Судебная практика фирмы-однодневки

24.02.2018 Выкл. Автор admin

Фирмы-однодневки: как выявить опасного контрагента?

С фирмой-однодневкой рискует столкнуться практически любая компания, не слишком внимательно выбирающая контрагента. Отношения с такой фирмой чреваты целым рядом рисков: хозяйственных, налоговых и даже уголовных. Портал ГАРАНТ.РУ на основе анализа судебной практики и мнений практикующих юристов разобрался, как выявить недобросовестную фирму и избежать контакта с ней.

Что такое фирма-однодневка

Несмотря на распространенность данного явления и обширную судебную практику, в российском законодательстве нет общего определения фирмы-однодневки. Однако его можно выделить через значительное число признаков, на которые указывают суды и госорганы в своих позициях и разъяснениях.

Так, в частности, ФНС России считает, что в самом общем смысле под фирмой-однодневкой понимается юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность и зарегистрированное по адресу массовой регистрации (см, например, письмо ФНС России от 24 июля 2015 г. № ЕД-4-2/[email protected]). Ведомство также выделяет целый ряд признаков однодневки, на которые стоит обратить внимание при выборе контрагента.

В их числе отсутствие: личных контактов руководства компании-поставщика и руководства компании-покупателя, документального подтверждения их полномочий, информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских, производственных или торговых площадей. Подозрительным налоговики также предлагают считать отсутствие рекламы в СМИ, рекомендаций партнеров или других лиц, сайта контрагента и информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ.

Наряду с этим ФНС России относит к дополнительным признакам, в частности, наличие в договорах условий, отличающихся от существующих обычаев делового оборота, например, длительные отсрочки платежа, поставка крупных партий товаров без предоплаты или гарантии оплаты, расчеты через третьих лиц или векселями и ряд других (приказ ФНС России от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/[email protected] «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок»). Логично предположить – чем большему числу признаков соответствует сомнительная организация, тем выше вероятность, что она является однодневкой.

Может ли факт получения налоговой выгоды рассматриваться как правонарушение без доказательств ее необоснованности? Узнайте из материала «Деятельность с привлечением контрагентов-перекупщиков или посредниками без наличия деловой цели» в «Энциклопедии решений. Налоги и взносы « интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

В то же время суды обращают внимание и на другие признаки, например, отсутствие основных средств, расчетных счетов и работников по договорам гражданско-правового характера (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2015 г. № 16АП-1141/15). Судьи считают сомнительными компаниями и те, которые уплачивают налоги в минимальных размерах и не обладают возможностью осуществить поставку товара (определение ВС РФ от 21 декабря 2016 г. № 301-КГ16-17102). В числе подозрительных признаков также называют отсутствие персонала, собственных или арендованных транспортных средств и помещений (определение ВС РФ от 19 апреля 2016 г. № 309-КГ16-2889).

Не исключено, кстати, что законодатель не видит смысла вводить определение фирмы-однодневки как раз в связи с тем, что практика выделила слишком большое число различных признаков таких фирм, и попытка объединить их в одном емком определении приведет к ограничительному толкованию. Кроме того, практика, как правило, более живо реагирует на происходящие в сфере бизнеса изменения и способна оперативнее выделить новые признаки однодневок – по мере их выявления.

Чем опасна однодневка для добросовестного контрагента

По оценке руководителя комитета по защите прав потребителей в сфере культуры и спорта в Объединении потребителей России Екатерины Лариной, деятельность таких фирм, как правило, направлена на обналичивание или вывод в офшоры денежных средств. Деловой контакт с такой фирмой грозит целым рядом рисков, связанных с хозяйственной деятельностью.

Так, руководитель отдела бухгалтерской практики BDO Unicon Outsourcing Ирина Аношина выделяет следующие риски для случаев, когда однодневка является поставщиком:

  • риск признания договора недействительным;
  • непоставка товара, неоказание услуг, невыполнение работ;
  • несоблюдение сроков исполнения договора;
  • ненадлежащее качество товаров, работ или услуг;
  • невозврат перечисленного аванса;
  • поставка товара, имущества, находящегося в залоге;
  • риск потери репутации у клиента.

Также она не исключила, что компании, которая работает с однодневкой, могут быть выдвинуты обвинения в участии в коррупционных схемах и в отмывании денежных средств.

Кроме того, из наиболее острых встречаемых на практике рисков руководитель проектов Налоговой практики юридической фирмы VEGAS LEX Юрий Иванов выделил невозможность нести гарантийные обязательства по выполненным работам и поставленным товарам. Он добавил, что взаимодействие с подобными фирмами несет риск дальнейшего интереса со стороны МВД России и Следственного комитета РФ как по налоговым преступлениям, так и по иным составам: за незаконную банковскую деятельность (по существу за обналичивание денежных средств), за незаконное образование юридического лица, за подделку документов и так далее. Такой интерес может ограничиться запросом документов, отметил эксперт. Но если он приведет к обыскам, выемкам и допросам, это фактически парализует деятельность компании на неопределенный период.

Налоговые риски

Однако, как указывают все эксперты, опрошенные порталом ГАРАНТ.РУ, взаимодействие с однодневкой чревато преимущественно налоговыми рисками. ФНС России уточняет – использование в хозяйственной деятельности фирм-однодневок является одним из самых распространенных способов получения необоснованной налоговой выгоды (информация ФНС России от 15 октября 2008 г. «Способы ведения финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском»).

Суть заключается в следующем – налогоплательщика подозревают в том, что он сам создал однодневку, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду. В итоге добросовестному контрагенту, как отмечают эксперты, могут отказать в принятии к вычету НДС по сделкам с этой организацией, доначислить налоги по образовавшейся недоимке или исключить сумму из расходов, что позволит доначислить налог на прибыль. Следственный комитет РФ и ФНС России полагают, что примером совершения налогового правонарушения, влекущего применение налоговой ответственности в виде штрафа 40% от неуплаченных сумм (п. 3 ст. 122 НК РФ), является совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искаженных, искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц. К примеру, схема уклонения от налогообложения заключается в искусственном «дроблении» бизнеса с целью сохранения или получения статуса плательщика налога по специальному налоговому режиму.

Что важно, использование подставных лиц, как считают госорганы, происходит, как правило, умышленно, и задача налоговых и следственных органов – выявить и доказать это (Методические рекомендации Следственного комитета России «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)»).

К слову, подход, в соответствии с которым налогоплательщик, вступая в отношения с однодневками, действует умышленно и создает искусственную ситуацию, подверг критике судья Конституционного Суда Российской Федерации Константин Арановский – в контексте рассмотрения конкретного дела. В своем мнении к определению КС РФ от 4 июля 2017 года № 1440-О он указал, что предпринимательскую деятельность ведут и регистрируют ее субъектов всегда намеренно – не все в предпринимательстве дальновидно и успешно, но все намеренно и в этом смысле умышленно. Не образует по его мнению признаков правонарушения и «создание искусственной ситуации» ни в предпринимательской деятельности, ни в налоговых правоотношениях, так как речь идет о намеренной деятельности с намеренным вступлением в правоотношения, которые в любом случае создают какую-либо «искусственную ситуацию». Кроме того, он отметил, что «дробление бизнеса», тем более формальное, и недобросовестность также не образуют сами по себе состава налогового правонарушения.

И тем не менее, как заявил руководитель департамента по налогам и сборам компании Арконик Максим Хвалибов в ходе конференции «Актуальные вопросы налоговой сферы», организованной ИД «Коммерсантъ», от правоотношений с однодневками страдают добросовестные предприятия – из-за того, что в судах по делам об оспаривании налогоплательщиками постановлений налоговых органов часто «выигрывают» последние. Например, со ссылкой на то, что обществом создан формальный документооборот, а также отсутствовали реальные хозяйственные операции с его контрагентами, обладающими признаками номинальной деятельности (постановление АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-2331/2017 от 12 июля 2017 г., постановление АС Самарской области № А55-30226/2016 от 12 мая 2017 г.).

В другом случае суд также занял сторону налогового органа и постановил, что налоговый вычет на НДС был произведен в целях необоснованной налоговой выгоды, так как общество не проявило должную осмотрительность при выборе контрагентов. Налоговая инспекция тогда выявила транзитный характер движения денежных средств – они оборачивались между одними и теми же организациями, которые имели признаки фирм-однодневок (постановление АС Пермского края № А50-4720/2017 от 26 мая 2017 г.).

Но в то же время ФНС России сама считает, что привлекать налогоплательщика к ответственности нужно на основании совокупности обстоятельств. Она указала, например, что установление факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о том, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом. Поэтому служба рекомендует налоговым органам в ходе проверок учитывать и другие факторы, в частности, исследовать вопросы, отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики (письмо ФНС России от 23 марта 2017 г. № ЕД-5-9/[email protected] «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды»).

Другие публикации:  Требования охраны труда при тушении пожаров

Справедливо будет отметить, что компаниям иногда удается доказать, что они являются добросовестными налогоплательщиками, а суды поддерживают их позицию, указывая на отсутствие умысла (постановление 8 ААС по делу № А70-15635/2016 от 14 июля 2017 года). Как правило, в подобных делах судьи обращают внимание, что налоговым инспекциям следует оценивать совокупность обстоятельств, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной, а некоторые из них ссылаются на указанное выше письмо ФАС России от 23 марта 2017 года (постановление АС Поволжского округа по делу № А57-17335/2016 от 26 июня 2017 года, постановление АС Нижегородской области по делу № А43-6538/2017 от 4 августа 2017 года, постановление АС г. Москвы по делу № А40-224912/16-20-2017 от 9 августа 2017 года).

Тем не менее, несмотря на определенную вероятность выиграть дело у налогового органа, лучше в принципе не вступать в отношения с однодневками – во избежание судебных тяжб и связанных с ними затрат. Какие действия нужно предпринять, чтобы оградить себя от сомнительной фирмы заранее, рассказали практикующие юристы.

Как добросовестной компании избежать контакта с фирмами-однодневками

Практикующие юристы рекомендуют компаниям предварительно навести справки о контрагенте. В первую очередь необходимо выяснить, нет ли у компании «массового» руководителя и не зарегистрирована ли она по «массовому» адресу.

Быстро оценить благонадежность контрагента, проанализировать перспективы сотрудничества и свести к минимуму финансовые, налоговые и репутационные риски поможет «Экспресс проверка» в составе информационно-правового обеспечения ГАРАНТ

Далее, нужно проверить, когда была зарегистрирована фирма (однодневки, как следует из названия, долго не «живут»), сдает ли она налоговую отчетность, есть ли у нее работники и нет ли у нее задолженности. Так, Максим Хвалибов считает, что срок государственной регистрации надежного поставщика должен составлять не менее одного года, сумма основных средств – не менее 100 тыс. руб., а среднесписочная численность – не менее четырех человек.

Главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы», к. ю. н. Дмитрий Ястребов подчеркивает, что важно также выяснить наличие лицензии, если деятельность фирмы-контрагента подлежит лицензированию. Кроме того, если в договоре будет указано, что фирма-контрагент исполнит обязательства только сама, то эксперт считает полезной и справку от фирмы о том, что у нее имеется достаточно производственных мощностей, торговых площадей, транспортных средств и прочих ресурсов, необходимых для исполнения своих обязательств.

Разумеется, и для подтверждения других сведений о контрагенте необходимо запросить у компании соответствующие документы, в том числе годовую бухгалтерскую отчетность и устав, решение о назначении руководителя, выданную от имени организации доверенность, данные об основных средствах и т. д. Также нелишним будет получить электронную выписку через ресурс ФНС России egrul.nalog.ru – это можно сделать уже самостоятельно, без запроса контрагенту и бесплатно.

Рекомендуется проверять и полномочия лиц, которые подписывают документы. Ведущий юрисконсульт компании Alta Via Анна Кондакова и юрисконсульт данной компании Анастасия Числова предлагают проверять полномочия не только на момент заключения сделки, но и на дату подписания документов, подтверждающих исполнение договора. Руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Давид Капианидзе советует назначать личные встречи с должностными лицами контрагента. Юрий Иванов считает нелишним непосредственное посещение офисных и производственных помещений контрагента. В целом, по оценке эксперта, формальный сбор правоустанавливающих документов и даже ограничения на взаимодействие с новыми фирмами сами по себе не смогут обеспечить действенную борьбу с однодневками.

Поэтому наряду со сбором документов эксперты рекомендуют изучить сайт контрагента, рекламные объявления и отзывы. Давид Капианидзе советует сохранить контакты лиц, непосредственно осуществляющих работы, а если в вашей компании действует пропускной режим – всегда оставлять заявки на пропуска работников контрагента. При поставках товара важным он называет получение документации по движению товара от продавца к покупателю и отмечает, что при наличии складских помещений необходимо получить товарно-транспортные накладные, подтверждающие, что товар был отгружен со склада продавца. Ирина Аношина даже рекомендует компаниям внедрить регламент проверки контрагентов как часть графика документооборота в компании.

Периодически, например, раз в квартал или в месяц, Дмитрий Ястребов предлагает проверять данные о судебных делах контрагента. Это можно делать, в частности, через систему ГАС «Правосудие» или через Картотеку арбитражных дел.

Иными словами, юристы советуют запастись максимумом документов при взаимодействии с контрагентами, которые будут служить доказательствами проявления компанией должной осмотрительности в случае возникновения спора. Но, что важно, наряду с этим стоит предпринять активные практические действия, собирая сведения о фирме, чтобы убедиться, что она реально может выполнить работу, оказать услугу или поставить товар.

А как с ними борется государство?

Государство сражается с однодневками активно и, судя по официальным данным, достаточно эффективно – в марте текущего года на своем официальном сайте ФНС России сообщила о том, что число фирм однодневок сократилось в 2,5 раза с 1,8 млн в 2011 году до 700 тыс. в 2016 году. Сокращению, как считает служба, поспособствовала масштабная работа по чистке ЕГРЮЛ – в 2016 году 650 тыс. юридических лиц, имеющих признаки фиктивных компаний, исключены из Реестра, что в 3,5 раза больше, чем в 2015 году. А в I полугодии 2017 года в ЕГРЮЛ более чем на 20% снизилась доля компаний с признаками недостоверности. За шесть месяцев были исключены свыше 230 тыс. недостоверных компаний, а также внесено более 300 тыс. записей о недостоверности сведений о фирмах.

Резонно предположить, что дальнейшей работе ФНС России с подозрительными компаниями поспособствуют совсем недавние законодательные изменения. С 1 сентября текущего года действует правило, по которому если юрлицо в течение шести месяцев не исправило включенные в ЕГРЮЛ недостоверные сведения о себе, в связи с чем в реестр была внесена запись об их недостоверности, его исключат из ЕГРЮЛ (ст. 2 Федерального закона от 28 декабря 2016 г. № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). При этом, ответное заявление юрлица, права которого затрагивает решение об исключении юрлица из ЕГРЮЛ, по новым правилам должно быть мотивированным.

К одному из способов борьбы, как считает Екатерина Ларина, можно отнести также переход на онлайн-кассы. Напомним, использование ККТ нового образца предполагает, что сведения от налогоплательщика в неизмененном виде должны поступать оператору фискальных данных, а от него – в ФНС России (ч. 2 ст. 4.5 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 290-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Таким образом, до заключения сделки с той или иной компанией необходимо по возможности получить всю важную информацию о потенциальном контрагенте, разумеется, в рамках закона. Несмотря на то, что государство принимает ряд мер по сокращению «однодневок», компаниям стоит быть осторожными и внимательными, чтобы, во-первых, защитить свой бизнес от потерь, а во-вторых, избежать проблем с госорганами.

Кто сядет за однодневку?

Константин Сасов, ведущий юрист юридической компании «Пепеляев Групп», к.ю.н.

«…Разруха не в клозетах, а в головах. Когда эти баритоны кричат „бей разруху!“, я смеюсь. Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев — прямым своим делом, — разруха исчезнет сама собой». Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

18 октября 2011 года Государственная дума приняла в первом чтении инициированные президентом Медведевым поправки в УК и УПК РФ, которые вводят уголовную ответственность за создание фирм-однодневок. Автор статьи Константин Сасов, ведущий юрист юридической компании «Пепеляев Групп» размышляет о том, помогут ли эти поправки добросовестным инвесторам уйти от налоговых рисков.

Проблема «фирм-фантомов» или «фирм-однодневок», ведущих свою преступную деятельность (неуплата налогов, обналичивание денежных средств, передача взяток, хищение чужого, в том числе бюджетного, имущества и т.д.) под прикрытием недостоверной информации об учредителях и руководителях этих организаций, носит масштабный характер: только по официальной информации ФНС России около половины из 4 млн зарегистрированных юридических лиц в стране – это «фирмы-однодневки». Объем «откатов» через «однодневки» оценен экспертами в 850 млрд руб. в год. При этом каждый день регистрируется свыше 200 новых юридических лиц.

Обеспокоенное оттоком капитала за рубеж, Правительство РФ проводит всевозможные форумы, на которых убеждает иностранных инвесторов в привлекательности бизнеса в России. Однако гораздо красноречивей слов об инвестиционной привлекательности страны говорит судебная практика по налоговым спорам с участием пресловутых «фирм-однодневок». Показательным стал громкий налоговый спор 2011 года между российской дочерней компанией голландского концерна ABB — «АББ электроинжиниринг» — и налоговым органом на сумму 3,7 млрд руб. Тогда голландцам были доначислены налоги и санкции из-за импорта оборудования через шесть российских фирм, оказавшихся на поверку «однодневками», а проигрыш в арбитражных судах, в том числе и в ВАС РФ, стоил им не только миллиарда рублей убытка, но и привел к банкротству.

Другие публикации:  Иск в суд на управляющую компанию о возмещении ущерба

В этой ситуации как российские, так и зарубежные инвесторы задаются закономерными вопросами: где в Российской Федерации получить достоверную информацию об учредителе и руководителе организации и какой компетентный государственный орган может до сделки дать официальное заключение: с этой фирмой можно иметь дело, а это – «однодневка»?

Исчерпывающих ответов для инвестора нет

Но у Правительства РФ нет исчерпывающих ответов на эти вопросы инвесторов. Так, регистратор (налоговый орган, наделивший «однодневку» правоспособностью) по запросу в лучшем случае направит заверенную выписку из ЕГРЮЛ. В худшем – откажет в представлении такой информации, ссылаясь на уведомительный характер госрегистрации юрлиц, не гарантирующий достоверность информации об учредителе и руководителе, указанной в реестре. Администратор (орган, где на налоговом учете находится «однодневка») по запросу в лучшем случае укажет, что эта компания к налоговой ответственности не привлекалась и сдает ненулевую отчетность. В худшем – сославшись на режим налоговой тайны, откажет в предоставлении информации. Информатор (ФНС России), имеющий обобщенную информацию о всех выявленных «однодневках», направит заявителя на свой сайт. Однако там такие признаки «однодневок», как «массовый учредитель», «массовый подписант», «массовый руководитель» и «место массовой регистрации» отсутствуют.

Банк, счета в котором будущий контрагент указал для осуществления расчетов по сделке, в лучшем случае по запросу направит инвестору банковские карточки с образцами подписи руководителя, заверенные нотариально. В худшем – сославшись на режим налоговой тайны клиента, откажется предоставлять какие-либо сведения. Нотариус, чьи реквизиты присутствуют на банковской карточке, вспомнит закон о нотариате и отсутствие специальной компетенции у инвестора, а потому откажется подтверждать или опровергать какую-либо информацию о его потенциальном контрагенте. Полиция, если получит запрос, не будет раскрывать информацию о приговорах судов в отношении руководителей компании, в благонадежности которой хочет убедиться инвестор, или о фактах их розыска.

Все это свидетельствует о том, что на практике ни один из имеющихся в России институтов не поможет инвестору реализовать его налоговую осмотрительность (понимается осмотрительность для административно-правовых и налоговых целей — прим. автора) при выборе контрагента по сделке и на 100% уберечься от налогового риска.

Но для налоговиков они будут

По статистике около трети налоговых доначислений в России основаны на претензиях в неосмотрительности при выборе контрагентов. И в этом контексте тем разительнее отличия в поведении те же самых институтов, если информация нужна не инвестору, а налоговикам. Им в случае налоговой проверки охотно помогут в сборе доказательств правонарушения. Информатор снабдит налоговый орган списком организаций, чьи официальные директора уже отказались от какой-либо связи с этими компаниями и адресами этих самых «лжедиректоров». Регистратор по запросу известит фиксальную службу, что интересующее его юридическое лицо-контрагент проверяемого налогоплательщика имеет все признаки «однодневки». Администратор сообщит налоговикам, что администрируемое лицо не находится по месту регистрации, а его руководитель объявлен в розыск или признал на допросе, что никакого отношения к организации не имеет. Банк, в свою очередь, представит выписку движения денежных средств на счетах, из которых налоговый орган сделает вывод об отсутствии реальной хозяйственной деятельности и неуплате налогов в достаточном объеме.

Нотариус тоже поможет. По запросу налогового органа он опровергнет то, что им заверены подписи на документах «однодневки». А полиция предоставит налоговикам экспертов для проведения почерковедческой экспертизы, которая подтвердит, что «лжедиректор» документы по сделкам не подписывал.

Как быть инвестору? Самому проводить следственные действия — допросы, слежку, судебную бухгалтерскую и почерковедческую экспертизу, чтобы выявить настоящих учредителей и руководителей организации, определить, обладает ли контрагент налоговой добросовестностью? Но такие проверки чреваты нарушением налоговой и банковской тайны, тайны персональных данных физических лиц, граничат с самоуправством — уголовно наказуемыми деяниями. Кроме всего прочего, это дорого и долго.

На кого нацелена борьба с «однодневками»

Представленный правительством по указанию президента законопроект, который должен решить задачу борьбы с «однодневками», как национальным злом, переводящими в тень большую часть денежных потоков в стране, предусматривает уголовную ответственность за образование фирмы ради совершения преступлений (штраф до 1 млн руб. или лишение свободы на срок до 5 лет). За покупку паспорта для создания «однодневки» грозит штраф в 500 000 руб. или лишение свободы до 3 лет. За добровольное предоставление паспорта – такой же штраф или исправительные работы сроком до 2 лет. Как видно из предлагаемых составов, они нацелены против недобросовестных учредителей «однодневок», которые преследуют незаконную цель создания организации — для совершения преступлений или незаконный способ создания — по чужим документам на подставное лицо. Субъектный состав дополнен пособниками преступлений — это продавцы и арендодатели своего паспорта. Но решат ли эти поправки проблему существования в стране «фирм-фантомов». Представляется, что нет.

Первая причина. Удар нацелен не на выгодоприобретателей (интересантов, теневого руководства) «однодневок», а лишь на их пособников, да и то не всех. Образно говоря, преследоваться будут не участники ООО «Рога и копыта» (Остап Бендер, Шура Балаганов, Паниковский), а лишь его прикрытие (зиц-председатель Фунт).

Вторая причина. Криминализируется вполне легальная деятельность. Нетрудно заметить, что в результате принятия президентско-правительственных новелл наказуемыми становятся только возможные приготовления к преступлению. Но ведь нужно устанавливать или факт, или попытку совершения основного преступления и причинно-следственную связь между ними и этим приготовлением. Это не только трудоемко и неэффективно, но и чревато произволом. Никакая коммерческая организация не запишет в уставе такую цель, как совершение преступлений.

Кроме того, под эти признаки попадает слишком широкий круг лиц. Можно привести курьезный пример: президент Медведев в Сингапуре в порядке эксперимента зарегистрировал на свое имя коммерческую фирму. И хотя он, как госслужащий, не вправе заниматься коммерческой деятельностью, и, значит, цели его, с точки зрения продвигаемых им самим новелл, сомнительны, такая регистрация юрлица не должна образовывать состав преступления.

Третья причина. Уголовная ответственность за противоправные деяния создателей «однодневок» уже существует. Действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает наказание за ненадлежащее исполнение уполномоченными лицами своих должностных обязанностей, а также предусматривает ответственность как организаторов, так и пособников создания фирм-фантомов. Использование нотариусом полномочий вопреки задачам своей деятельности в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, если это деяние причинило существенный вред охраняемым интересам государства, наказывается лишением свободы до 3 лет (ч. 1 ст. 202 УК РФ). Халатность должностного лица, повлекшая существенное нарушение таких интересов, — арестом на срок до 3 месяцев (ст. 293 УК РФ). Незаконное предпринимательство влечет за собой лишение свободы на срок до 5 лет (ч. 2 ст. 171 УК РФ), уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере, — на срок до 6 лет (ч. 2 ст. 199 УК РФ), подделка документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, — на срок до 4 лет (ч. 2 ст. 327 УК РФ), а использование заведомо подложного документа — арестом на срок от трех до 6 месяцев (ч. 3 ст. 327 УК РФ).

Что нужно делать на самом деле?

Создание «однодневки», как видно, не может не нарушить уже предусмотренные запреты. Однако существование в правовом поле России около 2 млн фирм-фантомов и признание этого факта до настоящего времени не породило возбуждения такого же количества уголовных дел. Выше было показано, что новеллы, на принятии которых настаивает президент Медведев, тоже не будут способствовать решению этой проблемы. Что же нужно делать?

Единственное, что можно было бы предложить в действующем УК – так это исключить из ст. 171 квалифицирующий признак сопряженности с извлечением дохода в особо крупном размере. Он представляется излишним (незаконное предпринимательство по подложным документам уже противоправно, поскольку нарушает запрет на предоставление недостоверной информации в публичных целях) и существенно снижает потенциал статьи. Дело в том, что доказать размер дохода преступника, который заведомо ведет двойной учет и прячет доходы от налогообложения, — задача трудновыполнимая.

Что касается остальных фигурантов, помогающих в создании «однодневки» и обеспечении ее деятельности, то их определение охватывается понятием «пособник (или соучастник) незаконного предпринимательства». Для их наказания отдельных статей в УК РФ и не требуется. Более того, под это определение при определенных обстоятельствах могут попасть должностные лица администратора, регистратора, информатора, нотариуса, банка и полиции, по чьей вине стало возможно как создание, так и комфортное длительное существование фирмы-фантома.

Но вообще попытка решить проблему «однодневок» только при помощи уголовного права — порочная идея. На самом деле одновременно с усилением ответственности следует принять ряд очевидных профилактических мер. Во-первых, нужно обязать ФНС обнародовать списки всех организаций, регистрация которых по чужим документам стала очевидной для налоговых органов. Такая процедура может быть аналогична той, которая предусмотрена для предприятий, объявивших о своем банкротстве и ликвидации. Это предотвратит опасные связи с ними других лиц.

Во-вторых, следует обязать регистратора очистить ЕГРЮЛ от «однодневок»: в соответствии с п.2 ст. 25 закона о государственной регистрации ликвидировать фирмы-фантомы в судебном порядке. Ст. 21.1 этого закона позволяет исключить из реестра юридическое лицо, прекратившее свою деятельность. Основаниями для этого являются непредставление им налоговой отчетности в течение 12 месяцев и несовершение банковских операций хотя бы по одному из открытых им банковских счетов. В-третьих, следует ужесточить процедуру регистрации новых юридических лиц. На этом настаивают и должностные лица налоговых органов.

Другие публикации:  Образец заявления на выплаты заработной платы

В рамках реформы ГК РФ давно предлагается изменить этот порядок. В частности, ст. 51 ГК РФ в редакции законопроекта предусматривает передачу функций регистрирующего органа подразделениям Минюста, наделение их правом не только проверять достоверность представленной информации, но и отказывать в регистрации компании, если будет установлена их недостоверность. Еще одна рациональная новелла говорит о том, что информация о юридическом лице, указанная в ЕГРЮЛ, может быть опорочена (опровергнута) только в рамках уголовного расследования, а убытки, причиненные другим участникам гражданского оборота вследствие представления недостоверной информации регистратору, подлежат возмещению этим юрлицом. Представляется, что такое комплексное решение проблемы в итоге может привести к тому, что в России «однодневок» не будет.

Пресса о ВАС РФ

Налоговая обвиняет вас в связи с фирмами-однодневками. Что делать?

Сейчас не осталось уже ни одного предпринимателя, не знающего о существовании так называемых «фирм-однодневок». Многие тысячи налогоплательщиков России в результате «знакомства» с однодневками были подвергнуты налоговым санкциям, лишились имущества либо и вовсе были вынуждены прекратить свою деятельность.

Что же такое фирма – однодневка, чем грозит обнаружение связей с ней со стороны налогового органа и как, по возможности, обезопасить себя от нежелательных последствий? Управляющий партнер Юридической компании «Алехина и партнеры» Анна АЛЕХИНА расскажет нам об этой проблеме и путях решения.

С точки зрения налоговой инспекции, фирма-однодневка – это фирма, созданная на определенное время или для совершения определенной сделки, она не осуществляет реальной предпринимательской деятельности, не обладает фактической самостоятельностью и единственной целью ее создания является налоговая экономия, уклонение от уплаты налогов и получений необоснованной налоговой выгоды третьими лицами.

В России сложилась достаточно обширная судебная практика по данной тематике.

Основой современной арбитражной практики по сделкам с фирмами-однодневками является Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды». В нем было введено понятие «налоговой выгоды», под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Само по себе получение налоговой выгоды законом не воспрещается. Но вот получение необоснованной налоговой выгоды – это уже противоправное поведение, за которое налогоплательщику грозят, как минимум, налоговые санкции.

Попробуем описать типовой сценарий развития событий.

Предприятие-налогоплательщик закупает товары, материалы, сырье, оборудование или комплектующие. Современные экономические реалии таковы, что купить все это у завода – изготовителя (как правило монополиста) либо крупного предприятия – экспортера в большинстве случаев просто невозможно либо слишком дорого. Поэтому товары приобретаются у некоего ООО с неопределенным названием. Итак, товары получены, оплачены, пущены в производство, реализованы. Но вот приходит время выездной налоговой проверки и налогоплательщику вручается акт, из которого он узнает, что фирма – продавец, как выяснилось, та самая однодневка. Потому что она не платит налогов в бюджет, в ее штате всего два человека, а в собственности только калькулятор. Находится она по месту «массовой регистрации», а учредитель и директор вообще на допросе показали, что про такую фирму в первый раз слышат, ничего не подписывали и каждый из них хотя бы раз в жизни раньше терял свой паспорт.

Из изложенного налоговый орган делает вывод, что все уплаченное налогоплательщиком этой фирме – необоснованная налоговая выгода, так как на суммы таких платежей были уменьшены налог на прибыль и НДС. Слабые попытки возражать налоговой в том духе, что нельзя нести ответственность за других лиц и государство, вообще-то, само зарегистрировало «однодневку» по месту массовой регистрации легко парируются тезисом о том, что раз налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность, то он и должен проявлять осмотрительность при выборе контрагентов. Предприятию начисляется недоимка, пени и штраф. Единственный способ избежать их уплаты – обжаловать решение налогового органа вышестоящему начальству, а затем в Арбитражный суд.

Арбитражная практика по вопросам рассмотрения дел, связанных с фирмами-однодневками достаточно обширна, сложна и динамична. Правовые принципы, применяемые арбитражными судами при рассмотрении таких дел систематически развиваются.

Разумеется, в рамках небольшой статьи невозможно дать универсальных рекомендаций о том как выиграть такой спор, однако можно сформулировать основные принципы и стратегии и тактики налогоплательщика, следование которым дает шанс на успех.

Итак, если Ваше предприятие действительно осуществляет хозяйственную деятельность, Вы уверены в своей правоте и не имели намерения обманывать государство, шансы выиграть дело достаточно существенны. Для этого сконцентрировать свое внимание на следующих принципах и направлениях.

Избрание активной позиции. Пассивное парирование доводов налогового органа, со ссылкой только на нормы права весьма редко дает положительные результаты. Необходимо занять лидирующее положение в процессе – представлять дополнительные доказательства, заявлять ходатайства, привлекать к делу свидетелей и экспертов.

Реальность хозяйственных операций. Если не удастся доказать реальность проведенных с фирмой — однодневкой хозяйственных операций (то, что товар был на самом деле поставлен, использован в производстве и оплачен) шансов выиграть дело практически нет. Поэтому необходимо представить суду всю цепочку документов, сопровождающих движение товара – транспортные накладные, документы складского учета, документы на отпуск в производство и реализацию. Можно сопоставить количество выпущенного товара и количество приобретенных материалов исходя из технологических норм. В процессе любого производства образуется достаточно большое количество документов (сертификаты качества, акты о браке, рекламации и т.п.), которые прямо или косвенно могут подтвердить, что товар был на самом деле поставлен вашему предприятию.

Проявление должной осмотрительности. Необходимо доказать суду, что до заключения договора вы проявили должную осмотрительность в выборе контрагента, а именно убедились, что это законно действующая организация, реально осуществляющая производственные или торговые функции. Необходимо собрать пакет копий учредительных документов контрагента, лицензий, документов о назначении его руководителей и главного бухгалтера, выписки из ЕГРЮЛ. Желательно также доказать суду, что все эти документы были у вас еще до заключения договора.

Свидетельские показания. Суд в своем заседании по ходатайству организации может допросить любое лицо, которое имеет возможность сообщить факты, непосредственно относящиеся к рассматриваемому делу. Свидетельские показания – очень мощное средство и для опровержения аргументов налогового органа. Вы можете вызвать в суд как работников вашей организации, так и работников «однодневки» — водителей, экспедиторов, любых иных лиц, которые могли бы подтвердить реальность поставки товара в адрес вашей организации.

Процессуальные нарушения. Работники налоговых органов, как и все люди, иногда ошибаются. Отстаивая свои права, было бы неправильно не воспользоваться шансом выиграть дело, ссылаясь не только на фактические обстоятельства, но и на нарушения, допущенные налоговым органом. Многие нарушения Налогового Кодекса автоматически влекут за собой недействительность акта проверки и вынесенного по нему решения. Необходимо также знать, что доказательства, представленные налоговым органом, если они получены с нарушением закона, не могут быть положены в основу решения суда. Не редки также и нарушения, допущенные при проведении по инициативе налогового органа экспертиз и допросов свидетелей. Опытные юристы помогут найти такие нарушения, если они были допущены налоговым органом, что значительно усилит ваши позиции.

«Рыночность» цен. Это совершенно новая реалия в правоприменительной практике России. Совсем недавно, 3 июля 2012 года, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации вынес постановление № 2341/12, в котором, в частности, указывается, что «при принятии инспекцией решения, в котором была установлена недостоверность представленных документов и содержались предположения о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.

При этом в случае, когда налоговый орган установил непроявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика в силу требований пункта 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам».

Позиция Президиума ВАС РФ обязательна для всех нижестоящих арбитражных судов. Следовательно, налогоплательщики, с одной стороны, столкнутся с дополнительными трудностями, связанными с обязанностью доказывания соответствия применяемых цен рынку, но, с другой стороны, получают дополнительный реальный инструмент доказать свою правоту в суде. Методики получения таких доказательств уже разрабатываются.

В заключение необходимо сказать, что все вышесказанное носит лишь общий характер и все дела, рассматриваемые в суде по вопросам получения неосновательной налоговой выгоды и непроявления должной осмотрительности налогоплательщиком имеют свои специфические особенности. Всех описанных трудностей избежать легче, чем преодолеть. Если же дело все же дошло до суда, шансы доказать свою правоту остаются всегда.

Владимирский региональный бизнес-портал (biznes33.ru), 27.09.2012