Лингвистическая экспертиза пример

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Оглавление:

Ходатайство о лингвистической экспертизе

В гражданском деле нечасто, но встречается, ходатайство о лингвистической экспертизе. Это дела о защите чести и достоинства, защите деловой репутации посредством обращения в арбитражные суды (подробнее — подведомственность), защите авторских прав. Может встречаться в делах о защите прав потребителя (в частности, оказание услуг по переводу текстов и др.), о расторжении договора или признании договора незаключенным (вследствие отсутствие полномочий).

Как и любой другой вид экспертизы по гражданским делам, лингвистическая экспертиза назначается или по инициативе суда, или по ходатайству участвующего в деле лица. Но поскольку влечет судебные расходы, на суд особенно рассчитывать не стоит. Но заключение эксперта имеет большое значение в сфере доказательств по гражданскому делу.

Ходатайство о лингвистической экспертизе (17,0 KiB)

Пример ходатайства о лингвистической экспертизе

Ходатайство о лингвистической экспертизе

В производстве Октябрьского районного суда г. Владимира находится гражданское дело № 3-513/2022 по моему иску к Лисовенко Е.Е. о защите чести и достоинства. Основанием подачи иска стало незаконное распространение Ответчиком недостоверных сведений в отношении меня.

В ходе судебного разбирательства по делу одним из вопросов, подлежащих доказываю в соответствии с определением суда о принятии иска к производству, обозначен факт нарушения моих прав, в т.ч. чести и достоинства.

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ, когда для разрешения возникших в ходе гражданского дела вопросов требуются специальные познания в отдельных областях, суд вправе назначить экспертизу. Проведение лингвистической экспертизы по делу позволит доказать факт распространения ответчиком негативных сведений в отношении истца.

В рамках лингвистической экспертизы на рассмотрение эксперта прошу поставить следующие вопросы:

  1. Содержатся ли в представленной статье журнала «Наша область» негативные сведения об истце и (или) его деятельности и (или) о личных моральных качествах? Какие именно конкретные высказывания содержат негативную информацию?
  2. Какова форма негативных высказываний: утверждение, предположение, вопрос?
  3. Свидетельствует ли лингвистический анализ выделенных истцом в тексте фраз, что в них содержатся сведения в форме утверждений о нарушении истцом законов РФ, моральных норм и принципов?
  4. Содержат ли выделенные фразы сведения, унижающие честь и умаляющие достоинство истца, его общественную и профессиональную деятельность?
  5. Каковы наиболее существенные и значимые психолингвистические и стилистические особенности текста?

Поручить проведение судебной лингвистической экспертизы прошу ООО «Судебная лингвистика», оплату расходов возложить на заявителя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 79 ГПК РФ,

  1. Назначить лингвистическую экспертизу, на разрешение которой поставить вышеперечисленные вопросы.
  2. Проведение экспертизы поручить ООО «Судебная лингвистика».
  1. Копия ходатайства
  2. Нотариально заверенная копия опубликованного текста
  3. Журнал «Наша область», выпуск от 15.11.2021 г.

02.06.2022 г. Безродний В.С.

Общие рекомендации по вопросу назначения лингвистической экспертизы

Лингвистическая экспертиза необходима для толкования и трактовки использованных слов и терминов, тождественности осуществленного перевода. До направления ходатайства о назначении такой экспертизы в суд актуально получить предварительную консультацию у специалиста-лингвиста. С его помощью можно будет разобраться, будет ли проведен анализ спорного текста или требуется привлечение других специалистов и назначение комплексной экспертизы. Может быть, достаточно будет использовать ходатайство о почерковедческой экспертизе или ходатайство о назначении технической экспертизы.

Это же касается формулировки тех вопросов, которые заявитель планирует поставить перед экспертом – консультация со специалистами позволит сформулировать их точнее.

Именно при первой консультации лингвист предварительно изучит представленный текст, а, значит, сможет определить основные судебные перспективы.

Как составить и подать ходатайство о лингвистической экспертизе

Текст ходатайства содержит наименование суда, который по правилам подсудности и подачи искового заявления рассматривает дело, сведения о заявителе, номер и существо гражданского дела, необходимость и цель проведения лингвистической экспертизы. В ходатайстве заявитель указывает те вопросы, которые, по его мнению, должны быть поставлены перед экспертом.

Окончательный перечень вопросов определяет суд, отказ в принятии какого-либо из них должен быть мотивирован. Несмотря на указанное требование, заявитель должен будет обосновать, на установление каких обстоятельств направлен тот или иной конкретный вопрос.

Ходатайство о назначении лингвистической экспертизы может содержать указание на экспертное учреждение, в которое надлежит направить материалы на экспертизу, и даже конкретного эксперта. Однако выбирая эксперта, необходимо заранее выяснить его квалификацию, чтобы избежать возможной повторной экспертизы или признания ее результатов недействительными.

К ходатайству желательно приложить все имеющиеся материалы и доказательства, причем они должны быть приобщены к материалам гражданского дела. Если это ксерокопии – они должны быть нотариально заверены (это относится и к распечаткам с Интернет-сайтов). Если на экспертизу направляются видеосъемка, запись радиопередачи, рекламного ролика и т.п., помимо носителей с такой информацией желательно предоставить расшифровку в письменном виде (в полном объеме).

Как рассматривается ходатайство о лингвистической экспертизе

Ходатайство о лингвистической экспертизе желательно предварительно направить иным участвующим в деле лицам. Потому что рассматривается оно в судебном заседании и с учетом их мнения. Можно подготовить возражение на ходатайство, подготовить свои вопросы или просить проведения экспертизы в другом экспертном учреждении.

Суд может отложить рассмотрение дела и дать сторонам время подготовиться, если вопрос об экспертизе затронут в судебном заседании без предварительного направления документов.

Решение итогам рассмотрения ходатайства оформляется вынесением определения суда о назначении лингвистической экспертизы или об отказе в удовлетворении ходатайства.

Лингвистическая экспертиза кратких текстов

  • Вам необходимо установить или доказать определенное значение слова, словосочетания и высказывания в современном русском языке и в контексте определенного источника;
  • Имеется публикация, содержащая порочащую информацию о Вас или Вашей организации (категории дел: клевета, защита чести, достоинства и деловой репутации, оскорбление);
  • Вам необходимо признание информационных материалов экстремистскими или содержащими иные сведения, запрещенные законодательством РФ (пропаганда наркотических средств, культа насилия и жестокости, нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних);
  • Вам необходимо доказать, что публикация направлена на пропаганду совершения каких-либо действий;
  • Вам необходимо определить происхождение слова, правильность его использования в коммуникации.

Чем лингвистическая экспертиза кратких текстов полезна вам и что она исследует?

  • Лингвистическая экспертиза кратких текстов позволит установить актуальное значение слова, словосочетания и высказывания в современном дискурсе и в рамках конкретного использования;
  • Лингвистическая экспертиза позволит определить, унижает ли представленная ли в тексте информация честь и достоинство гражданина, умаляет ли деловую репутацию юридического лица;
  • Лингвистическая экспертиза кратких текстов позволит установить факт клеветы и оскорбления, угрозы и шантажа, и других деликтов;
  • Лингвистическая экспертиза позволит признать определенную информацию запрещенной для публикации на территории РФ;
  • Вам необходимо установить или доказать определенное значение слова, словосочетания и высказывания в современном русском языке и в контексте определенного источника;
  • Имеется публикация, содержащая порочащую информацию о Вас или Вашей организации.

Типовые вопросы на лингвистическую экспертизу кратких текстов:

  1. Содержит ли представленный на исследование текст негативные сведения о конкретном лице (ФИО лица или наименование юридического лица)?
  2. Содержатся ли в представленном на исследование тексте сведения о совершении гражданином противоправных действий, осуждаемых обществом?
  3. В каких конкретно высказываниях содержится негативная информация о лице?
  4. В какой форме выражены исследуемые высказывания – утверждения, предположения, мнения, оценки или вопроса?
  5. Имеют ли исследуемые высказывания неприличную форму?
  6. В каком значении употреблено высказывание (слово, словосочетание) в тексте публикации?
  7. Имеются ли в исследуемом тексте высказывания, содержащие призывы? Если да, то к чему они побуждают адресата?
  8. Имеются ли в тексте высказывания, содержащие негативные сведения или выражающие враждебное отношение к какой-либо группе лиц? Если да, то в какой форме представлены данные высказывания?
  9. Имеются ли в тексте высказывания, содержащие пропаганду совершения каких-либо действий?
  10. Имеются ли в тексте лингвистические признаки угрозы?

Краткими текстами являются тексты небольшого объема, такие как: реклама, лозунги, плакаты, интернет-мемы (демотиваторы), смс-сообщения и т.п. Зачастую они сопровождаются изобразительной составляющей. Особенностью исследования кратких текстов является наличие скрытых значений и большой ролью коммуникативной ситуации, в которое происходит использование текста.

Стоимость проведения лингвистической экспертизы кратких текстов

Лингвистическая экспертиза кратких текстов

Лингвистическая экспертиза — как провести судебную лингвистическую экспертизу за 5 шагов + обзор ТОП-3 компаний по проведению судебной лингвистической экспертизы

Здравствуйте, уважаемые читатели! Вас приветствует Анна Медведева — эксперт и один из авторов публикаций бизнес-журнала «ХитёрБобёр».

Мы продолжаем тему независимых экспертных исследований и на этот раз поговорим о такой процедуре, как лингвистическая экспертиза.

Тема будет интересна не только тем, кому пришлось столкнуться с данным видом экспертизы. В статье мы расскажем, как можно исследовать любой текст и насколько многогранным может быть этот анализ.

1. Что такое лингвистическая экспертиза и в каких случаях она проводится?

Дадим определение понятию.

Лингвистическая экспертиза — это оценка содержания устных высказываний и письменных публикаций. По сути это разновидность речеведческих исследований.

Поскольку лингвистическая экспертиза представляет собой профессиональный анализ текста, эксперт, проводящий исследование, должен обязательно иметь высшее образование филолога.

На нашем сайте вы можете почитать развернутую статью по теме «Независимая экспертиза».

Объект лингвистической экспертизы — это текст. Причем он может быть представлен как в аудио- или видеозаписи, так и в виде написанных документов.

Цель данного исследования — установить, заложен ли в тексте или его отрывке некий смысл, который преследуется по закону в соответствии с предъявленными автору обвинениями.

Задачи лингвистической экспертизы — это толкование и разъяснение:

  • слов и выражений;
  • положений документного текста для установки возможных вариантов его понимания;
  • любого текста, чтобы выявить его смысл;
  • различных фирменных наименований, чтобы определить их схожесть с другими.

Методы лингвистической экспертизы:

  • для письменных текстов — всесторонний языковой анализ (морфологический, стилистический, лексический и пр.);
  • для звуковых объектов — помимо вышеперечисленных приемов используется инструментальный и аудитивный анализ и оценка культуры речи.

Судебная языковая экспертиза становится актуальной тогда, когда речь идет о гражданском, уголовном либо арбитражном судебном процессе по обвинению в клевете, оскорблении, нарушении авторских прав, возбуждении национальной, расовой и религиозной борьбы, по делам об экстремизме, а также при защите чести, достоинства и деловой репутации.

Часто к лингвистической экспертизе приходится подключать для консультации специалистов из других наук — психологии, культурологии, политологии, истории и пр. Такое исследование называется комплексной лингвистической экспертизой.

В дополнение темы читайте статью общего характера «Судебная экспертиза».

2. Какие виды исследований включает в себя лингвистическая экспертиза — 3 основных вида

Теперь поговорим о направлениях лингвистической экспертизы. Виды экспертных исследований бывают разные, мы же остановимся на самых распространенных.

Вид 1. Автороведческое исследование

Процедура имеет целью выявить не исполнителя, а автора текста.

Необходимость в ней возникает в 2 случаях:

  • если автор не установлен, нужно определить, есть ли в тексте информация об авторе и обстоятельствах создания данного текста;
  • если автор известен, однако его авторство еще нужно доказать.

В тексте непременно отражаются психологические черты автора. Поэтому когда оценивается психологическая и психиатрическая информация, содержащиеся в тексте, имеет смысл проводить комплексное исследование и прибегнуть к помощи психолога и психиатра.

Советуем почитать об этом виде исследования более развернутую статью на нашем ресурсе «Автороведческая экспертиза».

Вид 2. Смысловое исследование

Другое его название — семантическое. В его основе лежит семантика — раздел науки о языке, изучающий значение и смысл слов и выражений.

Смысловое исследование проводят, чтобы:

  • выявить и проанализировать смыслы в текстах;
  • установить объем и содержание понятий, присутствующих в тексте;
  • определить степень адекватности содержания исследуемого текста.

При смысловом исследовании очень важен один нюанс — значения слов и выражений, которые даются в энциклопедических изданиях, недопустимо рассматривать обособленно от реальной ситуации. Поэтому эксперту нужно быть полностью в курсе событий и обстановки, описанных в тексте.

Вид 3. Исследование наименований

Под исследование попадает текст из одного или нескольких слов. Объектом экспертизы считается любой носитель, где присутствует исследуемое наименование (даже оттиск печати на бумаге).

Здесь важно проанализировать наименование по таким критериям:

  • соответствие нормам литературного языка;
  • насколько оно оригинально;
  • содержатся ли в нем отсылки к явлениям объективной действительности.

О других методах исследования ценных бумаг предлагаем почитать статью «Техническая экспертиза документов».

3. Как провести лингвистическую экспертизу — 5 простых шагов

А теперь подробно рассмотрим сам процесс исследования — от поиска компании и до получения результата.

Другие публикации:  Пенсия жене военного пенсионера после его смерти

Шаг 1. Выбираем экспертную компанию

Для начала выясните, какая у компании репутация, имеются ли отрицательные отзывы и как долго она существует. Обязательно проверьте лицензии на осуществление экспертной деятельности и ознакомьтесь с послужным списком самих экспертов. Как мы уже говорили, у специалиста должно быть филологическое образование.

Сравните также сроки и цены разных экспертных организаций. Слишком оперативная работа должна настораживать, а дешево — не значит хорошо.

Шаг 2. Получаем консультацию эксперта-лингвиста

Максимально объективный результат зависит в первую очередь от того, насколько точно и корректно вы сформулируете вопросы. Неконкретные или расплывчатые формулировки усложнят работу эксперта и не лучшим образом повлияют на ход процесса и конечные выводы.

Поэтому консультация специалиста крайне важна. К тому же, всякая солидная компания предоставляет такую услугу.

В статье «Судебный эксперт» читайте о нюансах этой разноплановой профессии.

Шаг 3. Предоставляем необходимые материалы для эксперта

Когда проводится лингвистическая экспертиза, образец текста играет такую же важную роль, как точная постановка целей и задач. Дело в том, что при разных видах исследований эксперт требуются разные носители текста.

Необходимо исследовать текст, распространенный через электронные СМИ. Если он параллельно озвучивался на радио либо ТВ, только распечатки будет недостаточно, придется предоставить аудио- или видеозапись. Без этого носителя вам могут отказать из-за недостаточности материалов.

Материалы и носители, которые нужно предоставить для лингвистической экспертизы:

Лингвистическая экспертиза

Расширяющаяся практика расследования уголовных дел, возбу­ждаемых по ст. 129 УК РФ («Клевета»), 130 УК РФ («Оскорбление»), ст. 146 («Нарушение авторских и смежных прав»), ст. 282 УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»), а также производство по делам по административным правонаруше­ниям по ст. 6.13 КоАП РФ, рассмотрение в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах исков по защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц (ст. 152 ГК РФ) — все это обилие дел объективно потребовало привлечения для их разрешения специальных лингвистических знаний. Как правило, в таких случаях назначается судебная лингвистическая экспертиза в государственное или негосударственное экспертное учреждение либо персонально эксперту, т. е. сведущему в филологии лицу.

Кроме того, в последнее время заметна и тенденция по ожив­лению ранее практически не работавших статей УК РФ. Это ст. 298 УК РФ («Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, про­курора, следователя, лица, производящего дознание, судебного при­става, судебного исполнителя»), а также ст. 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Злоупотребление свободой слова и свободой выражения мнений в СМИ нередко приводит к подрыву репутации и авторитета представителей власти и правосудия. Без научно обос­нованного заключения судебной лингвистической экспертизы Дела данной категории вряд ли имеют судебную перспективу.

Судебная лингвистическая экспертиза — это процессуально рег­ламентированное лингвистическое исследование устного и/или письменного текста, завершающееся дачей заключения по вопросам, разрешение которых требует применения специальных познаний в языкознании и судебном речеведении.

Предмет судебной лингвистической экспертизы — установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, по­средством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области лингвистики .

Объекты лингвистических экспертиз — это единицы языка и речи, тексты, представленные на любом материальном носителе.

Задачи лингвистической экспертизы:

• дать толкование и разъяснение значений и происхождение слов, словосочетаний, устойчивых фразеологических выражений (идиом);

• интерпретировать основное и дополнительное (коннотативное) значение языковой единицы или единицы речи (устной или пись­менной);

• осуществить толкование положений текста документа для уста­новления того, какие варианты понимания этих положений возможны в современном дискурсе;

• провести исследование товарных знаков, словесных обозначе­ний, девизов, слоганов, рекламных текстов, коммерческих, фирмен­ных наименований на предмет их тождественности или сходности до степени смешения с другими обозначениями;

• провести исследование текста (фрагмента) с целью выявления его смысловой направленности, модальности пропозиций, экспрес­сивности и эмотивности речевых единиц, их формально-граммати­ческой характеристики и семантики, специфики использованных стилистических средств и приемов.

Потребность в производстве судебно-лингвистической экспертизы наиболее часто возникает:

• в уголовном судопроизводстве и деятельности правоохрани­тельных органов по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, совершаемых посредством словесных деяний (клевета, оскорбление, возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам принадлежности к какой- либо национальной, религиозной или иной социальной группе, не­законное использование товарного знака, заведомо ложная реклама, нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных

прав, незаконное распространение в литературе порнографических материалов и т. д.);

• в гражданском судопроизводстве судов общей юрисдикции по искам о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репута­ции граждан, о защите авторских и смежных прав;

• в арбитражных судах по искам юридических лиц о защите деловой репутации, о признании недействительными (или не­законным) решений Палаты по патентным спорам Российского агентства по патентам и товарным знакам, об аннулировании ре­гистрации словесного обозначения в качестве товарного знака, о запрете использования обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, о признании незаконным предупреждения Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культур­ного наследия, вынесенного средству массовой информации в связи с распространением экстремистских материалов и иных нарушениях законодательства о СМИ, и т. д.;

• по делам об административных правонарушениях (пропаганда наркотических средств и психотропных веществ или их прекурсо­ров).

Термин «судебная лингвистическая экспертиза» во многом собирательный. Как название экспертиз этого рода ранее исполь­зовались наименования «текстологические», «филологические», «стилистические», «семасиологические» экспертизы и др. Одна­ко все возрастающая потребность судебной практики в решении многообразных экспертных задач, касающихся продуктов речевой деятельности, потребовала выработки единого и достаточно понят­ного наименования, в качестве которого устоялся термин — судебная лингвистическая экспертиза.

Судебная лингвистическая экспертиза на современном уровне развития тесно примыкает к другим родам судебных речеведческих экспертиз. Она может производиться комплексно с компьютерно­технической экспертизой (например, если исследованию подлежит контент сайта в Интернете, доменные имена, компьютерный сленг, со­держимое электронной почты и т. д.), с фоноскопической экспертизой (например, когда объектом исследования является устная речь, запи­санная на фонограмме), автороведческой экспертизой (если возникает вопрос об авторстве анонимного или псевдоним ного письменного или устно озвученного текста, а также когда вопросы касаются пла­гиата, этимологии новообразованных слов — неологизмов, авторской оригинальности логоэпистем, товарных знаков и иных фирменных наименований и т. д.), почерковедческой экспертизой (например, если автор и исполнитель рукописного текста — разные лица), с судеб­но-технической экспертизой документов (например, если имеются подозрения в искусственной компиляции текста), с судебно-психо­логической экспертизой (например, когда имеются сомнения в том, что в момент составления документа его автор полностью осознавал свои действия и мог руководить ими), с судебно-психиатрической экспертизой (например, если необходимо установить психическую полноценность автора предсмертной записки при суициде) и т. д.

Судебная лингвистическая экспертиза входит в перечень родов (видов) судебных экспертиз, проводимых в различных ведомствах. Кроме того, введены соответствующие экспертные специальности для аттестации экспертов государственных экспертных учреждений Министерства внутренних дел Российской Федерации (экспертная специальность «Исследование текста письменного документа или устного высказывания в целях решения вопросов смыслового по­нимания» ) и экспертов Российского федерального центра судебных

экспертиз Минюста России (экспертная специальность «Исследова­ние продуктов речевой деятельности»).

Успех лингвистической экспертизы зависит от корректности вопросов, поставленных перед экспертами-лингвистами.

Проиллюстрируем это на примере. Так, по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации был поставлен вопрос: «Имеется ли в указанных текстах сознательная направленность автора на уни­жение чести и достоинства Лондона Я. Р. и опорочение его деловой 3

репутации?» Эксперты правомерно указали, что «в целом данный вопрос не входит в компетенцию экспертов-лингвистов». При ответе на другой вопрос: «Допускают ли языковые формы высказываний в тексте оценку с точки зрения их достоверности, соответствия

действительности?» — эксперты отграничили свою компетенцию от компетенции суда, указав, что «не соответствующие действитель­ности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели место в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Сведения — в форме утверждения — о фактах могут быть проверены на соответствие действительности. Эксперты- лингвисты устанавливают такие утверждения, но не их соответствие действительности. Оценочные утверждения не могут быть проверены на соответствие действительности. Соответствие действительности устанавливается в процессе судебного разбирательства».

Другой пример. Экспертиза по делу, условно названному «Новый Акрополь», против журналистки Анны Тар . На вопрос о том, мож­но ли рассматривать данную информацию как порочащую деловую репутацию НГКОО «Новый Акрополь», эксперты заключили, что «этот вопрос вообще задан некорректно применительно к задачам и методам лингвистической экспертизы. Дело в том, что понятие порочащей информации включает в себя два параметра: 1) это ин­формация о нарушении законодательства, моральных принципов, делового этикета и трудового кодекса, а также правил общежития, которая 2) носит ложный характер, не соответствует действительно­сти. Первый параметр в лингвистической экспертизе выявляется и дополняется ответом на вопрос, проверяема ли в принципе инфор­мация в зависимости от особой лингвистической формы (знания или предположения, мнения).

Но проверка истинности информации в компетенцию лингвисти­ческой экспертизы не входит. А следовательно, лингвисты-эксперты не могут ответить на вопрос, является ли информация порочащей, потому что это все равно что спросить, соответствует ли она действи­тельности. Лингвисты могут только указать, какую информацию про­верять надо, так как она отображает внеязыковую действительность в форме знания, а какую информацию проверять невозможно, так как она подана в форме мнения и отображает картину действительности в сознании автора, а не в реальной действительности».

В связи с гражданскими делами о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ) на разрешение лингвистической экспертизы могут быть поставлены следующие типовые вопросы.

1. Имеются ли в тексте негативные сведения о . (ФИО, название юридического лица), его деятельности и о его личных деловых и мо-

ральных качествах? В каких конкретно высказываниях содержатся эти сведения и какова их смысловая направленность?

2. Если в вышеуказанных фразах имеются негативные сведения о . (ФИО, название юридического лица), то в какой форме они вы­ражены: утверждения, предположения, вопроса?

3. Подтверждает ли лингвостилистический анализ текста, что в нем имеются в форме утверждений фразы, содержащие сведения о нарушении г-ном (ФИО) действующего законодательства, общепри­нятых моральных норм и принципов?

4. В каком значении употреблено слово (словосочетание, фраза, конструкция) в тексте публикации?

5. Какова композиционная структура текста статей (статьи), какие стилистические приемы использует автор и как они характеризуют героев публикации?

6. Являются ли сведения, изложенные в тексте, утверждениями о фактах, если да, то каких, или оценочными суждениями, мнением автора публикации?

Таким образом, по данной категории гражданских дел задачами судебной лингвистической экспертизы являются установление относящихся к истцу высказываний в форме утверждения о факте или событии, содержащих сведения, которые могут быть вери­фицированы, т. е. проверены на соответствие действительности, а также разграничение утверждений и оценочных высказываний (содержащих информацию субъективно-оценочного характера), которые не могут быть проверены на предмет соответствия дей­ствительности, будучи частным мнением говорящего или пишу­щего.

Согласно методологии судебной лингвистической экспертизы сведения, выраженные в словесной форме, представляют собой со­общение о каком-либо событии, процессе, явлении, происшедшем в прошлом или происходящее в текущий момент, в конкретных ус­ловиях места и времени. Они могут быть истинными или ложными, а фактуальная информация, передаваемая средствами языка, может быть проверена.

Итак, при проведении лингвистической экспертизы крайне важным является разграничение средствами языка и речи сведений в форме утверждений и оценочных суждений, а также фактуальных сведений и субъективного мнения автора текста. Здесь также следует указать, что оценка (фактов, событий, лиц), оценочное суждение — это суждение, содержащее субъективное мнение в определенной форме.

Выражение оценки распознается в тексте по наличию опреде­ленных оценочных слов и конструкций, например эмоционально­экспрессивных оборотов речи, в значении которых можно выделить элементы «хороший/плохой» или их конкретные разновидности («добрый», «злой» и др.). При наличии положительной оценки (эле­мент «хороший» и его конкретные разновидности) может идти речь о позитивной информации. Если оценка отрицательная (элемент «плохой» и его конкретные разновидности), речь может идти о нега­тивной информации. Оценочное суждение не может быть проверено на соответствие действительности (в отличие от сведений, содержа­щих утверждения о фактах).

Утверждение — высказывание, суждение, сообщение, в котором утверждается что-либо и в котором отображается связь предмета и его признаков. Грамматически утверждение (утвердительное суж­дение) выражается формой повествовательного предложения как невосклицательного, так и восклицательного. Утверждение может содержать слова и словосочетания, подчеркивающие достоверность сообщаемого (например, известно, точно, доподлинно, без сомнения, фактически и т. п.). Утверждения могут быть истинными (соответ­ствуют действительности) или ложными (не соответствуют действи­тельности). Утверждения о фактах можно проверить на соответствие действительности .

В случае, когда субъективное мнение автора выражено в тексте в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, хотя оно и не подлежит опровержению в смысле ст. 152 ГК РФ, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 150, 151 ГК РФ).

Другие публикации:  Можно ли вернуть коляску если она сломалась

Для установление факта оскорбительности формы выражения субъективного мнения или оценки при разрешении гражданских дел о компенсации морального вреда суды общей юрисдикции или арбитражные суды могут назначать лингвистическую экспертизу, на разрешение которой ставить вопросы о форме субъективно­оценочного суждения и ее соответствии принятым нормам слово­употребления для конкретного типа дискурса. Оскорбительность выражения — это употребление неприличных, бранных, непристойных

слов и фразеологизмов, противоречащее правилам поведения, при­нятым в обществе.

Экспертам следует разграничивать описательные высказывания и оценочные суждения. Описательные высказывания содержат све­дения о фактах и событиях: констатируют положение дел или утвер­ждают необходимую связь явлений. Грамматически они оформлены как повествовательные предложения и подлежат верификации, т. е. проверке на соответствие действительности (истинность или лож­ность). Описательные высказывания не могут быть оскорбительны­ми, но они могут быть опровергнуты, в случае если они являются порочащими и не соответствуют действительности. Оценочные суждения устанавливают абсолютную или относительную ценность какого-либо объекта. Оценка объекта не подлежит опровержению. Но она может быть оспорена в рамках той же или иной шкалы ценно­стей. Оценочные высказывания могут быть негативно-оценочными и положительно-оценочными. Они недопустимы, если содержат непристойные слова и выражения, бранную, обсценную лексику, прямо адресованную или характеризующую какое-либо конкретное физическое лицо.

К основным тематическим группам бранной лексики относятся названия животных; наименования нечистот; обращения к нечистой силе; обвинения в незаконнорожденности; наименования интимных отношений и названия гениталий. Наличие неприличной формы таких слов и выражений, относящихся к конкретной личности, расцениваются как посягательство на честь и достоинство данного лица .

Сведения сами по себе оскорбительными быть не могут, они могут быть либо соответствующими, либо не соответствующими дейст­вительности. Оскорбительной может быть только языковая форма сообщения сведений, т. е. унижение чести и достоинства человека в неприличной языковой форме.

В ходе судебной лингвистической экспертизы можно установить следующие лингвистические признаки оскорбительной формы вы­сказывания:

• присутствуют ли в тексте негативные высказывания об истце, т. е. субъективные оценки, мнения, негативно характеризующие истца;

• адресованы ли эти высказывания лично истцу;

• какие сведения содержат негативные высказывания — о кон* кретных фактах или событиях, действиях (типа ворует», хамит») либо дают обобщенную субъективную оценку личности истца в целом; (типа должно характеризовать лично истца, давать ему обобщенную негативную оценку — характеристику как личности, необходимо обязательно учитывать национально-культурный контекст коммуникации.

Основные категории лексических и фразеологических единиц, которые в определенных контекстах употребления могут носить в адресации к тому или иному лицу оскорбительный для данного лица характер.

Слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социаль­но осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка.

Слова с ярко выраженной негативной оценкой, фактически со­ставляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель, Пиночет.

Названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник.

Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям жи­вотных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т. п.

Глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оцен­кой: хапнуть.

Слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т. п., без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам.

Эвфемизмы для слов первого разряда, сохраняющие тем не ме­нее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка.

Специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы, приватизаторы.

Нецензурные слова в качестве характеристики лица1.

Сравнение с одиозными историческими и литературными пер­сонажами: Пиночет, Гитлер и т. д.

Рассмотрение понятия «оскорбления» как «унижение чести и до­стоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» , показывает, что основным компонентом публичного оскорбления являются наличие слов и выражений оскорбительного характера, их адре- сованность конкретному лицу, неприличная форма, унижающая достоинство адресата.

С лингвистической точки зрения неприличная форма — это наличие высказываний в адрес гражданина, содержащих оскорби­тельную, непристойную лексику и фразеологию, которая оскорбляет общественную мораль, нарушает нормы общественных приличий. Эта лексика в момент опубликования текста воспринимается боль­шинством читателей как недопустимая в печатном тексте.

При этом употребление непристойных слов и выражений должно быть прямо адресовано конкретному лицу с целью унижения его в глазах окружающих, при этом инвективная лексика дает обобщенную оценку его личности.

Таким образом, «неприличная форма» применительно к лингви­стической экспертизе — это форма оскорбительная, т. е. содержащая оскорбительные для адресата (истца) слова и выражения. В ходе лингвистической экспертизы подтверждается или опровергается оскорбительный характер исследуемых выражений, т. е. подтвер­ждается или опровергается наличие неприличной языковой формы выражения негативной информации.

Примеры разграничения оскорбительных и неоскорбительных по форме высказываний приведены в заключении экспертов по делу Сергея Савельева. Эксперты в своем заключении указали, что «тексты, в которых содержатся проанализированные высказыва­ния, являются критикоц действий лиц, занимающих определенное служебное положение. Эта критика направлена не на личностные качества этих граждан, а на действия, поступки этих граждан при исполнении ими служебных обязанностей и на соответствие этих действий, поступков морали (честно — нечестно, справедливо — несправедливо) и закона (законно — незаконно). В проанализированных высказываниях отсутствуют слова или словосочетания, содержащие резко отрицательную оценку Бабичева и других лиц, осуществляемую с помощью неприличных слов и выражений»’.

Другой пример показывает, что тексты, размещенные на форумах и чатах Интернета, в отличие от вышеприведенного примера, чаще содер­жат высказывания, не только порочащие честь и достоинство адресата, но и прямо направленные на нанесение оскорбления читателям.

Так, выводы лингвистической экспертизы нижеприведенного текста, послужили основанием для удовлетворения иска (по ст. 150, 151 ГК РФ) о причинении морального вреда оскорбительными вы­сказываниями, содержащими отрицательные оценки, выраженные в неприличной, циничной форме.

Для наступления гражданско-правовой ответственности (ст. 152 ГК РФ) за распространение не соответствующих действи­тельности порочащих сведений спорный фрагмент текста должен содержать следующую совокупность диагностических лингвисти­ческих признаков. Это — наличие негативной информации об истце; наличие в тексте высказываний в форме сведений, т. е. утверждений о фактах или событиях, содержащих утверждения о противоправном (в широком смысле) и аморальном поведении и поступках истца, которые верифицируемы, т. е. могут быть проверены на соответствие или несоответствие действительности.

Трудность при назначении и проведении экспертизы представля­ют тексты, распространяемые электронными средствами массовой информации. В таких случаях, помимо текста распечатки иссле­дуемого текста, прозвучавшего в радио или телеэфире, необходимо представить саму фонограмму или видеозапись, транслированную средствами массовой информации. В противном случае материалы, представленные на экспертизу, могут быть расценены экспертами как недостаточные для решения поставленных вопросов и проведения всестороннего полного исследования.

Покажем это на примере.

На разрешение лингвистической экспертизы по иску о защите чести и достоинства и деловой репутации граждан суд поставил сле­дующие вопросы.

1. Содержатся ли в репортаже телекомпании «Город» от 05.06.2004 негативные сведения об истцах — частных предпринимателях, ра­ботающих на микрорынке, их деятельности и их личных, деловых и моральных качествах? В каких конкретно высказываниях содержится негативная информация о конкретном истце?

3. Если в представленных материалах содержится негативная ин­формация об указанных лицах, то воспринимается ли эта информация как чернящая доброе имя, задевающая честь и достоинство предпри­нимателей, как умаляющая деловую репутацию указанных лиц?

4. Подтверждает ли лингвостилистический анализ выделен­ных фраз, что в них содержатся сведения в форме утверждений о нарушении кем-либо из истцов — частных предпринимателей дей­ствующего законодательства, моральных норм и принципов, а также утверждения, позорящие его производственно-хозяйственную и об­щественную деятельность, умаляющие его деловую и общественную репутацию?

5. В каких фрагментах репортажа содержится информация о дело­вой репутации кого-либо из истцов — частных предпринимателей?

6. Каковы наиболее существенные и значимые жанровые, пси­холингвистические и стилистические особенности исследуемого текста телерепортажа?

7. Если сведения, изложенные в репортаже, не соответствуют действительности, то можно ли их квалифицировать как чернящие деловую репутацию кого-либо из истцов?

8. Являются ли сведения, изложенные в тексте: «Анонс про­граммы: Завтра будет закрыт микрорынок по ул. Горького, 130. Нескольких предпринимателей поймали на воровстве. Слова журналиста: «Они самовольно подключили старую обесточенную электропроводку. Делалось это для того, чтобы не платить за элек­троэнергию», утверждениями о фактах, если да, то каких, или мне­нием журналиста?

Эксперты отказались от производства исследования в связи с тем, что экспертам не были представлены видеосюжеты, а лишь расшифровки звучащего текста.

В отношении же объектов интеллектуальной собственности соот­ветствующие направления экспертно-лингвистической деятельности активно формируются, экспертная и судебная практика интенсивно нарабатывается .

Приведем наиболее часто встречающиеся вопросы, которые ставятся на разрешение судебной экспертизы по разным катего­риям дел.

По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан или юридических лиц

Содержит ли статья под названием «. », опубликованная в газе­те «. », № от « » 200_г., негативные сведения о деятель­

ности гр-на (ФИО), его личных деловых и моральных качествах?

Если содержится, то в каких конкретно выражениях содержится негативная информация?

Если в вышеуказанных фразах имеются негативные сведения о гр-не (ФИО), то в какой форме они выражены: утверждения, пред­положения, вопроса?

Если в представленном материале содержится негативная ин­формация о гр-не (ФИО), то воспринимается ли эта информация как умаляющая деловую репутацию указанных лиц, чернящая доброе имя, задевающая честь и достоинство гр-на (ФИО)?

Имеются ли в статье сведения, выраженные в форме утверждений о фактах, событиях нарушения гр-ном (ФИО) действующего зако­нодательства, моральных норм и принципов, которые могут быть проверены на соответствие действительности?

Имеются ли в статье оценочные суждения, мнения, относящиеся к гр-ну (ФИО)?

Если имеются, то в каких конкретно высказываниях они содер­жатся?

Имеются ли в передаче «. », эфир на телеканале высказы­вания ведущего (тележурналиста) (ФИО) о действиях, негативно характеризующих профессиональную, деловую и общественную деятельность.

Если имеются, то в какой форме они выражены — утверждения, мнения, предположения?

Является ли телепередача «. », эфир. на телеканале. продуктом самостоятельного интеллектуального творчества тележурналиста и ведущего телепередачи «(ФИО)»?

По делам, сопряженным с нарушением авторских и патентных прав

Каков жанр, вид и характер произведения П. «. »?

Каков жанр, вид и характер произведения Л. «. »?

Является ли оригинальной форма изложения фрагментов про­изведения П. «. », указанные в исковом заявлении?

Имеются ли в произведении Л. «. » текстуальные совпадения с произведением П. «.

Имеется ли полное или частичное сходство, тождество или различие произведений (например, литературно-художественного, публицистического или научного произведения)?

Подвергалось ли переработке произведение П. «. » в тех фраг­ментах произведения Л. «. », которые указаны в исковом заявле­нии?

Является ли произведение Л.«. » результатом переработки про­изведения П. «. », если да, то в каком объеме?

Можно ли произведение Л. «. » считать производным произве­дением от произведения П.«. »?

Является ли объект результатом индивидуального творчества (например, название, слоган, персонаж, видеоклип и т. п.)?

Является ли произведение самобытным или переработанным, отредактированным?

Может ли элемент произведения (название, фрагмент, припев, строка или строфа) употребляться самостоятельно?

Оригинален ли словесный компонент, словосочетание, элемент произведения (название, имя персонажа и т. д.)?

Аутентичен ли перевод оригиналу?

Каково значение текста (например, формулы изобретения, пункта договора)?

Каково значение, этимология слова, сочетания слов в контексте произведения?

По делам, связанным с объектами интеллектуальной собственности (товарных знаков, фирменных наименований и иных средств индивидуализации)

Обладают ли сходством художественно-графические решения сравниваемых товарных знаков № . и №.

Являются ли сходными до степени смешения комбинированный товарный знак №. и товарный знак.

Какие слова в русском языке и основных литературных языках мира относятся к индивидуальным, уникальным словам?

Является ли название «. » индивидуальным, уникальным, т. е.; оригинальным, неповторяющимся?

Имеет ли принципиальное значение для идентификации комби­нированного товарного знака со словесным элементом «. » написание данного слова заглавными или строчными буквами?

Сходны ли между собой словесные элементы названных товар­ных знаков, имея в виду фонетическое, смысловое, графическое сходство?

Какие слова входят в состав словесного обозначения, входящего в структуру комбинированного товарного знака, состоящего из двух компонентов (графического и словесного)?

Имеются ли в составе словесного компонента рассматриваемо­го комбинированного знака слова, являющиеся общепринятыми наименованиями или терминами, характерными для какой-либо конкретной отрасли производства или области науки и техники?

Доминирует ли в рассматриваемом комбинированном товарном знаке вербальный компонент (словесное обозначение) или графи­ческий?

Имеется ли сходство противопоставленных объектов (в целом или в отдельных частях, компонентах) до степени смешения (на­пример, товарных знаков или фирменных наименований, доменных имен).

По делам, связанным с предвыборной агитацией

Имеются ли в словах . в тексте листовки . обещания автора материала передачи избирателям денежных средств и других мате­риальных благ по итогам голосования?

Имеется, в тексте информация, направленная на возбуждение национальной ненависти и вражды, унижение национального достоинства . и а также иные признаки экстремистской дея­тельности?

Другие публикации:  Парламент структура и полномочия

В последнее время участились случаи споров о наличии авторских прав на отдельные части литературного произведения, вплоть до названий, имен персонажей, что требует рассмотрения слов русско­го языка, особенно имен собственных, в аспекте индивидуального творчества. Это связано с тем, что творческая самостоятельность произведения — важное условие приобретения им правового статуса объекта, подпадающего под защиту авторского права. Определение оригинальности или неоригинальности произведения — задача для экспертов-лингвистов нетривиальная. Ведь многие объективно новые творческие результаты могут быть достигнуты, получены разными ли­цами, работающими параллельно, независимо друг от друга. Авторское же право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются уникальными, оригинальными. Это относится как к произведению целиком, так и к отдельным частям произведения, если эти части могут употребляться самостоятельно и являются оригинальными.

Так, по запросу генерального директора Закрытого акционерного общества «Издательский дом «Комсомольская правда» было проведе­но лингвистическое исследование словосочетания «Лица года». Перед специалистами были поставлены вопросы: «Какие слова и словосо­четания в русском языке относятся к индивидуальным, уникальным словам? Является ли словосочетание «Лица года» индивидуальным, уникальным, т. е. оригинальным, неповторяющимся? Отражает ли словосочетание «Лица года» творческую самобытность какого-либо автора и содержатся ли в нем какие-либо признаки индивидуаль­ного авторского стиля? Насколько распространено в современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе массмедиа данное словосочетание?»

В результате было установлено, что в современном русском языке к индивидуальным, уникальным словам относятся окказионализмы и неологизмы. Словосочетание «Лица года» индивидуальным, уни­кальным, т. е. оригинальным, неповторяющимся, не является. Слово­сочетание «Лица года» творческую самобытность какого-либо автора не отражает. Признаки индивидуального авторского стиля в нем не содержатся. В современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе массмедиа данное словосочетание широко распространено для наименования различных конкурсов и номинаций . Поскольку словосочетание «Лица года» не является уникальным, оригинальным и неповторимым и, следовательно, не обладает охраноспособностью с точки зрения авторского права, судебной перспективы подачи иска не имелось.

Другая проблема — это установление охраняемых и неохра­няемых элементов в составе комбинированных товарных знаков, фирменных наименований, включающих словесный компонент. Для определения различия или сходства до степени смешения ка­кого-либо обозначения с товарным знаком необходимо назначение лингвистической экспертизы.

ЗАО «Аргументы и факты», г. Москва, обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «Республика», г. Ижевск, об обязании прекратить

нарушения исключительных прав на товарный знак «АиФ» и ис­пользование товарного знака «АиФ» в логотипе товара. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены по сле­дующим основаниям .

В соответствии со свидетельством от 22.09.1997 № 156411 ЗАО «Аргументы и факты» является владельцем зарегистрированного товарного знака «АиФ». Свидетельство удостоверяет исключительное право владельца на товарный знак и приоритет последнего для това­ров 16-20 класса Международной классификации товаров и услуг, в том числе для печатной продукции, с 10.04.1997.

Согласно ст. 4 Закона РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другим лицам. Нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

ЗАО «Республика» занимается распространением газеты «АиФ Удмуртии», название которой в качестве составной части включает товарный знак истца, т. е. является обозначением, сходным с его товарным знаком до степени смешения. Для определения разли­чия или сходства до степени смешения названного обозначения с товарным знаком судом первой инстанции назначена экспертиза. В заключении экспертизы содержатся выводы о том, что обозначе­ние «АиФ Удмуртии» сходно до степени смешения с обозначением «АиФ», зарегистрированным в качестве товарного знака. Вывод сделан по результатам сопоставительного графического, фонетиче­ского и семантического смыслового анализа, поскольку обозначение «АиФ Удмуртии» может в целом ассоциироваться в сознании по­требителей с обозначением «АиФ», несмотря на отдельные отличия данных обозначений.

По мнению вышестоящих судебных инстанций, вывод суда пер­вой инстанции о нарушении исключительного права на товарный знак правомерен, соответствует нормам п. 2 ст. 4 Закона о товарных знаках, п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки

на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (в ред. при­каза Роспатента от 19.12.1997 № 212).

Лингвистическая экспертиза по делам о нарушении прав на товар­ный знак может оказать существенную помощь арбитражному суду для вынесения обоснованного и законного решения, поскольку в ее рамках можно установить сходство до степени смешения противо­поставляемых словесных рбозначений по фонетическому, семанти­ческому и графическому критериям. Заметим, что по общему правилу словесное обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, не­смотря на их отдельные отличия. При этом наличие только звукового сходства одного из элементов товарного знака истца и обозначения, применяемого ответчиком, не позволяет сделать вывод о сходности этого обозначения с товарным знаком истца до степени смешения.

В арбитражных спорах нередко оспаривается предупреждение, вы­несенное СМИ по факту распространения экстремистских материа­лов, пропаганды наркотических средств и психотропных веществ.

Применительно к злоупотреблению свободой массовой информа­ции под деяния, за которые СМИ может быть вынесено предупрежде­ние (с перспективой дальнейшей ликвидации СМИ как юридического лица), подпадает такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отноше­нии определенной этнической (национальной), расовой (антрополо­гической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных рас, на­циональностей и вероисповеданий, поскольку создает благоприятную почву для межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Термин национальная, религиозная, расовая исключительность или превосходство означает преобладание по каким-либо признакам одной группы людей над другими в силу несовершенства последних, т. е. якобы их природной, биологической, социальной, нравственной ущербности или порочности.

Под пропагандой понимается распространение среди широкого круга лиц идей, взглядов, представлений или побуждений действиям, направленным на возбуждение национальной, расовой или религи­озной вражды. Вербально она может выражаться в виде призывов, воззваний, поучений, советов, предостережений, требований, угроз и т. п. Выявление смысловой направленности высказываний, разо­блачение скрытых приемов и способов пропаганды национальной, религиозной розни и вражды является центральным звеном в уста*, новлении противоправности совершаемого деяния .

Сложность возникает в правовой квалификации публичных высказываний и текстов СМИ в качестве экстремистских материа­лов. Это объясняется тем, что толкование и интерпретация смысла высказываний требует привлечения специальных лингвистиче­ских познаний не только в случаях использования специальных манипулятивных приемов речевого воздействия на аудиторию или камуфляжа ксенофобных высказываний средствами изощренной словесной эквилибристики, но и для выявления рефлексируемой аудиторией пропаганды и агитации, призывов к совершению тех или иных действий, угроз и подстрекательств, оправдания терро­ристических актов.

Приведем конкретный пример из судебно-экспертной практики.

На разрешение судебной экспертизы был представлен материал, опубликованной в газете «П. » на 24 страницах № 1 за март 2004 г. Перед экспертом были поставлены следующие вопросы.

Имеются ли в тексте статьи «Обращение . », опубликованной в № 1 (58) за март 2004 г. газеты «П. », высказывания, содержащие призывы к осуществлению экстремистской деятельности, если име­ются, то какой именно:

• деятельности общественных и религиозных объединений, либо организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению дей­ствий, направленной на:

• насильственное изменение основ конституционного строя и нарушения целостности Российской Федерации;

• подрыв безопасности Российской Федерации;

• захват и присвоение властных полномочий;

• создание незаконных вооруженных формирований;

• осуществление террористической деятельности;

• возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

• унижение национального достоинства;

• осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, расовой, нацио­нальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

• пропаганду исключительности, превосходства либо неполно­ценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

• пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атри­бутики или символики либо атрибутики или символики, сходной с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

• публичные призывы к осуществлению указанной деятельности либо совершению указанных действий;

• финансирование указанной деятельности либо иное содействие осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической, материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-техниче­ских средств.

Имеются ли в тексте статьи «Обращение . », опубликованной в № 1 (58) за март 2004 г. газеты «П. », высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, на унижение достоинства человека, либо группы лиц по признакам национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой- либо социальной группе?

Исследованию был подвергнут текст указанной статьи, опубли­кованной в № 1 (58) за март 2004 г. газеты «П. » на странице 1.

В результате проведенного исследования эксперт пришел к вы­воду, что в тексте статьи «Обращение . », опубликованной в №1 (58) за март 2004 г. газеты «П. », не имеется высказываний, содержащих призывы к осуществлению экстремисткой деятельности. В тексте статьи имеются высказывания, направленные на возбуждение ра­совой, национальной и социальной розни, связанной с насилием. Однако в тексте статьи «Обращение. », опубликованной в № 1 (58) за март 2004 г. газеты «П. », не имеется высказываний, направленных на пропаганду исключительности, превосходства чеченских граждан по признаку их национальной принадлежности.

В ходе судебно-лингвистического исследования текста к компетен­ции экспертов-лингвистов относится выявление в нем высказываний, в которых экстремизм или его разновидности упоминаются как явление, а также выделение среди них оценочных высказываний ксенофобной направленности, толкование и интерпретация их семантики.

Приведем некоторые типовые вопросы по данной категории дел1.

Имеются ли в текстах «. » слова, выражения или высказывания, содержащие негативные оценки в адрес какой-либо одной нацио­нальной, конфессиональной или социальной группы по сравнению с другими социальными категориями?

Имеются ли высказывания, содержащие резкую негативную оценку или выражающие неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей этнической группе. Если есть, то в какой форме они выражены: утверждения, мнения, эмоционально-экспрессивной оценки, субъективно-оце­ночного суждения и т. п.?

Является ли автором высказываний, содержащих негативную оценку, высказываемую в адрес какой-либо этнической, социальной группы, редакционная коллегия или высказывания с отрицательной оценкой даны в виде цитат, персональных мнений респондентов, лич­ного мнения комментатора, корреспондента или официальных лиц?

Имеются ли высказывания, содержащие пропаганду неполноцен­ности граждан какой-либо национальности или социальной группы по сравнению с другой нацией или группой?

Имеются ли высказывания, содержащие призывы к осуществ­лению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности?

Имеются ли высказывания уничижительного характера по отношении к лицам какой-либо национальности, этнической или социальной группы?

Имеются ли высказывания побудительного характера или фра­зы в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной группы за счет другой?

Имеются ли высказывания, которые с точки зрения современного носителя русского языка можно истолковать как приписывание всем представителям одной этнической группы следования древним обы­чаям, верованиям, традициям, действиям, негативно оцениваемым современной российской культурой?

Есть ли высказывания в форме утверждения о природном пре­восходстве одной нации и неполноценности, порочности другой?

Есть ли высказывания, содержащие утверждения о возложении ответственности за деяния отдельных представителей на всю этни­ческую группу?

Есть ли высказывания побудительного характера, содержащие призывы к враждебным или насильственным действиям в отноше­нии лиц определенной национальности, одной социальной группы против другой?

Есть ли высказывания об изначальной враждебности какой-либо нации?

Есть ли высказывания о полярной противоположности, антаго­низме, принципиальной несовместимости интересов одной этниче­ской группы по отношению к какой-либо другой?

Есть ли высказывания, где бедствия, неблагополучие в прошлом, настоящем и будущем одной социальной, этнической или конфессио­нальной группы объясняется существованием и целенаправленной деятельностью (действиями) другой нации, народности, социальной или этнической группы?

Имеются ли высказывания о враждебных намерениях какой-либо нации в целом?

Имеются ли высказывания, содержащие положительные оценки, восхваление геноцида, депортации, репрессий в отношении предста­вителей какой-либо нации, конфессии, этнической группы?

Имеются ли высказывания, содержащие требования, призывы к ограничению конституционных прав и свобод граждан, каких-либо этнических, конфессиональных или социальных групп?

Имеются ли высказывания с призывами дать привилегии отдель­ным гражданам или группам лиц, объединенных по национальному, конфессиональному или иному социальному признаку?

Конечно, список вопросов является открытым и может и дальше расширяться в ответ на запросы практики.