Статус адвокатов в рк

05.03.2018 Выкл. Автор admin

Успехи и проблемы адвокатуры Казахстана

– Как изменилась адвокатура Вашей страны после распада СССР? Какими нормативными актами регламентируется деятельность адвокатов?

– Адвокатура в нашей стране регламентирована специальным законом «Об адвокатской деятельности», который был принят 5 декабря 1997 г. Необходимо отметить, что Казахстан первым на постсоветском пространстве принял этот важный закон, и, как показало время, среди соответствующих законов стран СНГ он стал одним из наиболее эффективных и адекватных новым условиям.

Согласно нашему Закону, адвокатура призвана содействовать реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией Республики Казахстан права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юридической помощи.

За адвокатурой была закреплена конституционная миссия по оказанию защиты по уголовным делам, делам об административных правонарушениях, а также представительству по гражданским делам.

Именно такое, четкое определение назначения адвокатуры, установление ее конституционной значимости явилось решающим шагом в становлении и развитии казахстанской адвокатуры. Была определена ключевая роль адвокатуры в системе правозащитных институтов, ее положение в гражданском обществе. Это стало тем более заметно, если учесть, что в ряде других стран СНГ адвокатура до 2000-х гг. продолжала работать по положениям советского периода.

Поэтому, когда мы говорим о современном состоянии адвокатуры, на мой взгляд, в первую очередь следует обратить внимание на последовательное законодательное усиление процессуальных полномочий адвокатов. Взяв старт в Законе РК от 5 декабря 1997 г. № 195 «Об адвокатской деятельности» еще в 1997 г., оно в целом неуклонно осуществлялось вплоть до принятых в последнее время новых Уголовно-процессуального, Гражданского процессуального кодексов, а также Кодекса об административных правонарушениях. И далеко не последнюю роль в этом сыграли сами адвокаты Казахстана, которые всегда стремились донести свою позицию до законодателей, активно участвовали в заседаниях парламентских рабочих групп, организовывали различные круглые столы и участвовали в них, постоянно выступали в средствах массовой информации.

– Какие проблемы являются актуальными для Вашей адвокатуры, есть ли пробелы в законодательстве и недостатки в правоприменительной практике?

– Естественно, проблемы существуют. Мы не можем свободно зайти в большинство зданий судов и правоохранительных органов даже тогда, когда нам известно, что права находящихся там подзащитных нарушаются.

Действующие сегодня Правила по обеспечению пропускного и внутриобъектного режимов для посетителей на территории и в зданиях Верховного Суда, местных судов Республики Казахстан прямо нарушают установленные Законом «Об адвокатской деятельности» гарантии адвокатской деятельности, в частности запрет на досмотр, осмотр, выемку, изъятие и проверку адвокатского делопроизводства, иных связанных с ним материалов и документов, а также имущества адвоката, в том числе средств мобильной связи, аудиоаппаратуры, компьютерной техники (ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности»), кроме того — право свободного доступа в административные здания судов, прокуратуры, органов, ведущих уголовный процесс (ст. 14 Закона).

Очень часто жалобы на незаконное ущемление прав адвокатов и их доверителей остаются без должной реакции во всех инстанциях. Кроме того, я хотел бы привлечь внимание к вызывающей сожаление практике участия адвокатов в делах, расследование которых связано со сведениями, содержащими государственные секреты. Как правило, ограничения применяются органами национальной безопасности, которые требуют от адвокатов получения специального допуска. Причем законодательство Казахстана не предусматривает наличие указанного допуска в качестве обязательного условия для участия адвоката в уголовном судопроизводстве. Такой порядок однозначно ставит профессиональных защитников в зависимость от правоохранительных органов, что прямо противоречит закрепленному в международном праве положению о независимости адвокатской профессии и нарушает фундаментальный принцип равноправия сторон в уголовном процессе.

– Как складываются отношения адвокатуры с государственными органами? Считаете ли Вы, что адвокатура стала в Вашей стране равноправным участником судопроизводства (в том числе в период следствия), или все еще имеется перекос в сторону обвинения?

– В правовом демократическом государстве суды должны ограничивать репрессивные устремления правоохранительных органов, охраняя права и свободы личности от необоснованного нарушения. Ситуация с состязательностью сторон в уголовном процессе в нашей стране не идеальна. Зачастую наблюдается сильное искривление правосудия в сторону интересов государственного обвинения. Одной из причин подобного можно назвать несамостоятельность судей. Оценка деятельности судей по количеству отмененных судебных решений негативно влияет на их работу. Судьи опасаются выносить такие решения, поскольку каждая отмена воспринимается как брак в работе и в конечном итоге может повлечь выводы о профессиональной пригодности этого судьи.

Казахстанская адвокатура всегда выступала за обеспечение иммунитета от уголовного, гражданско-правового и административного преследования за правомерные действия, осуществляемые адвокатами при выполнении профессиональных обязанностей. Мы выступаем за создание полноценных гарантий защиты от нарушения неприкосновенности переписки, документации, телефонных переговоров, служебных помещений и жилища адвокатов, за отмену необоснованного ограничения допуска адвокатов к делам, связанным с государственными секретами, как нарушающего фундаментальное право человека на защиту. За свободный доступ адвокатам при осуществлении ими профессиональных обязанностей в помещения правоохранительных органов и судов и отмену дискриминационных ведомственных ограничений в этом вопросе.

– Каково организационное построение адвокатуры в Вашей стране? Обязательно ли вхождение адвоката в единую профессиональную корпорацию?

– Республиканская коллегия адвокатов (РКА) создана в соответствии со ст. 33-2 Закона РК «Об адвокатской деятельности» как организация адвокатского самоуправления, действующая в целях представительства и защиты интересов коллегий адвокатов и адвокатов в государственных и иных организациях в Республике Казахстан и за ее пределами, координации деятельности коллегий адвокатов, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи. РКА является некоммерческой, независимой, профессиональной, самоуправляемой, самофинансируемой организацией, основанной на обязательном членстве коллегий адвокатов областей, города республиканского значения и столицы. Членами РКА в обязательном порядке являются территориальные коллегии, представляющие собой профессиональные организации адвокатов, образованные в соответствии с Законом РК «Об адвокатской деятельности».

По существующему законодательству в соответствии со ст. 19 Закона «Об адвокатской деятельности» у адвокатов имеется возможность выбрать одну из следующих форм деятельности:

  • работать в составе юридической консультации;
  • осуществлять деятельность индивидуально;
  • объединиться в адвокатскую контору.

Также адвокаты практикуют объединение в неформальные партнерства для совместной деятельности, но такая форма не регулируется законом.

В Республике Казахстан на текущий момент имеется 148 юридических консультаций, зарегистрированных в органах юстиции. Из них 55 созданы при президиумах коллегий адвокатов.

Общее количество адвокатских контор равняется 149. При этом значительная часть адвокатских контор действует в лице единственного адвоката, создавшего контору. По сути такая деятельность не отличаются от деятельности, осуществляемой индивидуально, за исключением регистрации юридического лица.

Существующие формы организации адвокатской деятельности не соответствуют современным требованиям, не позволяют эффективно организовать коллективную деятельность адвокатов и делают адвокатуру неконкурентоспособной по сравнению с юридическими фирмами (частнопрактикующими юристами).

Причины, по которым адвокаты хотят объединяться в адвокатские конторы, следующие:

  • качественная работа и хорошая репутация адвоката, приводящие к увеличению числа клиентов, которых трудно обслуживать в одиночку;
  • создание и использование общего бренда, который сам по себе является ценностью;
  • создание общих стандартов и требований к качеству юридической помощи;
  • необходимость регулирования взаимоотношений между адвокатами, связанных с выполнением совместных поручений.

Объединение адвокатов в адвокатские конторы выгодно и получателям юридической помощи по следующим причинам:

  • потребители хотят иметь отношения с адвокатскими фирмами, а не с индивидуалами-одиночками;
  • взаимозаменяемость адвокатов позволяет более гибко выстраивать графики рассмотрения дел;
  • внутренняя специализация позволяет подключать к проблеме наиболее опытного и компетентного адвоката;
  • коллективная работа в команде дает возможность более быстро и всеобъемлюще производить анализ дела, готовить правовую позицию и юридические документы;
  • результатом является повышение качества юридической помощи.

Вхождение адвоката в профессиональную организацию обязательно, это оговаривается в Законе РК «Об адвокатской деятельности».

– Каковы критерии для принятия юриста в адвокатуру? Как происходит подготовка кадров, их тестирование и дальнейшее повышение квалификации?

– Адвокатом может стать гражданин Республики Казахстан, имеющий высшее юридическое образование, получивший лицензию на ведение адвокатской деятельности, обязательно являющийся членом коллегии адвокатов и оказывающий юридическую помощь на профессиональной основе в рамках адвокатской деятельности, регламентируемой Законом РК «Об адвокатской деятельности». Лицензирование адвокатской деятельности осуществляется Министерством юстиции Республики Казахстан. Лицо, изъявившее желание пройти стажировку, обращается в президиум коллегии адвокатов с заявлением о допуске к прохождению стажировки. Период работы в качестве стажера зачисляется в стаж работы по юридической специальности. Лица, прошедшие стажировку, проходят аттестацию в комиссии по аттестации лиц, претендующих на занятие адвокатской деятельностью, создаваемой при территориальном органе юстиции области, города республиканского значения или столицы.

Статьей 15 Закона РК «Об адвокатской деятельности» закреплена обязанность адвоката постоянно повышать свою профессиональную квалификацию. Организация работы по повышению профессионального уровня адвокатов, разработка единой методики профессиональной подготовки адвокатов и их помощников возложена на Президиум РКА. Стажировка и повышение квалификации организуется с учетом специфики категорий слушателей и индивидуального плана их подготовки и включает в себя лекции, практические занятия, семинары, тренинги и иные формы аудиторной работы. Повышение квалификации осуществляется в результате проведения лекций, семинаров, презентаций, практических занятий, путем проведения, в том числе в сотрудничестве с государственными органами, учреждениями, международными и неправительственными организациями, конференций, круглых столов, тренингов, семинаров и иных мероприятий. К примеру, президиумом Алма-Атинской городской коллегии адвокатов в 2002 г. было принято решение о создании Центра стажировки и повышения квалификации адвокатов. Центр осуществляет сбор, анализ и опубликование научных и учебно-методических материалов по вопросам адвокатской деятельности. Занятия проводятся штатными адвокатами-преподавателями Центра, международными экспертами, специалистами — научными и практическими работниками, приглашаемыми Центром для освещения наиболее актуальных вопросов применения действующего законодательства по различным отраслям права, а также адвокатами, имеющими большой опыт работы и навыки педагогической деятельности. При проведении занятий наряду с классическими (лекции, семинары, дискуссии, круглые столы) широко применяются современные интерактивные методики обучения: демонстрации, мозговые штурмы, ролевые игры. В своей работе Центр сотрудничает с ОБСЕ, ABA ROLI, IBA, LPRC, Международной комиссией юристов, Лигой юристов Центральной Азии и другими организациями.

– Как осуществляется контроль деятельности адвокатов? Какие имеются основания для лишения адвоката его статуса, как часто это происходит?

– Президиум коллегии адвокатов обобщает дисциплинарную практику коллегий адвокатов, по результатам которой разрабатывает рекомендации, касающиеся различных вопросов. Прекращение действия лицензии на ведение адвокатской деятельности возможно в случаях грубого либо неоднократного нарушения адвокатом законодательства Республики Казахстан при исполнении им своих профессиональных обязанностей, при нарушении принципов организации и деятельности адвокатуры, невозможности исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей вследствие недостаточной квалификации. Подобные факты редки, но все же случаются: так, за 2016 г. семь адвокатов были лишены своих лицензий.

– Насколько регламентирована деятельность адвокатов за рамками оказания ими юридической помощи?

– Забота о престиже профессии, сохранении чести и достоинства, авторитете адвокатуры является нравственным долгом каждого адвоката. Поведение адвоката должно отвечать требованиям закона и принципам нравственности как при оказании им юридической помощи, так и в быту и личной жизни.

Вслед за новыми УПК, ГПК и КоАП с 1 января 2015 года в действие вступил разработанный адвокатским сообществом Казахстана под эгидой РКА Кодекс профессиональной этики адвокатов, обязательный к соблюдению и исполнению. Как и любой законодательный акт, принятый в государстве, он открыт для изменений и дополнений, которые могут вноситься в него с течением времени исходя из пожеланий и инициатив адвокатского сообщества. Кроме прочего, в данном Кодексе оговариваются и взаимоотношения адвоката с коллегами, основанные в первую очередь на принципах порядочности, компетентности, добросовестности, доверии и честности.

Нарушение адвокатом требований Кодекса профессиональной этики влечет за собой применение мер дисциплинарной ответственности. Дисциплинарное производство относится к компетенции президиума коллегии адвокатов, который обеспечивает своевременное, всестороннее, объективное и справедливое рассмотрение и исполнение принятого по нему решения.

– Как часто адвокаты оказывают бесплатную помощь населению, делается ли это добровольно или на основании нормативных документов?

– На сегодняшний день отсутствует правовое регулирование оказания безвозмездных юридических услуг на основе pro bono. В Казахстане в рамках Закона РК от 13 июля 2013 г. № 122-V «О гарантированной государством юридической помощи» адвокаты являются субъектами оказания юридической помощи. Юридическая помощь, оказанная в рамках ГГЮП, оплачивается за счет бюджетных средств. Таким образом, ГГЮП, оказываемая адвокатом, является оплачиваемой деятельностью, тогда как юридическая помощь в системе pro bono — не оплачиваемая, безвозмездная. Система ГГЮП не охватывает всех лиц, нуждающихся в бесплатной юридической помощи. В наших рядах немало адвокатов, которые участвовали и участвуют в pro bono. И это помощь выражается не только в предоставлении консультаций на безвозмездной основе, но и в участии в судопроизводстве.

Другие публикации:  Арбитражный суд а79

К примеру, в апреле этого года Республиканской коллегией адвокатов было предложено провести акцию pro bonо для пострадавших от паводков и предоставить бесплатные консультации по вопросам предоставления жилища из государственного фонда, выплаты компенсации жителям населенных пунктов, пострадавших от паводков, возмещения ущерба в связи с причинением вреда здоровью. На телевидении в прямом эфире представители РКА отвечали на вопросы, поступающие в связи с паводковой ситуацией. В Южно-Казахстанской областной коллегии адвокатов начиная с прошлого года ежеквартально проводится день открытых дверей, когда адвокаты консультируют население бесплатно. Адвокаты данной коллегии участвуют во всех акциях и мероприятиях региона, организованных как государственными, так и частными учреждениями и связанных с предоставлением квалифицированной юридической помощи. И таких примеров немало.

Справка

По состоянию на 1 января 2017 г. в Республике Казахстан 4625 адвокатов.

Республиканская коллегия адвокатов (далее — Коллегия) является некоммерческой, независимой, профессиональной, самоуправляемой, самофинансируемой организацией, основанной на обязательном членстве коллегий адвокатов областей, города республиканского значения и столицы.

Коллегиальным исполнительным органом Коллегии является президиум, избираемый сроком на четыре года. Членом президиума может быть избран адвокат, имеющий стаж адвокатской деятельности не менее двух лет. Президиум избирает из своего состава председателя, заместителя председателя сроком на четыре года. При этом одно и то же лицо не может занимать должность председателя более двух сроков подряд.

Установление ставок первоначального целевого взноса и ежемесячных членских взносов относится к исключительной компетенции общего собрания (конференции), при этом адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность в сельских населенных пунктах либо имеющие стаж адвокатской деятельности менее одного года, оплачивают членские взносы в размере 50% от ставки.

Размер оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатом, устанавливаемый Правительством РК, с 1 января 2016 г. составляет от 1/10 до 1/21 минимального размера заработной платы за один час (в зависимости от тяжести преступления, совершенного подзащитным, и других факторов). За один час участия в допросе подозреваемого в случае, не терпящем отлагательства, в ночное время, выходные и праздничные дни — в полтора раза больше. МРЗП равен 24459 тенге (4434 рубля).

Получение статуса адвоката в Казахстане предлагают сделать дешевле

АСТАНА, 27 ноя — Sputnik. Депутатам мажилиса в понедельник представили проект закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», согласно которому планируется отменить вступительные взносы в коллегию адвокатов, сообщил заместитель министра юстиции Жанат Ешмагамбетов.

В рамках законопроекта предлагается упростить вход в профессию адвоката.

«Сегодня немногие могут стать адвокатами по причине необоснованно высоких вступительных взносов в коллегию адвокатов, которые доходят до 800 тысяч тенге. Всего за последние четыре года число адвокатов выросло лишь на триста человек», — сказал Ешмагамбетов.

Упрощение доступа к профессии адвоката будет обеспечено устранением имущественного барьера в виде вступительных взносов, отметил он.

По словам замглавы Минюста, претендент в адвокаты до вступления в коллегию преодолевает несколько этапов, которые подтверждают его соответствие профессиональным требованиям. Поэтому вступительный взнос направлен не на подтверждение профессиональных качеств, а является дополнительным имущественным барьером.

Запрет на взимание вступительного взноса позволит большему количеству обладателей юридического образования получить статус адвоката. Это в дальнейшем повысит конкуренцию между ними и будет мотивировать их повышать свой профессиональный уровень, добавил Ешмагамбетов.

«Практика использования этого документа показывает его архаичность. На практике необходимость наличия ордера создает проблемы в оказании квалифицированной юрпомощи адвокатами», — сказал заместитель министра.

По его словам, полномочия адвоката подтверждаются включением его в реестр лицензий на занятие адвокатской деятельностью, удостоверением адвоката. Полномочия адвоката на ведение конкретного дела в гражданском процессе могут быть отражены в доверенности, в уголовном и административном процессах могут быть подтверждены согласием доверителя, отраженным в протоколе процессуального действия. Упразднение адвокатского ордера исключит зависимость адвокатов от руководства коллегии адвокатов, сократит их временные и финансовые затраты.

Адвокатов в Казахстане станет меньше

Принятие законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» приведет к уменьшению количества адвокатов, считает партнер адвокатской конторы «Назханов и Партнёры» Орынгазы Джаболдинов

Законопроект «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» является одним из самых обсуждаемых законопроектов в среде адвокатов и других юристов за последние годы. Юридическая профессия в Казахстане находится в преддверии нового этапа своего развития, началом которой будет принятие данного горячо обсуждаемого законопроекта, который призван увеличить количество адвокатов и как следствие улучшить качество юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Хотелось бы, чтобы законопроект внедрил передовые практики регулирования адвокатур развитых стран, а не только оторванные из контекста отдельно взятые практики. Ведь модернизация адвокатуры будет способствовать модернизации всей правовой системы страны.

Таир Назханов: Плюсы и минусы законопроекта об адвокатах

В досье к законопроекту приводятся следующие данные о количестве адвокатов у нас в Казахстане и в некоторых развитых странах: «В настоящее время лицензии на занятие адвокатской деятельностью имеют 12 589 гражданина Республики Казахстан. Фактически адвокатами (лицами, вступившими в коллегии адвокатов) являются только 4 683 лиц или 37 % от общего числа получивших лицензию, что составляет 1 адвокат на 3900 человек. В Германии 1 адвокат на 500 человек, во Франции 1 адвокат примерно на 1200 человек населения. Это число адвокатов недостаточно для охвата квалифицированной юридической помощью всего населения Казахстана».

Действительно, в развитых странах на одного адвоката приходится в несколько раз меньше человек, то есть в этих странах адвокатов объективно больше. При этом, как видно из вышеприведенного примера количество адвокатов может также существенно разнится даже между развитыми странами западной Европы. Причина такой разницы в количестве адвокатов в разных странах кроется в одной довольной прозаичной детали.

Давайте разберёмся какая же это деталь. Возьмем для примера пару других развитых стран Европы — Италию и Нидерланды. В Нидерландах по состоянию на 2011 год было 16 275 адвокатов (“advokaten”) при населении около 16 млн человек на то время, что составляет 1 адвокат на примерно 900 человек. В Италии же при населении 60 млн жителей около 250 000 адвокатов (“avvocato”), что составляет 1 адвокат уже на примерно 250 человек . То есть выходит, что в Италии адвокатов в трое больше, чем в Нидерландах, это при том, что в плане экономического развития Нидерланды с ВВП на душу населения в $44 тыс. более успешная страна, чем Италия где ВВП на душу населения составляет около $30 тыс. Выходит, что уровень жизни или развитости также не имеют прямую причинно-следственную связь с количеством адвокатов в той или иной стране.

Так, в чем же основная причина разного количества адвокатов в разных странах (то есть количества людей на 1 адвоката)? Все довольно просто и прозаично. В Нидерландах защитниками по уголовным делам и представителями по гражданским и любым иным делам в судах могут быть только адвокаты, то есть там, как и в любой другой развитой стране действует так называемая «адвокатская монополия» на представительство в суде. В Италии же действует полная адвокатская монополия, которая помимо представительства в суде, распространяется даже на юридические консультации. У нас же в стране пределы «адвокатской монополии» если ее можно так назвать, ограничиваются лишь защитой по уголовным и административным делам, при этом любой человек с юридическим образованием может быть представителем по гражданским делам, и даже представлять интересы потерпевшей стороны по уголовным и административным делам, не говоря уже о консультациях по юридическим вопросам.

Таким образом, разница в соотношении количества жителей на одного адвоката, объясняется разными уровнями адвокатской монополии в той или иной стране, чем меньше объем адвокатской монополии, тем меньше количество адвокатов в той стране.

В досье законопроекта не приводится данных об объемах «спроса» на юридическую помощь в РК, на которую наши адвокаты имеют монополию. Я попытался самостоятельно проанализировать данный вопрос. Так, по данным Единой автоматизированной информационно-аналитической системы судебных органов Казахстана, которые приведены в одном СМИ, в районные и приравненные к ним суды Республики Казахстан в 2015 году поступило 1 182 916 заявлений и дел, 61,7% которых – гражданские, 34,1% — административные и 4,2% – уголовные, при этом более 48,8 тыс. уголовных дел были окончены судами страны в 2015 году. Таким образом на одного адвоката в 2015 году приходилось в среднем около 11.5 уголовных и возможно чуть более 10 административных дел в год (то есть меньше двух дел в месяц), если учесть, что по административным делам, как правило, далеко не по каждому случаю привлекаются адвокаты. Гражданские дела не в счет, поскольку представителями по таким делам могут быть не только адвокаты.

Следовательно, напрашивается вывод, что вопрос не хватки адвокатов не стоит так остро на повестке дня. Тем не менее, можно согласиться, что увеличение количества адвокатов в любом случае способствовало бы улучшению качеству оказываемой адвокатами юридической помощи, а также большему вовлечению адвокатов в сферу представительства по гражданским делам. Каким же образом можно увеличить количество адвокатов?

В досье законопроекта предполагается, что отмена вступительных взносов привет к увеличению количества адвокатов. Так, в досье указано «Одной из основных причин недостаточности адвокатов является высокий размер вступительного взноса. На сегодняшний момент размер вступительного взноса составляет от 680 тыс. тенге до 800 тыс. тенге, что является сдерживающим фактором для начала адвокатской деятельности». С этим выводом можно отчасти согласиться, но только отчасти.

Действительно, в развитых странах вступительных взносов в адвокатуру либо не существуют, либо их сумма не существенна, но это также имеет вполне логическое объяснение. Дело в том, что адвокатские коллегии западных юрисдикций не предоставляют для своих адвокатов ни офисных помещений, ни офисной мебели и оргтехники, их коллегии соответственно не несут расходов на приобретений дополнительных помещений, мебели и т.п.. В помещениях коллегий адвокатов (бар’ов, орденов) развитых стран обычно размещается лишь административный персонал и органы управления соответствующей коллегией. В западных странах практически нет института «юридических консультаций» — филиалов коллегией, в помещениях которых размещаются значительное количество адвокатов соответствующих коллегий адвокатов.

В офисных помещениях наших коллегий адвокатов и их филиалов (юридических консультаций) помимо административного персонала и органов управления трудится существенная часть адвокатов. К примеру, по состоянию на 19.04.2017 года, в юридических консультациях Алматинской городской коллегии адвокатов трудятся 536 из 758 действующих адвокатов коллегии, и только 232 адвоката (индивидуально – 114, в адвокатских конторах – 108) самостоятельно арендуют офисные помещения. Очевидно, что для приобретения и содержания офисных помещений юридических консультаций требуются определенные финансовые вливания. Это обстоятельство и обуславливает наличие вступительных взносов в адвокатуру. При отмене вступительных взносов существует вполне осязаемый риск того, что в скором времени в существующих помещениях юридических консультаций не хватит места для вновь вступающих адвокатов. Тогда всем вновь вступающим адвокатам придется самостоятельно арендовать офисные помещения, покупать мебель и оргтехнику. В таком случае расходы начинающего адвоката в первый год его деятельности могут легко перевалить за указанные 680 000 – 800 000 тенге, да и ежегодные расходы на аренду офиса также будут существенны.

Представляется, что существующая практика работы адвокатов в юридических консультациях наоборот упрощает процесс вхождения в профессию определенно значимой части новобранцев, которых не ждут в существующих адвокатских конторах. Ведь войдя в состав юридической консультации начинающие адвокаты получают возможность не только пользоваться офисным помещением коллегии, но и учиться и познавать профессию у более опытных коллег.

Можно согласиться с тем, что у начинающих адвокатов должно быть право выбора при вступлении в коллегии: работать в офисных помещениях коллегии заплатив вступительный взнос, либо работать в адвокатских конторах или самостоятельно арендовать офис, не оплачивая вступительный взнос. При этом будет также справедливо дифференцировать размеры ежемесячных взносов для адвокатов, работающих в юридических консультациях и адвокатов, самостоятельно арендующих офисы.

Другие публикации:  Увольнение сотрудников полиции по сокращению штатов

Таким образом, полная отмена вступительных взносов в долгосрочной перспективе не приведет к росту числа адвокатов, с учетом того, что на тот объем юридической помощи на который адвокаты имеют монополию, существующего количества адвокатов вполне достаточно. А с учетом других факторов, принятие законопроекта в существующем виде вероятнее всего даже приведет наоборот к уменьшению количества адвокатов.

Так, любое лицо с юридическим образованием перед принятием решения стать адвокатом, наверняка будет учитывать и другие факторы, помимо размеров вступительных взносов. Так, следующие ново-вводимые и существующие ограничения на адвокатов наверняка не будут в пользу выбора адвокатуры, особенно когда есть альтернатива заниматься только гражданскими делами:

· Наличие рекомендуемой тарифной сетки для адвокатов. Несмотря на рекомендательный характер тарифной сетки в тексте законопроекта, вполне вероятно, что ценообразование за юридическую помощь адвокатов будет в абсолютном большинстве случаев в пределах минимальных вариаций от этой сетки.

· Влияние представителей государственных органов на решения дисциплинарной комиссий коллегий адвокатов. Законопроектом предполагается внедрение в состав дисциплинарных комиссий адвокатских коллегий. Согласно п. 1 ст. 74 Законопроекта «В состав дисциплинарной комиссии адвокатов включаются 6 адвокатов со стажем адвокатской практики не менее пяти лет по представлению коллегии адвокатов, 3 представителя уполномоченного органа, 2 судьи в отставке.» Как адвокат может быть независим, когда он может лишиться лицензии по решению дисциплинарной комиссии, 3 члена которой сотрудники органов юстиции и 2 члена это бывшие судьи?

· Жесткие ограничения в части ведения адвокатами любой иной деятельности. Так, адвокат не может заниматься предпринимательской и какой-либо иной деятельностью кроме научной и преподавательский, не может иметь доли/акций в юр лицах и т.п.

· Положения законодательства, существенно ограничивающие возможность развития адвокатских контор. Так, адвокатские конторы учреждаются только в форме учреждения, которое фактически может иметь офис только в пределах одной области, поскольку адвокаты из коллегий других областей не могут числиться в адвокатской конторе, относящейся к коллегии адвокатов другой области, города республиканского значения. Такие ограничения смотрятся особенно архаично, на фоне американских «юридических фирм», представленных в РК, головные офисы, которых по сути являются корпоративными образованиями лицензированных адвокатов США.

· Не выгодное налогообложение доходов адвокатов. Существующее налоговое законодательство не позволяет адвокатам принимать на вычет из их совокупного годового дохода свои расходы на содержание офиса, заработную плату сотрудников, что является существенным демотиватором развития и укрупнения адвокатских контор.

Помимо указанного, в силу высокого статуса и роли адвоката в правовой системе, потенциальному кандидату также необходимо будет пройти стажировку от 6 до 12 месяцев, и сдать не самый легкий квалификационный экзамен.

При таком раскладе, выбор потенциальным кандидатом профессиональной аффилированности, вероятнее всего, будет сделан не в пользу адвокатуры, кроме случаев, когда претендент «заточен» на защиту в уголовном процессе либо, когда речь идет о бывших следователях и прокурорах. По этим же причинам, в случае принятия законопроекта в существующей редакции, ряды адвокатов могут поредеть за счет убыли адвокатов, занимающихся преимущественно гражданскими делами.

Основой адвокатуры развитых стран континентальной Европы и практически всего цивилизованного мира является монополия адвокатуры (единой юридической профессии) на представительство в судах по делам всех категорий. Есть передовой пример единой юридической профессии развитых стран континентальной системы права, с лекал которых писалось наше законодательство в ранних годах становления нашей государственности (это Франция, Нидерланды – страны с единой адвокатской профессией), адвокатуры которых можно было взять за образец. Остается только поаплодировать представителям юридической профессии Российской Федераций, которые несмотря на наследие советской адвокатуры, которая по сути ограничивалась только уголовным и административным судопроизводством, последовали примеру развитых стран континентальной Европы, приняв концепцию модернизации адвокатуры и поэтапного внедрения адвокатской монополии до 2023.

Мы же следуем довольно специфичной английской модели юридической профессии, вектор эволюционного развития которой очевиден. Ранее английские солиситоры были практически юридическими консультантами с правом представительства только в судах самых низких инстанций. С 1990 солиситоры Англии и Уэльса получили право на представительство в судах всех инстанций и уровней при получении статуса солиситор-адвокат (“Solicitor-Advocate”), барристеры же продолжают де-факто сохранять монополию только на представительство в верховном суде в силу пока малого количества солиситоров-адвокатов. Вполне очевидно, что идет эволюционный процесс стирания граней между профессиями барристера и солиситора, когда дойдет до стадии полной функциональной взаимозаменяемости, две профессии будут объедены в одну единую профессию либо один из профессий будет упразднен, что более вероятно. Более того, английская юридическая профессия уже прошла через упразднение двух из ранее существовавших четырех видов юристов-представителей в судах так, Прокторы (“Proctor”) представители в канонических судах Англии были упразднены в 1873 году, а Атторней (“Attorney”) представители в судах общего права («common law courts») были объединены с солиситорами, которые до того этапа могли быть представителями (помимо консультирования) только в низших инстанциях судах справедливости («courts of equity»).

Без модернизации отечественной адвокатуры в соответствии с требованием времени и рыночной экономики, она может повторить участь барристеров, которые постепенно задвигаются на задворки юридической профессии. Смягчение чрезмерных ограничений, наложенных на институт адвокатуры, разрешение налоговых вычетов из совокупного дохода, предоставление возможности адвокатам из разных коллегий работать в одной адвокатской конторе, разрешение на создание адвокатских контор в приемлемых организационно-правовых формах – вот далеко не полный инструментарий модернизации адвокатской профессии, который необходимо включить в законопроект, что позволило бы адвокатуре свободно развиваться и расширяться за счет пополнения высококлассными юристами из разных коммерческих и иных структур.

В Казахстане готовят законопроект, который может уничтожить адвокатуру

Адвокаты считают, что их хотят уравнять в статусе с юридическими консультантами. А также в стране появится возможность допрашивать адвоката по делам, связанным с оказанием им юридической помощи

Астана, 18 сентября 2017, 17:47 — REGNUM В Казахстане адвокаты выступают против отмены закона «Об адвокатской деятельности». Вместо него в стране появится другой документ, предусмотренный Концепцией проекта закона Республики Казахстан «О юридической помощи». Так он назывался несколько дней назад. Затем законопроект сменил название и стал называться «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», правда, на ресурсе «Открытое правительство» министерства юстиции Казахстана, которое является разработчиком законопроекта, его пока нет.

По мнению разработчиков концепции, у адвокатов и нотариусов уже есть законодательное регламентирование, а вот частнопрактикующие юристы в качестве субъектов оказания юридической помощи законодательно не обозначены. Не закреплены нормы, гарантирующие квалифицированный уровень оказываемой ими юридической помощи. При этом Минюст почему-то решил лишить адвокатов закона «Об адвокатской деятельности» и провести в регламентацию их деятельности в рамках законопроекта «О юридической помощи».

«Закону РК «Об адвокатской деятельности» в этом году исполняется 20 лет, т. е. это закон, проверенный временем. И нет абсолютно никакой необходимости в его отмене. Совершенствование института адвокатуры можно было проводить в рамках внесения изменений и дополнений в действующий закон РК «Об адвокатской деятельности», — считает адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Ирина Сабинина.

При этом она отмечает, что утрата регулирующего закона коснется только адвокатов: закон «О нотариате» остается в действии, а в новый законопроект включены отсылочные нормы на него. Адвокаты расценивают это как попытку уровнять их в статусе с юридическими консультантами.

«В законопроекте, на наш взгляд, регулируются разноплановые отношения, не подлежащие регулированию в одном законе: деятельность частнопрактикующих юристов, именуемых юридическими консультантами, чья деятельность является предпринимательской, и адвокатов, чья деятельность к предпринимательской не относится. На наш взгляд, должно быть четкое раздельное правовое регулирование деятельности адвоката, юридического консультанта и нотариуса. Для того чтобы человек, обратившийся за помощью, четко понимал, к кому он обратился: к юридическому консультанту, к адвокату или к нотариусу», — говорит Ирина Сабинина.

Она разъяснила, что частнопрактикующим юристом в Казахстане может быть любое лицо, имеющее диплом о высшем юридическом образовании. При этом квалификацией и профессиональной пригодностью этого лица никто не занимается. Не важны и его сведения о судимости и характеристики с прежнего места работы .

«Много случаев из практики, когда люди на последних стадиях процесса обращаются за помощью к адвокатам, т.к. юристы не смогли квалифицированно оказать юридические услуги. Тогда выясняется, что упущено время, вовремя не представлены доказательства, а человек уже произвел серьезные финансовые затраты. При этом многие частнопрактикующие юристы называют себя «адвокатами», хотя к адвокатскому сообществу не относятся. И это вводит многих людей в заблуждение, ведь они считают, что обратились за помощью именно к адвокату. Частнопрактикующие юристы не имеют права осуществлять защиту по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. Их деятельность никому не подотчетна. У них нет обязанности по сохранению в тайне информации, которая стала известна им при оказании юридической помощи, ведении дела или дачи правового совета, они могут быть допрошены в качестве свидетелей правоохранительными органами. Также они вправе выступать на стороне оппонента по другим делам, что недопустимо для адвокатов», — говорит Ирина Сабинина.

Для того, чтобы лица с юридическим образованием получили право называться адвокатами, по данным Ирины Сабининой, достаточно пройти стажировку и приобрести навыки профессии в Центре стажировки и повышения квалификации адвокатов, которые созданы на базе региональных коллегий адвокатов. При этом адвокатам необходимо каждые пять лет проходить аттестацию для подтверждения своего статуса. Таких требований нет ни у частнопрактикующих юристов, ни у нотариусов.

«Адвокат — это гражданин Республики Казахстан, имеющий высшее юридическое образование, получивший лицензию на занятие адвокатской деятельностью, обязательно являющийся членом коллегии адвокатов и оказывающий юридическую помощь на профессиональной основе в рамках адвокатской деятельности, регламентируемой законом РК «Об адвокатской деятельности». Адвокатом не может быть лицо, признанное в судебном порядке недееспособным либо ограниченно дееспособным, либо имеющее непогашенную или неснятую судимость», — поясняет она.

Еще один момент, тревожащий адвокатов — то, что постоянно говорится о необходимости усиления адвокатуры, но при этом идет обратный процесс, и это прежде всего касается законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». В концепции к законопроекту говорится, что он разработан в целях «реализации положений Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858».

«По состоянию законодательства Казахстана на сегодняшний день адвокат не обладает достаточными правами, чтобы можно было говорить о действительном равноправии участников, в частности, уголовного процесса. Адвокат не имеет доступа ко многим категориям сведений для предоставления их в гражданском процессе. И для того, чтобы адвокат являлся равнозначной фигурой наравне с прокурором в судебном процессе, как это есть в европейских странах и США, к достижениям которых в этих вопросах мы стремимся, действительно необходимо поднимать статус адвоката на законодательном уровне. Однако, что мы имеем фактически? Законопроектом «О юридической помощи» статус адвоката не только не повышается, а наоборот, всяческими способами нивелируется, стирается и принижается. На чем основываются такие утверждения?», — задается вопросом адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Надежда Кусяпова.

Она поясняет, что в законопроекте статус адвоката приравнивается к статусу юридического консультанта, который оказывает юридические услуги и участвует только в гражданском процессе.

«Только адвокаты имеют право представлять интересы обвиняемых в уголовном процессе. В связи с чем статус и права адвоката должны быть несомненно шире, чем у коммерческих юристов. Чем больше прав у адвоката, тем больше возможностей у него для защиты граждан, тем больше возможностей у него противостоять органам уголовного преследования, тем больше возможностей для сбора доказательств в судебном процессе», — говорит она.

С ней согласен и адвокат Мурат Жанбаев.

«Это повлечет создание «параллельной адвокатуры» в виде палат юридических консультантов. При этом, учитывая отсутствие лицензирования деятельности юридических консультантов, но которые, как мы видим, получают все свойственные адвокату полномочия, то при таких обстоятельствах произойдет обмеление кадрового потока в адвокатуру. Юристы будут идти в палаты, куда доступ гораздо проще, нет необходимости вести защиту по уголовным делам, нет сложного регулирования и отчетности, а полномочия аналогичны адвокатам. Более того, вполне вероятно, что произойдет отток кадров из самой адвокатуры», — отмечает он.

Другие публикации:  Перерасчет заработной платы в сторону увеличения

По мнению Надежды Кусяповой , такое вмешательство связано со стремлением государства всячески контролировать адвокатуру, сделать ее зависимой от решений уполномоченного органа (министерства юстиции), влиять на решения по вопросам привлечения к дисциплинарной ответственности вплоть до исключения неугодных, принципиальных, активных адвокатов из коллегии и лишения их лицензии.

«В законопроекте предусмотрено установление тарифов на услуги адвокатов и обязанность работать Pro bono (бесплатно). В этой связи возникает два вопроса: каким образом и на каком основании в условиях рыночной экономики и конкуренции адвокату пытаются навязать тарифную сетку? А как же свобода договора, свобода выбора? Например, в настоящее время, если лицо, обратившееся к адвокату, посчитает, что стоимость предоставления юридической помощи высокая, оно без каких-либо проблем и ограничений вправе обратиться к любому другому адвокату, у которого стоимость ниже», — говорит адвокат.

В вопросе определения тарифов для адвокатов абсолютно неясным является, по ее мнению, то, по каким критериям разработчики законопроекта планируют определять тарифы.

«Судебные дела все разные: разные участники, их состав и количество, разные фабулы и обстоятельства дела, разное наличие доказательств и возможность их получения, разная длительность процессов и т.д. Тоже относится к составлению договоров: то ли это, например, договора между юридическими лицами в сфере нефтедобычи, то ли это договора меду физическими лицами в бытовой сфере. И таких примеров можно продолжать приводить множество. Суть в том, что невозможно тарифицировать адвокатскую деятельность», — подчеркивает Надежда Кусяпова.

Что касается института Pro bono, то этот институт, напоминает Кусяпова, существует в развитых зарубежных странах.

«При этом осуществление адвокатом деятельности на условиях Pro bono является исключительно добровольным, для повышения своего имиджа и статуса в глазах общественности и коллег. Но никак не обязательным и принудительным. Вообще, принудительный труд, согласно Конституции и закону о труде, в Казахстане — запрещен», — говорит адвокат.

По словам адвокатов, складывается ощущение, что целью разработчиков является лишение адвокатуры независимости и развития.

«В рассматриваемом законопроекте заложена норма о возможности введения «государственной адвокатуры в Республике Казахстан» (статья 31 законопроекта). Я думаю, что каждый здравомыслящий гражданин нашей республики понимает, что такое «государственная адвокатура» — это «ручная адвокатура», которая будет действовать строго в интересах государственных органов, а именно: пытаться повышать их статистику раскрываемости преступлений; «раскалывать» задержанных лиц, принуждая их давать признательные показания вне зависимости от их причастности к незаконным деяниям и наличия вины; «закрывать глаза» на явные существенные нарушения прав задержанных лиц, подозреваемых, подсудимых или осужденных со стороны правоохранительных органов и т.д.», — говорит адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Игорь Пан.

Еще один фактор, вызывающий возмущение адвокатов, это то, что никаких обсуждений с адвокатским сообществом разработчики законопроекта ни до его написания, ни после не проводили.

«Рассматриваемая концепция и законопроект были сформулированы в крайней спешке. Почему так произошло — непонятно. При этом уполномоченный орган — министерство юстиции — как при разработке Концепции и законопроекта, так и при их согласовании непосредственно с адвокатами допускает грубейшие нарушения, которые выражаются в том, что адвокатов не приглашают на обсуждение этих документов, направляют разные редакции законопроекта тогда, когда адвокатура собирает рабочую группу для дачи замечаний и предложений по официально направленному тексту, сильно ущемляют права и свободы адвокатов не только по сравнению с действующим законом РК «Об адвокатской деятельности», но и даже по сравнению с правами и обязанностями юридических консультантов. Все это говорит о крайней спешке при работе с документами, что крайне сильно бьет по их качеству», — поясняет адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Александр Каплан.

Кроме того, законопроект отсутствует в плане законопроектной работы. Согласно правилам законотворчества в Казахстане, правительство не позднее 20 декабря утверждает график проведения правового мониторинга на предстоящий календарный год. После этого по результатам мониторинга составляется план законопроектных работ. По нему правительство готовит соответствующие документы, которые потом вносятся в Мажилис (нижняя палата) парламента Казахстана.

«Следует еще раз подчеркнуть, что указанная Концепция разработана с нарушением норм действующего законодательства в части порядка разработки такого рода актов. План проведения правового мониторинга на интернет-ресурсе министерства юстиции отсутствует. Какая-либо информация о результатах правового мониторинга также отсутствует на сайте министерства юстиции. Все вышеизложенное в совокупности обоснованно вызывает сомнение в целом в проведении правового мониторинга», — отмечает Надежда Кусяпова.

По ее словам, после того, как республиканская коллегия адвокатов выразила разработчику — министерству юстиции — свои возражения, министерство юстиции организовало обсуждение законопроекта с адвокатами из регионов путем видеосвязи в региональных департаментах юстиции.

«В ходе третьего дня обсуждений выяснилось, что, оказывается, существует «обновленный» вариант законопроекта, который также никогда не предоставлялся адвокатскому сообществу. После этого министерством юстиции было принято решение завершить обсуждение по видеосвязи с регионами и продолжить обсуждение уже «обновленного» варианта законопроекта с другим названием «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» в рабочей группе в министерстве юстиции в городе Астана», — рассказала она.

Адвокаты отмечают, что законность создания указанной рабочей группы и какие-либо обсуждения в ней также вызывают большие сомнения, поскольку концепция законопроекта еще не утверждена. А до утверждения концепции, согласно законодательству Республики Казахстан, не может быть создана рабочая группа, и не могут проводиться в ней обсуждения.

Один из пунктов представленного законопроекта, по сведениям адвокатов, касается не только адвокатуры в целом, но и всех граждан Казахстана. В законопроекте появилась странная формулировка. Если раньше в статье, регулирующей гарантии адвокатской деятельности было «Запрещается допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих профессиональных обязанностей», то в новой редакции данный пункт объединили со следующим и добавилась формулировка «за исключением случаев, установленных законами Республики Казахстан».

«Данная оговорка является своего рода площадкой, которая в будущем позволит внести изменения в ряд законов, дающие возможность допрашивать адвоката по делам, связанным с оказанием им юридической помощи. Любые изменения, дополнения в законе должны преследовать цель и оправдывать предложение. Какова цель законодателя для внесения данной формулировки — непонятна. Незначительная, на первый взгляд, формулировка «за исключением случаев, установленных законами Республики Казахстан» в будущем пошатнет, а возможно, и разрушит институт гарантий адвокатской деятельности», — говорит адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Турахан Низамединова.

Она поясняет, что вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля обусловлен намерением стороны обвинения получить сведения касательно дела, связанные с оказанием юридической помощи. И вызываемый на допрос в качестве свидетеля адвокат автоматически становится свидетелем стороны обвинения, что не может быть признано допустимым в силу самой сути адвокатской деятельности.

«Анализ правовых норм позволяет сделать вывод, что адвокат не только не может быть допрошен, но и не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля по делу, по которому он оказывал (оказывает) юридическую помощь. Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливающий обязательные для каждого адвоката правила поведения, запрещает адвокату давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей. Явка адвоката для дачи показаний по вызову органов расследования либо в суд недопустима, и являет собой проступок, компрометирующий адвоката и подрывающий доверие к нему и институту адвокатуры в целом», — говорит она.

С ней согласен и адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Игорь Пан.

«Пытаясь внедрить данный законопроект, разработчики планируют установить определенное влияние или даже контроль за деятельностью адвокатов в Республике Казахстан, лишив нас независимости. Установив контроль над адвокатской деятельностью, государственные органы будут иметь возможность «убирать» неугодных им адвокатов, лишая тем самым защиты граждан, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи», — говорит он.

По информации Игоря Пана, в соответствии со ст. 6 обсуждаемого законопроекта, « вмешательство в деятельность субъектов оказания юридической помощи со стороны прокуратуры, судов, других государственных органов, иных организаций и лиц, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательными актами, недопустимо ». То есть разработчики смогут вмешиваться в деятельность субъектов оказания юридической помощи, если закрепят такое право в любом другом законодательном акте, что для них не составит особого труда.

«В данном случае считаем необходимым, для сравнения, обратить внимание читателя на статью 17 действующего закона РК «Об адвокатской деятельности», где четко закреплено, что «вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было способом запрещается». Это лишь один из примеров вмешательства государственных органов в деятельность адвокатов, коих по всему законопроекту очень много», — говорит он.

  • «профессиональная тайна может быть раскрыта, если это предусмотрено законом» (статья 9 законопроекта);
  • «предусмотрены ограничения пределов и мер оказания юридической помощи, если это предусмотрено законами Республики Казахстан» (статья 11 законопроекта);
  • установлен контроль и надзор за качеством, оказываемой юридической помощи Уполномоченным органом (министерством юстиции и его территориальными подразделениями);
  • отданы полномочия Уполномоченному органу по разработке и утверждению порядка проведения проверок субъектов оказания юридической помощи по вопросам оказания юридической помощи, а также по разработке размера и порядка оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами, и возмещения расходов, связанных с защитой и представительством, а равно порядок учета юридической помощи, оказываемой адвокатами и включение представителей уполномоченного и судебных органов в состав дисциплинарных комиссий (статьи 22, 75 законопроекта).

«Адвокатское сообщество считает, что все вышеуказанные полномочия должны быть отнесены к исключительной компетенции исполнительных и контрольных органов субъекта оказания юридической помощи, поскольку каждая организация ответственна за своих работников и имеет право решать свои внутренние дела, включая контроль и надзор за качеством юридической помощи, порядка проведения проверок ее субъектов, размер и порядок оплаты, сроки избрания органов самоуправления, состав дисциплинарных комиссий и другое — самостоятельно, без вмешательства других органов и организаций, включая государственные», — сказал Игорь Пан.

Он также обращает внимание, что в статье 20 законопроекта изложено, что юридическую помощь смогут оказывать: государственные органы, в пределах своей компетенции; адвокаты, нотариусы, частные судебные исполнители, юридические консультанты и иные лица.

«То есть, по смыслу данной статьи, юридическую помощь смогут оказывать все граждане Республики Казахстан, имеющие диплом юриста, вне зависимости от наличия у них элементарных знаний и навыков для осуществления квалифицированной юридической помощи. Качество оказания юридической помощи значительно снизится, от чего, безусловно, будут страдать люди, нуждающиеся в ней. В законопроекте не прописаны и не разграничены пределы полномочий каждого из субъектов оказания юридической помощи», — говорит Игорь Пан.

По его сведениям, нормы, содержащиеся в законопроекте, идут вразрез с основными принципами организации и деятельности адвокатуры и стирают гарантии адвокатской деятельности, так как они:

  • лишают независимости;
  • ограничивают в методах и средствах осуществления адвокатской деятельности;
  • допускают вмешательство в деятельность адвокатов со стороны государственных органов и организаций;
  • ставят под угрозу сохранение адвокатской тайны, что «по понятным причинам в конечном итоге негативно отразится на лицах, обратившихся за юридической помощью.

Адвокат Мурат Жанбаев уверен, что казахстанской адвокатуре по силам сплоченно отстоять свои права.

«Думаю, ни один адвокат не смирится с отводимой ему ролью статиста в системе правосудия. И адвокаты, которые представляют и защищают права и интересы, в первую очередь, граждан способны мобилизовать широкую общественность на обсуждение тех проблемных вопросов, которые сейчас стоят. За примерами далеко ходить не надо, достаточно взглянуть, как адвокаты влияют на общественное мнение в тех же социальных сетях. И это лишь единицы адвокатского сообщества. Попробуем представить, что будет, если все адвокатское сообщество в едином порыве начнет самую активную деятельность с помощью СМИ, социальных сетей и иных каналов коммуникаций. Боюсь, что именно к этому ситуация и приведет в случае, если позиция адвокатуры по законопроекту будет игнорироваться. Некий информационный резонанс мы уже наблюдаем», — отмечает он.

Однако, по его мнению, ситуация не должна так обостриться.

«Учитывая, что с уполномоченным органом в лице министерства юстиции годами складывались конструктивные отношения с адвокатурой, остается надежда, что позиция адвокатуры по законопроекту всё же будет услышана, принята и до каких-либо эксцессов ситуация не дойдет», — считает Мурат Жанбаев.