Исключение акционера из оао судебная практика

04.03.2018 Выкл. Автор admin

АО не является публичным. Планируется исключить акционеров, которые не участвуют в жизни АО. Процент голосов, приходящихся на акции участника АО, которого планируется исключить из общества, неизвестен. Каков порядок исключения акционеров из АО?

Прежде всего отметим, что ни Гражданский кодекс РФ (далее — ГК РФ), ни Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) не содержат специальных норм, напрямую устанавливающих основания и правила исключения акционеров из акционерного общества (далее также — АО, общество).
Вместе с тем в п. 1 ст. 67 ГК РФ в числе прав участников хозяйственных товариществ и обществ предусматривается право требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных АО) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества. При этом особо подчеркивается, что отказ от этого права или его ограничение ничтожны.
Как прямо следует из приведенной нормы, а также из ее расположения в структуре норм ГК РФ, она распространяется на все виды хозяйственных товариществ и обществ, за исключением публичных акционерных обществ, то есть действует и в отношении тех акционерных обществ, которые не являются публичными. И хотя законодательство и не содержит полного перечня тех действий (видов бездействия), которые могут считаться причиняющими существенный вред обществу либо иным образом существенно затрудняющими его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в судебной практике сложилось достаточно определенное представление о том, какие действия (виды бездействия) могут расцениваться в качестве таковых.
Так, в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 25) разъясняется, что к таким нарушениям, в частности, может относиться систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать значимые хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет; совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа (например, причинение значительного ущерба имуществу общества, недобросовестное совершение сделки в ущерб интересам общества, экономически необоснованное увольнение всех работников, осуществление конкурирующей деятельности, голосование за одобрение заведомо убыточной сделки), если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.
Таким образом, из вышеизложенного следует, что бездействие акционера непубличного АО, в том числе и в случаях, когда он не участвует в принятии общим собранием акционеров каких-либо решений, само по себе не может служить основанием для его исключения из общества, так как, по сути, такое участие является правом, а не обязанностью акционера (п. 1 ст. 65.2 ГК РФ, п. 2 ст. 31 Закона N 208-ФЗ). Для того, чтобы исключение могло иметь место, необходимо наличие негативных последствий в виде создающейся в результате этого невозможности общества принимать значимые хозяйственные решения, что, в свою очередь, реально причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет. При отсутствии таких последствий суды, как правило, отказывают в удовлетворении исков об исключении акционера из общества (смотрите, например, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2016 N 12АП-5656/16).
Однако, учитывая положения п. 4 ст. 65.2 ГК РФ, возлагающие на акционера общества обязанность участвовать в принятии корпоративных решений, без которых АО не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений, а также не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создано общество, при наличии реальных негативных последствий бездействия, например, в случаях, когда неучастие акционера в общем собрании препятствует принятию устава АО в новой редакции, избранию членов ревизионной комиссии, совета директоров либо акционер не предоставляет сведения или не направляет уведомления, необходимые в соответствии с законодательством, бездействие акционера может являться основанием для его исключения из общества (смотрите, например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.02.2016 по делу N А40-128264/2015).
В заключение отметим, что согласно разъяснениям, данным в п. 35 Постановления N 25, оценка степени нарушения участником хозяйственного общества своих обязанностей, а также установление факта совершения участником конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий производится судом. Следовательно, возможность исключения акционера из общества в каждом отдельно взятом случае определяется индивидуально, исходя из конкретных обстоятельств дела и имеющихся в нем доказательств.

К сведению:
Обращаем Ваше внимание на то, что в правоприменительной практике встречается позиция, согласно которой применение п. 1 ст. 67 ГК РФ к акционерам, владеющим акциями, на которые приходится 50 и более процентов голосов, существенно ограничивается. Суды, занимающие указанную позицию, исходят из того, что механизм исключения из общества его участников, установленный приведенной нормой, призван устранить препятствия в осуществлении деятельности обществом, тогда как исключение участника, на акции которого приходится паритетное или большее количество голосов, чем у иных акционеров общества, как раз приводит к невозможности дальнейшего осуществления таким обществом своей деятельности (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.07.2015 N Ф06-24491/2015).
Вместе с тем, нельзя не отметить отсутствие в самом п. 1 ст. 67 ГК РФ каких-либо ограничений или запретов на исключение из общества участника, владеющего долей в уставном капитале этого общества в размере 50% и выше. В частности, в отношении участников обществ с ограниченной ответственностью (далее также — ООО) правоприменительная практика приходит к выводу о возможности исключения из числа участников лица, владеющего 50% долей в уставном капитале этого ООО (смотрите, например, определение Верховного Суда РФ от 14.11.2016 N 305-ЭС15-2706, определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 309-ЭС16-15641).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

5 сентября 2017 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Исключение акционера из непубличного АО: выбор оптимальной модели регулирования

Одной из новелл ГК РФ в части норм корпоративного права является пункт 1 статьи 67, согласно которому:

«Участник хозяйственного товарищества или общества. вправе. требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества. Отказ от этого права или его ограничение ничтожны».

До последнего времени нормы об исключении участника действовали в отношении участников ООО, но теперь процитированная норма ГК расширяет такую санкцию и на непубличные акционерные общества.

В ходе подготовки новой редакции Закона об АО в свете поправок в ГК разгорелись жаркие споры о том, как должен работать данный институт. Высказываются разные позиции от полного неприятия самого этого института и проклятий в адрес разработчиков ГК до комплиментарной позиции в духе «наконец-то».

Основные аргументы сторонников распространения института исключения на непубличные АО состоят в следующем:

— в практике применения Закона об ООО институт не показал глобальных злоупотреблений;

— нет никакой политико-правовой причины подходить к ООО и непубличным АО в этом вопросе дифференцировано;

-новый ГК возлагает на участников корпорации не только права, но и обязанности; согласно п.4 ст.65.2 ГК участник корпорации обязан «участвовать в образовании имущества корпорации. не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности корпорации; участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений; не совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации; не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация». А раз у участника АО есть не только права, но и обязанности, он их может нарушить. Соответственно, право должно предусматривать определенные санкции за такое нарушение.

— такая санкция как взыскание убытков с акционера в пользу общества в ГК не предусмотрена, но в свете признания обязанностей акционера (участника) есть все основания такой иск признавать как деликтный; в то же время доказывание убытков может вызывать известные проблемы;

-непубличное общество (будь то ООО или непубличное АО) — суть договор участников, и также как и в договорных отношениях нарушения обязательств стороны может быть основанием не только для иска об убытках, но и для расторжения с ним договора, так и в непубличном обществе нарушение обязанностей акционера перед обществом (считай перед своими партнерами) может являться основанием для его исключения.

У меня лично имеются определенные опасения в отношении деталей функционирования данного института и его распостранения на непубличные АО. Не может не смущать следующее:

1. Мне не нравится слишком широкое описание оснований для исключения. Грубо говоря, сюда попадают не только умышленные и недобросовестные действия акционера во вред обществу, но и то, что можно назвать «корпоративной неосторожностью» (не участвовал в собрании и т.п.). Я бы распространял этот институт только на случаи заведомого вредительства и ситуации, когда некое устойчивое поведение акционера фактически делает невозможным нормальное функционирование общества. Причины такой моей позиции не носят доктринальный характер. Скорее это просто опасения в отношении возможных злоупотреблений в форме отъема собственности, когда под прикрытием исключения будет проводиться корпоративные войны по переделу собственности. Ведь АО или ООО это не только договор, но и собственность, причем нередко крайне дорогостоящая. И выбрасывание акционера из общесва — это принудительный отъем собственности. Да, за выкуп, но нет никаких гарантий, что собственность будет адекватно оценена в суде. В непубличном обществе стоимость доли или пакета акций — вещь крайне умозрительная. Поэтому я за осторожность. За рамками описанных мною узких случаев с акционера нужно просто взыскивать убытки, если его поведение реально причиняет ущерб.

Тут вот еще какое дело. Если в ООО, возможно, какой-то катстрофы из-за существования института исключения участника не случилось, это не значит, что распространение данного института на АО не приведет к серьезным проблемем. Кто такие ООО?- как правило, малый и средний бизнес без сильного административного ресурса. А вот непубличные АО это нередко огромные корпорации с большим количеством акционеров от нескольких десятков до сотен. Нередко мажоритарные акционеры имеют достаточно мощные финансовые и административные ресурсы. Это может создать условия для развязывания долгоиграющих и дорогосоящих корпоративных войн по взаимному исключению.

2. Мне категорически не нравится модель исключения по Закону об ООО. Там участник исключается по суду. Деньги ему не обязаны выплачивать чуть ли не год. И только потом он может идти в суд с новым иском, ешл полгода судиться, чтобы добиться взыскания стоимости его доли. И даже ее могут не выплачивать в определенных случаях. В общем какой-то кошмар. По идее, как справедливо предлагает Александр Кузнецов, должно быть судебное решение сразу и об исключении, и о выплате действительной стоимости. И такая модель должна быть и в ООО, и в непубличном АО.

Другие публикации:  Владелец облигации выпущенной акционерным обществом имеет право на

Там возникает множество процессуальных вопросов из области, какая часть решения исполняется первой, и что будет с акциями (долями) до момента выплаты по судебному решению цены выкупа (они остаются у исключаемого участника, но тому запрещается ими распоряжаться, голосовать и т.п.? или они все-таки переводятся на общество?). Но это сейчас не стоит, видимо, обсуждать.

3. Самый главный, мучающий меня вопрос состоит вот в чем. Я просто никак не могу принять идею о том, что требовать исключения одного акционера из общества может другой акционер, при этом мнение самого общества, а точнее большинства других акционеров не имеет решающего значения. Насколько я понимаю, если проводить аналогию с многосторонним договором, при его нарушении одной из сторон договор расторгается по решению либо всех других сторон, либо большинства из них. И здесь должно быть точно также. Ведь исключение акционера (участника) означает, что ему нужно выплатить действительную стоимость его доли (пакета акций). И эта выплата будет осуществлять из средств общества. Это могут быть вполне приличные деньги. Допустим, что исключается акционер, которому принадлежит 10% акций. Представляете, что значит обществу, у которого все деньги вложены в разные инвестиционные проекты, вертятся в бизнесе, а не лежат на счетах (если это только не Сургутнефтегаз), взять и выплатить 10% стоимости чистых активов? Это может закончится просто крахом всего бизнеса.

Мне кажется очевидным, что такие жизненно важные вопросы для судьбы общества должно решать общее собрание акционеров/участников большинством голосов. При этом понятно, что исключаемый акционер и его аффилированные лица участвовать в голосовании здесь не должны.

Безусловно, один из акционерв мог мешать обществу или своими действиями причинить обществу убытки (ну просто проголосовал за убытычный проект), но большинство вполне может посчитать, что это нарушение не стоит того, чтобы его выкидывать из общество. Во-первых, потому, что не захотят вынимать деньги из бизнеса для выплаты ему стоимости его акций. Во-вторых же, потому, что этот акционер крайне важен для успешности проекта. Например, у общества ковенанты в кредитах о несменяемости акционеров, или наличие этого акционера является залогом успешного участия в неком важном JV. Короче, это компетенция большинства, а не произвольное желание одного конкретного акционера. Просто у меня не укладывается в голове, что обладатель 1% акций может выкинуть по суду мажаритария или просто крупного акционера вопреки мнению остальных акционеров, которые хотят дальше плыть в одной лодке с тем, кого пытается выселить этот истец.

Еще одно соображение: я не исключаю, что механизм исключения может использоваться как обход правила о невозможности выхода из АО. Если акционер непубличного общества хочет выйти из АО, но продать свои акции третьим лицам не может (небольшие пакеты в непубличном АО нередко не сильно ликвидны), он может просто создать небольшой повод для того, чтобы быть обвиненным в нарушении своих корпоративных обязанностей, а далее черех аффилированного или просто дружественного акционера зарять самому себе иск об исключении, далее сыграть в поддавки и исключить себя из общества с выплатой действительной стоимости акций за счет общества. Другие акционеры, конечно, могут заявиться в процесс как третьи лица, кричать и ругаться, но формально суд может игнорировать их мнение: если факт нарушения налицо, а ответчик не сильно сопротивляется, то что помешает суду его исключить?

Как я понял, во многих европейских странах либо института исключения участника вовсе нет в качестве общего правила, либо есть но работает он на основе решения общего собрания (то есть тот вариант, который мне кажется наиболее разумным), либо вводится правило о том, что такой иск может заявить только крупный акционер (это вариант, который у нас сейчас есть в Законе об ООО — ценз в 10%). Обзор зарубежного законодательства см. очень качественную монографию А. Кузнецова об исключении из общества. Возможно, есть некоторые страны, в которых такой иск может подать любой акционер: я сейчас уже не помню. Но в любом случае, как мне кажется, нам в России, если уж мы берем такой институт как исключение и распространяем его на непубличные АО, то разумнее ориентироваться на относительно осторожные образцы. Вариант с фильтром в лице предварительного решения об исключении ОСА/ОСУ мне кажется оптимальным. В крайнем случае, можно распространить на непубличные АО 10%-тный порог из Закона об ООО, но это уже, на мой взгляд, намного хуже. И самое неверное, как мне кажется, это допускать тотальную войну всех против всех по Гоббсу, когда любой акционер может требовать исключения любого акционера, и превращать АО в колхоз (аллегория не моя, но что-то в ней есть).

Коллеги, интересно Ваше мнение.

И еще: Ликвидация компании — Альтернативная или официальная

Вариант ликвидации компании, который предлагает наш Центр Вам — перевод предприятия на наемных учредителей с заменой генерального директора на иностранную управляющую компанию, либо на иностранного наемного директора. Суть заключается в том, что права и обязанности учредителей ликвидируемого ООО переходят новым учредителям, иностранцам, назначается новый генеральный директор и бухгалтер. Главный плюс такой ликвидации компании — небольшие сроки и стоимость. Суть такого перевода заключается в том, что по законодательству РФ ответственность за деятельность организации несет Генеральный директор и бухгалтер (в финансовом плане), а в специально предусмотренных случаях и учредитель. После осуществления сделки купли-продажи, или передачи доли Обществу вся ответственность переходит новому учредителю и ген. директору. Вы же получаете полный комплект документов, подтверждающих, что предприятие прошло перерегистрацию и перешло к новому собственнику, иностранцу.
——

Схемы ликвидации компании

Ликвидация компании влечет за собой прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ст.61 ГК РФ).

Предприятие может быть ликвидировано добровольно в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ. Также может быть ликвидировано компании по решению суда по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ.

В добровольном порядке ликвидировать компанию можно по решению его учредителей (участников), в том числе в связи с истечением срока, на который оно создавалось, с достижением цели, ради которой оно создавалось.

Суд может принять решение о ликвидации компании в случае допущения при создании предприятия грубых нарушений закона, которые носят неустранимый характер, либо в случае осуществления компанией деятельности, запрещенной законом, или с иными неоднократными, либо грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении общественной или религиозной организацией, благотворительным или иным фондом деятельности, противоречащей его уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ.

Ликвидировать компанию может и налоговый орган. Неоднократные или грубые нарушения налогового законодательства — наиболее распространенное основание для подачи налоговыми органами исков о ООО. В таком случае налоговые органы заявляют в арбитражные суды иски на основании конкретных норм налогового законодательства и п.2 ст.62 ГК РФ.

Большое число исков о ликвидации компании налоговые органы предъявляют в связи с тем, что эти организации не приводят свои учредительные документы в соответствие с требованиями ГК РФ.

Особым случаем ликвидации компании является признание его банкротом. Согласно Закону о банкротстве несостоятельными могут быть признаны все юридические лица, кроме казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

Ликвидация компании начинается с назначения судом ликвидационной комиссии, которая решает задачу выявления долгов компании и осуществления расчетов с его кредиторами. Ликвидационная комиссия помещает в органах печати публикацию о ликвидации компании, порядке и сроке заявления требований его кредиторами, а также письменно уведомить об этом кредиторов. Статьей 64 ГК РФ установлен порядок очередности расчетов компании с кредиторами.

Согласно п.5 ст. 64 ГК РФ, требования кредитора, заявленные по истечении срока, установленного ликвидационной комиссией для их предъявления, удовлетворяются из имущества ликвидируемого ООО, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок. Если же процедура ликвидации компании завершена, а кредитор не заявил о своих требованиях в срок, тогда обязательства предприятия считаются погашенными.

Существуют и другие, более быстрые способы ликвидации ООО. Одним из них является реорганизация предприятия (слияние, присоединение). В данном случае предприятие исключается из государственного реестра. При реорганизации все права и обязательства предприятия переходят другому, вновь образовавшемуся юридическому лицу. Налоговой проверки при реорганизации не избежать.

Следующим видом ликвидации ООО может быть перерегистрация со сменой состава учредителей и директора. Изменения регистрируются в ИМНС, уведомляются фонды. Сама компания существует, как и прежде. Если предприятие не имеет задолженностей перед ИМНС и фондами, тогда налоговой проверки можно избежать.

Такие варианты, как реорганизация предприятия и перерегистрация нельзя назвать ликвидацией компании в ее формальном \смысле, однако решается главная задача, стоящая перед предпринимателями — избавление от фирмы и обязательств. Но самим бизнесменам довольно сложно провести такую процедуру закрытия фирмы, иногда невозможно. Здесь необходима помощь квалифицированного специалиста.

Информация о порядке исключения акционера из состава акционеров ЗАО

1) В соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» устав общества является учредительным документом общества.

На основании п. 3 ст. 11 Закона № 208-ФЗ устав общества может содержать другие, не указанные в данном пункте положения, не противоречащие Закону № 208-ФЗ и иным федеральным законам.

Согласно абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ) участник хозяйственного товарищества или общества наряду с правами, предусмотренными для участников корпораций пунктом 1 статьи 65.2 настоящего ГК РФ, вправе: требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества. Отказ от этого права или его ограничение ничтожны.

Cледовательно, непубличное акционерное общество вправе внести в устав следующую формулировку: «Акционеры Общества имеют право требовать исключить другого акционера из Общества в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой акционер своими действиями (бездействием) причинил существенный вред Обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей», поскольку указанное положение не противоречит действующему законодательству.

2) Согласно п. 1 ст. 53 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» акционеры (акционер), являющиеся в совокупности владельцами не менее чем двух процентов голосующих акций общества, вправе внести вопросы в повестку дня годового общего собрания акционеров.

Таким образом, общество по требованию акционера, владеющего более 10% акций обязано будет включить в повестку дня годового общего собрания акционеров вопрос об исключении из Общества другого акционера.

Вместе с тем, указанный вопрос повестки дня и принятое решение по нему не будет иметь правового значения для процедуры исключения акционера из общества, поскольку ст.67 ГК РФ прямо предусмотрен только судебный порядок исключения акционера из состава непубличного общества.

Следовательно, обращение в суд с заявлением об исключении из состава общества акционера возможно и без соответствующих положений в уставе и без принятого собранием акционеров такого решения.

Кроме того, исключение акционера из акционерного общества всегда связано с его неправомерным поведением. Затруднение деятельности общества является нарушением обязанности участника не совершать действия (бездействие), которые существенно осложняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создано общество. Следовательно, предметом доказывания по таким делам является – наличие вреда, причиненного обществу либо действия, которые причиняют вред.

Другие публикации:  Увольнение по сокращению численности или штата

Стоит также сказать, что требование участника о предоставлении информации в порядке ст. 90-91 ФЗ «Об акционерных обществах» и неисполнение такой обязанности обществом не являются действиями участника, подпадающими под основания, в связи с которыми его возможно исключить из состава общества.

Судебная практика указывает на то, что исключение участника из общества является крайней мерой и может применяться только тогда, когда последствия действий участника не могут быть устранены без лишения его возможности участвовать в управлении делами общества.

Следовательно, в каждом конкретном споре, лицу, требующему исключить акционера из состава общества необходимо подтвердить, что он грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

3) В п. 1 ст. 75 ФЗ «Об акционерных обществах» определены случаи, в которых акционеры — владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций.

При этом с момента вступления в силу Федерального закона от 29.06.2015 N 210-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» перечень оснований для выкупа акций перестал быть исчерпывающим.

Основания, не предусмотренные ст. 75 ФЗ «Об акционерных обществах», могут быть предусмотрены в иных федеральных законах.

В настоящее время правовых норм, закрепляющих выплату стоимости акций акционеру, исключенному из состава общества, не имеется.

В соответствии со статьей 6 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

При изложенных обстоятельствах, на основании пункта 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно применение к возникшим правоотношениям по аналогии положения п. 4 ст. 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) с учетом особенностей акционерного общества.

Доля участника (в нашем случае акции), исключенного из общества, переходит к обществу. При этом общество обязано выплатить исключенному участнику стоимость его акций. Стоимость акций будет определена на основании ч.3 ст. 75 ФЗ «Об акционерных обществах».

Таким образом, само по себе внесение в устав положения о возможности исключения акционера в судебном порядке на основании ст. 67 ГК РФ не влечет за собой право требования акционера выкупа акций, поскольку исключение акционера из общества в любом случае возможно только в судебном порядке.

Помощь в области исключения акционеров из ЗАО вы можете получить в юридическом агентстве «Раут».

Исключение участника из общества: один способ решения двух проблем

Новая редакция Гражданского кодекса РФ закрепила возможность при определенных обстоятельствах исключать не только участника из общества с ограниченной ответственностью, но и акционера — из непубличного акционерного общества (п. 1 ст. 67 ГК РФ). Но в случае применения этой нормы на практике возникает множество вопросов, которые недавно обсуждались на научном круглом столе «Исключение участника из АО или ООО и альтернативные способы разрешения тупиков в управлении конфликтов акционеров в непубличных корпорациях», проведенном юридическим институтом «М-Логос»,. «ЭЖ» побывала на нем.

Вступившие в силу с 1 сентября 2014 г. поправки в ГК РФ сделали возможным исключение участника из общества не только в отношении ООО, но и непубличных АО (п. 1 ст. 67 ГК РФ). При этом для публичных АО закон такой возможности не предусматривает. Существует мнение, что эта норма появилась в связи с тем, что имеющихся в законодательстве инструментов разрешения споров между акционерами было недостаточно. Чтобы понимать, насколько исключение участника из общества применимо к российским акционерным обществам, нужно разобраться, какие проблемы данная норма может решить. Участники круг­лого стола рассказали о двух возможностях применения новых изменений: первая — возможность выхода из тупиковых ситуаций, вторая — наказание за неправомерную деятельность. В ходе дискуссии участники пришли к выводу о том, что это нововведение необходимо и будет востребованным на практике. В связи с тем что п. 1 ст. 67 ГК РФ использует термин «участник» применительно ко всем обществам и понимает под ним как участников ООО, так и акционеров непубличного АО, в этом материале определение «участник», в зависимости от контекста, может означать как акционера, так и участника в буквальном понимании.

Исключение участника как инструмент выхода из конфликтов

Из множества возможных конструкций урегулирования корпоративных конфликтов исключение участника из ООО или АО рассматривается как один из алгоритмов разрешения дедлока. Однако Дмитрий Степанов, партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» сразу обозначил, что эта конструкция не является идеальной и тем более универсальной для всех случаев жизни. По его мнению, алгоритм грубый, топорный и малоприменимый для реальных, жизненных ситуаций. Что не исключает возможность его использования для разрешения корпоративного конфликта до тех пор, пока в законодательстве или судебной практике не будут разработаны иные средства.

Д. Степанов аргументировал свою позицию тем, что существующий уже не первый год институт исключения участника из ООО не получил широкой популярности в судебной практике. Суды крайне осторожно применяют норму и неохотно исключают участника при корпоративном конфликте. Отчасти это обусловлено одной из проблем российского корпоративного права, которое 20 лет было изолировано от гражданского права.

С этим не согласился Олег Зайцев, к.ю.н., доцент кафедры общих проблем гражданского права Российской школы частного права при Правительстве РФ. Он отметил, что наблюдение судебной практики в течение восьми лет, а также дел ВАС РФ и ВС РФ показали, что распространены ситуации, когда акционеры или участники, имеющие крупную долю, заведомо поступают неправомерно и во вред обществу. «Я считаю немыслимым принуждать участника находиться в догово­ре со стороной, которая нарушает доверие, не исполняет условия и действует во вред нашему общему делу», — заметил О. Зайцев и привел в качестве примера два дела, связанных с недобросовестными акционерами: постановления Президиума ВАС РФ от 30.06.2009 № 2913/09 по делу № А34-692/2008 и от 27.03.2012 № 12653/11 по делу № А36-3192/2010.

Исключение участника как санкция за неправомерное поведение

Учитывая значительное количество ситуаций, связанных с недобросовестным исполнением обязанностей участниками обществ (например, одобрение сделок по заведомо невыгодной цене или совершение невыгодных сделок), идея исключения участника из общества должна быть востребована не только как инструмент решения затруднительной для общества ситуации, но и как мера наказания.

Такого института должны опасаться все акционеры, поступающие неправомерно в отношении общества. Однако в российских реалиях такая идея пока не пользуется большой популярностью — в отличие, например, от ликвидации общества. Большинство спикеров согласились с тем, что ликвидация не может быть лучше исключения, так как в итоге она, по выражению О. Зайцева, «бьет по всем». При этом в ситуации, когда есть «хороший» и «плохой» акционер, исключение является идеальным вариантом, потому что потери понесет только тот, кто виноват. Популярный контраргумент по данной новелле заключается в том, что при исключении недобросовестного акционера из общества остальным участникам придется возвращать действительную стоимость доли исключаемого акционера, что, возможно, повредит бизнесу.

О. Зайцев рассказал о том, как можно избежать этой проблемы или хотя бы уменьшить траты. Он отметил, что существует несколько инструментов для того, чтобы избежать сильного удара по бюджету организации. Во-первых, можно подать иск о возмещении убытков. Во-вторых, можно взыскать неустойку. В-третьих, стоит рассмотреть возможность исключения участника без выплат. Логика проста: если бизнес и так пострадал от рук такого участника, почему он должен выделять на человека, который шел против позитивных результатов, сумму, которая его убьет?

Кто вправе заявлять требования об исключении?

В ближайшее время ожидается появление в специальном законе норм, которые внесут ясность в вопрос о том, кто именно из акционеров непубличного АО и в каких случаях будет вправе заявлять требования об исключении другого акционера общества. Вариантов — великое множество. Например, если ставится вопрос об исключении участника из непубличного АО, можно созвать собрание акционеров для определения большинством голосов необходимости исключения участника, и только после этого заявлять иск об исключении конкретного акционера в интересах общества. Другой вариант — можно предоставить это право лишь одному из участников. По мнению Д. Степанова, вторая конструкция — весьма шаткая. Спикер провел аналогии с таким жизненным примером. В помещении, где проводится какое-то мероприятие, одному из присутствующих становится плохо. Чтобы оказать ему помощь, есть две модели. Первая модель предполагает сбор инициативных товарищей, некое большинство, которое займется обсуждением вопроса: нужно ли звонить в скорую помощь? Их задачи — определить: по какому номеру звонить, нужно ли звонить, если в зале, возможно, есть врачи? По второй модели один человек звонит и вызывает скорую помощь, независимо от того, что делают другие. Проблема второй модели в том, что одновременно так могут поступить несколько человек сразу, возникает вопрос несогласованности. Однако при использовании второй модели скорая помощь при­едет быстрее. Перенося эти модели на корпоративные отношения, можно выделить плюсы первой модели.

Во-первых, суды не перегружаются исками по требованиям миноритариев. Во-вторых, защищены права всех прочих акционеров, которые могут быть не согласны с таким исключением, потому что исключение предполагает выплату действительно стоимости доли участника за счет средств самого общества». Однако Д. Степанов не сделал однозначного вывода о том, какая модель все же будет более правильной и действенной. О. Зайцев, напротив, обозначил, что для исключения недобросовестного акционера из общества вполне достаточно иска от одного участника: «Почему не спрашивать мнения других участников об исключении? Потому что, когда они договаривались, уговор был такой, что бизнес ведется сообща для привлечения прибыли, если кто-то начинает действовать против этого, то делать в этом обществе им нечего. Именно по этому соображению все участники, заключив до­говор, дали свое согласие на такие условия. Конечно, я не беру в расчет, например, единогласное преобразование».

Исключение участника из ООО

Исключение участника из общества. Корпоративные споры по исключению участника (акционера, учредителя) из общества (общества с ограниченной овтетственностью, акционерного общества), на наш взгляд, являются одними из самых сложных. Именно поэтому мы решили разместить положительную судебную практику по указанному вопросу.

Для тех, кто еще сомневается. Исключение участника из общества возможно.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

01 декабря 2014 года

Резолютивная часть решения объявлена 24.11.2014 года. Полный текст решения изготовлен 01.12.2014 года.

Арбитражный суд Новосибирской области в составе судьи Айдаровой А.И., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ефремовой А.И., рассмотрев в судебном заседании дело по иску Васильева Дениса Викторовича, участника общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт», г. Новосибирск (ОГРН 1065401091854),

к Юдину Алексею Петровичу, участнику общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт», г. Новосибирск,

об исключении участника Юдина Алексея Петровича из общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт» ,

при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ООО «Мультисофт», Никифорова М.А.,

при участии в судебном заседании представителей:

истца — Ветров В.С., доверенность от 26.06.2014 № 54 АА 1292687, паспорт,

ответчика — не явился,

третьего лица ООО «Мультисофт» — Ветров В.С., доверенность от 20.09.2014 года, паспорт;

третьего лица Никифорова М.А. — Ветров В.С., нотариально удостоверенная доверенность от 26.06.2014 года, паспорт.

Васильев Денис Викторович, участник общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт» (далее — истец), обратился с иском к Юдину Алексею Петровичу (далее – ответчик) об исключении участника Юдина Алексея Петровича из общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт».

Другие публикации:  Кбк 2018 налог на имущество

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ООО «Мультисофт», Никифоров М.А.

Третьи лица поддерживают исковые требования в отзывах на иск.

Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, отзыва или возражений по иску не представил.

В соответствии с п. 3 ч. 4 статьи 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

Почтовые уведомления, направленные по всем известным суду адресам, в том числе, по адресу: г. Новосибирск, Красный проспект, 153б, оф.7, возвращены органом почтовой связи с отметкой «отсутствие адресата по указанному адресу». Из ответа ФГУП «Почта России» от 21.10.2014 года № 43.14.15.2.3/5-1811 следует, что по адресу места жительства Юдина А.П. г.Новосибирск, ул.9-ой Гвардейской Дивизии, 15, кв. 216, по заявлению Юдина А.П. вся корреспонденция переадресовывается по адресу: г. Красный проспект, 153б, оф.7. По объяснению оператора доставки по данному адресу находится административное здание, письма возвращаются ввиду отсутствия адресата.

Как следует из материалов дела, ООО «Айти-Стайл», ОГРН (1065401091854), было зарегистрировано в качестве юридического лица — 25 апреля 2006, 09 марта 2007 года наименование общества было изменено на ООО «Мультисофт».

На момент обращения с иском согласно выписке из ЕГРЮЛ на 26 июня 2014 года участниками ООО «Мультисофт» (далее — общество) являются:

Васильев Денис Викторович, номинальная стоимость доли 4300 рублей, размер доли 43%;

Юдин Алексей Петрович, номинальная стоимость доли 4200 рублей, размер доли 42%;

Никифоров Максим Александрович, номинальная стоимость доли 1500 рублей, размер доли 15%.

Исковые требования со ссылкой на положения статьи 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», мотивированы тем, что ответчик, являясь участником общества, грубо нарушает свои обязанности и своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества.

Рассмотрев данное заявление, суд установил следующее.

В соответствии со статьей 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Согласно правовой позиции, изложенной в п.1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012г. № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участников из общества с ограниченной ответственностью» поскольку участник общества с ограниченной ответственностью несет обязанность не причинять вред обществу, то грубое нарушение этой обязанности может служить основанием для его исключения из общества.

В обоснование своих доводов истец указал на следующие обстоятельства и представил следующие доказательства.

Юдин А.П. обратился с иском к обществу в Дзержинский районный суд города Новосибирска о признании авторских прав на программу для ЭВМ «3D Инструктор. Учебный автосимулятор».

На основании определения Дзержинского районного суда города Новосибирска об обеспечении иска от 10 октября 2011 года по данному делу по заявлению Юдина А.П. были приняты обеспечительные меры по запрету обществу использовать программу для ЭВМ, исключительные права на которую принадлежат обществу. Решением Дзержинского районного суда города Новосибирска от 30.09.2013 года, вступившем в законную силу, Юдину А.П. было отказано в удовлетворении иска.

Реализуя свои субъективные гражданские права, участник общества Юдин А.П. не мог не осознавать , что в результате принятых обеспечительных мер общество понесло негативные последствия, связанные с принятием обеспечительных мер, а именно, это повлекло отказ контрагентов от проведения переговоров, заключения сделок, что подтверждается уведомлением об отказе от акцепта от 17 октября 2011 и письмом № 28 от 10 апреля 2012; расторжение уже заключенных договоров по причине невозможности исполнения обществом обязательств по ним, что подтверждается договором поставки №01-10/11 от 1 октября 2011 с приложением № 1 к договору, заключенному с ООО «ТехноКом» (цена договора — 300 тысяч рублей); соглашением о расторжении договора поставки программного обеспечения от 1 марта 2012, заключенного с ООО «ТехноКом»; договором поставки №15-07/11 от 15 июля 2011 с приложением № 1 (цена сделки -150 тысяч рублей) и приложением № 2 (цена сделки — 90 тысяч рублей) к договору, заключенному с ООО «Промстрой»; соглашением о расторжении договора, заключенного с ООО «Промстрой».

Поскольку основным видом деятельности общества являлась разработка программы для ЭВМ и использование данной программы, его основной нематериальный актив составляла программа для ЭВМ «3D Инструктор. Учебный автосимулятор», то принятие обеспечительных мер повлекло также увольнение всех сотрудников общества, за исключением Никифорова М.А. и Юдина А.П., что подтверждается табелем учета рабочего времени от 30.09.2011 и табелем учета рабочего времени от 31.10.2011.

Отсутствие работников в компании делает невозможным создавать продукты (товары, услуги) и реализовывать их потенциальным клиентам.

Также негативным последствием действий (бездействий) явилось падение выручки, увеличение соотношения расходов к доходам в период с октября 2011 и по настоящее время и сокращение прибыли.

Истец в обоснование данного довода ссылается на то, что выручка общества после введения обеспечительных мер уменьшилась в 12,4 раза;

доля расходов к доходам увеличилась с 35,8 процента (в 2011 году) до 296 процентов (в 2012 году), т.е. не менее чем в 8,2 раз;

несмотря на то, что в 2012 году общество еще получало доход от проданного до ареста программного обеспечения, тем не менее, он уже был пассивным и общество не имело возможности способствовать его генерированию в 2013-2014 при использовании того же самого имущества.

Данные обстоятельства подтверждаются аналитической запиской общества с приложением отчетов о финансовых результатах за январь- декабрь 2012, за январь-декабрь 2013, за январь-декабрь 2011, за период с 1 января по 31 декабря 2009 года.

К причинам, приведшим к падению прибыли можно отнести также: невозможность заключения новых сделок с новыми контрагентами, отсутствие персонала, отсутствие необходимых средств для разумного и осмотрительного возобновления деятельности.

Таким образом, причинение вреда Обществу выразилось в инициировании судебных разбирательств против Общества, вовлечение его в деятельность, сопряженную с несением временных и материальных затрат, невозможности извлекать прибыль от использования имущества общества.

Согласно п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» голосование участника по вопросам повестки дня общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, а равно систематическое уклонение от участия в собраниях могут являться основанием для исключения участника из общества, если такие действия (бездействие) причиняют значительный вред обществу или делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют.

Как следует из представленных истцом доказательств, ответчик систематически уклоняется без уважительных на то причин от участия в общем собрании участников общества, что лишает общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников и (или) квалифицированного большинства.

Так, за период с 27 апреля 2013 и по 21 июня 2014 ответчик не явился на 5 общих собраний участников общества, лишив общество возможности принять необходимые решения по вопросам об изменении устава, увеличения уставного капитала общества.

При этом доказательства направления уведомлений по месту жительства ответчика представлены обществом в материалы дела: от 22.03.2013, от 05 июля 2013, от 16 августа 2013; от 30 сентября 2013, от 20.05.2014.

Устав общества утвержден на собрании участников от 17 июля 2008 года. После принятия Федерального закона от 30.12.2008 № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в соответствии со статьей 5 этого закона общества обязаны привести свои уставы в соответствии с указанным Федеральным законом при первом изменении уставов таких обществ. Следовательно, неявка участника на общее собрание участников общества по принятию новой редакции устава является бездействием, которое делает невозможной деятельность общества в рамках действующего законодательства Российской Федерации. Нарушение законодательства РФ может явиться основанием для привлечения компании к административной ответственности или привести к ее принудительной ликвидации.

Учитывая, что основными целями деятельности общества является ведение коммерческой деятельности и получение прибыли, участники общества Васильев Д.В. и Никифоров М.А. предпринимают ряд действий для обеспечения реализации указанной цели, в частности путем дополнительных источников финансирования.

Невозможность увеличения уставного капитала за счет дополнительных взносов участников привело к отсутствии возможности эффективно реализовать задачи, цели, стоящие перед обществом в определенный момент времени (октябрь-ноябрь 2013), извлечь прибыль, получить дивиденды, с этой целью нанять разработчиков ПО и разработать новое программное обеспечение; нанять специалиста и купить оборудование для тиражирования продукции, сформировать отдел продаж.

Таким образом, истцом и обществом представлены надлежащие доказательства того, что в результате уклонения Юдина А.П. от участия в общем собрании участников, по вопросам, требующим единогласия или квалифицированного большинства голосов (изменения устава общества, увеличения размера уставного капитала путем внесения дополнительных вкладов участников), своим бездействием он лишает общество возможности принимать необходимые решения, что существенно затрудняет деятельность самого общества.

Ссылки истца на взыскание с Юдина А.П. в пользу общества судебных расходов, которые так и не были уплачены обществу, не могут являться основанием для исключения участника из общества, поскольку истец не представил доказательств невозможности исполнения исполнительных документов о взыскании с Юдина А.П. в пользу общества судебных расходов.

В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно положениям, предусмотренным частью 2 статьи 9, частями 3 и 4 статьи 65 АПК РФ, лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга и обязаны раскрыть доказательства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, заблаговременно, до начала судебного разбирательства, учитывая при этом, что они несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими соответствующих процессуальных действий.

В соответствии с пунктом 3.1. статьи 70 АПК РФ обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

Поскольку ответчик возражений по иску не представил, из материалов дела усматривается, что в результате принятых обеспечительных мер по необоснованному иску Юдина А.П. общество лишилось возможности извлекать доход и получать прибыль от осуществляемой им деятельности, истец систематически уклоняется от участия в проведении общих собраний, определяющих дальнейшее направление деятельности общества, что существенно затрудняет деятельность общества в части необходимости принятия решения по внесению дополнительных денежных средств в деятельность общества путем увеличения уставного капитала или предоставления денежных средств в заем одним из участников общества, препятствует внесению изменений в устав общества в соответствии с принятым законом, исковые требования истца об исключении участника Юдина Алексея Петровича из общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт» подлежат удовлетворению.

Госпошлина в соответствии со статьей 110 АПК РФ подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Руководствуясь статьями 110, 167-171, 176, 180-182, 318, 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Исключить участника Юдина Алексея Петровича из общества с ограниченной ответственностью «Мультисофт».

Судья А.И. Айдарова

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.