Имущественная ответственность за нарушение обязательств

09.02.2018 Выкл. Автор admin

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

Такая ответственность может быть установлена как в договорном порядке, т. е. по соглашению сторон, так и в нормативном порядке, т. е. предусмотрена законом или иными правовыми актами. Она наступает в соответствии с общими положениями о гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств: должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15, 393 ГК). Поскольку стороны договора строительного подряда обычно являются предпринимателями, ответственность эта наступает независимо от наличия вины сторон в неисполнении или ненадлежащем исполнении договорных обязательств (п. 3 ст. 401 ГК).

Если договором строительного подряда за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств предусмотрено взыскание неустойки (штрафа, пени), убытки взыскиваются за вычетом этой неустойки. Но договором может быть предусмотрено иное: взыскание только неустойки, взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки, взыскание либо неустойки, либо убытков.

Применение мер имущественной ответственности к контрагенту в случае нарушения им обязательств по договору строительного подряда — право, а не обязанность потерпевшей стороны.

Наряду с гражданско-правовой ответственностью сторон договора строительного подряда за нарушение его условий, строительное законодательство предусматривает также административную ответственность за правонарушения в области строительства. Такая ответственность установлена Законом РФ от 17 декабря 1992 г. «Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства»1.

В соответствии с п. 1 ст. 2 этого Закона предприятия, учреждения, организации и объединения независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности за нарушения обязательных требований нормативных актов в области строительства при выполнении проектных, строительно-монтажных работ, при производстве строительных материалов, конструкций и изделий, влекущие снижение параметров прочности производимых строительных материалов, конструкций и изделий, снижение или потерю прочности, устойчивости, надежности зданий, строений, сооружений, их частей или отдельных конструктивных элементов, подвергаются штрафу, налагаемому в административном порядке. Размер штрафов за различные правонарушения определен в твердых суммах, которые несколько раз индексировались постановлениями Правительства РФ.

§ 2. Виды ответственности за нарушение обязательств

Классификация видов ответственности. Договорная и внедоговорная ответственность. Долевая, солидарная и субсидиарная ответственность. Функции ответственности: дополнительный элемент правоспособности (элемент восполнения правоспособности) субъекта, обеспечение прав других участников гражданского оборота и возложение на субсидиарную ответственность функций санкции.

1. Законом и цивилистической теорией проводится классификация ответственности за нарушение обязательств по различным основаниям. Наибольшее практическое значение для определения видов гражданско-правовой ответственности имеют следующие основания (критерии) классификации:

а) по сфере возникновения или форме причинения вреда (договорная и внедоговорная ответственность);

б) по субъектному составу или характеру множественности лиц на стороне должника (долевая, солидарная и субсидиарная ответственность) и

в) по объему (полная и ограниченная ответственность).

2. По сфере возникновения или форме причинения вреда выделяются два основных вида гражданско-правовой ответственности:

Договорная ответственность возникает в том случае, когда кредитор и должник являются сторонами договорного обязательства и ответственность возникает вследствие нарушения договорных условий.

Недопоставка продукции, продажа некачественного товара, несвоевременный возврат кредита, использование арендованного имущества не по назначению, простой вагонов — это основания наступления договорной ответственности.

Договорная гражданско-правовая ответственность встречается в юридическом быту наиболее часто.

Внедоговорная ответственность имеет место в том случае, когда на момент причинения вреда нарушитель и потерпевший не находились в договорной юридической связи.

Внедоговорная ответственность — это реакция на нарушение прав субъектов, которые не связаны договорами, либо на нарушение, которое выходит за пределы отношений, которыми связаны субъекты. Опосредующие эту реакцию охранительные правоотношения называют внедоговорными; основанием их возникновения являются деликты и иные правоотношения, не связанные с договорными обязательствами.

К внедоговорной ответственности в литературе относят ответственность за деликты, в том числе причинение вреда жизни и здоровью граждан, причинение морального вреда, ответственность недобросовестной стороны в случае ничтожности сделки.

Деление гражданско-правовой ответственности на договорную и внедоговорную имеет большое значение при выборе потерпевшим способов защиты своих прав, для определения размера и порядка ответственности, а также применения процессуальных норм. Указанные разновидности гражданско-правовой ответственности являются взаимоисключающими, наличие оснований для применения ответственности за нарушение договорных обязательств исключает возможность применения ответственности из деликта. Так, наличие между лицом, претерпевшим убытки в силу противоправных действий причинителя, и самим причинителем обязательственного правоотношения исключает возможность обращения к нему по основаниям, предусмотренным ст. 1064 ГК РФ (возмещение вреда).

Например, если арендатор умышленными действиями повредил предмет договора аренды, то к такому арендатору следует обращаться с требованиями по основаниям ст. 393, 622 ГК РФ (ненадлежащее исполнение обязанности по возврату предмета аренды по истечении срока действия договора аренды в части сохранности предмета аренды), но не ст. 1064 ГК РФ.

3. В зависимости от субъектного состава и содержания правоотношений, возникающих в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, выделяют ответственность:

Правовой режим солидарной ответственности определяется ст. 322-326 ГК РФ, долевой ответственности — ст. 321 ГК РФ. Ответственность за нарушение обязательства является разновидностью обязательства как такового. Поэтому упомянутые нормы в полном объеме, как и положения о содержании и особенностях солидарных и долевых обязательств, изложенные в главе 25 настоящего учебника, в полном объеме применимы и к солидарной, и к долевой ответственности за нарушение обязательств.

4. Особым видом ответственности является субсидиарная ответственность. Субсидиарная ответственность — это дополнительная к ответственности основного должника ответственность лица, которое в правоотношении не участвует, однако в силу закона, иного правового акта или договора несет ответственность наравне с основным должником в случае неисправности последнего.

Случаи возникновения субсидиарной ответственности, установленные действующим законодательством, редки. Так, в силу закона собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения (абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК РФ). В силу договора едва ли не единственным случаем установления субсидиарной ответственности является ответственность поручителя, которая в соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ может быть, в том числе, и субсидиарной. Следует отметить, что в данном случае речь идет о добровольном принятии на себя лицом обязательства отвечать по долгам должника своим имуществом.

Во всех иных случаях субсидиарная ответственность предусмотрена законом, то есть независима от воли участников гражданского оборота.

Можно выделить ряд причин и оснований установления (функций) субсидиарной ответственности в силу закона:

а) дополнительный элемент правоспособности (элемент восполнения правоспособности) субъекта;

б) обеспечение прав других участников гражданского оборота и

в) возложение на субсидиарную ответственность функций санкции.

(а) Элемент правоспособности участника гражданского оборота. Субсидиарная ответственность в известной степени дополняет правоспособность одного лица (основного должника) ответственностью другого лица (субсидиарного должника). В частности:

— в соответствии с п. 1 ст. 69, п. 1 ст. 75 ГК РФ участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества;

— в соответствии с п. 1 ст. 95 ГК РФ участники общества с дополнительной ответственностью солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества;

— в соответствии с п. 2 ст. 107 ГК РФ члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива.

Указанное правило является существенным элементом правоспособности соответствующей разновидности юридического лица и обусловлено необходимостью обеспечения интересов кредиторов, которые при неисполнении обязательств должником помимо имущественной массы должника — юридического лица могут претендовать и на имущество его участников.

(б) Обеспечение прав других участников гражданского оборота. Присутствие в предусмотренных законом (договором) случаях субсидиарного должника обеспечивает интересы и права контрагентов основного должника.

Так, в соответствии с абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК РФ частное или бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. Подобное правило существенно ограничивает права кредиторов, которые не имеют возможности получить удовлетворение своих интересов за счет иного имущества учреждения. Для обеспечения указанного, основанного на законе интереса той же нормой установлено в императивном порядке, что при недостаточности денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества. Аналогичными причинами обусловлено существование правила п. 2 ст. 68 ГК РФ о субсидиарной ответственности товарищей. Это правило обеспечивает кредитору, вступившему в обязательственные отношения с хозяйственным товариществом и имевшему в момент возникновения обязательства возможность претендовать на обеспечение своих интересов за счет имущественной массы товарищей, сохранение указанного права. Ведь при преобразовании товарищества в общество, участники — бывшие полные товарищи — ответственности по долгам общества в соответствии с п. 1 ст. 87 ГК РФ не несут, солидарная ответственность участников исключается, однако правилом п. 2 ст. 68 ГК РФ закон гарантирует интересы такого кредитора.

(в) Субсидиарная ответственность устанавливается в качестве санкции за противоправное поведение должника или лиц, имеющих право в силу закона определять условия ведения хозяйственной деятельности должника или же влиять на исполнение должником своих обязательств. Так, в соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Аналогичное правило содержится в абз. 3 п. 2 ст. 105 ГК РФ и др.

5. В зависимости от объема ответственности закон выделяет:

а) полную ответственность и

б) ограниченную ответственность.

В качестве общего правила ст. 400 ГК РФ устанавливает полную ответственность за нарушение обязательств.

Как усматривается из содержания п. 1, 2 ст. 400 ГК РФ, ограничение ответственности бывает двух видов:

а) ограничение права на полное возмещение убытков и

б) ограничение размера ответственности.

(а) Ограничение права на полное возмещение убытков проявляется в виде отказа кредитору в праве требовать взыскания с должника упущенной выгоды. По отдельным обязательствам кредитор вправе требовать только взыскания реального ущерба. В соответствии с п. 1 ст. 400 ГК РФ ограничение права на полное возмещение убытков устанавливается в отдельных обязательствах и в отношении отдельных видов деятельности.

На данный момент ограничение права на полное возмещение убытков по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, российским законом не установлено, существует лишь ограниченная ответственность по отдельным видам обязательств.

К числу таковых относятся:

— обязательства из односторонних сделок (абз. 2, 3 п. 3 ст. 448 ГК РФ);

— обязательства из безвозмездных договоров (п. 3 ст. 573, абз. 2 п. 2 ст. 691 ГК РФ);

— обязательства из договоров энергоснабжения (п. 1 ст. 547 ГК РФ, ст. 18 ФЗ РФ «Об электроэнергетике»);

— обязательства из договора транспортной экспедиции (п. 1 ст. 7 ФЗ РФ «О транспортно-экспедиционной деятельности»);

— обязательства из договора об оказании услуг по использованию инфраструктуры, перевозки железнодорожным транспортом (глава VII ФЗ РФ «Устав железнодорожного транспорта РФ»).

Ограничение ответственности по обязательствам из безвозмездных сделок поддается логическому объяснению. Стороны, вступая в заведомо экономически не эквивалентные отношения, не вправе претендовать на «идеальное» поведение своего контрагента. Здесь весьма применима поговорка: «Дареному коню в зубы не смотрят». Коль скоро речь идет об обогащении одной из сторон обязательства за счет другой, было бы неуместным предъявлять к ссудодателю такие же требования, как к арендодателю.

Вместе с тем (и к сожалению) в подавляющем большинстве иных случаев практически невозможно установить, какие причины подвигли законодателя ограничить право кредитора на полное возмещение убытков. Такое ограничение ответственности в отношении иных договорных типов решительно не отвечает требованиям абз. 3 п. 2 ст. 1 ГК РФ.

Единственный критерий, по которому можно сгруппировать указанные обязательства, — это то, что одна из сторон договора, как правило, занимает доминирующее положение на рынке (владелец железнодорожной инфраструктуры, железнодорожный перевозчик, энергоснабжающая организация, газоснабжающая организация и т.д.).

(б) Ограничение размера ответственности осуществляется либо в соответствии с законом, либо по соглашению сторон и выражается в установлении предела ответственности должника в абсолютном выражении.

Например, стороны договора могут прийти к соглашению о том, что общий размер ответственности за нарушение обязательства, который включает в себя суммы реального ущерба, упущенной выгоды и неустойки, не может превышать цены договора. Так, в соответствии с абз. 4 п. 5 ст. 28 закона «О защите прав потребителей» сумма взысканной потребителем неустойки не может превышать цену отдельного вида выполнения работы или общую цену заказа. Аналогичные правила содержатся в ст. 34 ФЗ РФ «О почтовой связи».

Соглашение об ограничении размера ответственности может быть совершено исключительно с соблюдением условий, предусмотренных п. 2 ст. 400 ГК РФ. Вместе с тем при применении положений ст. 400 ГК РФ следует исходить из предположения о том, что ограничение ответственности по обязательствам является существенным ограничением прав кредитора, исключением из общего правила и устанавливается только законом и исключительно в отношении определенных видов деятельности.

16.2. Условия ответственности за нарушение обязательств

Противоправное поведение как условие относится к числу объективных предпосылок гражданско-правовой ответственности. Противоправным признается такое поведение, которое нарушает норму права независимо от того, знал или не знал правонарушитель о неправомерности своего поведения. В понятии противоправности находит отражение только факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства.

Другие публикации:  Налог с выигрышей в букмекерской конторе

Нормами гражданского законодательства установлены различные требования, предъявляемые к поведению участников гражданского оборота. Например, противоправным признается поведение лица, причиняющее вред личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица (ст. 1064 ГК РФ), поведение должника, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательств.

Требования, предъявляемые к исполнению обязательств, содержатся не только в законе, иных правовых актах, обычаях делового оборота или иных обычно предъявляемых требованиях, но и в самих основаниях возникновения обязательств. Критериями противоправности поведения должника должны служить также некоторые основания установления обязательств. В случае возникновения обязательства из административного акта критерием противоправности служит несоответствие поведения должника содержанию этого акта. Если обязательство возникает из договора, противоправным признается поведение должника, нарушающее условия договора. Если же в основе обязательства лежит односторонняя сделка, то проти- воправным будет поведение должника, не соответствующее условиям односторонней сделки. Наконец, в обязательствах, возникающих из сложного юридического состава, поведение должно соответствовать всем элементам этого состава.

Противоправное поведение может выражаться в виде действия или бездействия. Действие должника приобретает противоправный характер, если оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательства. В ст. 1102 ГК РФ не содержится прямого запрета на неосновательное сбережение имущества одного лица за счет имущества другого, однако неосновательное сбережение противоправно.

Бездействие лишь в том случае становится противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать в соответствующей ситуации. Обязанность действовать может вытекать из условий заключенного договора, из служебного положения лица, закона.

В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ возмещению подлежат лишь убытки, причиненные противоправным поведением должника. Между противоправным поведением должника и возникшими у кредитора убытками должна существовать причинная связь. Противоправное поведение лица только тогда является причиной убытков, когда прямо (непосредственно) связано с этими убытками. В некоторых случаях принимается во внимание косвенная (опосредованная) причинная связь, например за вред, причиненный малолетними, отвечают их законные представители.

Прямая (непосредственная) причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В тех же случаях, когда между противоправным поведением лица и убытками существуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности (противоправное поведение других лиц, действие непреодолимой силы и т.п.), налицо косвенная (опосредованная) причинная связь.

Убытки могут возникнуть в результате действий (бездействия) нескольких лиц. В таких случаях все противоправные действия, прямо (непосредственно) связанные с наступившим результатом, признаются как причины, если индивидуальные особенности этих противоправных действий нашли отражение в противоправном результате.

Меры гражданско-правовой ответственности применяются при виновном правонарушении. Лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответствен- ность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрено иное. Таким образом, по общему правилу, ответственность в гражданском праве строится на началах вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Вина является субъективным условием гражданско-правовой ответственности. Она представляет собой такое психическое отношение лица к своему противоправному поведению, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц, в том числе юридических.

Это понятие вины в равной мере применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам. Вина последних иначе и не может проявиться, как только через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей, поскольку действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника (ст. 402 ГК РФ). Вина юридического лица может проявиться и в виновных действиях его работника, например в вине работника, допустившего брак при изготовлении продукции.

В соответствии со ст. 401 ГК РФ вина может быть в форме умысла или неосторожности. В свою очередь, неосторожность может быть простой или грубой. Вина в форме умысла имеет место тогда, когда из поведения лица видно, что оно сознательно направлено на правонарушение. В гражданском праве, имеющем дело с нормальными явлениями в сфере гражданского оборота, вина в форме умысла встречается не так часто, как, например, в уголовном праве, рассчитанном на аномальные явления. Вместе с тем в отдельных случаях и субъекты гражданского права умышленно нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

В случаях вины в форме неосторожности в поведении человека отсутствуют элементы намеренности. Оно не направлено сознательно на правонарушение, но в то же время в поведении человека отсутствует должная внимательность и осмотрительность.

Вина является лишь условием, но не мерой ответственности. Если имеет место вина, то независимо от ее формы правонарушитель обязан возместить причиненные убытки в полном объеме (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В некоторых случаях, прямо предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер гражданско-правовой ответственности.

Смешанная вина характеризуется следующим: •

убытки наступают в результате виновного поведения не только должника, но и кредитора; •

убытки возникают в имущественной сфере только одной стороны обязательства — кредитора; •

убытки представляют единое целое, когда невозможно определить, в какой части они вызваны виновными действиями должника, а в какой — виновными действиями кредитора.

Суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Эти же правила применяются в случаях, когда должник в силу закона или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.

Поскольку при смешанной вине невозможно определить, какая часть убытков вызвана поведением должника, а какая — кредитора, единственным критерием, которым можно руководствоваться в таких случаях при распределении между ними убытков, может служить степень (форма) вины должника и кредитора. Чем выше степень вины стороны в обязательстве, тем большая часть убытков относится на ее счет. Если же должник допустил грубую неосторожность при простой неосторожности кредитора, то возмещению за счет должника подлежит большая часть убытков. Ее величина зависит от конкретных обстоятельств дела.

Смешанную вину необходимо отличать от совместного причинения вреда, когда совместные причинители несут солидарную ответственность перед кредитором. Совместное причинение вреда характеризуется тем, что убытки: •

наступают в имущественной сфере только одной стороны обязательства — кредитора; •

вызваны противоправными действиями двух или более лиц; •

представляют собой единое целое, и невозможно установить, какая часть этих убытков причинена каждым из этих двух или более лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Это означает, что действует презумпция виновности правонарушителя. Последний считается виновным до тех пор, пока не докажет свою невиновность. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и ос- мотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1). Правонарушитель в гражданском праве считается виновным до тех пор, пока не будет доказана его невиновность. Презумпция виновности правонарушителя не исключает для потерпевшего возможности представлять суду доказательства виновности правонарушителя.

Гражданско-правовая ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности строится на началах риска. Нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ устанавливает, что, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанности со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств и т.п.

Предприниматель несет повышенную ответственность, он отвечает за случайное (невиновное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако в тех случаях, когда предприниматель участвует в обязательствах, не связанных с его предпринимательской деятельностью, его ответственность строится на началах вины, а не на началах риска. Предприниматель освобождается от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

На началах риска строится ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ), профессионального хранителя (ст. 901 ГК РФ) и в некоторых других случаях. В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автотранспортных средств и т.п.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Под источником повышенной опасности понимаются материальные объекты, обладающие вредоносными свойствами, проявление которых в процессе использования указанных объектов полностью человеком не контролируется. Возложение повышенной (независимо от вины) ответственности на владельцев источников повышенной опасности обусловлено тем, что такая ответственность стимулирует их к тому, чтобы постоянно совершенствовать эксплуатируемые ими источники повышенной опасности, снижая уровень не контролируемого человеком проявления вредоносных свойств.

Организация, для которой хранение является одной из целей деятельности, освобождается от ответственности за утрату, недостачу или повреждение имущества, если это вызвано непреодолимой силой, или произошло из-за свойств имущества, о которых хранитель не знал и не должен был знать, или в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя (ст. 901 ГК РФ).

Ответственность за нарушение обязательств

Разновидностями гражданско-правовой ответственности являются: договорная и внедоговорная; долевая и солидарная; основная и субсидиарная.
Договорная ответственность наступает при нарушении договора. Внедоговорная ответственность наступает при причинении вреда чужому здоровью или имуществу, если между причинителем вреда и пострадавшим гражданско-правового договора не было.
В соответствии с гражданским законодательством должник, не исполнивший или исполнивший ненадлежащим образом обязательство, причинивший внедоговорной вред, должен полностью возместить нанесенные кредитору убытки.
Если в гражданском правоотношении есть несколько обязанных лиц, то может иметь место долевая, солидарная или субсидиарная ответственность. При долевой ответственности каждое из обязанных лиц несет ответственность только в своей части. При солидарной ответственности кредитор имеет право обратить взыскание на имущество всех должников, части их или одного из них в полном объеме. Исполнение солидарного обязательства одним из должников освобождает других от ответственности. Солидарная ответственность наступает только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. Субсидиарная (дополнительная) ответственность имеет место при наличии, кроме основного должника, еще и дополнительного. В случае невозможности возмещения убытков основным должником к ответственности привлекается дополнительный. Вопросы для самоконтроля

1. Что такое «договор»?
2. В какой форме могут заключаться договоры?
3. Какие условия договора считаются существенными?
4. В чем заключается гражданско-правовая ответственность?
5. При каких условиях наступает гражданско-правовая ответственность?
6. Назовите виды гражданско-правовой ответственности. Чем долевая ответственность отличается от солидарной ответственности?
7. В каких случаях наступает внедоговорная ответственность?

§ 6. Ответственность за нарушение договорных обязательств в предпринимательской деятельности (признаки, условия применения, формы)

Нарушение договорных обязательств влечет гражданско-правовую ответственность. Она является санкцией, вызывающей для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей.

Во-первых, гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер, поскольку ее применение всегда связано со взысканием убытков, уплатой неустойки.

Во-вторых, это ответственность одного участника правоотношений перед другим, т.е. ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Цель ответственности — восстановление или компенсация нарушенного права потерпевшего. Однако если нарушение затрагивает публичные интересы, то санкции могут быть обращены в пользу государства. Например, в доход Российской Федерации взыскивается доход по сделке, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

В-третьих, гражданско-правовая ответственность имеет компенсационный характер, т.е. ее размер должен соответствовать объему причиненных убытков, поскольку опять же цель ответственности — восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны. Нормы о заведомо неэквивалентном размере ответственности являются редким исключением и применяются обычно для защиты публичных интересов. Например, при невыполнении обязательств по государственному контракту кроме уплаты штрафной неустойки поставщики возмещают понесенные покупателем убытки*(164).

Помимо традиционных мер имущественной ответственности, существуют иные меры, понуждающие к надлежащему исполнению обязательств (устранение недостатков в товаре или работе, замена некачественного товара и др.), а также «меры оперативного воздействия», означающие право потерпевшей стороны на односторонние действия, порождающие правовые последствия. Такие меры понуждения нельзя считать ответственностью, поскольку обязанность реального (надлежащего) исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства, а ответственность должна выражаться в каком-то дополнительном бремени. С ответственностью их сближает только то, что применение данных мер также связано с нарушением обязательств.

Долгое время в нашем законодательстве использовался «принцип реального исполнения обязательств», означавший, что уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре. Однако судебно-арбитражная практика свидетельствовала о неэффективности принимаемых решений.

Сейчас в законодательстве (ст. 396 ГК РФ) сохранены лишь некоторые элементы принципа реального исполнения. Так, если уплата неустойки и возмещение убытков вызваны ненадлежащим исполнением обязательства, должник не освобождается от исполнения обязательства в натуре. Например, обязательство исполнено в неполном объеме либо полностью, но ненадлежащим образом.

Если же уплата неустойки и возмещение убытков вызваны неисполнением обязательства, должник освобождается от исполнения обязательства в натуре, и в данном случае обязательство прекращается. Например, к сроку, когда обязательство должно быть исполнено, должник не приступил к исполнению. Но здесь принципиальное значение имеет также то, какой способ защиты выберет кредитор. Если будет предъявлен иск о принуждении к исполнению обязательства в натуре, то кредитор (истец) сохранит право требовать от должника уплаты неустойки за последующие периоды. Но если кредитор (истец) выберет иск о возмещении убытков, то он лишится возможности предъявлять впоследствии должнику какие-либо требования. Таким образом, должник как бы «откупается» от кредитора путем возмещения ему убытков.

Другие публикации:  Заявление в роспотребнадзор о нарушении прав потребителя

Есть целый ряд типичных судебных дел, связанных с повторным предъявлением требований. Так, у акционерного общества существовало договорное обязательство перед индивидуальным предпринимателем по передаче последнему сахара. Нарушение этого обязательства стало основанием для предъявления предпринимателем иска о возмещении убытков. После удовлетворения иска судом договорное обязательство по поставке сахара прекратилось (п. 2 ст. 396 ГК РФ), и должник освободился от исполнения обязательства в натуре. Однако в связи с тем, что ответчик не выполнил решение суда, предприниматель заявил повторный иск, но уже по другому основанию — взыскание убытков в связи с неисполнением первого судебного решения. При этом истец заявил о сохранившемся интересе в получении от ответчика сахара, так как цены на него выросли и на полученные по иску деньги предприниматель не сможет закупить необходимое количество сахара. Однако в этом случае передача сахара будет означать изменение способа исполнения судебного решения, но никак не новое требование кредитора. Поэтому исковые требования в подобной формулировке удовлетворены быть не могут.

Следует иметь в виду, что принцип реального исполнения сформулирован в законодательстве в виде диспозитивной нормы. Во многие договоры сейчас включается условие о том, что «уплата штрафных санкций и возмещение убытков не освобождает сторону, нарушившую свои обязательства, от их надлежащего исполнения». Нужно отметить, что такие формулировки в договорах вполне соответствуют требованиям закона, хотя и налагают на должников дополнительное бремя.

Беспрецедентной мерой оперативного воздействия являются нормы о «встречном исполнении обязательств». Встречным является такое исполнение обязательства, которое должно производиться одной стороной только после того, как другая сторона исполнила свое обязательство (ст. 328 ГК РФ). Причем подобная обусловленность должна быть предусмотрена непосредственно в договоре. Например, если по условиям договора заказчик своевременно не профинансировал строительство, он не вправе требовать санкций против подрядчика, который допустил просрочку сдачи объекта*(165).

Так, по одному из дел суд не признал обязанность стороны поставить молочную продукцию встречной по отношению к обязанности контрагента ее оплатить, указав, что применение ст. 328 ГК РФ к случаю неоплаты товара возможно только при условии, если договор предусматривает, что «отгрузка молочной продукции производится после ее предварительной оплаты».

В другом случае суд не признал встречными обязательства сторон по договору мены (три вагона стройматериалов в обмен на партию компьютеров) по причине того, что каждая из сторон должна была выполнить свои обязательства в один и тот же день. Суд решил, что ст. 328 ГК РФ может применяться, если сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают*(166).

Своеобразной мерой оперативного (быстрого) воздействия на недобросовестного контрагента является допускаемый законодательством односторонний отказ от договора. Как известно, неоднократное нарушение поставщиком сроков поставки отдельных партий товара предоставляет покупателю право отказаться от договора (п. 2 ст. 523 ГК РФ). Каким образом односторонний отказ от договора сочетается с мерами ответственности за его нарушение? По одному из дел Арбитражный суд г. Москвы принял решение: если действия стороны направлены на отказ от договора, неустойка вообще не может применяться ни в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, ни в качестве меры ответственности. Представляется, что здесь нужен другой подход. Неустойка взыскивается за сам факт нарушения обязательства, поэтому ее можно взыскивать за период с момента нарушения обязательства до момента заявления другой стороной об отказе от договора.

За нарушение договорных обязательств (неисполнение или ненадлежащее исполнение) в предпринимательской деятельности, в первую очередь, наступает договорная ответственность. Она не порождает нового обязательства, а присоединяется к прежнему в виде новой обязанности нарушителя. Возможно возникновение и внедоговорной ответственности, например, в связи с причинением вреда имуществу, а также вследствие неосновательного обогащения или сбережения. Но в таких случаях приобретение имущества (или сбережение) должно происходить без установленных законом или сделкой оснований. Если же имущество получено во исполнение заключенного договора, то предъявляются иски о возмещении убытков, а не о возврате неосновательно полученного.

Что касается ответственности в виде компенсации морального вреда, то она, конечно, является внедоговорной, так как из договорного обязательства возникнуть в принципе не может. В предпринимательской деятельности вопрос о компенсации морального вреда является очень спорным в течение многих лет. Суд принимает решение о денежной компенсации физических и нравственных страданий лица (ст. 151 ГК РФ). Позиция высших судебных инстанций по вопросу о том, может ли моральный вред компенсироваться юридическому лицу, противоречива. Высший Арбитражный Суд РФ придерживается позиции, что юридическое лицо не может испытывать физических и нравственных страданий, следовательно, ему невозможно компенсировать моральный вред*(167). В свою очередь, Верховный Суд РФ довольно формально подходит к толкованию п. 7 ст. 152 ГК РФ и считает, что правила о защите деловой репутации гражданина, включая возможность компенсации морального вреда, должны применяться и к юридическим лицам*(168). Заслуживает поддержки позиция ВАС РФ, так как юридическое лицо — это прием юридической техники, искусственно созданный субъект права, который, не будучи живым существом с высшей нервной деятельностью, не может испытывать каких-либо страданий.

Необходимым условием для применения любого вида юридической ответственности является нарушение нормы права. Если нарушается договор, т.е. нормы для двоих контрагентов, может ли в этом случае наступать юридическая ответственность, имеющая принудительную силу? Согласно ст. 309 ГК РФ все обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Следовательно, любое неисполнение или ненадлежащее исполнение договора a priori является нарушением норм права, т.е. противоправным деянием.

Факультативным условием ответственности служит наличие негативных последствий в имущественной сфере лица, чье право нарушено. Очевидно, что непредставление обоснований по наличию и размеру убытков повлечет отказ в удовлетворении требований об их взыскании. Нужно отметить, что негативные последствия могут оцениваться судом даже при взыскании неустойки, хотя кредитор при этом и не обязан доказывать наличие убытков (ст. 330 ГК РФ). Однако в подавляющем большинстве случаев суды используют свое право на уменьшение неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Следовательно, эти последствия (убытки) тоже должны учитываться судом. В случае применения ответственности в форме возмещения убытков приобретает значимость такое условие, как причинно-следственная связь между нарушением обязательства и наступившими негативными последствиями в имущественной сфере потерпевшего, которую бывает весьма сложно доказать.

Так, из-за аварии на тепловой станции в складских помещениях арендатора не было электричества, в связи с чем он не мог выполнять свои договоры с третьими лицами. Арендатор предъявил иск арендодателю о возмещении убытков. Но суд решил, что арендодатель не является энергоснабжающей организацией и поэтому его вины в отсутствии электроэнергии нет*(169). В другом случае из пользования арендатора были изъяты железнодорожные цистерны и переданы в общий парк железной дороги. Арендатор срочно заключил другой договор аренды цистерн с более высокой арендной платой, попытавшись взыскать с железной дороги соответствующую разницу в виде убытков. Суд решил, что отсутствует причинно-следственная связь, так как истец не доказал, что не мог арендовать цистерны по той же ставке арендной платы*(170).

В отличие от уголовного правосудия в гражданских отношениях применяется «презумпция виновности», т.е. добросовестная сторона не обязана доказывать вину нарушителя, напротив, лицо, нарушившее договорное обязательство, должно доказать отсутствие своей вины. Лицо признается виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась, не приняло все меры к надлежащему исполнению обязательства (ст. 401 ГК РФ).

Отсутствие вины в нарушении обязательства освобождает от ответственности. Это правило всегда применяется в отношении некоммерческих организаций. Так, Министерство ЖКХ одной из республик заказало строительство напорного канализационного коллектора. В условиях договора была предусмотрена неустойка за просрочку оплаты работ. Согласно ст. 330, 401 ГК РФ неустойка взыскивается только при наличии вины нарушителя, поэтому суд освободил Министерство от уплаты неустойки, так как оно не получило своевременного финансирования из республиканского бюджета. Иными словами, его вины в нарушении договора нет*(171). Данное правило касается не только неустойки, но и других форм гражданско-правовой ответственности. В частности, просрочка оплаты работ в связи с невыделением средств из бюджета также не дает права на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ*(172).

В предпринимательской деятельности освобождение должника от ответственности допускается лишь в случае абсолютной невозможности исполнить обязательство, т.е. наличия чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств, которые в договорах часто обозначают «форс-мажор» (фр. «force majeure» — большая сила). Обстоятельства непреодолимой силы, кроме чрезвычайного характера и непредотвратимости, по большей части носят всеобщий характер, т.е. относятся не исключительно к данному лицу, а к неопределенному кругу лиц. Перечень форс-мажорных обстоятельств, как правило, заранее определяется в договоре; это могут быть обстоятельства стихийного характера (наводнения, пожары, землетрясения и др.), юридического характера (государственные ограничения экспорта или импорта товаров) и социальные события (забастовки, военные действия).

Таким образом, подробная расшифровка обстоятельств форс-мажора дается в договоре, но к ним не относятся отсутствие у должника денежных средств, действия третьих лиц, нарушение обязательств контрагентами должника, отсутствие на рынке определенных товаров и т.п.

Итак, в предпринимательской деятельности ответственность наступает без вины по принципу причинения ущерба*(173). Вместе с тем по разным причинам наше законодательство предусматривает ряд случаев, когда предприниматели отвечают только при наличии вины в соответствующем нарушении обязательства. В частности, это ответственность производителя сельскохозяйственной продукции по договору контрактации (ст. 538 ГК РФ), хранителя — за повреждение вещей (ст. 901 ГК РФ), комиссионера — за исполнение сделки третьим лицом (ст. 993 ГК РФ).

В ст. 50 Конституции РФ закреплен принцип одного наказания за одно преступление, заимствованный еще из римского права. В уголовном праве существует аналогичный подход: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ). Как бы странно это не показалось, но в гражданском законодательстве аналогичного правила не существует.

Например, двойной ответственностью признается взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ и пеней*(174), взыскание процентов и двойной суммы задатка. Единственный легальный случай двойной ответственности — это штрафная неустойка, которая может взыскиваться в полной сумме сверх убытков (ст. 394 ГК РФ)*(175). Конечно, суды придерживаются принципа «одно нарушение — одно наказание», исходя из общего смысла нашего законодательства. Однако в силу того, что это — «неписаное правило», не закрепленное в законодательстве, арбитражные суды не всегда придерживаются такой позиции. Так, договором аренды была предусмотрена ответственность арендатора за просрочку внесения арендной платы в форме пеней, а также за любое нарушение условий договора аренды — в форме штрафа. Суд посчитал, что установление в договоре одновременно двух мер ответственности за его нарушение соответствует принципу свободы договора*(176).

Гражданское законодательство предусматривает различные формы ответственности за нарушение обязательств, но особое место среди них занимает возмещение убытков. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; эта мера ответственности всегда носит имущественный характер (п. 1 ст. 393 ГК РФ).

Под убытками понимаются те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения. Первая часть отрицательных последствий — реальный ущерб — выражается в уже состоявшемся или предстоящем уменьшении его наличного имущества. Реальный ущерб включает расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Другая часть убытков — упущенная выгода — выражается в несостоявшемся увеличении имущества потерпевшего.

В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов должна быть подтверждена обоснованным расчетом, доказательствами (смета затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор). Характерной чертой упущенной выгоды является то, что возможность ее взыскания зависит от специфики конкретных правоотношений: она возникает только в условиях коммерческого использования имущества и в отношениях некоммерческих, например при безвозмездной передаче имущества в пользование возмещение убытков вероятно только в рамках реального ущерба. Если нарушение права принесло лицу (нарушителю) вследствие этого доходы, то потерпевший вправе требовать возмещения, наряду с другими убытками, упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Следует обратить особое внимание, что при определении упущенной выгоды учитываются меры, предпринятые кредитором для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ). Ничем не подтвержденные расчеты кредитора о предполагаемых доходах суд во внимание не принимает. Незнание данной нормы на практике ведет, как правило, к отказу в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды.

Бремя доказывания наличия и размера упущенной выгоды лежит на истце, который должен доказать, что он мог и должен был получить определенные доходы и только нарушение обязательства ответчиком стало единственной причиной, лишившей его возможности получить прибыль от реализации товаров (работ, услуг). Однако получить прибыль из выручки от реализации товаров (работ, услуг) можно лишь после изготовления и (или) продажи их потребителю, а потому истец наряду с вышеуказанным должен доказать, что мог реализовать товар или услуги и получить тем самым обусловленную прибыль и что для этого были реальные возможности.

Другие публикации:  Авто 200 лС Какой налог

Арбитражная практика основывается на том, что при определении конкретного размера упущенной выгоды следует исходить из реальных условий коммерческого оборота, не вдаваясь в область предположений о вероятных прибылях. При доказывании размеров неполученной прибыли не принимаются во внимание предположительные расчеты истца. Должны учитываться только точные данные, которые бесспорно подтверждают реальную возможность получения денежных сумм или иного имущества, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Суды, как правило, требуют представлять письменные доказательства возможности получения прибыли: договоры, заключенные с контрагентами истца; гарантийные письма от них с предложением заключить соответствующий договор или положительные ответы контрагентов на предложения истца о заключении договора; предварительные договоры, протоколы о намерениях и проч. Между тем в условиях рынка результаты деятельности хозяйствующих субъектов и возможность получения ими прибыли заведомо поставлены в зависимость от вероятностных и случайных обстоятельств (конъюнктура спроса и предложения, активность конкурентов и т.д.).

В соответствии с Временной методикой определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров*(177), неполученная прибыль может возникать при таких последствиях нарушения договорных обязательств, как уменьшение объема производства и реализации продукции (работ, услуг), брак в результате использования в производстве некачественных сырья и комплектующих, изменение ассортимента изготовляемой продукции и т.д.

В частности, в случае уменьшения объема производства или реализации продукции (работ, услуг) неполученная прибыль определяется как разница между ценой и плановой себестоимостью единицы продукции, умноженная на количество не произведенной или не реализованной по вине контрагента продукции. Однако основная проблема применения этой и других методик заключается в необходимости доказывания каждого элемента убытков. В данном случае особую роль играет доказывание причинно-следственных связей между нарушением обязательства и возникшими убытками в виде неполученной прибыли.

Как уже говорилось, суды следуют строгой позиции об обязательном доказывании прямой связи между правонарушением и убытками в виде упущенной выгоды, в то время как убыточные последствия тех или иных действий обычно проявляются через длительный промежуток времени, что существенно затрудняет установление причинной связи между вредоносным действием и его результатами.

Законодательством устанавливаются случаи, когда взыскание упущенной выгоды ограничено либо не применяется вообще. Так, за нарушение условий договора энергоснабжения подлежит взысканию только реальный ущерб (ст. 547, 548 ГК РФ), по договорам на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ упущенная выгода взыскивается лишь в случаях, непосредственно предусмотренных самим договором (ст. 777 ГК РФ).

Здесь мы имеем дело с частным случаем отхода от одного из основных принципов гражданского права — полного возмещения убытков. Законом или договором может быть установлена ограниченная ответственность (п. 1 ст. 400 ГК РФ). Допустим, заказчик отказался от договора подряда, следовательно, он обязан возместить подрядчику убытки, но лишь в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и ценой, выплаченной за выполненную работу (ст. 717 ГК РФ). Аналогичным примером является ответственность перевозчика за утрату, недостачу или повреждение груза, которая ограничивается лишь стоимостью последнего (ст. 796 ГК РФ).

Самостоятельной и, пожалуй, наиболее «модной» формой ответственности за нарушение обязательств является неустойка. Наличие в договоре условий о неустойке влечет для должника, нарушившего обязательство, неблагоприятные последствия в виде уплаты установленных законом или договором процентов, начисляемых на сумму невыполненного обязательства (штраф) либо за каждый день просрочки (пеня). Неустойка выступает также в качестве наиболее применяемого — самостоятельно или в сочетании с другими мерами — способа обеспечения обязательства. Размер неустойки может устанавливаться в виде процента от суммы договора или его неисполненной части, в кратном отношении к сумме обязательства или же в твердой денежной сумме.

Широкое распространение неустойки объясняется ее стимулирующим воздействием на контрагентов гражданско-правового обязательства и относительной простотой взыскания. Кредитор не должен доказывать наличие убытков при взыскании неустойки (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Синонимы неустойки — штраф и пеня; это денежные суммы, взыскиваемые в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства; различие между ними состоит лишь в способе исчисления и уплаты неустойки. Штраф — это однократно взыскиваемая неустойка, определяемая в твердой денежной сумме либо в процентном отношении к определенной величине. Пеня — это неустойка, взыскиваемая нарастающим итогом по периодам просрочки исполнения обязательства, например при просрочке возврата кредита, несвоевременном внесении арендных платежей.

Форма соглашения о неустойке не зависит от формы основного обязательства; она в любом случае должна быть письменной под страхом недействительности соглашения о неустойке.

Как должен поступить предприниматель, если в связи с нарушением договора его контрагентом можно рассчитать и неустойку, и убытки? Правомерно ли заявить о взыскании двух этих мер ответственности? Дело в том, что неустойка должна носить строго компенсационный характер, поэтому закон устанавливает определенные правила о ее соотношении с убытками и, кроме того, предоставляет суду право ее уменьшить. В зависимости от сочетания неустойки с возмещением убытков закон (ст. 394 ГК РФ) различает четыре вида неустойки. По общему правилу, если иное не установлено договором или законом, неустойка является зачетной, т.е. убытки возмещаются только в части, не покрытой неустойкой. Например, в связи с просрочкой поставки товара покупатель рассчитывает неустойку в сумме 20 тыс. руб., в то же время у него в связи с простоем производства возникли убытки еще на 50 тыс. руб. При применении зачетной неустойки исковые требования к поставщику должны складываться из 20 тыс. руб. неустойки и 30 тыс. руб. убытков.

Если сторонами согласована исключительная неустойка, то допускается взыскание только неустойки, но не убытков. Альтернативная неустойка означает, что по выбору кредитора (истца) могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Наконец, самой строгой санкцией является штрафная неустойка, при которой убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх нее.

Помимо этого, различают законную и договорную неустойку. К законной неустойке следует отнести штрафные санкции, предусмотренные исключительно законом, а не иным нормативным актом. Надо сказать, что таких неустоек в нашем законодательстве довольно мало. Если законом не предусмотрено иное, стороны вправе условиями договора увеличить размер законной неустойки. Соглашения сторон, направленные на снижение или отмену неустойки, предусмотренной законом, не имеют юридической силы. Договорная неустойка может устанавливаться соглашением сторон, причем они вправе указать в договоре, что применяется неустойка, установленная в подзаконном акте либо в правовом акте, утратившем силу или отмененном.

Характерные черты неустойки как меры гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств можно выявить, проведя ее сравнительный анализ с убытками. Убытки взыскиваются, когда они действительно причинены, хотя несмотря на нарушение договора, убытки могут не возникнуть. По требованию о взыскании неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Для взыскания же убытков необходимо доказать не только их размер, но и то, что сам потерпевший принял все возможные меры для их устранения. По требованию о взыскании неустойки формально ничего доказывать не нужно, хотя практика последних лет показывает, что истец должен быть готов представить суду обоснованный расчет своих имущественных потерь. Убытки — это неопределенная величина, они выявляются только после нарушения договорного обязательства. Неустойка — это величина, точно зафиксированная, заранее установленная и известная обоим участникам обязательства. Наконец, нарушение обязательства чаще всего сводится не к полному отказу от его исполнения, а к ненадлежащему исполнению, выражающемуся в просрочке и т.п., поэтому в момент самого нарушения убытки либо не возникают, либо не получают явного выражения. Но уже в момент нарушения обязательства кредитор располагает оперативным средством, чтобы побудить должника к исполнению обязательства.

Любой должник (нарушитель договора) заинтересован в доказывании незначительности и даже отсутствия убытков, поскольку в случаях, когда подлежащая взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, законодательство (ст. 333 ГК РФ) предоставляет право суду уменьшить размер неустойки*(178). При наличии таких обстоятельств суд вправе уменьшить неустойку независимо от ее вида, т.е. независимо от соотношения неустойки с убытками. Право суда на уменьшение неустойки применимо не только к договорной, но и к законной неустойке*(179).

Доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, предоставляются ответчиком, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки. Однако суд может уменьшить размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. В подобных случаях решение вопроса о явной несоразмерности неустойки производится на основании имеющихся в деле материалов. Зачастую самому истцу предлагается представить доказательства своих фактически понесенных убытков, и если он не может это сделать, неустойка снижается*(180).

При решении вопроса об уменьшении неустойки учитываются проценты, уплаченные или подлежащие уплате истцу в соответствии с законодательством, а также поведение ответчика, действия которого свидетельствуют о принятии им мер по своевременному исполнению обязательства*(181).

Неоднократно ст. 333 ГК РФ была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по жалобам граждан и юридических лиц*(182). Конституционный Суд РФ разъяснил, что при рассмотрении требований о взыскании неустойки суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Свобода договора при определении размера неустойки может быть ограничена судом в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

Интересно отметить, что при оценке последствий нарушения обязательства суд может учитывать и обстоятельства, не имеющие прямого отношения к этим последствиям*(183). Так, очень часто суды принимают решения об уменьшении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ в связи с тем, что установленная договором неустойка в несколько раз превышает размер ставки рефинансирования Центрального Банка РФ*(184). Хотя никакой связи между неустойкой и ставкой рефинансирования ЦБ РФ наше законодательство формально не устанавливает.

Наряду с убытками и неустойкой законодательство РФ предусматривает специальный вид ответственности за нарушение денежных обязательств. Так, в соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств*(185).

Эти проценты рассматриваются в одном ряду с убытками и неустойкой, а не в качестве разновидности какой-либо из этих мер ответственности*(186). Как и неустойка, они, по общему правилу, имеют зачетный характер. Проценты начисляются только на сумму неисполненного денежного обязательства; законодательство не предусматривает возможности их начисления на сумму убытков, потому как одна мера ответственности не может начисляться на другую меру ответственности*(187).

Размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента, существующей на день исполнения денежного обязательства (или его соответствующей части), в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения. В отношениях между организациями и гражданами РФ подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки ЦБ РФ по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). В настоящее время, напомним, эта ставка составляет 12% годовых*(188).

Если в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежные обязательства выражены в иностранной валюте, но отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам, размер процентов определяется на основании публикуемой в официальных источниках («Вестнике Банка России») информации о средних ставках по краткосрочным валютным кредитам, выдаваемым в месте нахождения кредитора. Если же и такие публикации отсутствуют, размер процентов определяется по справке одного из ведущих банков, подтверждающей ставку, применяемую по краткосрочным валютным кредитам.

Контрагенты вправе установить иной размер процентов условиями договора, иногда это право используется предпринимателями в противоречии с его назначением. Существует случаи, когда процентная ставка определяется в договоре как 1000% годовых и даже более. В ряде случаев суды признавали подобные условия договора недействительными по иску должника на основании п. 1 ст. 179 ГК РФ как сделки, которые лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальные сделки). Возможность признания кабальными условий договора о чрезмерно высоких процентах не зависит от того, установлены ли данные проценты в качестве платы за пользование денежными средствами либо в качестве меры ответственности.

Массовый характер предъявления требований к должникам об уплате договорных процентов, установленных на случай просрочки платежа, в заведомо завышенном размере заставил суды признать необходимость и возможность их снижения. Здесь невозможно руководствоваться ст. 333 ГК РФ, так как она касается исключительно неустойки. Поэтому при снижении размера процентов суды руководствуются нормой п. 1 ст. 10 ГК РФ, запрещающей злоупотребление правом. Ведь кредитор, требующий уплаты процентов в размере, хотя и установленном договором, но не оправданном фактическими обстоятельствами конкретных отношений, злоупотребляет своим правом, и, следовательно, в силу п. 2 ст. 10 ГК РФ суд может отказать ему в защите этого права.

Важно подчеркнуть, что проценты являются мерой ответственности, применимой исключительно при нарушении денежных обязательств. Например, при нарушении обязательств по встречным поставкам продукции они взысканы быть не могут, так как в таком договоре отсутствует денежный расчет*(189).