу над оппозиционерами, собравшимися на пекинской площади Тяньанмынь.

В Москве предпочли не заметить эту акцию китайского руководства.

Горбачёва неоднократно упрекали в том, что он согласился на объединение Германии, не выторговав у западных стран никаких уступок, «развалил» социалистическое содружество и «отдал страны народной демократии» Западу.

Уже будучи в отставке, бывший президент СССР возражал таким обвинителям: «А что и кому я отдал? Польшу – полякам, Венгрию – венграм, Германию – немцам…»

Анатолий ГОЛОВАТЕНКО