Учебное пособие по сценарному мастерству

23.08.2018 Выкл. Автор admin

Учебники кинодраматургии

admin — 28.06.2012 15.03.2016

Здесь мы будем собирать коллекцию книг и статей по сценарному мастерству, очерки, эссе или просто рассуждения на тему современной кинодраматургии.

Почти все файлы можно скачать в формате Word (расширение doc), о других форматах сказано отдельно.
Читайте, изучайте, оттачивайте мастерство!
Коллекция будет постоянно пополняться, добавляйте в закладки.

  • Александр Митта. «Кино между адом и раем» — На настоящий момент – лучший российский учебник по кинодраматургии. / Скачать
  • Роберт Макки. «История на миллион долларов» — Мастер-класс для сценаристов, писателей и не только. / Скачать
  • Александр Червинский. «Как хорошо продать хороший сценарий» — Обзор американских учебников сценарного мастерства. / Скачать
  • Линда Сегер. «Как хороший сценарий сделать великим» — Краткий путеводитель для начинающих сценаристов, написанный голливудским консультантом сценарного отдела. Есть несколько хороших советов по редактуре сценария. / Скачать
  • Лайош Эгри. «Драматургия» — Эта книга написана не только для писателей, но и для остальных людей. Если читающая публика разбирается в творческом процессе, если она осознает трудности и преодолевающие их усилия, которые сопутствуют любой литературной работе, тогда понимание становится более непосредственным.Очень хороший анализ структуры пьесы, применим и к киносценарию. / Скачать
  • NEW! Блейк Снайдер «Спасти кошку» — На русском! Последняя вышедшая книга по кинодраматургии, которую вам стоит прочитать. / Скачать
  • Роберт Уолтер. Конспект книги сценариста и консультанта Роберта Уолтера / Скачать
  • Андрей Кончаловский. Фрагменты из книги Андрея Кончаловского / Скачать
  • Советы и правила для тех, кто хочет написать сериал / Скачать
  • Еще советы сериальщикам / Скачать
  • Рене Балсер. Семинар по телесериалам / Скачать
  • Практические советы сценаристам / Скачать
  • Ошибки сценаристов / Скачать
  • Джеймс Н.Фрей. «Как написать гениальный детектив» — Известный романист и педагог Джеймс Н.Фрэй делится секретами быстрой, продуктивной и главное — увлекательной работы над детективом. / Скачать
  • Упражнения по сценарному мастерству / Скачать
  • С.И. Фрейлих. «Теория кино» / Скачать
  • Г.М. Фрумкин. «Сценарное мастерство» / Скачать
  • Л.Н. Нехорошев. «Драматургия фильма» / Скачать
  • Юрий Арабов. «Кинематограф и теория восприятия» / Скачать
  • В.К. Туркин. «Драматургия кино» / Скачать
  • NEW! Karl Iglesias «Writing for emotional impact» — in English! Формат PDF! / Скачать
  • Нора Галь. «Слово живое и мертвое» — Примеры и рекомендации по работе с языком и стилем – как в литературном труде, так и в бытовом общении. Опыт мастеров художественного перевода. / Скачать
  • Стивен Кинг. «Как писать книги» — Кинг – один из немногих авторов, которым свойственна профессиональная рефлексия. Множество очень полезных наблюдений и советов. / Скачать
  • К.С. Станиславский. «Моя жизнь в искусстве» — Система Станиславского применима не только к работе актера, но и к работе драматурга. / Скачать

Присылайте ссылки на книги или статьи, которые еще не представлены у нас на сайте.
Давайте вместе создадим самую полную и полезную коллекцию для сценаристов.

Книги по писательскому и сценарному мастерству

31 запись предложить новость

Вопрос от подписчика.

Может есть у кого-то электронный экземпляр книги Уильяма Индика «Психология для сценаристов»?

Книга хороша для тех, кто планирует написать ситком.

КУДА ПОДАТЬСЯ НАЧИНАЮЩЕМУ ПИСАТЕЛЮ. СОВЕТЫ ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА ЭКСМО

Что делать и куда идти, если хотите издать свою книгу

Как пробиться на книжный рынок, где опубликовать рукопись, как и где развивать свое литературное мастерство. Показать полностью… О том, где и как заявить о себе начинающему автору, читайте в нашем материале.

ТОЛСТЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЖУРНАЛЫ

Сегодня в России насчитывается несколько десятков толстых журналов, которые публикуют на своих страницах произведения неизвестных авторов. По сути, они продолжают традицию тех самых журналов, которые существовали во времена Пушкина, Гоголя и Белинского. К слову, «Вестник Европы», в котором 15-летний Пушкин опубликовал свое первое стихотворение, существует и сегодня, и там по-прежнему публикуются произведения молодых авторов. Работают в таких журналах литературные критики, которые выбирают лучшие произведения. Считается, что публикация в толстом литературном журнале — показатель качественной литературы, поэтому издатели не только охотно берут на рассмотрение рукописи авторов, публиковавшихся в подобных изданиях, но и сами регулярно отслеживают новые имена на страницах толстых журналов. Преподаватели литературного мастерства и критики в один голос утверждают: если вы хотите состояться как автор — читайте книги и регулярно просматривайте толстые журналы, чтобы ориентироваться в литературных трендах.

Отслеживать современные толстые журналы можно на сайте «Журнального зала». Архив номеров пополняется каждый месяц.

Если толстые литературные журналы рассчитаны на узкий круг читателей, то массовая пресса дает автору возможность заявить о себе перед широкой аудиторией и сделать так, чтобы ваше имя было «на слуху». Публикации на страницах обычных изданий — от газеты «Метро» до журнала Cosmopolitan, по словам эксперта по стратегическому PR Александра Цыпкина, — один из этапов успешной стратегии продвижения своих произведений. Гонорары за такие публикации, увы, удается получить не всегда, но Цыпкин утверждает: бесплатная публикация на страницах массового издания — хорошая инвестиция в будущее, если вы задумались о писательской карьере.

Сегодня в Москве работает около полутора десятков школ и литературных мастерских, многие из которых проводят занятия и онлайн-курсы в других городах. У каждой школы свой подход.

Так, если Creative Writing School Майи Кучерской основывается на приемах западных школ, то «Хороший текст» Татьяны Толстой ориентирована на продолжение традиций русской литературы. Курс в литературной школе — это сжатая до нескольких месяцев или недель программа Литинститута, где студенты под руководством известного автора начинают практику с первого занятия. Для лучших студентов, как правило, предусмотрены бюджетные места и скидки. По словам Кучерской, средний возраст студента литературной школы — 32 года: чаще сюда приходят люди с опытом, которые хотят отточить мастерство, освоить приемы ремесла и получить оценку опытного мастера. Мария Голованивская, основавшая вместе с Татьяной Толстой школу «Хороший текст», отмечает: литературные мастерские — это еще и социальный лифт, который дает начинающему автору возможность познакомиться с коллегами по перу и пережить уникальный опыт. По словам редакторов, упоминание одной из подобных школ в резюме неизвестного автора дает ему преимущество при рассмотрении рукописи.

В России действует более 600 литературных премий. Самой престижной наградой для молодых авторов считается премия «Дебют» (увы, в 2016-2017 годах она не вручалась). Авторы романов, рассказов, стихов и эссе до 35 лет могут отправить свою рукопись на конкурс через онлайн-форму на сайте премии. Многие современные прозаики начинали карьеру именно с литературных премий. Так, лауреат «Русского Букера — 2015» Александр Снегирев получил свою первую премию в 25 лет. «Получив “Дебют”, я совершенно обалдел и понял, что надо, видимо, этим делом (литературой — прим. ред.) заняться всерьёз, — вспоминает. — “Дебют” и “Липки” (семинар для молодых авторов — прим. ред.), сделали для русской литературы так много, что оценить это смогут лишь потомки».

Также стоит отметить литературную премию «Лицей».

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ И ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМЫ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ АВТОРОВ

По словам критика Александра Гаврилова, электронная публикация произведения — главный литературный тренд последнего десятилетия. Сегодня в руках у автора-дебютанта больше ресурсов, чем у издателя: он не обязан встраиваться в традиционные цепочки распространения своих произведений и обивать пороги издательств, поскольку может самостоятельно выйти на широкого читателя и протестировать на нем различные литературные форматы через социальные сети и другие интернет-каналы.

Для сравнения: Джоан Роулинг получила 8 отказов от издательств, прежде чем рукопись первой книги о Гарри Поттере приняли в печать. Между тем, у романа Э.Л. Джеймс «Пятьдесят оттенков серого» истории отказов нет, поскольку автор не нуждался в издателе: книга была опубликована на форуме фанфиков, откуда ее выцепило австралийское издательство электронных книг.

Блогерская проза и фейсбук-байки получили большое распространение в последние годы. Так, Диляра Тасбулатова заключила авторский договор с «Эксмо» после того, как редактор наткнулась на ее Фейсбук. Александр Цыпкин рассказывает, что свою первую книгу он также издал на основе историй, опубликованных в Фейсбуке. Александр считает: для продвижения прозы необходимо использовать все возможные каналы Интернета — от персонального сайта до Инстаграм-акаунта, где под фотографиями могут публиковаться цитаты из книг.

Эксперты отмечают и обратную сторону интернет-прогресса: с ростом популярности социальных сетей, становится сложнее отследить качественную прозу — иными словами, графоманов становится больше. Поэтому сегодня успешный писатель — это еще и эффективный пиар-менеджер, задача которого — создать качественный бренд из своего имени и задействовать максимальное количество ресурсов для продажи своего «товара».

ОБЩЕНИЕ НАПРЯМУЮ С ИЗДАТЕЛЕМ

То, что редакторы не просматривают почту, на самом деле — стереотип. Чтобы было понятно, кратко опишем механизм, по которому рассматриваются рукописи, поступающие в «Эксмо». После того, как произведение падает на ящик издательства, ему присваивается номер. Далее рукопись отправляется к внештатному рецензенту, который, не имея никакой информации об авторе, оценивает его по определенным критериям: язык, мастерство в создании сюжета, убедительность и т.д. Если текст получает высокую оценку, его читает редактор, и в случае положительного решения с автором связываются для заключения авторского договора.

Немаловажную роль при рассмотрении рукописи для издателя играет резюме автора. Так, наличие публикаций — дополнительный бонус. Более того, редакторы обращают внимание на такие, казалось бы, мелочи, как оформление письма. Игры с шрифтами, опечатки и грамматические ошибки, уничижительные формулировки вроде «я понимаю, как мало у вас времени», «наверное, вы не найдете время для моей скромной персоны» могут просигналить издателю о том, что рукопись выполнена некачественно.

В целом, заявка на рассмотрение рукописи должна быть написана в деловом стиле, быть максимально содержательной и не усложнять работу издателя обилием излишней информации и пространных формулировок. И не забывайте: начало книги — пиар всей книги, конец книги — реклама следующей книги.

Пять советов авторам от современного писателя Франца Вертфоллена. От мелочей — к главному:

1. Будьте сжаты. Фильм или книга — это концентрат жизни, не надо простыни с описаниями, как ехал поезд по глубинке, шелестела ковыль, охали сойки. Показать полностью… если ваш читатель не идиот, его воображения хватит, чтоб воссоздать картину без лишних описаний. Чем кратче и ёмче вы передаете мир, тем более ярко читатель его проживает.

Другие публикации:  Наклейки на номера от камер штраф

2. Гуглите. Мне приносят сценарий, где главный герой-страдалец от ментовского произвола ВНЕЗАПНО заболевает гангреной, но ближе к титрам он, конечно же, от нее излечивается. Отзыв к сценарию: гангрена головного мозга. Гангреной не заболевают внезапно, единственный метод излечения от гангрены — ампутация. Гангрену сложно подхватить даже польским партизанам в диком болоте: чтоб удался этот нелегкий трюк, они должны быть партизанами, истощенными до предела в концлагере, имеющими глубокие ранения на теле, две недели топающими по болоту без возможности рану от грязи закрыть или даже просто обмыть чистой водой, игнорирующими попадание туда веточек, паутины, песка, земли, мусора, недоедающими и недосыпающими. Вот тогда есть вероятность не просто инфекции, но инфекции с последующим некрозом тканей. Вероятность. Самый простой способ разжиться гангреной — это обморожения и ожоги третьей степени, но опять-таки там тоже никто не гарантирует результат. Вся эта информация доступна в Гугле при забивании в строчку поиска восьми букв кириллицей. А если у вас герой заболевает и излечивается от гангрены внезапно, значит, вы мало того, что идиот, вы еще идиот ленивый — ни писать, ни снимать вам не надо. У любого мира есть свои законы, есть абсурдные вещи, но и там все подчиненно своей логике, нельзя не вспомнить один из трэш-фильмов Шварценеггера, где он со своим каменным лицом, схватив за шкирку очередного врага человечества, солидно произносит: You have no respect for logic and I have no respect for those who have no respect for logic. Фьють — террорист красиво вылетает в окно проверять законы гравитации и ускорения тел в свободном падении с небоскребов.

3. Бес в деталях. Нет, не надо заливать ими читателя, надо иметь на них воображение. Одно из главных отличий графоманства от литературы — реалистичность мира. Я, как читатель, не хочу чувствовать себя в убогой картонной коробке, я хочу, чтоб мне даже не музыкальную шкатулочку открыли, а чтоб вы меня перенесли в целый мир, чтоб он жил сам по себе — не от крика «Мотор» до крика «снято», а постоянно, чтоб я сожалел, что из всего мира я могу только эти странички прочесть, чтоб мне хотелось еще и еще. Мне не надо ощущения — «мы развернули перед тобой целый спектакль, рам-па-па, мораль», я хочу почувствовать себя ребенком, который подглядывает в замочную скважину на события, что от него не зависят и будут происходить вне зависимости, смотри я на них или нет — настолько они живые, трехмерные, целостные. Такой эффект достигается продуманностью и детальностью. Я говорил актерам на наших мастерклассах — вам не сыграть персонажа, чьей жизни вы не продумали, даже если у вас одна сцена, вам нужно знать всю жизнь этого человечка, всё что случилось с ним до, тогда даже вопроса о тоне, взгляде, жестах не встанет. Если вы хотите писать, то вам нужно знать не только главного героя, но весь мир, каждую декорацию, каждую сцену вы должны видеть в голове как кино, если у вас каша и туман, вы примерно представляете, что. не надо, пусть чукча остается читателем.

4. Проживание. Оскар Уайльд говорил: писатели — самый скучный народ, они описывают то, на что никогда не осмелятся в жизни. И врал. Потому что сам жил примерно как писал. Я не могу смотреть большинство исторических сериалов, включая такие не исторические, как «Игра престолов», потому что викинги, короли, кардиналы, матери Драконов, царицы, ханши — все ведут себя ОДИНАКОВО, как продавцы в Старбаксе. Я же вас уверяю, что между мировосприятием и мироощущением Чингиз Хана, Рагнара Лодброка, Чезаре Борджиа, Юлия Цезаря и Ахиллеса — неизмеримые пропасти, но еще большая пропасть лежит между мотивациями, интересами, картиной мира этих людей и Васи Пистюлькина. Вот еще одна разница между графоманией и литературой, литература показывает вам, как думают и чувствуют лучшие, чем вы, или хотя бы разные люди. Графомания надрачивает на форму, не на суть, никогда не на суть. Графоман — человечек в коробочке, пишущий о принцах на белых конях, чтоб подрочить на латы, коней и манеру речи. Писатель, человек пишущий о принцах, чтоб показать вам, как, с какой внутренней структурой создают и выковывают империи, как проходят путь от талантливого молодого человека на боевом коне до императора, обо что спотыкаются и чем утешаются на таком пути. Поэтому хорошая литература нужна КАЖДОМУ, яппи вы, очкастый «интеллихент», слесарь, «художник» или марсианин.

5. Путешествие на край ночи — именно так можно сказать о любой настоящей вещи, будь то фильм, полотно, книга, симфония. Это то, что создают, чтоб вычистить авгиевы конюшни своего человечного мозга, это поиск того, как сделать суть свою менее обезьяньей, а жизнь — менее неосознанной. Это не про «подрочить на крутость/латы/эльфов/драконов/шпионов/Борнов», это не про пожалеть несчастных беженцев/иммигрантов/нищих/стариков/инвалидов, не про мораль «будьте добрыми, не будьте злыми ай-яй-яй», это про красоту и движение к абсолюту. Точка.

Лучший учебник по сценарному мастерству

Зачастую начинающие сценаристы задаются вопросом о том, какой учебник по сценарному мастерству является лучшим. К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос нет, ведь учебники это лишь основа, которая должна быть дополнена своими собственными размышлениями и идеями.

В данной статье речь пойдет о свежевышедшем учебнике «Как работают над сценарием в Южной Калифорнии», который был признан Ассоциацией продюсеров, кино и телевидения России, как максимально соответствующий современным потребностям отечественной киноиндустрии.

Это учебник достаточно прост для понимания и содержит много интересной и полезной информации. Например, здесь приведен список вопросов к сцене: «в чем конфликт сцены?», «ясно ли зрителю, чья это сцена, и чего хочет герой?», «где и когда происходит сцена, и может ли смена места и времени и места послужить усилению ее воздействия?» и т.д.

Авторы учебника акцентируют внимание на такой проблеме кинематографа, как путаница понятий. Когда продюсер или сценарист использует такие слова, как «цельность», «экспозиция», «тема», «разрядка», то смысл этих терминов не совсем однозначен и понятен. Эта путаница терминов возникает, во-первых, потому что теория кинодраматургии впитала в себя элементы теории литературы, театра и музыки, а, во-вторых, потому что ряд терминов пришел из разных языков.

Однако основная сложность в работе сценариста состоит не в этом. Фильм как объект можно представить в виде шара, состоящего из взаимосвязанных понятий, ни одно из которых не является начальным: ни «герой», ни «завязка», ни «фабула», ни «сюжет»… Этот шар очень сложно разложить в линию. Поэтому читать учебники по сценарному мастерству стоит обдуманно. Если слишком сильно увлекаться теорией, то можно превратиться в теоретика или в фанатика одной идеи, что будет сильно тормозить ваше творчество. Поэтому очень важно не просто читать, но и работать с примерами, а главное – писать.

Более подробно узнать о том, что нужно знать начинающему сценаристу и как получить эту информацию, вы можете, посмотрев видео преподавателя Санкт-Петербургской школы телевидения Анны Ганшиной.

Учебное пособие по сценарному мастерству

Сценарное мастерство : кино—телевидение — реклама — Учебное пособие (Фрумкин В.М.)

Профессия – сценарист когда сценарий написан

. Вы написали сценарий и принесли его руководству студии. Вам «повезло»: сценарий понравился, решено его реализовать. Издан приказ о запуске вашей будущей передачи (в данном случае не имеет значения — о передаче, телефильме или рекламном «ролике» идет речь, имеется в виду любое воспроизводимое на экране — экранное — зрелище). Но вы еще не думаете о том, скольким людям вы задали работу, сколько специалистов самых разных профессий необходимо, чтобы ваша передача или телефильм были показаны зрителям.

Во-первых, это режиссер, которому, будем надеяться, тоже понравится ваш сценарий, иначе он просто не возьмется за работу (если он, конечно, «настоящий» режиссер, творческая личность). Он должен будет обсудить с вами сценарий, разобрать каждый эпизод, каждую сцену, если нужно — потребовать от вас, сценариста, чтобы вы что-то дописали или переделали, или уточнили. А затем ему предстоит разработать свой, режиссерский сценарий, руководить съемками и монтажом отснятого материала, решить с вами проблемы закадрового текста, с музыкальным редактором (или композитором) найти соответствующие музыку и шумы и провести озвучивание. Режиссер с того момента, как стал работать над вашим сценарием, — это главный человек до конца всего процесса создания телепроизведения. В сложных по исполнению передачах ему помогают один или несколько ассистентов.

Во-вторых, это оператор. От того, как он снимет то, что было описано в сценарии словами, зависит очень многое, если не все. Содружество режиссера и оператора, их взаимопонимание, можно сказать, гарантия успешного воплощения авторского и режиссерского замысла.

Если оператор снимает видеокамерой, с ним обязательно работает видеоинженер — специалист, отвечающий за исправное состояние камеры. Если съемки ведутся кинокамерой, то, как правило, в них участвуют также и ассистент оператора, и супертехник, следящий за исправностью и надежностью работы кинокамеры.

Кроме того, на съемках, как правило, необходим звукооператор. Правда, когда снимают видеокамерой, роль звукооператора иногда выполняет видеоинженер. Но без звукооператора не обойтись, если надо снимать какие-либо музыкальные номера, или сцены из спектаклей, или, скажем, записывать разговоры с героями передачи без видимого в кадре микрофона и т. д.

Всегда в съемочной группе присутствуют осветители. Если на съемках используют много осветительных приборов, то работает сразу бригада осветителей во главе с мастером или художником по свету.

В съемках на выезде есть также шофер и администратор, ведающий организацией съемок и денежными делами. В некоторых случаях — несколько администраторов и директор фильма (главный администратор, продюсер и т. п.).

Когда есть необходимость в специальной технике (например, операторский кран), нужны и механики, ведающие такой техникой.

Заканчиваются съемки, начинается монтаж — в аппаратной монтажа не обойтись без бригады видеоинженеров. Переходите в аппаратную озвучивания — там свои специалисты-инженеры и, конечно же, звукорежиссер. Я уже упоминал о музыкальном редакторе или композиторе.

Если вы написали сценарий студийной передачи — то есть такой, которую предстоит снимать в студии, — то кроме всех перечисленных выше специалистов к съемкам будут привлечены еще художник, бутафор, костюмер, гример, рабочие, которые должны монтировать «выгородку» — студийный интерьер, может быть, — работники столярного и швейного цехов.

Другие публикации:  Лицензия охранника цена казань

И всех этих людей призвали к работе всего несколько страничек рукописи вашего сценария!

Я, наверное, не всех перечислил. И не назвал цен на те или иные виды работ, необходимые при создании передачи, — цены, к сожалению, меняются во времени и, как правило, не к лучшему. Создание передачи или телефильма — вещь трудоемкая и дорогостоящая.

Сценарий — это повод и причина создания передачи или фильма. От добросовестности и таланта автора зависят результаты труда многих людей.

В этом суть ответственности сценариста.

СЦЕНАРИСТ ПРИСТУПАЕТ К РАБОТЕ

. Но прежде чем вы со своим сценарием придете на телевидение, вам предстоит долгая подготовительная работа.

Во-первых, вам надо определиться — о чем же вы хотите написать свой сценарий? Вам предстоит поиск темы.

Что означает понятие «тема»? В большинстве словарей вы найдете такое определение: тема — это предмет исследования, изображения, повествования. Скажем, вас волнует судьба детей-сирот, и вы хотите о них написать сценарий. Больше того, судьба сирот волнует не только вас, — всех нормальных людей беспокоит мысль о том, как им живется, детям-сиротам, и что с ними станется, когда они вырастут. Это тема? Безусловно. Но бывает так, что вас интересуют такие «предметы исследования» из не написанного пока еще повествования, которые никого, кроме вас, сегодня не интересуют.

Мы знаем из истории литературы и искусства, что иногда создаются произведения, опережающие свое время. Сегодня эти стихи, эти картины, эта музыка не приняты читателем, зрителем, слушателем, а проходит какое-то время, и к ним приходит признание публики. Но специфика телевидения такова, что созданное сегодня, сегодня и будет предъявлено зрителю. И если сегодня ваша передача ему не интересна, завтра о ней, возможно, никто и не вспомнит. Я говорю «возможно», потому что в творческой работе, как мне кажется, нет законов абсолютно верных при всех обстоятельствах жизни, нет правил без исключений.

Поэтому в практике нашей работы мы можем считать темой не просто предмет исследования и повествования, а лишь такой, который находится на пересечении личного интереса сценариста, автора и — общественного интереса. На пересечении интересов вашего и зрителя, для которого вы работаете. Не забывайте также, что рекламодатели требуют, чтобы реклама их товаров и услуг появлялась на экране лишь вместе с такими передачами и фильмами, которые вызывают наибольший интерес зрителей.

Итак, вы наметили для себя тему сценария. Но ведь невозможно написать один сценарий обо всех детях-сиротах и всех проблемах, с ними связанных. Так или иначе, вы придете к мысли, что нужно локализовать, конкретизировать глобальный «предмет повествования». Например, рассказать о судьбах воспитанников школы-интерната № 235, исходя из того, что судьбы и проблемы этих детей характерны для большинства сирот.

Вот сейчас вы окончательно определили тему. В вашей голове уже роятся эпизоды будущей передачи, вы понимаете, что хотите стать на защиту несчастных детей, — у вас созревает замысел.

Вы, конечно, понимаете, что я использую разговор о детях-сиротах всего лишь как пример, — аналогичные ситуации возникают при поиске любой другой темы (кстати, тема детей-сирот — одна из «вечных» тем современной российской журналистики).

Замысел — это первое приближение к сюжету и основной идее произведения. Остановимся на этом определении — пока нам его достаточно.

Но ваш замысел не осуществится, пока вы не соберете материал для своего сценария. То есть пока не познакомитесь с будущими героями передачи, не расспросите их подробнейшим образом об их жизни — сегодняшней и вчерашней (если, понятно, они «впустят» вас к себе), наиболее ярких событиях этой жизни, о близких людях, друзьях и недругах, о привычках, пристрастиях и интересах. Вы должны знать о персонажах будущего сценария гораздо больше, чем войдет в сценарий и в передачу или фильм. Такое знание даст вам свободу общения с вашими героями — и когда вы будете писать о них, и тем более когда начнете их снимать.

Характерный пример: автор сценария и режиссер телефильма об академике Т.С. Мальцеве, вызвавшего в свое время после выхода в эфир много толков, хвалебных и ругательных откликов, С. Зеликин писал о том, как он собирал материал для сценария:

«Я прочел, пожалуй, все, что было написано писателями и журналистами о Терентии Семеновиче Мальцеве, и мог рассказать его биографию год за годом. Я прочел все, написанное Мальцевым, пытался штудировать сельскохозяйственные труды и хотя бы в общих чертах, но разобрался в сути мальцевской системы обработки земли, в его спорах с агрономами вильямсовской школы. »’

Наверное, не в малой степени успех этого телефильма определили добросовестность и тщательность сценариста в изучении проблемы и сборе материала.

Вы должны подробнейшим образом (насколько вам это будет позволено, конечно) рассмотреть жилище ваших предполагаемых героев, детали, особенности меблировки, украшения и фотографии на стенах, а если представится возможность, семейные альбомы, книжные полки. То, в каких условиях живет человек, имеет самое непосредственное отношение к его характеру, а то и вообще — к его судьбе.

Естественно, вы должны знать и то, как выглядит пейзаж, ландшафт вокруг того дома, где живет ваш герой. Если это город — надо иметь полное представление об этом городе или хотя бы о ближайших улицах: какие там дома, как одеты прохожие, сильное ли уличное движение. Причем желательно все это увидеть и запомнить в разное время суток — вы ведь до того, как напишете свой сценарий, не знаете — утром, днем или вечером вам придется снимать на улице. То же самое относится и к съемкам в деревне: как смотрится деревенская улица и деревня в целом (если, например, посмотреть на нее сверху, с какой-нибудь горы), как выглядят вокруг нее поля, луга, леса, как рано выгоняют коров на

1 Телевизионный сценарий. — М. : МГУ, 1975.

пастбище и кто их пасет, в каких домах устроены деревенский магазин, медпункт, клуб, школа или Дом культуры и т. п. Еще очень важно знать, в какое время года вы хотели бы снимать вашу передачу, — сами знаете, зимой и пейзаж совсем не тот, что летом, и быт людей резко меняется.

Должен сказать, что сбор материала, накопление достаточных для будущего сценария знаний — дело абсолютно необходимое и очень непростое.

В одном из своих интервью известный кинооператор преподаватель ВГИКа В.В. Доброницкий так рассказывал об особенностях операторской работы:

«. Каждый в магазине за относительно небольшие деньги может купить камеру и снимать. Но у настоящего оператора совершенно другая голова, другие глаза. Когда он идет по улице, он видит совсем не то, что прохожие рядом с ним, и обращает внимание совершенно на другие вещи. Ему нужно все успеть увидеть, успеть осмыслить и успеть представить, как это снять. Необходимо запомнить замечательный блик, солнечный эффект или тень невероятную. Если ты оператор игрового кино, ты это сможешь воссоздать, если ты документалист, то должен запомнить это состояние природы. Потом это где-то всплывет во время работы, во время съемки, когда у тебя будет камера в руках. Мы сейчас разговариваем, а я параллельно работаю: вот на жалюзи проезжающая машина оставляет световой след, что-то поблескивает. это интересно».

Уверен: эти мысли Виктора Доброницкого по поводу операторского творчества в полной мере можно отнести к работе сценариста. Впечатления, накопленные и осмысленные, казалось бы, случайно, очень даже могут пригодиться, когда вы приступите к сочинению сценария. Впрочем, для любой творческой личности (не только для оператора и сценариста!) очень важны дар и умение наблюдать жизнь, запоминать и осмысливать впечатления.

Ну а если вы задумали передачу на историческую тему или просто связанную с прошлым, далеким или близким, и вам предстоит изучить документы, фотографии, архивные материалы, кадры старой кинохроники — делать надо это очень тщательно и внимательно. Тут важно ничего не перепутать, не приписать какие-то факты, относящиеся к биографии одного человека, другому, не перенести события одной эпохи в другую и т. д.

Помнится, в старом телевизионном цикле фильмов «Летопись полувека», где каждый фильм был посвящен одному году с 1917-го по 1967-й, одни и те же кадры кинохроники кочевали из фильма в фильм, что, конечно, не добавляло достоинств работам сценаристов и режиссеров.

Еще пример. В эфир вышла передача, посвященная первому послевоенному, 1946 году. Год этот был очень трудным, страна голодала. А в передаче рассказывалось о том, как получали новые квартиры и как пировали в ресторанах. Возможно, один из участников передачи и получил новую квартиру, и кто-то мог позволить себе поужинать в ресторане, но это практически не имело отношения к жизни общества, к двумстам миллионам граждан шестнадцати тогдашних Советских республик. В передаче и, видимо, вначале в сценарии были из-за нетщательного изучения эпохи смещены акценты и, как результат, искажена историческая правда.

Вот что однажды заметил академик Д. Лихачев (правда, он имел в виду фильм художественный, игровой, а мы пока говорили о передачах и телефильмах публицистических, документальных, хроникальных и т. п., но это не меняет сути дела):

«. В одном фильме, посвященном событиям шестивековой давности, крестьяне пекут картошку. Что тут скажешь? Ведь каждому грамотному человеку известно, что картофель появился в России в XVIII веке, и то сперва в качестве сладкого блюда. Издревле тем дешевым сортом еды, каким в наше время стал картофель, на Руси была репа, поэтому и говорили: «дешевле пареной репы». Ее крестьяне могли печь вполне. А показывать, как в XIV — начале XV века пекут картошку, невероятно и бессмысленно»1.

Не допустить в сценарии эпизодов «невероятных и бессмысленных» — очень важная задача сценариста. Не исключено, что ошибка в сценарии станет ошибкой в передаче, и доверие зрителей к вашей нелегкой и долгой работе будет потеряно.

Искусство кино. — 1986. — № 9.

Все это в равной степени относится как к сценариям документальных фильмов и передач, так и игровых. И в том, и в другом случае, работая над сценариями, вы должны «включить» воображение, желательно используя личный опыт, накопленные наблюдения, чтобы иметь точное представление о материале. А если вам предстоит работа над рекламным произведением, то помимо всего надо иметь подробнейшую информацию (неважно, что она вам в полном объеме не понадобится!) о том, что предстоит рекламировать.

Другие публикации:  Заявление на внесение изменений в реестр опо

Но вот вы пришли к выводу, что материала у вас достаточно для того, чтобы приступить к главному — написанию сценария.

И тут вам, сценаристу, надо решить одну очень серьезную проблему: а что, собственно, вы хотите сказать зрителю? Ради чего, во имя чего вы собираетесь писать свой сценарий? Что вы хотите доказать или, может быть, какую проблему хотите предъявить на суд зрителю?

То есть перед вами стоит проблема сформулировать для себя основную идею вашего будущего произведения, определить его, как говорил К.С. Станиславский, сверхзадачу1.

Идея, сверхзадача — вещь очень важная, необходимая. Если вы не задумаетесь над этим, есть риск что вместо интересного, глубокого, нужного сценария вы создадите пустышку, и не интересную, и не глубокую, и, в конце концов, никому не нужную.

И еще один очень существенный момент именно для телевидения. Что бы вы ни хотели сказать зрителю своей передачей или телефильмом, не забывайте: вы должны это сказать «через человека». Характеры персонажей вашего сценария, их заботы, проблемы, устремления, их отношение к тем или иным событиям или явлениям, их горести и радости — все это предметы вашего самого пристального внимания, изучения и описания. Не забывайте — ненаселенного телевидения не бывает, все дело в том, кого и каким образом вы собираетесь «поселить» в своем сценарии.

‘ Сверхзадача — идейно-творческая цель создания пьесы, спектакля, актерского образа (Энциклопедический словарь, 2001).

. Не стоит думать, будто работа над сценарием обязательно происходит именно в такой последовательности: сначала вы находите тему, затем собираете материал, затем определяетесь с основной идеей. Нет, в жизни все бывает по-разному. Иногда идея произведения приходит раньше, чем вы начнете собирать материал для воплощения этой идеи, иногда материал накапливается как бы сам собой в течение долгого времени, и именно накопленный материал рождает тему. Иногда неясный до времени замысел появляется еще до того, как вы окончательно решите, о чем будете писать. Но во всех случаях и тема, и замысел, и накопленный вами материал, и идея — это то, без чего ни сценария, ни любого другого литературного произведения не написать.

Ну а если у вас в голове и в вашей записной книжке есть все это, — смело садитесь к письменному столу. Пора.

А НУЖЕН ЛИ СЦЕНАРИИ?

. Наконец-то поставлена точка— сценарий готов, режиссеру и руководству студии он нравится, вот-вот будет отдано распоряжение о запуске вашего сценария в производство.

Но не думайте и не надейтесь, что на этом ваша работа закончилась. И в кино, и на телевидении в особенности автор участвует в работе съемочной группы, как правило, от первого до последнего дня съемок, монтажа, озвучивания телефильма или передачи.

Почему это происходит?

Если вы написали сценарий документального телефильма (передачи), то за время, пока вы его писали, пока решалась его судьба, многое может измениться и в жизни предполагаемых героев, и даже в ваших взглядах на проблему. Может случиться, что другими станут и погода, и пейзаж. И взаимоотношения между людьми окажутся совсем не такими, какими они были, когда вы только собирали материал для еще не написанного сценария. Кроме того, времени для съемок на телевидении отводится, как говорится, в обрез. И тут сценарист по ходу дела должен придумать (и написать!) то, что должно заменить эпизоды, которые снять невозможно или по каким-либо причинам не стоит снимать.

Если вы снимаете телефильм (передачу) игровой (предназначенный для воплощения актерами), то может случиться, что какую-то сцену актерам «неудобно» играть, или вы сами увидите, что диалоги выписаны недостаточно хорошо, можно бы лучше. Или есть необходимость перенести действие из одного места в другое. В общем, сценаристу опять же, «в пожарном порядке», надо приниматься за работу.

Идет монтаж. И тут вы видите, что заготовленные вами куски закадрового текста не вполне соответствуют тому, что остается на экране. Что поделаешь, придется переписывать. А то еще вдруг возникнет новый эпизод, не предусмотренный сценарием, — ведь всегда снимается в несколько раз больше материала, чем предполагаемая протяженность фильма. Надо этот эпизод осмыслить в логическом ряду других эпизодов и написать текст, добавляющий к содержанию фильма или передачи нечто новое и важное.

Так что, чего-чего, а работы сценаристу хватает!

Но это возможное несовпадение сценария с результатами съемок и монтажа (так мне кажется!) заставляет иных режиссеров и киноведов утверждать, что сценарий документального фильма (в особенности документального!), вообще-то, не очень нужен.

«В сценарии наиболее ценно для меня не столько то, как он написан, сколько кем написан. Иными словами, важна не столько драматургия, сколько драматург. Говоря по-простому нужна хорошая голова, единомышленник и друг, с которым можно было бы посоветоваться, обсудить любые вопросы, возникающие по ходу съемок и монтажа».

Это написала известный режиссер и оператор Марина Голдовская. Далее она пишет:

«В некоторых странах (в Англии, например) документальный фильм запускается в производство не по литературному сценарию, а по съемочному плану. Мне думается, это более целесообразно»’.

‘ Голдовская, М. Человек крупным планом / М. Голдовская. М. : Искусство, 1981. С. 98.

А вот мнение киноведа профессора Ильи Вайсфельда (высказанное, кстати, по поводу проблем развития телевидения):

«Драматургия меняется, но она не отменяется. Некоторые товарищи полагают, что развитие телевидения и развитие документализма в киноискусстве и в телевидении как бы отменяет проблему мастерства сценария, вмешательство сюжета, композиции, монтажа, разрушает подлинность действительности. Это наивная точка зрения. Упразднение сценария нанесло бы колоссальный вред делу развития телевидения и документального кино»1.

Об «упразднении» сценариев художественных (игровых) фильмов и передач, к счастью, речи пока не идет.

Отчего же некоторые режиссеры (как правило, режиссеры) считают, что сценарий не обязателен?

После некоторого несложного анализа я пришел к выводу: все режиссеры, отрицающие значение полноценного, добротного литературного сценария, являются авторами или соавторами сценариев своих фильмов и передач. Поскольку они сами снимают и монтируют свои фильмы, им не нужен сценарий, написанный на бумаге, — он живет у них в голове. Та же Марина Голдовская, которая на многих своих работах выступала в ролях режиссера, оператора и соавтора сценария одновременно, наверное, и в самом деле не нуждалась в тщательно выписанном сценарии. Потому что главные рабочие инструменты сценариста — авторучку, пишущую машинку или компьютер — ей заменяли съемочная камера, с которой она не расставалась, и монтажный стол. Может быть, размышляя о будущем фильме, она формулировала мысли не фразами, а кинокадрами.

Нет, сценарий очень даже нужен.

Кстати, история нашего телевидения знает немало имен талантливых режиссеров, работавших чаще всего по собственным прекрасным сценариям. Дмитрий Луньков, Владимир Виноградов, Иван Менджерицкий, Юрий Беспалов, Станислав Белянинов, Лев Рошаль, покойные Алексей Габрилович и Юрий Белянкин — всех не называю, чтобы не «зациклиться» на одном месте.

‘ Проблемы режиссуры художественного кино и телевидения. М. :ВГИК, 1987. С. 68.

Они по-разному относились к сценариям, но тем не менее писали их отлично. Мне приходилось встречаться со многими известными писателями, которые относились к созданию сценариев для телевидения не менее серьезно, чем к работе над своими книгами.

В последнее время на телевидении появилось много новых студийных передач, я бы сказал, развлекательного толка. Даже беседа ведущего один на один с приглашенным в студию участником зачастую носит если не развлекательный, то эпатажный характер — задаются вопросы о личной жизни приглашенного, о том, что, по большому счету, никого не касается, но может служить пищей для всякого рода сплетен и пересудов. Нам предлагаются ток-шоу, музыкальные шоу, коммерческие конкурсы и азартные игры, крайне политизированные «круглые столы» и т. д. Нет нужды здесь разбирать достоинства и недостатки таких передач. Отмечу лишь два существенных для нас свойства. Во-первых, как правило, это передачи цикловые, регулярно появляющиеся в эфире. И создается впечатление, что для таких передач сценарий не нужен, — каждая последующая передача построена так же, как предыдущая. Но то, что последующая передача композиционно всегда повторяет предыдущую, заставляет их создателей каждый раз подновлять и подправлять некогда написанный для первой передачи сценарий. И это второе свойство таких передач. Вводятся новые, кроме ведущих, участники передач, заготавливаются новые вопросы для интервью и т. д. То есть мы имеем дело с вариантами первоначального сценария (скорее всего, его называют, как нынче принято, «проект»), который все равно нужно было написать и работа над которым продолжается до выхода каждой передачи в эфир.

Когда знаменитого кинорежиссера Александра Столпера спросили, как бы он подошел к работе на телевидении, если бы ему предложили такую работу, он ответил:

«Я бы подошел к работе на телевидении точно так же, как в кино. Но, наверное, еще требовательнее отнесся к литературному материалу!»’

1 Проблемы режиссуры художественного кино и телевидения.

Когда-то классик французского кинематографа Рене Клер так выразил свое отношение к сценарию:

«Остановите наугад сто человек на улице. Среди них вы найдете двух или трех, которые при благоприятных обстоятельствах смогут поставить фильм так же недурно, как и многие честные ремесленники. Но сколько тысяч прохожих надо опросить, прежде чем вы найдете одного способного написать от начала до конца приличный сценарий? Между тем хороший сценарий имеет все шансы превратиться в хороший фильм. Бездарной режиссуре с трудом удается испортить интересный сценарий. Однако даже самые опытные специалисты не могут вытянуть из бездарного сценария интересный фильм»1.

Позволю себе еще раз напомнить, что в искусстве нет законов, столь же незыблемых, как физические. Как закон всемирного тяготения, например. Если кому-то не нужен заранее написанный сценарий, это его дело. Дай бог ему таланта и удачи. Но существует и не собирается исчезать прекрасный вид творчества — сочинение сценариев для фильмов и телепередач. И дай бог каждому сценаристу иметь возможность повторить замечательные слова Рене Клера, сказанные им после завершения работы над сценарием:

— Фильм готов, остается его только снять.

‘ Клер, Р. Сценарии и комментарии / Р. Клер. — М.: Искусство, 1969.