Судебная практика к ст 125 упк рф

16.03.2018 Выкл. Автор admin

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Внесены изменения в отдельные постановления Пленума Верховного Суда РФ, касающиеся рассмотрения жалоб в порядке ст.125 УПК РФ, а также судебной практики по делам о корыстных преступлениях

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.05.2016 №23 внесены изменения в постановление Пленума от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», постановление от 19.12.2003 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» и постановление от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Так, Верховный Суд Российской Федерации указал, что закон гарантирует участникам уголовного судопроизводства и иным лицам, в отношении которых допущены нарушения их прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и определяет, чьи решения и действия (бездействие) могут быть обжалованы в соответствии с ч.1 ст.125 УПК РФ.

Учитывая, что рассматривают сообщения о преступлении, принимают решения об отказе в приеме сообщения о преступлении, о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела также другие должностные лица и органы, в частности начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и органы дознания, заявитель вправе обжаловать и их действия.

При этом не подлежат обжалованию в порядке ст.125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу (например, прокурора и начальника следственного изолятора). Не подлежат рассмотрению судом жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением обращений по поводу законности вступивших в законную силу судебных решений.

Если лицо не согласно с постановлением прокурора или руководителя следственного органа, вынесенным в соответствии со ст.124 УПК РФ, то предметом судебного обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Кроме того, не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.), а также действия (бездействие) и решения, для которых уголовно-процессуальным законом предусмотрен специальный порядок их обжалования в досудебном производстве, в частности постановление следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, решение прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям ст.225 УПК РФ.

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).

Обращено внимание судов на то, что проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении.

Суд апелляционной инстанции в случае отмены постановления судьи об отказе в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вправе в отсутствие подозреваемого, обвиняемого рассмотреть по существу указанное ходатайство только в отношении обвиняемого, объявленного в международный розыск.

Кроме того, в Постановлении Пленума обращено внимание на то, что по смыслу закона, ответственность по п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ наступает за совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся только при живом лице. Если лицо совершает кражу из одежды, сумки или другой ручной клади после наступления смерти потерпевшего, его действия в этой части не образуют указанного квалифицирующего признака. Нахождение имущества при потерпевшем означает, что одежда, сумка или другая ручная кладь, из которых совершается хищение этого имущества, находятся на потерпевшем, в его руках или непосредственной близости от потерпевшего.

Особенности же состояния потерпевшего (сон, опьянение, потеря сознания, психическое расстройство и т.п.) значения для квалификации преступления по п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ не имеют, так как использование субъектом преступления состояния потерпевшего не исключает его умысла на хищение из одежды, сумки или другой ручной клади и лишь указывает на тайный характер такого хищения.

Обзор судебной практики Верховного Суда РТ за третий квартал 2004 года (по уголовным делам)

Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Татарстан
за третий квартал 2004 г.
(по уголовным делам)

1. Неизвещение о времени и месте судебного разбирательства лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым в порядке ст.125 УПК РФ действием (бездействием) или решением дознавателя, следователя, прокурора привело к отмене постановления судьи.

Постановлением судьи Набережночелнинского городского суда РТ от 30 апреля 2004 года, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 3 марта 2004 года в отношении И. и К. признано незаконным и необоснованным, жалоба Ф. удовлетворена.

В кассационном порядке материал не рассматривался.

Президиум Верховного суда РТ 21 июля 2004 г. постановление судьи отменил и в постановлении указал.

В соответствии со ст.125 ч.3 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

Как видно из постановления от 3 марта 2004 года им отказано в возбуждении уголовного дела в отношении И. и К. за отсутствием в их действиях состава преступления.

Таким образом, И. следует признать лицом, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением.

Между тем, данных об извещении И. о времени рассмотрения жалобы в материалах не имеется.

Кроме того, из протокола судебного заседания видно, что проверялась явка только заявительницы Ф., вопрос о рассмотрении материала в отсутствии неявившихся лиц рассматривался также только в отношении Ф., и она же только была письменно уведомлена о принятом решении.

Из изложенного следует, что И. о времени рассмотрения жалобы, в которой ставился вопрос об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении нее, не была извещена, то есть она была лишена возможности представить свои возражения в ходе судебного разбирательства.

2. В соответствии со ст.300 УПК РФ в случаях, предусмотренных пунктом 16 части первой статьи 299 УПК РФ суд должен обсудить вопрос о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возникал в ходе предварительного расследования.

Приговором Советского районного суда г. Казани от 12 августа 2003 года З. осужден по ст.ст.131 ч.2 п.п.»в , д «, 132 ч.2 п.п.»в , д » УК РФ с применением ст.69 ч.3 УК РФ к лишению свободы на 9 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 21 октября 2003 года приговор суда оставлен без изменений.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 28 июля 2004 года приговор суда и кассационное определение отменены по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела видно, что в ходе предварительного следствия возникал вопрос о вменяемости З. с учетом имеющихся у него заболеваний и его собственных показаний о возможности совершения деяния в состоянии невменяемости, в связи с чем была назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 4 октября 2002 года у З. обнаруживается выраженный астенический синдром, вызванный тяжелым соматическим заболеванием. Экспертные вопросы могут быть решены после лечения основного заболевания и улучшения соматического состояния.

Однако в дальнейшем судебно-психиатрическая экспертиза не проводилась и экспертные вопросы, в том числе о вменяемости, остались нерешенными.

В соответствии со ст.300 УПК РФ в случаях, предусмотренных пунктом 16 части первой статьи 299 УПК РФ, то есть при разрешении вопроса о возможности применения принудительных мер медицинского характера в случаях, предусмотренных ст.99 УК РФ, суд обсуждает вопрос о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возникал в ходе предварительного расследования.

В приговоре суда никакого суждения по вопросу вменяемости З. не содержится, хотя, как указано, вопрос о вменяемости З. в ходе предварительного следствия возникал.

Данное обстоятельство явилось основанием для отмены состоявшихся по делу судебных решений с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

3. Неправильная квалификация действий осужденного привело к изменению постановления судьи.

Постановлением Нижнекамского городского суда РТ от 30 марта 2004 года приговор Чистопольского городского суда РТ от 1 ноября 2002 года в отношении М., осужденного по ст.213 ч.2 п.»в» УК РФ с применением ст.70 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, изменен, действия М. переквалифицированы со ст.213 ч.2 п.»в» УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года) на ст.213 ч.1 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), с исключением из приговора квалифицирующего признака совершения хулиганства лицом, ранее судимым за хулиганство.

В кассационном порядке материал не рассматривался.

Президиум Верховного суда РТ от 21 июля 2004 г. постановление суда в отношении М. изменил и в постановлении указал.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года статья 213 УК РФ изложена в новой редакции.

Часть 1 статьи 213 УК РФ предусматривает ответственность за хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Из приговора в отношении М. видно, что оружия или каких-либо предметов, использованных в качестве оружия, при совершении хулиганских действий он не применял.

При таких обстоятельствах утверждение суда о необходимости квалификации действий М. по ст.213 ч.1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Содеянное М. переквалифицировано по ст.116, ч.2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), как нанесение побоев из хулиганских побуждений.

4. В соответствии с положениями ч.4 ст.88 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) несовершеннолетним осужденным исправительные работы назначаются на срок до одного года.

Постановлением судьи Авиастроительного районного суда города Казани от 6 февраля 2004 года приговор Авиастроительного районного суда города Казани от 25 апреля 2003 года приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, назначенное по приговору несовершеннолетнему Б. наказание в виде условного лишения свободы заменено на условные исправительные работы сроком в 2 года с удержанием 10% заработка в доход государства.

Другие публикации:  Как оформить комнату в стиле кантри

В кассационном порядке материал не рассматривался.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 15 сентября 2004 года постановление судьи изменено по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч.4 ст.88 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) несовершеннолетним осужденным исправительные работы назначаются на срок до одного года.

Согласно материалам Б. является несовершеннолетним, поэтому назначенный ему срок наказания в виде исправительных работ не может превышать 1 года.

При таких обстоятельствах постановление судьи изменено, срок наказания Б. снижен до 1 года исправительных работ.

5. Согласно ч.3 ст.66 УК РФ срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.

Постановлением судьи Альметьевского городского суда РТ от 31 мая 2004 года приговор Набережночелнинского городского суда РТ от 16 января 2002 года в отношении П.приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 6 июля 2004 года постановление судьи оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 22 сентября 2004 года постановление судьи и кассационное определение изменены по следующим основаниям.

Согласно ч.3 ст.66 УК РФ срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.

Постановлением судьи действия П.переквалифицированы со ст.ст.30 ч.3 , 158 ч.2 п.п.»а, б, в» УК РФ (в редакции закона от 1996 года) на ст.ст.30 ч.3 , 158 ч.2 п.п.»а, б, в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года), которая предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет. П.назначено наказание в виде лишения свободы на 4 года 5 месяцев. Принимая во внимание, что П.осужден за покушение на преступление, назначенное ему наказание Президиум снизил до 3 лет 9 месяцев лишения свободы.

6. Немотивированность принятого судом решения послужила основанием для изменения приговора.

Приговором мирового судьи судебного участка N 2 Лаишевского района РТ от 17 октября 2003 года В. осужден по ст.166 ч.1 УК РФ к лишение свободы на 2 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Постановлением судьи Лаишевского районного суда РТ от 5 ноября 2003 года и определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 9 декабря 2003 года приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного суда РТ 28 июля 2004 года приговор и последующие судебные решения изменил и в постановлении указал.

Согласно п.4 ст.307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора наряду с другими данными, признанными судом доказанными, должны быть приведены мотивы решений всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания.

При назначении наказания В. суд первой инстанции, как указано в приговоре, принял во внимание конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, полное признание им вины в содеянном, отсутствие судимости, удовлетворительные характеристики. Однако с учетом «дерзости преступления, имевшего особую общественную значимость» назначено наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Согласно п.»а» ч.1 ст.58 УК РФ лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести, ранее неотбывавшим лишение свободы, назначается наказание в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительной колонии общего режима с указанием мотивов принятого решения.

В чем выразилась «дерзость преступления, имеющее особую общественную значимость», суд не раскрыл, решение о назначении В. наказания в исправительной колонии общего режима фактически не мотивирован.

При таких данных приговор и последующие судебные решения изменены, отбывание лишения свободы В. назначено в колонии-поселении.

7. Рассмотрение заявлений обвиняемых незаконным составом суда привело к отмене определения.

Определением Агрызского районного суда РТ от 17 августа 2004 года удовлетворено заявление подсудимого Х. и его защитника Б. об отводе всему составу Агрызского районного суда РТ, заявление подсудимого Т. об отводе всему составу Агрызского районного суда РТ оставлено без удовлетворения.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 15 сентября 2004 года определение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Заявления об отводе рассмотрены Агрызским районным судом РТ коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

В соответствии с п.3 ч.2 ст.30 УПК РФ уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматриваются коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со ст.231 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, следователь при ознакомлении обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела разъяснил им права, предусмотренные п.1-1 ч.5 ст.217 УПК РФ, при этом ходатайств о рассмотрении дела с участием трех профессиональных судей не поступало.

Предварительное слушание по делу назначено постановлением судьи Агрызского районного суда РТ от 2 августа 2004 года единолично.

Следовательно, заявления об отводе всему составу Агрызского районного суда РТ рассмотрено незаконным составом суда, что привело к отмене определения.

8. Ходатайства о даче разрешения на выемку документов в банке, содержащих сведения о вкладах и счетах юридических лиц в судебном порядке не рассматриваются.

Постановлением судьи Вахитовского районного суда города Казани от 15 июня 2004 года отказано в удовлетворении ходатайства следователя СЧ ГСУ при МВД РТ о даче разрешения на выемку документов в банке, содержащих сведения о вкладах и счетах ЗАО «Техно-Импорт».

Кассационным определением Верховного суда РТ от 2 июля 2004 года постановление судьи отменено. В обоснование своего решения судебная коллегия указала следующее.

Судья пришел к правильному выводу о том, что следственные действия, предусмотренные ч.4 ст.183 УПК РФ проводятся по судебному решению только в том случае, если выемка касается документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан.

Вместе с тем, судья фактически рассмотрел ходатайство по существу и отказал в его удовлетворении, хотя таким правом не был наделен.

Данное обстоятельство привело к отмене постановления и прекращению производства по делу.

9. В соответствии с ч.7 ст.246 УПК РФ отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью

Постановлением Набережночелнинского городского суда РТ от 14 мая 2004 года по уголовному делу в отношении М. назначена судебно-почерковедческая экспертиза.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 6 июля 2004 года постановление отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

В соответствии с ч.7 ст.246 УПК РФ отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью по основаниям, предусмотренным п.п.1 , 2 ст.24 УПК РФ. В нарушение указанного закона, при отказе государственного обвинителя от обвинения, суд не прекратил уголовное преследование в отношении М., что привело к отмене постановления.

10. Неполное решение вопросов, связанных с приведением приговора в соответствие с новым законом привело к отмене постановления.

Постановлением Зеленодольского городского суда РТ от 13 апреля 2004 года приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года приговор Мензелинского районного суда РТ от 9 декабря 1999 года в отношении Г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 2 июля 2004 постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

В обоснование своего решения судебная коллегия указала следующее.

Как видно из копии приговора наказание Г. назначено с применением ст.70 УК РФ и частичным присоединением наказания по приговору от 24 октября 1996 года, которым Г. осужден по ст.206 ч.1 , 2 , 3 УК РСФСР за хулиганство.

Поскольку Федеральным законом от 8 декабря 2003 года редакция ст.213 УК РФ — хулиганство существенно изменена, суд должен был рассмотреть вопрос о приведении приговора в соответствие с новым законом и в этой части, не допуская возможности толкования своего решения по приведению в соответствие с законом приговора от 9 декабря 1999 года.

11. Согласно закону при рассмотрении уголовного дела в особом порядке предусмотрено постановление лишь обвинительного приговора.

Постановлением Вахитовского районного суда города Казани от 10 июня 2004 года уголовное дело в отношении Л. прекращено в связи с изменением обстановки.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РТ 9 июля 2004 года постановление отменила, указав по следующее # .

Уголовное дело в отношении Л. было рассмотрено в особом порядке и производство по нему прекращено, тогда как согласно п.28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ» при рассмотрении уголовного дела в особом порядке предусмотрено постановление лишь обвинительного приговора.

Кроме того, прекращая производство по делу, Вахитовский районный суд сослался на ст.26 УПК РФ.

Между тем, Федеральным законом от 8 декабря 2003 года ст.26 УПК РФ признана утратившей силу.

При таких данных постановление отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение.

12. Нарушение норм ч.2 ст.20 , п.3 ч.1 ст.308 УПК РФ привело к частичной отмене приговора.

Приговором Елабужского городского суда РТ от 21 июля 2004 года К. осужден по ст.ст.167 ч.1 116 УК РФ с применением ст.69 УК РФ к лишению свободы на 1 год в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 3 сентября 2004 года приговор в части осуждения К. по ст.116 УК РФ отменено, производство по делу в этой части прекращено по следующим основаниям.

Согласно ч.2 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлении, предусмотренном ст.116 УК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым.

Действия К. органами предварительного следствия были квалифицированы по ст.213 ч.1 УК РФ.

Суд, изменив квалификацию действий К. на ст.116 УК РФ, в судебном заседании не выяснил мнение потерпевшего и его законного представителя, желают ли они привлечь К. к уголовной ответственности по указанной статье Уголовного кодекса.

Кроме того, в нарушение требований п.3 ч.1 ст.308 УПК РФ суд не указал часть статьи 116 УК РФ.

Данные обстоятельства привели к частичной отмене приговора.

13. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст.213 ч.1 УК РФ наступает с 16-летнего возраста.

Постановлением Кировского районного суда города Казани от 27 июля 2004 года З. отменено условное осуждение по приговору Кировского районного суда РТ от 24 июля 2003 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 27 августа 2004 года постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно приговору З. был осужден по ст.213 ч.3 УК РФ в редакции закона 1996 года.

Данное преступление З. совершил в 15-летнем возрасте.

В соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года действия З. подпадают под ч.1 ст.213 УК РФ.

Статьей 20 УК РФ установлено, что уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст.213 ч.1 УК РФ наступает с 16-летнего возраста.

При таких обстоятельствах З. не может нести уголовную ответственность по ст.213 ч.1 УК РФ и поэтому постановление отменено.

14. Постановление о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, вынесенное в судебном заседании может быть обжаловано в кассационном порядке.

Постановлением Кировского районного суда города Казани оставлена без рассмотрения апелляционная жалоба на постановление мирового судьи судебного участка N 3 Кировского района города Казани о назначении П. стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 3 сентября 2004 года постановление Кировского районного суда отменено, материал направлен на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Оставляя апелляционную жалобу без рассмотрения, суд руководствовался положениями п.2 ч.5 ст.355 УПК РФ.

При этом суд не учел, что назначением стационарной судебно-психиатрической экспертизы существенно нарушаются права и свободы граждан, ограничивается их право на судебную защиту в связи с чем предусмотрено обжалование таких судебных постановлений в кассационном порядке.

Изложенное вытекает из Постановления Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 года «О проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан».

Другие публикации:  1 я группа инвалидности перечень заболеваний

При таких обстоятельствах постановление Кировского районного суда отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 125 УПК РФ. Судебный порядок рассмотрения жалоб (действующая редакция)

1. Постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на действия (бездействие) и решения указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

2. Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

3. Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 настоящего Кодекса.

4. В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

5. По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

6. Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

7. Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 125 УПК РФ

1. Согласно части 1 ком. статьи обжалованы могут быть не только действия и решения, но и бездействие дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора. Это делает возможной судебную защиту, даже тогда, когда следователем, дознавателем, прокурором и судом не выносится никакого процессуального решения, которое могло бы быть предметом обжалования, но именно это нарушает права заинтересованных лиц (например, уклонение от оформления сообщений о совершенном преступлении либо от возбуждения уголовного дела без вынесения постановления об отказе; перенесение судьей судебного заседания без вынесения решения о его отложении и т.д.).

2. Обращает на себя внимание тот факт, что в ком. статье не предусматривается обжалование действий, бездействия и решений органов дознания. Представляется, что они могут обжаловаться по аналогии закона. Как указал КС РФ, общность публично-правовых отношений по поводу проверки информации о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, которые подпадают под действие как УПК, так и ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», предполагает и общность процедур судебного контроля за действиями органов, осуществляющих такую проверку. Соответственно, вопрос об ограничении конституционных прав в связи с проведением оперативно-розыскных мероприятий по проверке информации о противоправных деяниях и лицах, к ним причастных, подлежит разрешению в процедурах, обусловленных характером уголовных и уголовно-процессуальных отношений. Пленум ВС РФ разъясняет, что по смыслу ч. 3 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в порядке статьи 125 УПК могут быть обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих ОРД по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

3. В части 1 ком. статьи установлен критерий для определения действий (бездействия) и решений, которые могут быть обжалованы в порядке, установленном данной главой. Это их способность причинить ущерб конституционным правам и свободам либо затруднить доступ граждан к правосудию. Данная норма существенно развивает положения, сформулированные еще в Постановлении КС РФ от 23.03.1999 N 5-П по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР, а также в Определении от 21.12.2001 по жалобе гр. А.Ю. Власова на нарушение его конституционных прав статьей 218 УПК РСФСР и Определении от 24.05.2005 N 256-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. А.А. Корягина на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 125 УПК РФ. В них Конституционный Суд признал за заинтересованными лицами право на обжалование в тех случаях, когда действиями и решениями порождаются последствия, выходящие за рамки собственно процессуальных отношений и приводящие к нарушениям конституционных прав и свобод, которые уже не могут быть эффективно восстановлены в ходе последующего судебного контроля в судебном разбирательстве (решения о производстве обыска, наложении ареста на имущество, продлении срока предварительного следствия, приостановлении производства по делу, применении мер пресечения, включая залог и подписку о невыезде; об отказе в признании потерпевшим, а также отказ следователя в выдаче документов и материалов, необходимых для использования в ходе производства по другим делам, непредоставление свиданий с близкими родственниками и ограничение в праве вести переписку и т.п.). В подобных случаях заинтересованным лицам должна быть предоставлена возможность прибегнуть к судебной защите еще во время проведения досудебного производства. Однако, в отличие от решения Конституционного Суда, законодатель в УПК РФ пошел еще дальше, предоставив право обжалования в суд безотносительно того, выходят ли отрицательные последствия действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования и прокурора за рамки сугубо процессуальных отношений или нет. Сам факт нарушения ими конституционных прав и свобод граждан в силу особой важности последних является теперь достаточным основанием для обращения за судебной защитой в период досудебного производства. Этого не учитывают в своей практике некоторые судебные органы.

Так, например, в Обзоре судебной практики Санкт-Петербургского городского суда по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ за первое полугодие 2007 г., который был направлен судьям, утверждается со ссылкой на «правовую позицию Конституционного Суда РФ», что не подлежат рассмотрению в порядке ст. 125 УПК жалобы на «постановления следователя об отказе в удовлетворении различного рода ходатайств». По-видимому, авторы Обзора исходят из того факта, что отказ в удовлетворении ходатайств не выходит за рамки собственно процессуальных отношений, а допущенные при этом нарушения могут быть исправлены в ходе последующего судебного контроля, поэтому право на обжалование, согласно названным выше решениям Конституционного суда РФ, и не возникает. При этом, однако, не принимается во внимание то, что после введения в действие УПК РФ ссылки на довольно ограниченные критерии допустимости обжалования в суд действий и решений следователей, дознавателей и прокуроров на досудебных стадиях, сформулированные Конституционным Судом в основном еще до принятия или вступления в силу УПК РФ, на наш взгляд, более не актуальны. Согласно ч. 2 ст. 79 ФКЗ от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена лишь повторным принятием этого же акта. В данном же случае в первую очередь, Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.03.1999 N 5-П, а вслед за ним и другими решениями по существу было признано неконституционным отсутствие в прежнем уголовно-процессуальном законе положений о праве обжалования в суд решений и действий, приводящих к нарушениям конституционных прав и свобод, и возложение задачи рассмотрения таких жалоб на прокуроров. Действующий УПК РФ не преодолевает это положение повторным запретом на обжалование, напротив, развивает позицию Конституционного Суда в демократическом направлении. Вряд ли правомерно предполагать, что ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» может лишить законодателя права развивать законодательство по этому пути. В пункте 2 Постановления Конституционного Суда от 23.03.1999 N 5-П говорится также и о том, что «суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу (выделено мной — А.С.). Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда. «. В Определении от 20.06.2006 N 240-О в качестве примера решения, не подлежащего обжалованию в порядке ст. 125 УПК, приводится, в частности, «. определение необходимости получения и исследования новых доказательств, т.е. решение тех вопросов, которые в дальнейшем, после передачи прокурором всех материалов с заключением в суд, могут стать предметом судебного разбирательства по пересмотру приговора». Однако с подобным толкованием вряд ли можно согласиться. Совершенно очевидно, что решение суда о необходимости удовлетворения ходатайств участников процесса, в первую очередь тех, которые касаются собирания и проверки доказательств, никоим образом не способно предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства, ибо проверка законности и обоснованности отказа органов расследования в удовлетворении таких ходатайств никак не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела (вопрос об уголовной ответственности). С учетом сказанного особое значение приобретает открывающаяся для участников судопроизводства возможность обжаловать нарушения конституционного права, сформулированного в виде запрета на использование судебных доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Практически это означает, что любое следственное или иное процессуальное действие по собиранию и проверке доказательств может быть обжаловано в суд по мотивам нарушения при его проведении требований закона. Вместе с правом защитника собирать доказательства (ч. 3 ст. 86 УПК) и правом обжаловать в суд отказ органов предварительного расследования или прокурора в удовлетворении ходатайств, в т.ч. о собирании и приобщении к делу дополнительных доказательств (ст. 122 УПК), это в значительной степени способствует состязательному выравниванию положения сторон обвинения и защиты в области доказывания на предварительном расследовании. Однако часто прокуроры и судьи, участвующие в судебном заседании по проверке таких жалоб, полагают, что обжалование следственных действий и допустимости их результатов (полученных доказательств) в порядке ст. 125 незаконно, ссылаясь на положения ч. 4 ст. 88 УПК, в которой говорится о праве суда признать доказательства недопустимыми по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Статья 88, в свою очередь, содержит отсылку к ст. ст. 234, 235 УПК, где речь идет о предварительном слушании. Отсюда неверно, на наш взгляд, делать вывод, что суд вправе рассматривать этот вопрос только в ходе предварительного слушания. Во-первых, в ст. ст. 88, 234 — 235 имеется в виду рассмотрение вопроса о допустимости доказательств лишь по ходатайству сторон или по инициативе суда, а не в порядке их обжалования, т.е. в иной процессуальной ситуации и форме. Во-вторых, ч. 4 ст. 88 требует лишь использовать порядок признания недопустимыми доказательств, предусмотренный ст. ст. 234 — 235 УПК, но отнюдь не решать данный вопрос исключительно в стадии назначения судебного заседания в форме предания суду. Этот порядок, действительно, содержит ряд специальных норм, предназначенных для наиболее эффективного решения вопроса о допустимости доказательств (о распределении бремени доказывания допустимости доказательств, о возможности в ходе проверки допустимости доказательств допроса свидетелей, иной проверки доказательств и т.д.), однако эти нормы с успехом могут (и должны) применяться и при рассмотрении судьей жалоб, заявленных на предварительном расследовании, поскольку без них оценка оспариваемых доказательств может быть затруднена. В этой связи представляются неправомерными доводы некоторых судей о том, что признание незаконными и необоснованными следственных действий и полученных в ходе их результатов в порядке ст. 125 невозможно, поскольку это требует дополнительной проверки и оценки доказательств. Судебное заседание, в т.ч. предусмотренное ком. статьей, — всегда форма осуществления правосудия (п. 50 ст. 5 УПК), но может ли что-либо быть абсурднее отказа в правосудии на том лишь основании, что это требует проверки и оценки доказательств?!

Другие публикации:  Нотариус мотовилихинском районе

4. В части 1 ком. статьи предписывается подавать жалобы в районный суд по месту производства предварительного расследования. Последнее определяется в ст. 152 УПК по общему правилу как место совершения деяния, содержащего признаки преступления. То есть место предварительного расследования не определяется местоположением органа предварительного расследования, но лишь местом совершения деяния, содержащего признаки преступления. Следовательно, по общему правилу суд, рассматривающий жалобы в порядке ст. 125 УПК, определяется также, как правило, по месту совершения такого деяния, а не по резиденции следователя, дознавателя или прокурора. Однако в УПК РФ не дано прямого ответа на вопрос, как определить подсудность в порядке ст. 125, если обжалуется отказ в возбуждении уголовного дела, когда предварительное расследование не начато, а значит, нельзя определить и место производства последнего. Представляется, что согласно логическому толкованию части 1 ком. статьи до начала расследования названное общее требование об определении подсудности применено быть не может ввиду того, что оно в этой ситуации явно неисполнимо (абсурдно). При этом из двух возможных вариантов должен быть избран наиболее рациональный, когда постановление об отказе в возбуждении уголовного дела обжалуется в суд по месту официального расположения органа или должностного лица, принявшего такое решение.

5. Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно указывал на недопустимость ограничения права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что эти граждане не были признаны в установленном УПК порядке конкретными участниками производства по уголовному делу (подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и т.д.). Обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве должно вытекать из фактического положения этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права. Например, лицо, в жилище которого был произведен обыск, вправе обжаловать действия и решения следователя, имевшие место в ходе обыска, в суд, несмотря на то что до этого оно не принимало никакого участия в данном деле. К участию в судебном заседании должны быть допущены защитник подозреваемого или обвиняемого либо представитель потерпевшего, даже если ранее они не принимали участия в данном деле. Эта позиция получила закрепление и в Постановлении Пленума ВС РФ от 10.02.2009 N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

6. Заявитель вправе обжаловать в порядке ст. 125 принятое по результатам рассмотрения сообщения о преступлении решение, даже если оно не оформлено в виде постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (а имеет, например, вид письма).

7. В порядке, предусмотренном ком. статьей, может быть обжаловано решение прокурора об отказе в возбуждении производства по новым и вновь открывшимся обстоятельствам (Постановление КС РФ от 16.05.2007 N 6-П, Определения КС РФ от 04.12.2007 N 962-О-О, от 20.03.2008 N 189-О-О).

Перечень действий и решений, обычно обжалуемых в порядке ст. 125 УПК, дан в п. п. 2, 18 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

8. Если жалоба неприемлема для рассмотрения в порядке ст. 125 (подана ненадлежащим лицом либо отсутствует необходимый предмет рассмотрения и т.д.), то суд принимает решение об оставлении жалобы без рассмотрения и разъясняет подателю возможность обжалования данного решения в апелляционном (кассационном) порядке.

9. Подача жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, однако орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель СО, прокурор или судья вправе это сделать как по ходатайству заинтересованной стороны, так и по собственной инициативе.

10. Суд должен проверить не только формальную законность, но и фактическую обоснованность обжалуемого решения органа предварительного расследования (например, о приобщении к материалам уголовного дела денежных средств и признании их вещественными доказательствами).

11. В пункте 1 части 5 данной статьи предусматривается вынесение судом постановления не об отмене обжалуемого решения или действия, а о признании его незаконным или необоснованным и об обязанности соответствующих должностных лиц устранить допущенное нарушение. Это особенно важно для тех случаев, когда обжалуются решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении, поскольку отмена судом такого рода решений фактически означала бы возбуждение им уголовного дела или возобновление по нему производства, что делало бы его вопреки указанию ч. 3 ст. 15 УПК РФ уголовным преследователем.

12. Время начала судебного заседания определено в части 3 ком. статьи недостаточно четко: «. не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы». При этом не разъясняется, какой момент имеется в виду — поступление жалобы в суд или к судье, который должен ее рассматривать. Не секрет, что на практике с момента поступления жалобы в канцелярию суда до передачи ее конкретному судье нередко проходит несколько дней. В результате 5-дневный срок рассмотрения жалобы фактически нарушается, однако стороны не могут предъявить претензий к судье, к которому жалоба поступила с опозданием. Представляется, что указанный срок должен исчисляться со дня поступления жалобы именно в суд как учреждение (в канцелярию суда и т.д.).

13. В части 3 данной статьи определен круг участников судебного заседания. Заявитель и его защитник, законный представитель или представитель, если они участвуют в уголовном деле, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также прокурор.

Представитель потерпевшего (и, как представляется, также гражданского истца и гражданского ответчика) должен допускаться к участию в судебном заседании в порядке ст. 125 независимо от того, участвовали ли они ранее в ходе предварительного расследования. При этом ч. 2 ст. 125 УПК предоставляет возможность иметь представителя лишь таким участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты, как гражданский ответчик, несовершеннолетний подозреваемый и обвиняемый и лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Из этого следует, что при обжаловании действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора в порядке статьи 125 УПК совершеннолетнего обвиняемого представителя быть не может (если только в отношении него не ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера или если он не выступает гражданским ответчиком), — его интересы может представлять защитник, допущенный к участию в деле (Определение КС РФ от 01.12.2009 N 1487-О-О).

В судебной практике возникает вопрос о том, надо ли обеспечивать личное участие заявителя в судебном заседании, если он содержится под стражей или отбывает уголовное наказание по другому уголовному делу. КС РФ по этому поводу сформулировал позицию — положения статьи 125 УПК обязывают суд обеспечить содержащемуся под стражей заявителю жалобы возможность путем непосредственного участия в заседании суда или путем использования систем видеоконференцсвязи ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свою позицию, если принимаемое судом решение связано с применением к заявителю мер, сопряженных с его уголовным преследованием, ограничением его свободы и личной неприкосновенности (рассмотрение жалобы подозреваемого или обвиняемого на применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, личного обыска, освидетельствования и др.); в иных случаях лицу, отбывающему наказание в виде лишения свободы, обеспечивается возможность довести до суда свою позицию путем допуска к участию в деле его адвокатов и других представителей, а также иными предусмотренными законом способами. Эта позиция существенно расширяет рекомендации, изложенные в Постановлении Пленума ВС РФ от 10.02.2009 N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Представляется, что независимо от того, кто заявляет жалобу, о времени и месте судебного заседания судом всегда должен извещаться обвиняемый, ибо по буквальному смыслу п. 19 ч. 4 ст. 47 УПК закон признает, что любая жалоба по данному уголовному делу непосредственно затрагивает его интересы, ибо данная норма не предписывает направлять обвиняемому копии всех без исключения жалоб и представлений по данному делу. Особенно это актуально для случаев, когда заявителем жалобы является не сам обвиняемый (или подозреваемый), а его защитник. Невыполнение этой обязанности судом должно расцениваться как нарушение права обвиняемого на защиту и может повлечь за собой отмену судебного решения. Обвиняемый или подозреваемый, содержащийся под стражей, должен в таких случаях иметь возможность присутствовать в судебном заседании.

Приказом Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» (пункт 1.18) предписывается обеспечить обязательное участие прокурора в рассмотрении жалоб судом в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, изучать материалы проверки либо уголовного дела, решение или действия следственных органов по которым обжалуются. В случае выявления нарушений закона незамедлительно принимать меры к их устранению, отмене незаконных процессуальных решений до представления в суд указанных материалов, давать заключение по поводу обжалуемых действий (бездействия) или решений следователя (руководителя СО) с использованием всех имеющихся материалов, в том числе полученных в ходе рассмотрения аналогичных жалоб в порядке ст. 124 УПК РФ.

Участие следователя в судебном заседании, а также своевременное представление в суд запрашиваемых документов обеспечиваются руководителем СО (п. 1.20 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации»).

4. Судебное заседание по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 проводится открыто, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 241 УПК.

5. Комментируемая статья не дает прямого ответа на вопрос, истребует ли суд при рассмотрении жалобы все уголовное дело или ограничивается только теми материалами, которые сочтут необходимым представить стороны. Она обходит молчанием и вопрос, на основе чего — доказательств или недоказательственной, в т.ч. непроцессуальной (например, оперативно-розыскной), информации — суд проверяет законность и обоснованность обжалуемых действий (бездействия) и решений. До принятия нового УПК по аналогии применялась процедура судебной проверки законности и обоснованности ареста (ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР), которая предусматривала направление в суд лицом, производящим дознание, следователем и прокурором не всего дела, а только выборочных материалов, подтверждающих, по их мнению, законность и обоснованность обжалуемых действий. На практике при рассмотрении жалоб на действия и решения органов предварительного расследования судом нередко истребуется все уголовное дело, поскольку без исследования всех материалов дела во всей их полноте порой трудно оценить подлинность представленных (в копиях) материалов, правомерность или неправомерность жалобы. Представление для проверки жалобы всего уголовного дела предотвращает затягивание сроков рассмотрения жалобы ввиду неполноты представленных органами предварительного расследования материалов. Следует учитывать, что суд, как уже отмечалось выше, проверяет законность и обоснованность обжалуемых действий (бездействия) и решений в судебном заседании (ч. ч. 3 и 4 ст. 125 УПК РФ), которое суть процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства именно по уголовному делу. Отсюда следует, во-первых, что всякое судебное заседание имеет своим предметом уголовное дело, т.е. суд должен истребовать его у органа дознания, следователя и прокурора до рассмотрения жалобы в судебном заседании. Во-вторых, в судебном заседании должны исследоваться именно доказательства по делу, ибо правосудие не должно довольствоваться лишь какими-либо другими данными при вынесении решения. Эффективно проверить обоснованность большинства действий и решений дознавателя, следователя или прокурора, затрагивающих конституционные права и свободы граждан, обычно возможно лишь исследовав доказательства, которые должны быть положены в их основу, ибо только доказательства должны обязательно фиксироваться в материалах дела и обладают достаточной удостоверительной силой.

6. После открытия судебного заседания, разъяснения явившимся в судебное заседание их прав и обязанностей и обоснования заявителем своей жалобы на решение, действие или бездействие дознавателя, следователя или прокурора заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица (ч. 4 ком. статьи). При этом возможен допрос и вызванных по ходатайству участников судебного заседания свидетелей.