Ликвидация ви

04.03.2018 Выкл. Автор admin

«Ликвидацию» не ликвидируют

Действительно, еще 9 октября 2015 года в СМИ появилась информация о возможном продолжении сериала. Тогда опять же на своей страничке в «Фейсбуке» Рубен Дишдишян заявил, что подписан договор на продолжение «Ликвидации». Однако в то же время появилась информация, что режиссер Сергей Урсуляк отказался принимать участие в съемках второго сезона. После «Ликвидации» режиссер снял сериалы «Исаев», «Жизнь и судьба» и «Тихий Дон», и в конце прошлого года рассказывал, что собирается снимать фильм по роману «Ненастье» Алексея Иванова. К слову, телеканал «Россия 1» приобрел права на экранизацию этой книги, и за сценарий взялся Илья Тилькин — с ним Урсуляк уже работал над «Тихим Доном».

Мы связались с Сергеем Урсуляком и попросили уточнить. «Над «Ненастьем» работаю, над «Ликвидацией-2″ — нет», — был ответ. Кто же станет режиссером продолжения «Ликвидации»?

«Есть идеи по режиссеру — рассматриваются разные сильные кандидатуры. Но мы ждали, чтобы был готов сценарий. Поскольку продолжение «Ликвидации» — проект следующего года, тогда мы им вплотную и займемся», — рассказал Рубен Дишдишян «РГ». Наш обозреватель также обратилась на канал «Россия 1» с вопросом о том, возможно ли продолжение «Ликвидации». В пресс-службе ей ответили, что продолжение возможно, если будет режиссер Сергей Урсуляк, в главной роли — Владимир Машков и достойный сценарий.

Как раз над разработкой сценария сейчас и ведется работа.

Пять популярных фраз из сериала

— Картина маслом. Все свободны.

— Давид Маркович! Ви таки не поверите! Руки сами тянутся к затылку!

— Фима, ты говоришь обидно.

— Не трогай ножик, халамидник. Мама сказала: «Ничуть не трогай!»

— Давид, не расходуй мне последний нерв! Маршал ходит среди людей, не дай бог, кто кинет руку!

Вспомнить о любимом сериале заставила публикация в социальных сетях исполнительного продюсера будущего продолжения «Ликвидации» Сергея Члиянца. Он рассказывал о подготовительном периоде так: «Все шло на удивление гладко. Местные власти, а также представители силовых структур, выразили серьезную поддержку проекту. И вдруг как гром среди ясного неба: актеру Владимиру Машкову запрещен въезд на Украину. Какая же «Ликвидация» без Давида Гоцмана». Высказывание продюсера вызвало бурный отклик аудитории. Только на сайте «РГ», где рассказывалось об этом, цифра просмотров превысила сто тысяч. К обсуждению новости подключились практически все СМИ. На следующий день Рубен Дишдишян написал на своей странице о том, что «Информация неофициальная, и мы ее, конечно, будем тщательно проверять. Но нам всегда казалось, что кино не знает границ и национальностей. Историю страны не сотрешь одним мазком. Поэтому считайте этот мой текст официальным обращением к украинским властям. Готовы ли вы обеспечить безопасность киногруппы и беспрепятственный въезд для съемок в Одессе? Если нет, то мы можем переписать сценарий под другую локацию и снимать в России. Но будет досадно и горько, если в такое кино вмешается политика!» Тем временем Служба безопасности Украины опровергла информацию о том, что российскому актеру Владимиру Машкову запрещен въезд в страну. Об этом сообщила «Украинская правда» со ссылкой на пресс-центр СБУ. В спецслужбе заверили, что в базе СБУ запрет на въезд Владимира Машкова в Украину не содержится.

Съемочный период картины продолжался с июня 2006 года по 30 ноября 2006 года. В день премьеры первых двух серий в декабре 2007 года сериал собрал у экрана рекордное количество зрителей (по России доля составила 42,8%, рейтинг — 13,8%). В фильме снимались Владимир Машков, Сергей Маковецкий, Михаил Пореченков, Светлана Крючкова, Константин Лавроненко, Ксения Раппопорт и другие артисты. У Давида Гоцмана был реальный прототип — Давид Михайлович Курлянд. Он действительно был заместителем начальника Одесского уголовного розыска, вышел на пенсию в 1963 году, умер в 1993 году. В основу сценария лег его сильно переработанный дневник, хранящийся ныне в музее истории органов внутренних дел Одесской области.

Фильм рассказывает о времени, когда маршал Жуков назначается командующим войсками Одесского военного округа и с присущей ему жесткостью и прямолинейностью пытается немедленно расправиться со всей преступностью послевоенной Одессы. В ответ на арест и заключение в тюрьму уголовных авторитетов Одессы бандиты устраивают погромы. В это же время сотрудники милиции во главе с начальником отдела по борьбе с бандитизмом Одесского уголовного розыска Давидом Марковичем Гоцманом обнаруживают склад с военным обмундированием, около тысячи комплектов. С помощью друга детства, «завязавшего» вора-карманника Фимы Петрова, Гоцман узнает, что обмундирование и снаряжение преступники официально получали на складах Одесского военного округа, пользуясь фальшивыми накладными. При попытке выяснить их изготовителя Фиму убивают. Дело приобретает для Гоцмана особое значение: теперь это уже не просто расследование, а месть за друга. Необычайная осведомленность бандитов о ходе розысков заставляет Гоцмана предположить, что некий Академик служит в правоохранительных органах или в штабе Жукова.

Гоцман всех времен и народов

В 2010 году в Одессе проходил первый Одесский международный кинофестиваль, почетным гостем церемонии открытия которого был Владимир Машков. Зал чествовал актера, одесситы признали его своим, со сцены говорили о том, что за роль Давида Гоцмана он достоин звания почетного гражданина города. Машкову тогда же вручили награду «За вклад в развитие культуры Одессы». Владимир Машков на сцене шутил и рассказал историю о том, как подбирались «натура» для съемок фильма «Ликвидация» и одесская массовка. «Есть в зале люди, которые снимались в фильме?» — спросил актер. Люди нашлись. Действительно, одесситы со всей теплотой отнеслись к съемкам «Ликвидации» — помогали, чем могли. Кстати, в сериале приняли участие три актера из известной одесской комик-труппы «Маски-шоу»: Олег Емцев, Вадим Набоков и Альберт Каспарянц. Вот почему, узнав о съемках продолжения, многие обрадовались, и, согласно словам исполнительного продюсера Сергея Члиянца, бросились помогать. А 11 декабря 2008 года в Одессе возле здания ГУМВД Украины в Одесской области торжественно открыли памятник герою 14-серийного исторического детектива Давиду Гоцману. Бронзовый памятник представляет собой фигуру киногероя в полный рост в окружении голубей.

Андрей Столяров

Thu, Jan. 24th, 2008, 10:49 pm
Вкусные фразы из «Ликвидации».

— Давай!
— Даю! Нашли себе давалку!
— Шо?
— Та ни шо!

— Ну ладно, поехали, тут недалеко моя маруха живет.

— Дава, а шо Ада Изральевна?
— Умерла, еще до войны.
— До войны? А я собралась к ней пойти.
— Так уже не спешите.

— Всем сидеть, я Гоцман!

— Давид Маркович! Ви таки не поверите! Руки сами тянутся к затылку!

— Давид Маркович, так мы выпьем?
— Можно.

— Как же мы пойдем теперя?
— Так! Не быстро!

— Дава, я извиняюсь, но ты таки, босяк. Некому задницу надрать, пять пистолетов — не пачка папирос, они таки стреляют. Ну ты же не окно в женской бане – зачем в тебе дырка?

— Так он с детства такие номера откалывал. На Пересыпи как-то раз три некрасивых пацана привстали на дороге как шлагбаумы, повытягали из карманов перья, кастеты и сами такие смелые стоят с понтом на мордах сделать нам нехорошо. Так Дава ни разу не подумав, пожал им с ходу челюсть. Они от такого “здрастье” пообронили свой металлолом, схватили ноги в руки и до хаты — набрать еще пять-шесть солистов до ансамбля. Так надо ж бежать. Так нет, он встал столбом и м. м. м. Так что доктор слыхать?
— Фима, закрой рот с той стороны, дай доктору спокойно сделать себе мнение.
— Мне не мешает.
— Вот видели – интеллигентный человек.

— Добрейшего утречка, Фима!
— И Вам доброго.
— А где у нас случилось?
— Пара незаметных пустяков. Вам что-то захотелось, мадам Шмуклис?
— Немножечко щепотку соли. Эмик, такое счастье, надыбал глоссик.
— Скажите пожалуйста, Два Больших Расстройства, надыбал глоссика?
— Таки да.
— Целого? Или одни плавнички?
— Виляет хвостом как скаженный.
— Надо жарить. При такой густой жаре долго не выдержит.
— Так я за что. Эмик ухнул пачку соли в помойное ведро.
— Так шо, если помои посолить, они будут лучше пахнуть?
— Ой, Фима, я Вас умоляю, Вы же знаете за Эмика – он если не сломает, то уронит, и как раз таки не помимо пальцев, а на самые ноги!

— Мама, он проснулся и не хочет.
— Не трогай ножик, халамидник. Мама сказала: «Ничуть не трогай!».
— Что Вы кричите, мама! Я понимаю слов!
— Нет, вы видели этого идьета? Иди сыночка за мной.

— Эмик, это ты так на Привозе? Это ты так выбираешь синие.
— Мама, я забыл немного денег.
— Мама со двора так ты пошел за кабелина!
— Мама, через вас нам нет жизни. Что вы наше счастье переехали?
— И перееду! Выкралась тут, ждет.

— Мама со двора — он уже опять за кабелиное.

— Ну что скажете за мой диагноз?

— Встал, погулял и полегчало.

— Ага, щас, только разбег возьму!

— Конячник подставной – цекавая идея. Но зачем? Зачем ты сам туда полез? Для покататься с ветерком?

— А если б он признал тебя, да дырку в тебе сделал, не для ордена, а так, для сквозняка.

— А к чему ты попер один на пять стволов? Народ там с душком, очков не носит! Почему один, как броненосец?
— Андрей Остапыч, да если б я не взял этих пацанов на бзду, они б шмалять начали,
и столько бы пальбы вышло – волос стынет, а тут ребенок скрипку пилит, мамаша умирает на минутку.

— Шо ты ходишь тут, как скипидарный, туда-сюда, туда-сюда.
— Доктор сказал ходить – ходю!

— Ты не гони мне Сеня, не гони, здесь Уголовный Розыск, а не баня, нема ни голых, ни дурных. Там отпечатки, Сеня, отпечатки, как клопы по всем шкафам.
— Да я на стреме стоял, я не трогал шкапов.

— Сеня, друг, не дай бог конечно. Шо ты мне истерику мастыришь. Посмотри вокруг и трезво содрогнись. Ты уже наговориол на вышку. Теперь тяни на пролетарское снисхождение суда. Мудрое, но несговорчивое.

— Сёма, верни награбленное в мозолистые руки, тебе же с них еще кушать, сам подумай.

— Какой гедзь тебя с утра укусил? За Фиму промолчим, но объясни: с чего?

— Семачка, семачка, лушпайки сами сплевываются, семачка, семачка!
— За что семачка?
— За пять.
— Это больно.
— Давай за три с недосыпом.
— Давай за четыре с горкой.
— Давай, хороший, давай.

— Всем три шага назад и дышать носом.

— А ты кудой смотрел?
— Куда я смотрел, куда я смотрел. Я смотрел на время: если не сдам все гроши до восемь ровно, так буду иметь счастье с фининспектором и прочим геморроем!
— Так теперь ты это счастье будешь хлебать ситечком!

— А пока не делай мне нервы, их есть еще, где испортить.

— Мне бы огоньку?
— Ага, и два ковша борщу.

— Обещал не доводить до вышака. Ты мамой клялся на свидетелях.
— А я сирота, Сеня, и моя мама встретит тебя там хорошим дрыном, не говоря за тех, кого ты грохнул. Так что молись за 25, как та ворона за голландский сыр!

— Я извиняюсь очень сильно, где таких, как ты, родют?

— Не строй мне Клару Целкин!

— И шо мне делать?
— Не знаю! Не расчесывай мне нервы!

— Еще раз пропустишь – съешь!
— Так за Вас хоть Уголовный Кодекс, со всеми толкованиями.

— Шо ты кипятишься, как тот паровоз? Доктор, умная душа просил тебя не волноваться и ходить.
— А я вот и хожу, и вот что, Фима, еще увижу, что ты тыришь реквизированную вещь – посажу.
— Это ты за шо?
— За ту махорку! Не делай мне невинность на лице!

— Шо? Я в уличные попки?
— А шо такого? Шо такого? Я цельный год был на подхвате, цельный год!
— Нет, мне это нравится: я стою в кокарде у всей Одессы на глазах, и это унижение мне предлагает друг, мой бывший лучший друг.
— Я ж как вариант.
— Давид Гоцман, иди кидайся головой в навоз, я Вас не знаю. Мне неинтересно ходить с Вами по одной Одессе.
— Фима, ты говоришь обидно.

— Неее, я тудой.
— Но так-то ближе.
— Давид Гоцман, идите, как хочете.

— Васька, я щас сойду.
— Шо укачало, Давид Маркович?
— Небось, с такого голоса недолго и понос!
— Так то ж секретное оружие на бандитов!

— Добрый вечер, Давид Маркович! Что новенького в Уголовном Кодексе?

— И вот с таким говноедом.
— Я не дерьмоед, я нахожусь при исполнении!
— Значит, при исполнении ты гавно не ешь? А после?

— От тебе, Наимов, даже спирту на морозе не хочу, в горло не полезет!

— За Баха ближе к ночи, ты за Эву!

— Поймайте, убейте и наплюйте ему в рот!

— Вот такая бирочка. Я интересуюсь знать, с какого склада оно уплыло.

— Граждане менты! Я имею кое-что сказать!

— Что значит мало? Сара тоже кричала: «Мало!», потом нянчила семерых бандитов, не считая девочек! Я имею кое-что сказать.

— . а Фима что-то имел сказать.

— Есть грамотные люди, они не хочут, чтоб их портреты печатали в газете «Правда», таки имеют право, я им показал те бирки – они мне показали склад, я дал кладовщику немножко спирту в зубы, и он напряг мозги за ту партию обмундирования.

— И будешь учить Уголовный Кодекс от заглавной буквы «У» до тиража и типографии.

— Такой выхлоп! (про запах изо рта)
— День рождения выскочил случайно.

— Дава? Я Вас умоляю. Да он добрый, как теля.

— Полдгода мучился, аж зуб крошился, а там пришел фашист – было чем заняться.

— Я нет-нет, а думаю, может я неправильно жил, надо ж брать деньги у богатых и давать их бедным, а таким как ты давать по
морде, шоб у мире была красота и гармония. Так шо ты мне скажешь за ту бумажку, Родя?

— Только взялся за Антона.

— Нет, спасибо, дел за гланды.

— Здесь умных — я, он и еще полторы головы.

— Я интересуюсь знать.

— Я имею кое-что сказать.

— А ты вцепился как лишай до пионерки!

— Это смешно сказать, не то что подумать!

— От ты, босота глазастая, шош ты карманы оттопыривал, как фраер?

— Давид Маркович, я прошу пардона, люди хотят убедиться, что Вы таки без оружия, чисто формальный шмонец.

— Не по закону, а по душе, а тот, кто Фиму порешил – растоптал последнее.

— Шо вы от меня хочите? У меня совсем нет времени для помолчать!

— Ну шо, подобьем бабки.

— Ищем до здрасьте тех уродов, шо подумали, они умнее нас.

— Картина маслом. Все свободны.

— Режь! Делай маму сиротой! Не ищи ножики, я их убрала!

— Я зарежу себя ножиком!

— Я убью себя совсем!

— Вот уважаем Вас, но тьфу Вам под ноги за Ваше каменное сердце!

— Я вырву ей ноги!
— Мама я убью себя совсем, но я вырвусь до нее!
— Иди, иди, убей свою маму!

— Давид, не расходуй мне последний нерв! Маршал ходит среди людей, не дай Бог, кто кинет руку!

— Здрасьте вам через окно!

— А вот вам здрасьте!

— Улыбайся, падла галстучная!

— Сирота?
— Подкидыш. Папироской угостишь?

-Дядька, а вот у Вас, что за часы?
— Ну как, командирские.
— Возьми и выбрось! У меня маршальские! Сам товарищ Жуков подарил! Так что, дядька, кто из нас способней еще два раза посмотреть!

— Ну шож это делается? Ну шож это делается то? Ну кто ж это выдержит? Давид
Маркович, я к туркам подамся, изводят меня девки своим телом ууу.
— Леша, жениться тебе надо!
— Ну, а я за шо? Ха-ха-ха! Но шоб жинька ни одна была, а штук пять-шисть, ни меньше! Эх, вот так вот эх, изведут, как дам вот сейчас в Турцию контрабандой!
— Леша, отрежут тебе турки твою контрабанду напрочь!
— Да ладно, наган лучше посторожите, что-нибудь отанется!

— Даваид Маркович у хати?
— У хати, А шо?
— Да ни шо?
— Шо?
— Да отстань ты!

— Вася, скажи мне, как комунист комунисту, мы сегодня будем ехать или повесим табличку «На похороны не торопясь»?

— Освободите, будьте ласковы.

— Мужчина, скажите, а что, Седой Грек оказался не тот человек? Я просто спрашиваю.
— Та не, просто нашли в его доме неизвестного таракана – паспорта нема, усами шевелит не по-нашему, вот везем до выяснения.
— А к чему здесь Седой Грек?
— Так той таракан в карман к нему залез и не вылезает, вот тож вместе с карманом и везем.
— Люба, Люба, меня здесь считают, что я больная на голову, а сами везут Седого Грека до уголовки.

Другие публикации:  Требования к проездам жилых домов

— Леша, организуй стаканы, бекицер!

— Ша, Нора, я без второго слова все понимаю.

— Споконее, споконее, пусть для начала заявят товар.

— Я що-то плохо не понял.

— Ты мне мансы тут не пой.

— Купи себе петуха и крути ему бейцы, а мне крутить не надо!

— У меня один, но исключительный вопрос!

— За завтра — завтра поговорим.

— Смотри сыночка, кака звуруга!

— Какая здесь тебе жена, тут твоя мама, у тебя есть мама!

— Ты вгоняешь маму в гроб и даже глубже!

— Цельных три, должен скнокать!

— А где ты думал, когда.

— Вы же обещали.
— Обещают жениться, а мы договаривались! А договор изменился.

— Шо деньги? Деньги — мусор, тебе вышак маячит.

— Не понял ты меня, Сеня, думал умней еврейского раввина.

— Давид Маркович, меня же на ремни порежут!
— А я за что?!

— Ты ж молодец как я не знаю. Тыж себе памятник при жизни должен выколоть!

— Шикарные у Вас штиблеты, гражданин начальник.

— Я что, тихо спрашиваю?

— Мама, я забыл немного денег.

— Мама через Вас нам нет жизни, что Вы нам счастье переехали?!

— Вы хотите выйти – идите уже!

— Но нам с той радости одни убытки.

— А шо, случилось шо?
— Не начинай!

— Вы извините, я тут пошумел.
— Да ничего.

— Вот только тон, молодой человек, повышать на меня не надо. На меня уже повышали. Это плохо кончилось. для меня.

— И что мне теперь делать?
— Человеком становиться.
— И на хрена мне это?

— Куда направился?
— Отлить, уже не в моготу.
— Павлюк, проводи.
— Чтоб подержал?
— Надо – подержит, надо – оторвет.

— Вид у тебя. лимонный!

— Шею мылили мне до костей.

— Люди постановили сегодня не работать. Ты что, стахановец? Закон не уважаешь? Кто научил тебя, босяк, из трояка мастырить писку? Копеечкой надо работать, рукопомойник.

— Мадам, Вы сумочкой за гвоздик зацепили.

— Калитку закрой с той стороны! (в смысле — заткнись)

— Раз, два, три. Как заказывали. Ладно, Штехель, живи пока!

— У Вас интуиция, а у нас «задница горит».

— И какой шлемазл это выдумал?
— Жуков.
— Так, шлемазла беру обратно.

— То есть спать накрылось, щас начнут гулять ребята — мама, не ходите до ветру, там волки.

— Поехали!
— Кудой?
— Тудой!

— Я не баба, чтобы злобу по карманам прятать.
— Тогда мир?
— Перемирие.

— Все умные – пора мне на покой.

— Кому повезло – нескоро будет. Это мне повезло. Я б себе в жизни не простил, если б упустил такой сочный фукт. Ты, Родя, обойди всю Одессу, от Лонжерона до
Слободки – не найдешь человека, чтоб радовался за тебя, как я это делаю. Даже твоя мама бы отдохнула. У меня ж до тебя разговоров — языка не хватит.
— Не знаю, ничего не знаю.
— Конечно, без второго слова.

— Ой, опять за рибу гроши.

— Скучаю, Родя!
— А мне, думаете, весело?

— Ну шо, подобьем бабки?

— Шо вы за мной здесь всюду ходите?
— Ищем со спины Вашу талию, мадам.
— Смотрите, где талия, она когда-то там была. А за корзинку забудьте, а то нарвете себе пачку неприятностей, я вам говорю.

— Нет, девушка, на сироту Вы не похожи. Ну с голоса же слышно, что Вы красавица, каких не видно.

— Ну не тяни кота за все подробности.

— Вашу маму грубым образом!

— Не просто срочно, бегом на всех опорах. Картина маслом.

— Понял, взял мозги.

-Вбейте себе в мозг — беспределу ша. Погромы прекратить. Ночью должно быть тихо, что ночью в бане. Все вежливые до поносу. Кто-то не понял – два шага в сторону, чтоб не забрызгать остальных.

— Никто за ним не шел?
— Шел.
— Кто шел?
— Я шел.

— Вот. Вам цветы.
— Зачем?
— От меня Вам.
— Спасибо, не надо.
— Почему?
— В очереди за хлебом не стоят с цветами.
— А я могу Вам без очереди взять.
— Давид Маркович это глупо, я же Вам все сказала, а Вы настаиваете, зачем?
— Вот что Нора, вот Вам букет, и хотите метите им улицу. Вечером жду Вас перед оперным театром. Будем оперу слушать.
Женщина смотрите в свою сторону.
Всё!

— Не учите меня жить мама! Да я умею гладить!
— Ой, Давид Маркович, прямо сэрце болит на вас глядя. Вэй, от вас же ничего не осталось! Как вы ужались! До войны какой вы были — загляденье: какой красавчик, какой сочный! Ая яй! Ну уже ш прикинтесь!
— Эмик, а что там с рибкой!
-Ой.
— Циля, давай бруки! И все-таки я вам скажу, Давид Маркович, кушать надо немножечко побольше в свое удовольствие. Ах, какой красавчик! Прямо оторви и брось, какой красавчик! А материальчик.
— Я только на минуточку отошел.
— Ну, Эмик!
— Не лежит стрелочка, ну что ты будешь делать. Зато как пидьжак сидит! Как на вас родился. Вы только не смотрите на себя в зеркало — ослепните, какой красавчик! Вот только стрелочка. Эта ж Циля разве может погладить как надо!
— Ой, не морочьте мне голову, мама!

— Вы только не смотрите на себя в зеркало – ослепнете.

— Мама, почему я такой нерукий?

— Мама, Вы родили идьета. Мама, почему Вы ему не оторвали руки?

— Весь кусок вокруг себя змыла!

— Будет костюм солидный, не на похороны.

— Вставай, Давид.
— Шо случилось?
— Тебя убили.
— Да ты шо? Насмерть?

— Давай, Махал Махалыч, сдавай его рабочим, они отнянькают его по полной.

— Доктор прописал мне спокойствие для сердца, и я буду спокоен. Значит или ты мне сейчас скажешь, что случилось, или я гэпну тебя в морду со всей моей любовью.

— Что за шмурдяк ты пил?

— Я же не наган, который может бесконечно стрелять, я же сломаться могу!

— Если возможно, давайте на Вы.
— Вы-еживаться будешь в вы-ходные, а сейчас гуди, как паровоз, за свое прошлое.

— Будут потери.
— Ну, посмотрим кому больше. У меня тоже пацаны не с сосками бегают.

— Ну шо ты мне обезьяну гонишь.
.
— Вот ты шлемазл, Чусов, каких свет не видовал.

— Так, что у нас опять за здрасьте?
— Да вот, Мыхал Мыхалыча женщины не любят.

— Так что за вышак я, конечно, погорячился, но четвертной Вам сияет, как клятва пионера. Так что я бы послухал, что товарищ майор Вам предлагает.

— Вы сломаете мне руку.
— Не страшно.

— Мне штаны снять?

— По стопятьдесят и огурчик?

— Будешь драить до кошачего блеска!

— Выкидываем время. (в смысле — зря тратим)

— Шо, я не в громком голосе сегодня?

— А где ты думал, когда тэтэшки людям загонял?

— Слушай Леня, рассказываю один раз. Значит, до войны у нас в отделе был Лева Рейгель, хороший хлопец. Искал известного бандита Муху, гонял за ним по всей Одессе, почти поймал, но Муха вовремя утек с Одессы. Рейгель расстроился, взял отпуск и поехал в Гагры отдохнуть. Утром вышел на Приморский бульвар и носом за нос столкнулся с этим самым Мухой.
— И што?
— Тот Муха был Паганини в стрельбе из пистолета. Быстрый морг. И надо было Рейгелю так отдохнуть.
— Давид Маркович, а Вы к чему эту история рассказали?
— Леня, не жди поездку в Гагры, ищи.

— Пожалуйста, девушка, не надо кричать – возьмите и напишите.

-Девушка, у меня очень болит голова.

— Есть квартирка на Преображенской..уууй.. на Советской Армии, хозяев нет, где – неизвестно, а мадам Короткая мается с двумя детями-паразитами у комнати неважного размера. Требуется только черкнуть: «Поддерживаю ходатайство». По-соседски.
— Как мадам зовут?
— Короткая.
— Эмик, у нас есть майор Разный, до пары твоей Короткой, я ему передам твою просьбу.
— А шож Вы не сами, Давид Маркович?
— За отдел ОБХСС он отвечает, ему и карты в руки.
— Я так понял, что вы возражаете.
— Сильно возражаю. Так возражаю, Эмик, что будет время, я тебе ухи отвинчу.

— Погоди, ты, что отказываешься выходить за меня?
— Нет.
— Тогда шо кобенишься? Грубо сказал?
— А я и не кобенюсь.
— Тогда пошли!

— Что стоишь? На выход!

— Эмик, шо вы потеряли в том ресторане, маме скажи.
— Вы не видели красивой жизни!
— А что, разве нельзя покушать со вкусом дома? Я же с утра уже все приготовила: и гефилте-фиш, и форшмак, и сини.
— Ой, Вы, мама, не смешите меня!
— Ой вэй, как будто у него нет дома, у этого ребенка. Эта Циля откуда взялась на мою голову, гембель, ведет себя, как румынская проститутка. Какое счастье, что твой папа не дожил до этого дня, когда он видел, чтоб ребенок пошел в ресторан от мамы. Мама готовит целый день.

— Иди сюда. Ну и сука ты, майор.

— Ты у меня за Гоцмана в сибири с голой жопой скакать будешь?

— Как отступление?
— Как в сорок первом.

— Виталий, не дави на мозоль. Ты вот лучше спроси, почему Гоцмана крутит контрразведка, а за сыном его должны следить мы?
— Ну и почему?
— Не знаю!

— А может тебя шлепнуть?
— Попробуйте.

— Ты слышал, шо он пел? Там люди плакали. Я за это немцам глотки грыз!

В последней серии — когда ловят Академика
Открывается дверь, за ней Гоцман
Академик — тебя уже выпустили?
Гоцман — да, место свободно.

— Извиняйте, если шо не так. Картина маслом.

— Как Вы, Давид Маркович?
— Ничего, Михал Михалыч, мне доктор прописал ходить – я и ходю.

— Папка!
— Сынок!
— Папка, я теперь знаешь как тебя слушаться буду!
— Хорошо, сынок, ты только кошелек-то верни!

Серия не припоминается.

Визит мадам Короткой. Она обращается к идущему вниз по лестнице Гоцману:
— Эммануил Гершевич?
И какой роскошный ответ она получила от ехидно улыбающегося Машкова!
— Почти. Давид Маркович.

— Вопросы есть?
— Есть и много.
— Вы свободны, подполковник Гоцман.

Путин по телемосту дал команду на ликвидацию последнего в РФ химического боеприпаса

НОВО-ОГАРЕВО, 27 сентября. /ТАСС/. Россия досрочно завершила ликвидацию своего арсенала химического оружия. Команду на уничтожение последнего химического боеприпаса дал по телемосту с поселком Кизнер в Удмуртии президент РФ Владимир Путин, после чего боезаряд был утилизирован.

Непосредственно с объекта по хранению и уничтожению химоружия в Кизнере в видеоконференции приняли участие председатель Госкомиссии по химоружию, полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Минпромторге РФ Валерий Капашин и замгендиректора технического секретариата Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) Хамид Али Рао.

Завершение программы ликвидации химоружия на три года раньше

Перед тем, как дать команду, Путин назвал происходящее историческим событием.

«Сегодня будет ликвидирован последний химический боеприпас из российских арсеналов химического оружия. Без всякого лишнего пафоса можно сказать, что это действительно историческое событие — имея в виду огромный объем, доставшийся нам еще с советских времен арсеналов химического оружия, которым можно, как считали специалисты, было уничтожить несколько раз все живое на земле», — сказал глава государства во время телемоста с объектом в Удмуртии.

«Наша страна, несмотря на то, что планировала завершить эту работу к 2020 году, завершает ее раньше намеченного срока — в текущем, 2017 году», — подчеркнул Путин.

«Это [ликвидация химоружия в РФ] огромный шаг в сторону придания современному миру более сбалансированного, более безопасного характера», — заключил президент. По его словам, таким образом «наша страна выполнит главное международное обязательство по конвенции о запрещении химического оружия». Он напомнил, что Россия в числе первых стран подписала этот документ, тесно работала и работает с партнерами, «чтобы избавить человечество от угрозы применения и распространения столь варварского смертоносного оружия».

«В этой связи напомню о ключевой роли нашей страны в решении проблемы химического оружия в Сирии», — заметил глава государства.

Путин обратил внимание, что реализация российской программы ликвидации химоружия началась еще в 1990-е годы, когда наша страна испытывала серьезные экономические трудности. В начале 2000-х были найдены ресурсы, чтобы ускорить выполнение этой задачи, добавил президент. «За 20 лет проведена действительно огромная, масштабная работа, были созданы современные наукоемкие предприятия, разработаны отечественные технологии, которые позволили обеспечить безопасное уничтожение химических боеприпасов с соблюдением самых жестких экологических стандартов и требований», — сказал глава государства. Он поручил эффективно использовать полученные наработки и созданную инфраструктуру для развертывания производства высокотехнологичное гражданской продукции.

Путин поблагодарил и поздравил всех, кто принимал участие в реализации российской программы ликвидации химоружия, отметив их профессионализм, ответственность и мужество.

«Поистине выдающееся событие»

Хамид Али Рао, в свою очередь, назвал выдающимся событием полное уничтожение химического оружия в РФ и выразил признательность российским властям за этот шаг.

«Господин президент, сегодня мы собрались по случаю поистине выдающегося события, которое знаменует собой полное уничтожение всех запасов химического оружия, объявленных Российской Федерацией. Это действительно историческая веха для Российской Федерации, Организации по запрещению химического оружия и всего международного сообщества», — сказал Али Рао.

Он подчеркнул, что это событие стало важным вкладом в укрепление положений конвенции о запрещении химического оружия и является подтверждением ее эффективности.

«Выражаю вам искреннюю признательность за ваше личное внимание и принятые вами решения для достижения этой цели. Позвольте выразить вам, господин президент, а также правительству Российской Федерации и всем тем, кто неустанно трудился для того, чтобы сделать этот выдающийся успех реальностью, самые искренние поздравления», — обратился Али Рао к Путину.

Программа ликвидации химоружия в РФ

Как говорится в материалах пресс-службы Кремля, по состоянию на 27 сентября в РФ уничтожены все запасы химического оружия — 39 тыс. 967 тонн отравляющих веществ. Всего были ликвидированы 4 млн 352 тыс. 33 химических боеприпасов, 107 крупнотоннажных цистерн и 927 емкостей с отравляющими веществами зарин, зоман, ви-икс, иприт и люизит. Таким образом, после уничтожения последнего боеприпаса, Россия в полном объеме выполнела обязательства, установленные женевской Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 3 сентября 1992 года.

В рамках программы ликвидация химоружия в РФ было создано семь высокотехнологичных объектов в шести регионах, где были применены самые современные технологии и оборудование, обеспечены безопасность и защита персонала, а также окружающей среды. Нештатных ситуаций в процессе ликвидации отправляющих веществ не произошло. Начиная с 2016 года уничтожение химического оружия проводилось только на объекте «Кизнер» в Удмуртии.

В материалах к мероприятию говорится, что в 2018 году планируется провести работы «по битумированию реакционных масс и переработке промышленных отходов, образовавшихся от уничтожения люизита», а начиная с 2019 года на объекте будут проводиться работы по ликвидации последствий его деятельности. Объем бюджетного финансирования программы составляет 288,9 млрд рублей. Дополнительным источником финансирования программы стала международная техническая помощь объемом 32,37 млрд рублей.

Всего за весь период сотрудничества на цели химического разоружения в Российской Федерации средства были выделены 16 иностранными государствами, включая ФРГ, США, Италию, Великобританию, Норвегию, Нидерланды, Финляндию, Швецию, Канаду, Швейцарию, Новую Зеландию, Польшу, Чехию, Ирландию, Бельгию, Францию, а также Европейским Союзом и американским неправительственным фондом «Инициатива по уменьшению ядерной угрозы». Больше всего средств предоставили США — около 19 млрд рублей, Германия — 8,7 млрд рублей, Великобритания — 2,4 млрд, Канада — 1,7 млрд.

— Здравствуйте тётя Ада.
— Что Гута Израилевна?
— Умерла. Еще до войны.
— До войны? А я ж собиралась к ней поехать.
— Так уже не спешите!

А что, если помои посолить, они будут лучше пахнуть?

— А тебя правда пуля не берет?
— Так я быстро бегаю, не поспевает.

— Давид Гоцман, иди теряйся головой в навоз, я вас не знаю. Мне не интересно ходить с вами по одной Одессе.

Завтра сядешь в моём кабинете и будешь учить уголовно-процессуальный кодекс от заглавной буквы «У» до тиража и типографии.

— Что с тобой?
— Я только что сдала кровь.
— Всю?

— У вас бывают плохие предчувствия?
— Да, в нашем деле это называется «интуиция».
— А у нас в Одессе это называется «задница».

Другие публикации:  Срочный трудовой договор с кочегаром котельной

— Мама, вы родили идиота!

— Вы сломаете мне руку.
— Не страшно.

— Давид, вставай!
— Шо там?
— Ничего, тебя убили.
— Та ты шо? Насмерть?

Цитаты и фразы из фильма
“Ликвидация”

Только не надо на меня голос повышать. На меня уже повышали, и это плохо кончилось. для меня.

Мама, я забыл немного денег!

Я вас умоляю, Фима, ви же знаете за Эмика: он если не сломает, так уронит!

Ты вгоняешь маму в самый гроб, сыночка, и даже глубже!

Не расходуй мне последний нерв!

Провожать не надо, дорогу знаю. Адью вам с кисточкой.

Ты же не окно в женской бане, зачем в тебе дырка?

Что значит мало? Сара тоже кричала: «Мало!» — а потом нянчила семерых бандитов, не считая девочек!

Ликвидация «Волка»

О кровавом пути одного из главарей украинских националистов, гауптмана Романа Шухевича, заместителя командира диверсионно-террористического батальона «Нахтигаль» дивизии СС «Галичина» и других полицейско-карательных формирований на Львовщине, в Белоруссии и на Волыни, а после войны – руководителе бандподполья на Западной Украине, в свое время превознесенном до небес президентом В. Ющенко и возведенным им в ранг Героя Украины, свидетельствует немало документов, от одного чтения которых буквально стынет кровь в жилах.

Души невинно убиенных вопиют…

Как известно, злодейская «карьера» этого изверга началась с участия в убийстве посла польского сейма Тадеуша Голувко еще 29 августа 1931 г. В 1931—1933 гг. Р. Шухевич был техническим организатором нескольких покушений на польских чиновников и работника советского консульства А. Майлова, в 1934 году участвовал в организации покушения на министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого.

Но поставить смертоубийство неугодных лиц и даже целых народов «на поток» этому палачу удалось уже при нацистском режиме, разведслужба коего абвер, а также обер-палачи из СС разглядели в «генерале Чупрынке», как величали его подельники по кровавому ремеслу, природные задатки организатора массового геноцида.

О масштабе чудовищных злодеяний ревностно служивших фюреру бандеровцев, «боевой и политической подготовкой» коих бессменно заведовал «нэскорэнный головнокомандуючый» Р. Шухевич («генерал Чупрынка»), свидетельствуют такие обобщенные цифры. За годы Великой Отечественной войны на Украине от рук фашистов погибло в общей сложности 5 млн. 300 тыс. мирных граждан, 2 млн. 300 тыс. трудоспособных украинок и украинцев было угнано в Германию.

От рук только карателей-бандеровцев погибло 850 тысяч евреев, 220 тысяч поляков, более 400 тысяч советских военнопленных и еще около 500 тысяч мирных украинцев.

Убито 20 тысяч солдат и офицеров Советской Армии и сотрудников правоохранительных органов, и примерно 4 — 5 тысяч своих же «вояк» из УПА, показавших себя недостаточно «активными и национально сознательными».

А вот некоторые факты из «боевой» биографии «генерала Чупрынки». 30 июня 1941 г. ворвавшийся вместе с немецкими передовыми частями во Львов батальон «Нахтигаль» под командованием гауптмана Шухевича в первые же дни зверски уничтожил более 3 тысяч львовян-поляков, в том числе 70 ученых с мировым именем. Перед жуткой смертью профессора Львовского университета и их семьи были подвергнуты надругательству и неслыханным унижениям.

Всего в течение недели батальон «Нахтигаль» зверски истребил во Львове около 7 тысяч мирных граждан, включая малых детей, женщин, стариков. А с кафедры собора Св. Юра униатский митрополит Андрей Шептицкий вознес молитвы в честь «непобедимой немецкой армии и её главного вождя Адольфа Гитлера», и заранее отпустил все грехи бандеровскому воинству, назвав их кровавые преступления «богоугодным делом». С иезуитского благословения главы Украинской греко-католической церкви и началось массовое уничтожение мирных жителей Украины и других регионов бандеровцами, нахтигалевцами, уповцами, в последующем частью влившихся в пресловутую дивизию СС «Галычина», а частью – в другие гитлеровские карательно-террористические формирования.

В начале 1942 года батальон «Нахтигаль» был переформирован в 201-й полицейский батальон СС и во главе с немецким майором Дирлевангером и таким же гитлеровским капитаном Шухевичем направлен в Белоруссию для борьбы с партизанами. Как известно, не немцы, а как раз их подручные из числа бывших «нахтигалевцев» стерли с лица земли белорусскую деревню Хатынь, уничтожив всех жителей, и волынское село Корбелисы, в котором убили и сожгли свыше 2800 мирных жителей, в основном детей, женщин, стариков и больных.

В августе 1943 года по приказу Шухевича, согласованному, разумеется, с немецкими властями, на территории Ковельского, Любомльского и Туринского районов Волынской области несколько сот головорезов УПА под верховодством матерого преступника Юрия Стельмащука вырезали все польское население. Их имущество они разграбили, а хозяйства сожгли. Только за 29 и 30 августа 1943 г. бандеровцы вырезали и расстреляли более 15 тысяч человек, среди которых было много престарелых людей, женщин и детей.

«Генерал Чупрынка» был одним из авторов «методики» совершавшихся массовых убийств. Согласно ей, все население сгонялось поголовно в одно место, и палачи начинали резню всех без разбора. «После того, как не оставалось ни одного живого человека, рыли большие ямы, сбрасывали в них все трупы и засыпали землей. – свидетельствовал один из участников этих преступлений. – Чтобы сокрыть следы этой страшной акции, на могилах мы разжигали костры. Так были полностью уничтожены десятки небольших сел и хуторов. ».

В середине сентября 1943 года бандами УПА в Гороховском и бывшем Сенкивическом районах Волынской области было убито около 3 тысяч жителей польской национальности. Характерно, что одной из групп УПА руководил священник автокефальной церкви, находившийся в ОУН специально для того, чтобы отпускать грехи подельникам-палачам за учиненные злодеяния.

«Людей клали на землю рядами, лицом вниз, а затем расстреливали их, – подтверждает очевидец. – Укладывая в очередной раз людей для расстрела, бандеровец выстрелил в 3-4-летнего мальчика. Пуля снесла верхнюю часть его черепа. Ребенок поднялся, начал кричать и бегать то в одну, то в другую сторону с открытым пульсирующим мозгом. Бандеровец продолжал стрелять, а ребенок бегал, пока очередная пуля не успокоила его. ».

Подобные примеры можно приводить бесконечно. Тем же современным апологетам бандеровщины, которые ссылаются в оправдание творимых бандитами из ОУН – УПА злодеяний на то, что ими якобы двигали исключительно попранные национальные чувства и забота об «очищении исконно украинской территории» от всяких пришельцев – представителей «чужеродных» этносов, следует вспомнить откровения самого Р. Шухевича: «ОУН має діяти так, щоб усі хто визнав радянську владу, були знищені. Не залякувати, а фізично знищувати! Не потрібно боятися, що люди прокленуть нас за жорстокість. Хай із 40 мільйонів українського населення залишиться половина — нічого страшного у цьому немає. ».

Бандеровцы, совершенствовавшие мастерство палачей в подразделениях немецкой полиции и войсках СС, буквально изощрялись в искусстве мучить беззащитных людей.

Примером им служил прежде всего сам «генерал Чупрынка», всячески поощрявший изуверство в его самых чудовищных проявлениях.

Когда же весь мир залечивал раны, нанесенные человечеству самой страшной из всех прежних войн, развязанной «божеством» Шухевича – Адольфом Гитлером, бандеровцы на западноукраинских землях в 40-50-е годы лишили жизни еще более 80 тыс. человек. Причем преобладающее большинство погибших были далекими от политики мирными людьми гражданских профессий. Значительный процент павших от рук националистических убийц составили невинные дети и старики. Среди зверски убитых во Львове подручными «генерала Чупрынки» был и замечательный украинский публицист и писатель Ярослав Галан. Вся «вина» его состояла в том, что он посмел писать нелицеприятную правду о бандеровщине и ее духовных отцах из львовского кафедрального униатского собора Св. Юра и католического Ватикана…

В селе Сватово на Львовщине до сих пор помнят четверых девчат-учительниц, которые были замучены подручными Шухевича. Они погибли только за то, что родом были из советского Донбасса! Сегодняшний день это не напоминает?

А учительницу Раису Борзило (с. Первомайск) националисты обвинили в пропаганде советского строя в школе. За это бандеровцы выкололи ей глаза, отрезали язык, накинули на шею петлю из проволоки и тащили конем через поле, пока она, вся окровавленная, не испустила дух.

В соответствии с нормами Международного трибунала такие деяния не могут квалифицироваться иначе, как военные преступления и преступления против человечества, не имеющие срока давности!

Массовые чудовищные убийства ни в чем не повинных людей, совершенные бандеровцами в период и после Великой Отечественной войны, можно назвать только одним словом: ГЕНОЦИД.

Да, это был самый настоящий геноцид, то есть массовое истребление людей, причем совершавшийся длительное время и в самой бесчеловечной, самой отвратительной, ничем не прикрытой форме. По большому счету, во многих польских, украинских, белорусских и российских городах и селах надо устанавливать скорбные мемориалы жертвам бандеровского геноцида, а не осквернять память этих людей кощунственным возвеличиванием палачей, проливших реки невинной крови!

Главным организатором этих массовых злодеяний, осуществлявшихся бандеровцами, стал все тот же «Чупрынка», очевидно, надеявшийся таким путем еще и выслужиться перед своими хозяевами-нацистами и издавший специальный приказ, который претендует на еще большую кровожадность, чем те, что издавали гитлеровские гауляйтеры на оккупированных территориях: «К жидам относиться так же, как к полякам и цыганам: уничтожать беспощадно, никого не жалеть. Беречь врачей, фармацевтов, химиков, медсестер; содержать их под охраной. Жидов, использованных для рытья бункеров и строительства укреплений, по окончании работы без огласки ликвидировать. ».

И недаром многие представители общественности Украины, Польши, России, Беларуси, Израиля даже сегодня продолжают требовать открытия международным трибуналом уголовного дела против военной преступной организации ОУН-УПА и ее руководителей Бандеры, Шухевича, Коновальца, Мельника и др., по многочисленным фактам холокоста, направленного против евреев, и геноцида против граждан, Польши, Украины, Белоруссии и России. В юрисдикции Международного суда также привлечь к уголовной ответственности бывшего президента Украины Виктора Ющенко, по факту возвеличивания холокоста и геноцида, совершенных военными преступниками из ОУН-УПА, пропаганду оголтелого национализма, как одной из форм фашизма, и пособничество возрождению и формированию в Украине националистических организаций, носящих откровенно профашистский, предельно человеконенавистнический характер. Души сотен тысяч невинно погибших вопиют о справедливом суде над зверскими убийцами — украинскими националистами из ОУН-УПА!

А нынешним последышам «генерала Чупрынки», дорвавшимся до власти в результате антиконституционного вооруженного переворота на Украине и жаждущим новой крови на юге и юго-востоке, было бы не лишне освежить в памяти то, как в 1950 году был уничтожен чекистами кровавый палач – «нэскорэнный головнокомандуючый Шухевич-Чупрынка».

И не в той фантастически неправдоподобной редакции, которую множат в «правдивых» исследованиях некоторые ангажированные украинские горе-«исследователи», озабоченные тем, как бы обелить и героизировать это исчадие ада. А в том виде, как и выглядит вся эта история на самом деле.

Как была организована и проведена чекистско-войсковая операция против «генерала Чупрынки» (изначально, подчеркнем, преследовавшая цель взять его живым для придания гласному суду), мы расскажем, основываясь только на подлинных документах и свидетельствах непосредственных участников ее, а также чистосердечных признаниях других вовлеченных в события лиц.

«Оказал вооруженное сопротивление и был уничтожен»

Начнем с самого важного, пожалуй, документа, составленного чекистскими руководителями по результатам операции в тот же день, 5 марта 1950 года, и рассекреченного Центральным архивом Федеральной службы безопасности России.

«Совершенно секретно.
Записка по «ВЧ»
Министерство Государственной безопасности Союза ССР товарищу Абакумову В.С.
Министру Государственной безопасности УССР
генерал-лейтенанту товарищу Ковальчуку Н.К.

Докладываем, что в результате ряда агентурно-оперативных мероприятий и проведенной чекистско-войсковой операции 5 марта с.г. в 8.30 утра в селе Белогорща Брюховецкого района Львовской области при попытке захвата оказал вооруженное сопротивление и был убит известный организатор и главарь банд оуновского подполья в западных областях УССР Шухевич Роман, известный под кличками «Генерал Тарас Чупринка», «Тур», «Белый», «Старый», «Отец» и др., и захвачена живой его ближайшая помощница в подполье Дидык Галина, которая имела в подполье клички «Липа», «Гася» и др.

Кроме того, 3 марта с.г. в 19 часов в г. Львове захвачена личная связная Р. Шухевича Гусяк Дарина, кличка «Дарка».

В ходе активного допроса 3 и 4 марта с.г. «Дарка» отказалась указать места укрытия Шухевича и уводила наше внимание в другую сторону.
В связи с этим была разработана и проведена комбинация и в 22.00 4 марта с. г. стало известно село, где скрываются Шухевич и Дидык.

В 8.00 5 марта с. г. село Белогорща было окружено, а дома переселенки Хробак Наталии и ее сестры Анны были блокированы.

В 8.30 у жительницы села Белогорща Хробак Анны Шухевич и Дидык были обнаружены.

Наша группа, которая вошла в дом, приступила к операции, в ходе которой Шухевичу было предложено сдаться.

В ответ на это Шухевич оказал вооруженное сопротивление, открыл огонь из автомата, которым убил майора Ревенко – начальника отделения Управления 2-Н МГБ УССР, и, несмотря на принятые меры к захвату его живым, во время перестрелки был убит сержантом 8 СР 10 СП ВВ МДБ.

Во время операции Дидык проглотила ампулу с ядом, которая находилась у нее во рту, но благодаря принятым мерам была спасена.

В доме, где проживал Шухевич, было обнаружено большое количество документов, имеющих большое оперативное значение: шрифты и коды для связи с главарями оуновского подполья, паспорт, военный билет и др. документы на имя Полевого Ярослава.

Труп Шухевича был предъявлен для опознания: его сыну Юрию, который содержится во внутренней тюрьме УМГБ во Львовской области; его бывшей сожительнице, одной из активных участниц оуновского подполья Зарицкой Екатерине и бывшему хозяйственному референту Центрального «Провода» ОУН – Благий Зиновию.

Все они сразу и без всяких колебаний опознали в трупе Шухевича.

Генерал-лейтенант Судоплатов
Генерал-майор Дроздов
Полковник Майструк

Передано 5 марта 1950 г.
Передал Дроздов
Приняли: в МГБ СССР Начальник 2-го Главного Управления Генерал-майор т. Питовранов в 13.00 ч.;

в МГБ УССР Министр Госбезопасности УССР Генерал-лейтенант

т. Ковальчук в 14.00 ч.»

«Сначала – накопить оперативный материал»

А теперь – самое время раскрыть важные подробности той операции.

С 1944 года НКГБ УССР в связи с активным противодействием оуновских террористов в тылу Красной Армии и на освобожденной территории Украины, приступил к проведению централизованного оперативного мероприятия «Берлога», направленного на поиск членов Центрального Провода (ЦП) ОУН на Украине и лично Шухевича.

31 октября 1945 г. на него было заведено специальное розыскное дело «Волк». Такие же розыскные дела были открыты и на других членов ЦП ОУН: «Крысу» (Д. Клячкивский – «Клим Савур»), «Барсука» (В. Кук – «Лемиш»), «Бегемота» (Р. Кравчук – «Петр»), «Шакала» (П. Федун – «Полтава»), «Крота» (В. Галас – «Орлан»).

Важнейшие материалы этих дел направлялись в центральный аппарат НКГБ, а УНКГБ-УМГБ западных областей имели их дубликаты. В розыскных делах накапливались донесения оперативных источников, информационно-аналитические материалы, освещавшие бандитскую тактику националистического подполья, подробности противоправной деятельности и личной жизни главарей ОУН, планово-отчётные документы о ходе их розыска, задержания или (в крайнем случае) ликвидации.

С января 1947 года еще один экземпляр этих дел имело и специально созданное в МГБ УССР Управление 2-Н, образованное в качестве главного подразделения чекистских органов по борьбе с националистами.

Возглавлял Управление 2-Н заместитель министра госбезопасности республики, и он же руководил Оперативной группой во Львове – особом координационном центре всех антибандеровских мероприятий в регионе.

Управление 2-Н имело четкую организационную структуру, в которой каждый орган отвечал за определенный участок: Первый отдел осуществлял поиск членов ЦП ОУН и основных краевых проводов; Второй вел разработку низших проводов и «легальной сетки» ОУН, Третий отвечал за весь комплекс мероприятий по противодействию ОУН в восточных областях Украины; Четвертый занимался оуновцами из числа мельниковцев и другими националистическими организациями, не подчинявшимися Бандере и Шухевичу. В Управлении, кроме того, действовали подразделения связи, обеспечения и оперативного учета.

Розыском Шухевича, с учетом большого количества бандитских схронов и лежанок в западных областях, вполне можно сравнить с поиском иголки в стоге сена, были задействованы порядка 700 – 800 оперативных работников. Достаточно сказать, что первоначальная информация о ликвидации «Волка» поступала в Управление 2-Н трижды, однако всякий раз она оказывалась ошибочной, а потому поиски продолжались.

Розыск Шухевича – этого матерого волка конспирации, научившегося уходить целым еще от польской дефензивы, осложнялся тем, что он весьма часто менял «схроны» и любовниц. С одной из них, Галиной Дидык, осмелился даже дважды (в 1948 и 1949 годах) с поддельными документами прокатиться на курорты Одессы. И в то время как чекисты доставали буквально из-под земли его сообщников, «нэскорэнный Головнокомандуючый» купался в Черном море и лечил ревматизм.

Бандиты-националисты и греко-католические «пастыри» — в одной упряжке

Вот что писал видный чекист, заместитель министра госбезопасности УССР генерал-майор Дроздов в «Справке о ликвидации руководителя оуновского подполья в Западных областях УССР – Шухевича Р.И.» от 17 марта 1950 г.:

«Во время проведения органами МГБ мероприятий по поиску организаторов и руководителей банд-оуновского подполья в западных областях Украины было установлено, что они часто поддерживают связь с греко-католическим духовенством и получают от него материальную поддержку. Относительно священников на территории Станиславской области, МГБ УССР были получены конкретные данные, свидетельствующие о том, что те скрывают связных бандитских главарей, обеспечивают линию связи и по заданию подполья проводят большую националистическую работу среди прихожан. В связи с этим была усилена агентурная разработка церковников, в результате чего были получены конкретные данные о связных Шухевича и местах их пребывания у пособников.

На основании полученных данных по указанию МГБ УССР в январе с. г. была проведена одновременная операция, во время которой были арестованы наиболее активные соучастники банд-оуновского подполья, оставшиеся на униатских позициях, но формально перешедшие в православие. Это такие священники: Паснак, Чайковский, Вергун, Постригач, Головацкий и прочие.

Другие публикации:  Winamp лицензия

Арестованный Вергун, как доверенное лицо Шухевича, систематически скрывал у себя ближайших помощников Шухевича – Дидык Галину (оуновская кличка «Анна»), Гусяк Дарину (оуновская кличка «Нюся») и других связных Центрального провода ОУН.

Были получены показания арестованных о том, что в селе Дуговая Рогатинского района у священника Лопатинского скрывается нелегалка, мать личной связной Шухевича – «Нюси» – Гусяк Мария.

Одновременно с использованием агентуры все выявленные конспиративные квартиры «Нюси» были взяты под оперативное наблюдение, а в некоторых квартирах оставлены засады с целью захвата «Нюси» в случае ее появления в г. Львове …»

Связную Шухевича сдала «своя»…

3 марта 1950 г. в УМГБ по Львовской области поступила важная информация от «Полины», агента Львовского УМГБ, в прошлом деятельной участницы националистического подполья, которая осознала всю тяжесть совершаемых им преступлений и добровольно явилась с повинной. Поставив условием освобождение своего брата, который тоже был замешан в бандеровщине, она предложила чекистам помощь в задержании доверенного лица Шухевича Д. Гусяк («Нюси», «Дарки»).

«Полина» сообщила контрразведчикам, что вскоре Гусяк должна посетить во Львове один из фешенебельных домов по улице Ленина. К дому немедленно выехали сотрудники оперативной группы МГБ УССР во Львове, Управления 2-Н и отделения разведки Пятого (оперативного) отдела УМГБ.

Напротив дома, на агитационном участке, оперативники устроили импровизированный наблюдательный пост. Сотрудник контрразведки в звании лейтенанта, «работавшая» под обычную домохозяйку, с пакетом в руках прогуливалась перед дверью парадного подъезда. Около 15.40 в дом вошла женщина, приметы которой указывали на Дарину Гусяк. Через час она вышла вместе с «Полиной». Они посетили трикотажный магазин на центральной львовской площади Мицкевича, затем попрощались, и Гусяк на трамвае поехала в сторону вокзала. Около 19 часов в районе железнодорожного вокзала её перехватили четыре оперативника…

Генерал-майор Дроздов в той же своей «Справке» сообщал: «При «Нюсе» были выявлены пистолет «ТТ», ампула с ядом, которую она пыталась проглотить. Во время активного допроса 3 и 4 марта с. г. «Нюся» отказалась указать место, где прячется Шухевич, и отвлекала внимание оперативных работников на территорию, где Шухевича не было. В связи с этим была разработана и проведена сложная агентурная комбинация, в результате которой стало известно, что в селе Белогорща Брюховецкого района, расположенного в предместье Львова, скрывается Шухевич и его ближайшая помощница Дидык Галина. »

Не пытками, а хитростью

«Сложную агентурную комбинацию», о которой упоминает генерал-майор Дроздов, нынешние защитники бандеровщины представляют как жестокие пытки, которым чекисты якобы безжалостно подвергли Дарину Гусяк – «Нюсю». При этом они основывают свои выводы на утверждениях самой Д. Гусяк. Благополучно дожив до нашего времени, та, несмотря на преклонный возраст, часто мельтешит на украинском телеэкране. Ангажированные майданом телевизионщики охотно тиражируют в эфире ее россказни о зверствах и пытках, которым ее якобы подвергали «москали», добиваясь информации о месте укрытия Шухевича.

Между тем, если непредвзято изучить хронологию событий, связанных с арестом Д. Гусяк, станет ясно, что никаких пыток чекистам просто не понадобилось. 3 марта в 18.30 её арестовывают, проводят первый допрос (довольно беглый), и тотчас отправляют в лазарет.

Проводится та самая комбинация, которая, по оценкам сведущих в сыскных делах специалистов, являет собой классический пример внутрикамерной разработки, талантливо проведенной оперативниками УМГБ.

С учётом того, что Гусяк сразу попыталась водить оперативников за нос и, вместо реальной информации о месте нахождения Шухевича называла адреса знакомых ей львовских торговцев, вечером того же дня ее, приняв во внимание жалобы на состояние здоровья, поместили в тюремный лазарет.

В лазарете Гусяк — «Нюся» познакомилась с другой арестованной. Эта женщина имела оперативный псевдоним «Роза» и являлась опытным агентом советской контрразведки. В годы войны она сотрудничала с гестапо, за что и была впоследствии арестована МГБ. Согласившись сотрудничать с чекистами, она, в частности, помогла ликвидировать одного из крупных деятелей ОУН О. Дякива.

…«Розу» перед знакомством с «Нюсей» щедро измазали зелёнкой, якобы, «после побоев». «Придя в себя» в лазарете, она стала старательно выстукивать азбукой Морзе «сообщение соседям», а потом начала писать «припрятанным» огрызком карандаша какую-то записку. Естественно, Гусяк была заинтригована и попыталась выяснить, что пишет сокамерница. Та отнекивалась. В конце концов, Гусяк не выдержала, и напрямик спросила, не имеет ли ее «подруга по несчастью» связи с подпольем. «Роза» долго молчала, как будто бы раздумывая, есть ли смысл открыться, а потом ответила вопросом на вопрос: «Знаете ли Вы «Монету»?

«Монета» была кличка Е. Зарицкой, еще одной любовницы Шухевича, которой он после войны доверил координацию действий своих личных связных.

Однако Е. Зарицкую-«Монету» МГБ арестовало еще в 1947 году, при задержании она убила оперативного сотрудника. И недаром упоминание «Монеты» произвело на Гусяк сильное впечатление…

«Монета» — в соседней камере», — видимо, что-то про себя решив, сообщила «Роза». И зловещим тоном предупредила: «Держите язык за зубами. Если выдадите меня, ночью задушу»!

И Гусяк, напрочь забыв все оуновские инструкции по конспирации, сразу «поплыла»…

А на следующий день, 4 марта, «Роза» сообщила Гусяк, что якобы доказательств против неё у следствия нет, и её должны отпустить, и по-свойски предложила товарке передать записку «на волю»…

Выходит, вовсе не «пытки» и иные «знущання» чекистов, и уж тем более не мифический агент «Мария», будто бы внедрённая, по утверждениям украинских «историков», в окружение Шухевича еще в 1944 году, а единственно доверчивость и, прямо скажем, очевидная глупость самой Д. Гусяк-«Нюси» стали главной причиной установления точного местонахождения «главнокомандуючого» Р. Шухевича.

«Операцию провести методом блокирования…»

Немедленно после получения от Д. Гусяк информации о лежке «генерала Чупрынки» заместитель начальника Управления 2-Н МГБ УССР подполковник Шорубалка, начальник УМГБ Львовской области полковник Майструк и начальник внутренних войск МГБ Украинского округа генерал-майор Фадеев сообща разработали «План чекистско-войсковой операции по захвату или ликвидации Волка».

План операции, отпечатанный в единственном экземпляре, утвердили генерал-лейтенант П.А. Судоплатов (московский куратор важнейших операций по разгрому бандеровщины и несменяемый до смерти Сталина руководитель нелегальных спецопераций советской разведки) и заместитель министра госбезопасности УССР генерал-майор В.А.Дроздов. План же был таков: «Для реализации поступивших данных с целью захвата или ликвидации Волка на рассвете 5 марта с. г. провести по селу Белогорща и прилегающему к нему лесному массиву, а также на западной окраине села Левандувка, чекистско-войсковую операцию.

а) Собрать все имеющиеся в г. Львове оперативные резервы 62-й стрелковой дивизии внутренних войск МГБ, штаба украинского пограничного округа и Управления милиции г. Львова.

б) Снять по тревоге войсковые силы, которые принимают участие в операции на стыке административных границ Глинянского, Перемышлянского и Бобрковского районов Львовской области в количестве 600 человек и сосредоточить к пяти часам 5 марта с. г. во дворе УМГБ Львовской области.

в) Операцию провести методом блокирования села Белогорща, близлежащих к нему хуторов, западной окраины поселка Левандувка и лесного массива».

Всего, как свидетельствует прилагавшаяся к плану карта-схема, к операции были привлечены 60 оперативников, 376 солдат внутренних и пограничных войск МГБ для оцепления района активных действий на четырёх проблемных участках местности, 170 – для досмотра объектов, и 320 находилось в резерве.

Причем, согласно плану, одна рота 10-го стрелкового полка 62-й дивизии внутренних войск под командованием многоопытного «бандолова» капитана Пикмана должна была блокировать не только тот дом, на который указала Гусяк-«Нюся», а сразу несколько домов, в которых мог находиться Шухевич, как опытный конспиратор, безусловно, то и дело менявший свои «лежки».

Когда все уже было готово к захвату матерого «Волка», из дома Натальи Хробак вдруг вышел её сын Данил. Оперативники подозвали его, и он сообщил, что в центре села, в доме сестры его матери, Анны Конюшек, появилась какая-то домработница. Хлопца попросили описать ее внешность, и описание это совпадало с приметами сообщницы Шухевича Галины Дидык…

Один, и без охраны?

А что же происходило в эти минуты в логове самого Шухевича? Об этом (с известной натяжкой) можно судить по «мемуарам» самой госпожи Дидык, которая после освобождения обосновалась в Черниговской области. Перед смертью в 1979 году родичи записали ее повествование на магнитофонную плёнку. Вот что она поведала: «В 1950 році арештували Одарку (т. е. Дарью Гусяк). А якраз перед арештом я мала ще з нею зустріч. Усі захвилювались, бо зустрічалася я з Одаркою у п’ятницю (тобто 3 березня), а в суботу нам стало відомо про арешт. Вирішили в понеділок залишати цю хату. В неділю у Білогорщі мали відбуватися якісь вибори. В сільраду приїхала комісія, щоб подивитися, як будуть проходити вибори…».

Но вот незадача: у каждого мало-мальски значимого «проводника» ЦП ОУН обязательно имелась личная охрана в несколько человек. Что тогда говорить про самого главаря, «головнокомандуючого» УПА? Ведь его должны были охранять особенно тщательно. Между тем 5 марта в Белогорще, по свидетельству самой любовницы Шухевича Г. Дидык, «головнокомандуючий» почему-то остался наедине с ней одной.

Что это было: простая случайность, желание жадного до плотских утех, еще не старого, палача остаться с «дамой сердца» наедине, или результат еще одной хитроумной комбинации чекистов, преследовавших цель взять главаря бандеровского подполья непременно живым?

Увы, подлинных документов, проливающих на это свет, пока не обнародовано…

Как бы то ни было, но около 8 часов утра 5 марта начальник УМГБ Львовской области полковник Майструк и его заместитель полковник Фокин в сопровождении группы оперативников и солдат внутренних войск приблизились к дому 76-А села Белогорща, который указал сын Натальи Хробак, и в котором, скорее всего, скрывалась «сладкая парочка» Шухевич и Дидык.

Дом, где устроил свою лежку скрывающийся от правосудия бандитский главарь, представлял собой двухэтажное здание, на первом этаже которого проживал председатель сельсовета, а боковое помещение занимал кооперативный магазинчик. На втором этаже располагались две комнаты и кухня, а также лестница, которая вела на большой чердак.

Дальше есть смысл снова послушать Галину Дидык: «Раптом хтось дуже сильно стукає до дверей. Провідник (то есть Р. Шухевич. – А.П.) відразу заскочив до криївки, а я пішла відчиняти двері. Побачила, що там стоять озброєні люди, один – із наставленим до дверей дулом. Стало зрозуміло, що справа погана. У нас із Провідником було договорено: якщо якась неясна ситуація, я йду відчиняти двері, а він за цей час може мати можливість вискочити. Я подумала: якщо їх один-два, то поки вони увійдуть, поки будуть обшукувати хату, то Провідник зможе зникнути чи сховатись. Але мене відразу взяли за руки. Коли мене вели сходами вгору, я почала відразу голосно говорити: „Що ви тут хочете, чого шукаєте?” Я спеціально майже кричала, щоб дати знати Провідникові, хто сюди увірвався. Мене запхали в кімнату, посадили на табуретку і вимагали сказати, хто ще є у хаті. Спочатку було їх тільки двох. Але, чую, що сходами йде їх більше – справа погана. ».

Сообщница Шухевича сначала представилась «Стефанией Кулик, переселенкой из Польши», но оперативники мигом её опознали.

Как писал в упомянутой справке заместитель министра ГБ УССР генерал-майор Дроздов, далее Дидык было «категорически предложено, чтобы Шухевич Роман, который скрывается вместе с ней, сдался, и чтобы она оказала содействие этому, тогда им будет сохранена жизнь».

Снова цитата Дидык: «А я кричу, що нікого не знаю, що нікого тут більше нема. Безсумнівно, Провідник зрозумів, що діється…»

Убедившись, что по доброй воле эта дама любовника не сдаст, сотрудники МГБ начали обыск…

Сдаться и сохранить свою жизнь не пожелал сам главарь…

Далее Дидык рассказывала: «Я почула один вистріл. Вирвалась із рук, кинулася у другу кімнату з криком: «Ой, лягаймо. Зараз будуть стріляти. » … От тепер, лежачи, я почала розжовувати ампулу з отрутою, яку я взяла під язик ще тоді, коли йшла сходами відчиняти двері. Я відчула, що вже непритомнію… Я ще чула постріл, один, другий, третій. Постріли були десь на вулиці. Я зрозуміла, ще це вже кінець».

Шухевич в этот момент, как потом стало ясно, прятался в специально оборудованной «криївке» – отгороженном деревянной перегородкой небольшом помещении в коридоре второго этажа, которое имело два раздвигающихся простенка и особый выход на лестницу, прикрытый ковром…

События развивались стремительно. Генерал-майор Дроздов так описывает их в своем документе: «Во время обыска из-за деревянной перегородки на площадке лестницы были произведены выстрелы. В это время по лестнице поднимались начальник отделения Управления 2-Н МГБ УССР майор Ревенко и заместитель начальника УМГБ Львовской области полковник Фокин. В возникшей перестрелке тов. Ревенко на площадке лестницы был убит. Во время стрельбы из укрытия выскочил бандит с пистолетом и гранатой в руке и бросился вниз по ступенькам, где наткнулся на полковника Фокина, который спускался вниз. В это время сержант Полищук, который стоял во дворе, подбежал и автоматной очередью убил бандита. В убитом был опознан главарь оуновского подполья в западных областях УССР Шухевич Роман Иосифович, известный под кличками «Генерал Тарас Чупринка», «Тур», «Белый», «Старый» и др.».

Домыслы и факты

В 8 час. 30 мин. операция была завершена, и заняла она вся не более получаса. И выходит, никакого боя «до останнього патрона з кількома дивізіями Червоної армії», который «воссоздан» современными украинскими ангажированными «исследователями», не было и в помине, равно как не создавалось во Львове и никакой таинственной «спецгрупи МДБ».

Прошла хотя и масштабная, но вполне обычная (для послевоенных лет на Западной Украины) чекистско-войсковая операция, в результате которой главарь бандитского подполья, не пожелавший сдаться, был уничтожен.

Некоторые авторы обращают внимание на тот факт, что в трупе Шухевича, кроме трёх пулевых отверстий от автоматной очереди в области грудной клетки, было зафиксировано ещё одно пулевое отверстие в височной области справа, а также кровоизлияние из левого уха. Из этого иные знатоки, особенно заинтересованные в максимальной героизации своего «героя», делают вывод, что одной очередью сержант Полищук не мог нанести Шухевичу таких ранений, и, скорее всего, смертельно раненый Шухевич сам пустил себе пулю в висок.

Что здесь скажешь? Такое уж значение имеет, погиб ли Шухевич от пуль Полищука, или же, уже прошитый автоматной очередью, добил себя самостоятельно? Кроме того, в образовавшейся между Шухевичем и полковником Фокиным свалке на лестнице, после выстрелов Полищука и падения Шухевича вместе с Фокиным вниз с лестницы, ранение в правый висок Шухевичу вполне мог нанести какой-то другой оперативник. Кстати, косвенным доказательством такой версии служит тот факт, что в некоторых отчётах об операции в Белогорще вместо Полищука фигурирует фамилия сержанта Петрова…

Другие историки считают неудачной сам исход чекистско-войсковой операции, мотивируя это тем, что Шухевича требовалось захватить живым, а это не удалось. Безусловно, желательно было именно так закончить операцию, однако и ликвидация Шухевича явилась важной победой органов госбезопасности, поскольку с его смертью бандитское подполье на Украине оказалось обезглавлено.

Кстати, само название операции, утверждённое Судоплатовым и Дроздовым, свидетельствует, что ликвидация бандитского «главнокомандучого» отнюдь не исключалась.

Между прочим, этот случай в послевоенные годы был совсем не единичным. Таким же образом в ходе чекистско-войсковых операций удалось уничтожить «проводников» Центрального Провода ОУН Д. Клячкивского («Клима Савура») и Р. Кравчука («Петро»).

А вот «последнюю любовь» Р. Шухевича Галину Дидык, как читатель уже понял, удалось захватить живьем. После того, как она, пытаясь отравиться, проглотила ампулу со стрихнином (а вовсе не цианидом, как иногда рассказывают для пущей «героизации»), ее немедленно доставили в реанимацию. Советские врачи сумели ее спасти, и она вместе со своими товарками Е. Зарицкой («Монетой») и Д. Гусяк («Нюсей») выдала чекистам адреса в общей сложности 105 явочных квартир, три десятка из которых находились во Львове.

На основании показаний этих свидетельниц, как явствует из документов МГБ, к августу 1950 г. было арестовано 93, завербовано 14 и находилось в разработке 39 участников националистического подполья.

Связи бандпополья тянулись на Запад…

Напоследок заметим, что в ходе обыска в сельском доме, где скрывались Шухевич и Дидык, согласно все тем же документам МГБ, был найден полный шпионско-террористический набор: личное оружие, радиоприемник, фотоаппарат с фотоприборами, фиктивные документы Шухевича (на имя Полевого) и Дидык (на имя Кулик), инструменты для изготовления фиктивных печатей и штампов и большое количество уже изготовленных этих спецсредств; шифры и коды, оуновская литература, записи о пунктах и времени проведения конспиративных встреч, всевозможные медицинские инструменты, а также свыше 16000 рублей. Кроме того, интерес для оперативников представляли обнаруженные при обыске секретная оуновская инструкция «Оса-1», указания для легализовавшихся участников оуновского подполья, инструкция об организации информационной службы в городах Украины, и даже личные записки Шухевича, в которых шла речь о серьёзных расхождениях между заграничным Проводом (возглавлявшимся тогда С. Бандерой) и руководством подполья на Западной Украине (то есть самим Шухевичем).

Вдобавок ко всему, чекисты изъяли парашюты одной из курьерских групп, прибывших к Шухевичу из-за границы, что указывало на неопровержимую связь украинского бандподполья с западными разведками.

Кстати, бандеровщину на Украине советским спецслужбам удалось бы искоренить и значительно быстрей, и намного радикальней, если бы кровавых оуновских террористов не поддерживала всеми возможными способами «демократическая» Америка и определенные круги в Западной Германии, в 50-е годы прошлого столетия все еще мечтавшие о военном реванше против СССР.

Как видим, история повторяется. И нынешние последыши Бандеры и Шухевича не могли бы сотворить свой кровавый майдан в Киеве и совершить вооруженный переворот, если бы не опирались на поддержку творцов западной, прямо скажем, преступной, геополитики.